Принял фонетический разбор: Фонетический разбор слова и звуко-буквеннный анализ

Содержание

Фонетический разбор имен, фамилий, слов: Полиб


Фонетический разбор имени, фамилии, слова: Полиб

Имя или фамилия Полиб состоит из 5 букв и 2 слогов: По-либ.

П — парная твердая, парная глухая, согласная буква
О — гласная буква
Л — парная мягкая, непарная звонкая, сонорная, согласная буква
И — гласная буква
Б — парная твердая, парная звонкая, согласная буква

Цветовая схема фонетического разбора: ПОЛИБ

Значения имени Полиб

Полиб   Полиб — царь в Фивах, в Египте, супруг Алькандры, гостеприимно принял и одарил Менелая, во время его странствования по разрушении Трои.

Фонетический разбор слова — буквенно-звуковой анализ, то есть определение количества букв, звуков, слогов, выделение гласных и согласных звуков и т.п. В данном случае предлагаем фонетический анализ онлайн любого имени или фамилии. Хотя с тем же успехом Вы можете провести буквенно-звуковой анализ любого слова, а не только имени или фамилии.

Правила для фонетического разбора слов

Гласные буквы: А, Е, Ё, И, О, У, Ы, Э, Ю, Я.
Гласные буквы А, О, У, Ы, Э — обозначают твёрдость предыдущих согласных звуков, Е, Ё, И, Ю, Я — обозначают мягкость предыдущих согласных звуков.
В русском языке всего 6 гласных звуков: [а], [о], [у], [и], [ы], [э].
Гласный звук может быть ударным (на который падает ударение) и безударным.
Гласные буквы Е, Ё, Ю, Я обозначают 2 звука (согласный звук [й’] + гласный звук) в следующих случаях: в начале слова, после разделительных мягкого и твёрдого знаков Ь и Ъ, а также после гласной.

Согласные буквы: Б, В, Г, Д, Ж, З, Й, К, Л, М, Н, П, Р, С, Т, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Щ.
Согласные звуки делятся на звонкие и глухие.
Звонкие: [б], [в], [г], [д], [ж], [з], [й], [л], [м], [н], [р].
Глухие: [к], [п], [с], [т], [ф], [х], [ц], [ч], [ш], [щ].
Большинство согласных звуков образуют пары по твёрдости-мягкости: [б] — [б’], [в] — [в’], [г] — [г’], [д] — [д’], [з] — [з’], [к] — [к’], [л] — [л’], [м] — [м’], [н] — [н’], [п] — [п’], [р] — [р’], [с] — [с’], [т] — [т’], [ф] — [ф’], [х] — [х’].

Не образуют пар по твёрдости-мягкости: твёрдые [ж], [ш], [ц] и мягкие [ч’], [щ’], [й’].
Непарные звонкие звуки [й’], [л], [л’], [м], [м’] [н], [н’] [р], [р’] называют сонорными.
Некоторые согласные звуки образуют пары по звонкости-глухости: [б]—[п], [в]—[ф], [г]—[к], [д]—[т], [з]—[с], [ж]—[ш].

Слова делятся на слоги (один звук или несколько звуков, произносимых одним выдыхательным толчком воздуха). Гласные звуки образуют слоги, поэтому в слове столько слогов, сколько в нём гласных звуков.

Комментарии

%d1%84%d0%be%d0%bd%d0%b5%d1%82%d0%b8%d1%87%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9%20%d1%80%d0%b0%d0%b7%d0%b1%d0%be%d1%80%20%d1%81%d0%bb%d0%be%d0%b2%d0%b0 — со всех языков на все языки

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────Айнский языкАканАлбанскийАлтайскийАрабскийАрагонскийАрмянскийАрумынскийАстурийскийАфрикаансБагобоБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийБурятскийВаллийскийВарайскийВенгерскийВепсскийВерхнелужицкийВьетнамскийГаитянскийГреческийГрузинскийГуараниГэльскийДатскийДолганскийДревнерусский языкИвритИдишИнгушскийИндонезийскийИнупиакИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКиргизскийКитайскийКлингонскийКомиКомиКорейскийКриКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛюксембургскийМайяМакедонскийМалайскийМаньчжурскийМаориМарийскийМикенскийМокшанскийМонгольскийНауатльНемецкийНидерландскийНогайскийНорвежскийОрокскийОсетинскийОсманскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийРумынский, МолдавскийСанскритСеверносаамскийСербскийСефардскийСилезскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТатарскийТвиТибетскийТофаларскийТувинскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧеркесскийЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШайенскогоШведскийШорскийШумерскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЮпийскийЯкутскийЯпонский

 

Все языкиРусскийАнглийскийИспанский────────АймараАйнский языкАлбанскийАлтайскийАрабскийАрмянскийАфрикаансБаскскийБашкирскийБелорусскийБолгарскийВенгерскийВепсскийВодскийВьетнамскийГаитянскийГалисийскийГреческийГрузинскийДатскийДревнерусский языкИвритИдишИжорскийИнгушскийИндонезийскийИрландскийИсландскийИтальянскийЙорубаКазахскийКарачаевскийКаталанскийКвеньяКечуаКитайскийКлингонскийКорейскийКрымскотатарскийКумыкскийКурдскийКхмерскийЛатинскийЛатышскийЛингалаЛитовскийЛожбанМайяМакедонскийМалайскийМальтийскийМаориМарийскийМокшанскийМонгольскийНемецкийНидерландскийНорвежскийОсетинскийПалиПапьяментоПенджабскийПерсидскийПольскийПортугальскийПуштуРумынский, МолдавскийСербскийСловацкийСловенскийСуахилиТагальскийТаджикскийТайскийТамильскийТатарскийТурецкийТуркменскийУдмуртскийУзбекскийУйгурскийУкраинскийУрдуУрумскийФарерскийФинскийФранцузскийХиндиХорватскийЦерковнославянский (Старославянский)ЧаморроЧерокиЧеченскийЧешскийЧувашскийШведскийШорскийЭвенкийскийЭльзасскийЭрзянскийЭсперантоЭстонскийЯкутскийЯпонский

Фонетика, орфоэпия, орфография — Повторение изученного в 5 классе

Вариант 1

1. Продолжите предложение:

Фонетика изучает …

В слове можно выделить морфемы: …

Орфография изучает …

Ответ:

Фонетика изучает звуки речи и звуковое строение языка (слоги, звукосочетания, закономерности соединения звуков в речевую цепочку), а также интонацию.

В слове можно выделить морфемы: корень, приставка(префикс), суффикс, окончание, соединительная гласная (интерфикс) и основа.

Орфография изучает правописание слов. (это система правил о написании слов и их форм).

2. В каком слове звуков больше, чем букв? Выполните фоне­тический разбор этого слова.

Группа, видишь, якорь, енот.

Ответ:

Группа (букв 6, звуков 5), видишь (букв 6, звуков 5), якорь (букв 5, звуков 5), енот (букв 4, звуков 5).

Енот [й´энат]

е — [й´] — согласный, звонкий непарный, сонорный (всегда звонкий), мягкий (непарный, всегда произносится мягко)

[э] — гласный, ударный

н — [н] — согласный, звонкий непарный, сонорный (всегда звонкий), твердый (парный)

о — [а] — гласный, безударный

т — [т] — согласный, глухой парный, твердый (парный)

В слове 4 буквы и 5 звуков.

3. Поставьте ударение в словах: тефтели, жалюзи, зво­нишь, принял.

Ответ:

Тефте́ли, жалюзи́, звони́шь, при́нял.

4. Вставьте, где это нужно, пропущенные буквы.

а) Ч_столюбивый юноша, ч_стоплотная девушка, сп_шите текст, сп_шите запомнить, раск_лить докрасна, раск_лоть орех, д_лина реки, д_лёкий друг, ум_лять о

пощаде, ум_лять заслуги.

б) Со_нце, лес_ница, об_явление, доч_, ж_вотный мир, много груш_, про_ьба, заглянуть в щ_лку, осто­рожный ш_рох.

Ответ:

а) Честолюбивый юноша, чистоплотная девушка, спишите текст, спешите запомнить, раскалить докрасна, расколоть орех, долина реки, далёкий друг, умолять о

пощаде, умалять заслуги.

б) Солнце, лестница, объявление, дочь, животный мир, много груш, просьба, заглянуть в щелку, осто­рожный шорох.

5. Поставьте существительные в форму творительного падежа единственного числа, используя предлоги с, над, перед, за. Ученица, туча, улица, столица, луч, ключ.

Ответ:

С ученицей, с тучей, с улицей, с столицей, с лучом, с ключом

Над ученицей, над тучей, над улицей, над столицей, над лучом, над ключом

Перед ученицей, перед тучей, перед улицей, перед столицей, перед лучом, перед ключом

За ученицей, за тучей, за улицей, за столицей, за лучом, за ключом.

Вариант 2

1. Продолжите предложение:

Фонетика изучает …

В слове можно выделить морфемы:

Орфография изучает …

Ответ:

Фонетика изучает звуки речи и звуковое строение языка (слоги, звукосочетания, закономерности соединения звуков в речевую цепочку), а также интонацию.

В слове можно выделить морфемы: корень, приставка(префикс), суффикс, окончание, соединительная гласная (интерфикс) и основа.

Орфография изучает правописание слов. (это система правил о написании слов и их форм).

2. В каком слове звуков больше, чем букв? Выполните фоне­тический разбор этого слова.

Солнце, дочка, каюта, чёлка.

Ответ:

Солнце (6 букв, 5 звуков), дочка (5 букв, 5 звуков), каюта (5 букв, 6 звуков), чёлка (5 букв, 5 звуков).

Каюта [кай´ута]

к — [к] — согласный, глухой парный, твердый (парный)

а — [а] — гласный, безударный

ю — [й´] — согласный, звонкий непарный, сонорный (всегда звонкий), мягкий (непарный, всегда произносится мягко)

у — [у] — гласный, ударный

т — [т] — согласный, глухой парный, твердый (парный)

а — [а] — гласный, безударный

В слове 5 букв и 6 звуков.

3. Поставьте ударение в словах: грушевый, жалюзи, звала, позвонила.

Ответ:

Гру́шевый, жалюзи́, звала́, позвони́ла.

4. Вставьте, где это нужно, пропущенные буквы.

а) Зап_вать лекарство, зап_вать песню, осв_тить класс, посв_тить стихотворение, пом_риться с друзьями, прим_рять новый наряд, разр_дить ружьё, прор_дить морковь, разв_вается флаг, разв_вается малыш.

б) Р_дной, чу_ство, в_юга, с_едобный, меч_, место у дач_, школьный поч_тный гражданин, вхо_, желез­ная реш_тка, ш_в на платье.

Ответ:

а) Запивать лекарство, запевать песню, осветить класс, посвятить стихотворение, помириться с друзьями, примерять новый наряд, разрядить ружьё, проредить морковь, развевается флаг, развивается малыш.

б) Родной, чувство, вьюга, съедобный, меч, место у дач, школьный почетный гражданин, вход, желез­ная решетка, шов на платье.

5. Поставьте существительные в форму творительного падежа единственного числа, используя предлоги с, над, перед, за.

Полотенце, врач, деревце, плечо, ноша, свеча.

Ответ:

С полотенцем, с врачом, с плечом, с ношей, с свечой

Над полотенцем, над врачом, над плечом, над ношей, над свечой

Перед полотенцем, перед врачом, перед плечом, перед ношей, перед свечой

За полотенцем, за врачом, за плечом, за ношей, за свечой.

ПредыдущаяСодержаниеСледующая

учим слова. Глаголы / Практикум по орфоэпии / Русский на 5

Слов много. Мы разделили их на 3 порции. Здесь рассматриваются глаголы.

Предлагаем специальный практикум для запоминания. Проговаривай слова вслух (или про себя). Практикум может занять около 20 — 30 минут.

Проговори слова, утрируя (усиливая) ударение:

Глаголы в форме прош. вр., ед. ч., ж. р. с ударным окончанием а

бралА, взялА, гналА, ждалА, звалА, лгалА, лилА, рвалА, снялА
добралА,  занялА, заперлА,  навралА, налилА, нарвалА, началА, отбылА, отдалА, позвалА, полилА, понялА, сорвалА,  убралА
отозвалА, воспринялА, перелилА, обогналА, ободралА

бралАсь, взялАсь, влилАсь, гналАсь, лилАсь
ворвалАсь, добралАсь, дождалАсь, заперлАсь, назвалАсь, облилАсь, обнялАсь
надорвалАсь, отозвалАсь

Внимание:

Ударение в других формах прошедшего времени таких глаголов:

брАл — бралА — брАло — брАли 
звАл — звалА — звАло — звАли
бЫть — былА — бЫло — бЫли 

Запомни:

прибЫть — прИбыл — прибылА — прИбыло — прИбыли
принЯть — прИнял — принялА — прИняло — прИняли

Глаголы  с ударением на основе в инфинитиве и формах прош. времени

клАсть (клАла…)
послАть (послАла…)
опломбировАть (опломбировАла…)

Глалолы в форме настоящего или простого буд. вр. с ударением на окончании

вручИт  (вручИшь, вручИм, вручИте, вручАт) 
сверлИт (сверлИшь, сверлИм, сверлИте, сверлЯт)
наделИт (наделИшь, наделИм, наделИте, наделЯт) 
щемИт (щемИшь, щемИм, щемИте, шемЯт)

обзвонИт (обзвонИшь, обзвонИм, обзвонИте, обзвонЯт)
облегчИт (облегчИшь, облегчИм, облегчИте, облегчАт)
ободрИт (ободрИшь, ободрИм, ободрИте, ободрЯт)
обострИт (обострИшь, обострИм, обострИте, обострЯт)
одолжИт (одолжИшь, одолжИм, одолжИте, одолжАт)
окружИт (окружИшь, окружИм, окружИте, окружАт)
повторИт (повторИшь, повторИм, пловторИте, повторЯт)
позвонИт (позвонИшь, позвонИм, позвонИте, позвонЯт)
укрепИт (укрепИшь, укрепИм, укрепИте, укрепЯт)

дозвонИтся (дозвонИшься, дозвонИмся, дозвонИтесь, дозвонЯтся)
накренИтся (накренИшься, накренИмся, накренитЕсь, накренЯтся)
ободрИтся (ободрИшься, ободрИмся, ободрИтесь, ободрЯтся)

 

Внимание:

В неопределённой форме всех этих глаголов ударение на И:
вручИть,  наделИть, обзвонИть, облегчИть, ободрИть, обострИть, одолжИть, окружИть, повторИть, позвонИть, сверлИть, укрепИть, щемИть;
дозвонИться, накренИться, ободрИться…

Не имеет значения, есть приставка или нет и какая она:

звонИть — позвонИть, сверлИть — просверлИть и т.д.

Глаголы с  удареним на основе

чЕрпать — чЕрпаю, чЕрпаешь, чЕрпает, чЕрпаем, чЕрпаете, чЕрпают
щЁлкать — щЁлкаю, щЁлкаешь, щЁлкает, щЁлкаем, щЁлкаете, щЁлкают (не щелкАть, щелкАет и д. т.)

освЕдомиться — освЕдомлюсь, освЕдомишься, освЕдомится, освЕдомимся, освЕдомитесь, освЕдомятся
откУпорить — откУпорю, откУпоришь, откУпорит, откУпорим, откУпорите, откУпорят
закУпорить — закУпорю, закУпоришь, закУпорит, закУпорим, закУпорите, закУпорят
озлОбить — озлОблю, озлОбишь, озлОбит, озлОбим, озлОбите, озлОбят
оклЕить — оклЕю, оклЕишь, оклЕит, оклЕим, оклЕите, оклЕят

Глаголы с разным ударением на основе

плодоносИть — плодонОсишь, плодонОсит, плодонОсим, плодонОсите, плодонОсят.
В форме 1 л. ед. ч. ударение на окончании: плодоношУ.

Найди слова с неправильным ударением

Щелчком мышки отметь ошибку.

бралА, взялА, воспринялА, воссоздАла, добралАсь, гналА, клалА, лгалА, лилА, отбылА

Щелчком мышки отметь ошибку.

нАчал, звалА, отдАла, отозвалА, зАняли, жИться, жилОсь, звОним, наделИт, одолжИть

Щелчком мышки отметь ошибку.

обОдришься, окружИт, освЕдомишься, занЯл, воссоздалА, вручИт, добралА, звОним, заперлАсь, надорвАлась

Щелчком мышки отметь ошибку.

налилА, нарвАла, навралА, обострИть, оклЕить, зАняло, облегчИт, озлОбить, отозвАлась, закУпорить

Щелчком мышки отметь ошибку.

бралАсь, взялАсь, влИлась, дозвОнится, ворвАлась, опломбировАть, накренИтся, лилАсь, назвАлась, ободрИть

Щелчком мышки отметь ошибку.

откупОрить, обострИть, накренИться, одолжИт, повтОрит, плодоносИть, позвонИт, полилА, послАла, сверлИшь


Найди слова с неправильным ударением 
Отметь ошибку.

бралА, ждалА, щелкАть, положИл, сверлИт, гнАлась, углУбить, позвОнишь, ворвалАсь, дозвонЯтся, принЯл, понялА, повторИт, убралА, прИняли, воссоздалА, дождАлась, заперлА, лилА, наврАла, накренИться, нарвалА, обзвОнит, обнялАсь, озлОбить, окружИт, отдалА, откупОрил, отозвАлась, вручИт, бралАсь, клАла, облилАсь 


Найди слова с неправильным ударением
Отметь ошибку.

добралА, перелилА, создАла, послАла, прИбыло, укрепИт, щЕмит, взялАсь, воспринялА, гналА, дозвОнится, зАнять, звалА, лгалА, надорвалАсь, назвАлась, налилА, обогнАла, ободрИть, оклЕить, опломбировАть, отозвалА, наделИт, звонИт, зАняли, закУпорить, ободралА, начАли, ободрИшься, добралАсь, влилАсь, взялА, жИлось, одолжИт, нАчала, сорвАла, снЯла

После всех практикумов можно выполнить неограниченное количество тестов в «ЕГЭ-навигаторе». Варианты контрольных тестов и «Пробных ЕГЭ» для вас формирует система. Тесты оцениваются. Индивидуальная статистика сохраняется.

— Понравилась статья?:)

Facebook

Twitter

Мой мир

Вконтакте

Одноклассники

Google+

Практикум по фонетике 5 класс | Тренажёр по русскому языку (9 класс) на тему:

Фамилия, имя ____________________________________________________________

Практикум по фонетике, орфоэпии

5 класс

Вариант 1

1. Дайте определение понятия             орфоэпия ______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

2. Пользуясь орфоэпическим словарём учебника, поставьте ударение в словах.

Баловать, свёкла, форзац, щавель, яичница, начать, повторишь, кухонный, принял, звонишь

3. Объясните  смысл орфоэпических помет, используемых в орфоэпических словарях.

Машущий и доп. махающий ______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Класть, нельзя ложить ______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

4. Узнайте по фонетической записи слова, восстановите их буквенный   облик., следуя орфографическим правилам  русского языка. [ш т о] [ р´и б´и н ы] , [м ч а ц а],  

[í´а б л а к а]

_______________________________________________________________________________________

5. Выберите группу слов, в каждом из которых есть мягкие согласные звуки.

а) чаща, шина, яма, точка, дело, тень;            б) яма, точка, дело, чаща, грач;

в) дело, тень, точка, шина;                               г) дело, тень, чаща, шина.

6. Укажите группу слов, в каждом из которых буквы е,ё,ю,я обозначают два звука:

а) яма, ёж, день, юла, семья;                          б) яма, ёж, юла, баян, жюри;

в) день, семья, баян, жюри, юла                    г) юла, семья, яма, ёж, баян.

7. Определите, сколько букв и звуков в слове съёмка:

а) 5б., 5зв.;            б) 5б., 6зв.;           в) 6б, 5зв.;              г) 6б., 6зв.

8. Выберите группу слов, которые правильно разделены для переноса:

а) вес-ти-бюль, под-смот-ре-ть;

б) вес-ти-бюль, подсм-от-реть;

в) вес-ти-бюль, под-смот-реть

9. Найдите слова, в которых произношение расходится с написанием, и сделайте их транскрипцию:

Лодка, шоссе, скользкий,  старушка, торта, город, гром, просьба, глотка, яичница;                        

_____________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

10. Найдите звонкие согласные:

а) [в]    б) [д]     в) [ц ]     г)[ж]          д) [щ]      е)[ч]

11. Охарактеризуйте следующие звуки: [х], [д], [ж], [щ’], [j’],  [р’];                         

___________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

12. Сделайте фонетический разбор слов: пятью, восторг, местный;

Фамилия, имя ____________________________________________________________

Практикум по фонетике, орфоэпии

5 класс

Вариант 2

1. Дайте определение понятия             фонетика ______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

2. Пользуясь орфоэпическим словарём учебника, поставьте ударение в словах.

Принять, звонить,  клала, включишь, балуешься, положишь, приняла, щавель, красивейший, медведей

3. Объясните  смысл орфоэпических помет, используемых в орфоэпических словарях.

И́скристый  и искри́стый

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

Умести́мся,  не рек. уме́стимся

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

4. Узнайте по фонетической записи слова, восстановите их буквенный   облик., следуя орфографическим правилам  русского языка. [з´и л´он ы í] , [т а в о], [í´о л к а] , [с´иí´а í´а] .

__________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

5. Выберите группу слов, в каждом из которых есть твёрдые согласные

а) жир, весь, каша, цирк, щель;                       б) жир, каша, цирк, шар;

в) жир, каша, шар, щель;                                  г) каша, шар, щель, весь, жир

6. Укажите группу слов, в каждом из которых буквы е,ё,ю,я обозначают два звука:

а) юг, боец, съёмка, парашют, яд;                     б) юг, съёмка, парашют, яд, полёт

в) боец, съёмка, парашют, полёт                       г) съёмка, юг, яд, боец.

7. Определите, сколько букв и звуков в слове съесть:

а) 4б., 4зв.;            б) 6б., 4зв.;           в) 6б, 5зв.;              г) 6б., 6зв.

8. Выберите группу слов, которые правильно разделены для переноса:

а) мед-веж-ья, объ-яв-лять     б)  мед-ве-жья, объ-яв-ля-ть        в) мед-ве-жья, объ-яв-лять.        

9. Найдите слова, в которых произношение расходится с написанием, и сделайте их транскрипцию:

Сводка, стол, текст, пастбище,  ошибка, скот, указка, косьба,   конечно, торты.

_______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________

10. Найдите глухие согласные:

а) [м]    б) [х]     в) [й ]     г)[р]          д) [з]      е)[б]

11. Охарактеризуйте следующие звуки:[б], [л], [ш], [ч’], [ц], [з’].

______________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________________12. Сделайте фонетический разбор слов:   семью, полив, честный.

Тест по русскому языку на тему: «Фонетический разбор» — 6 Января 2016

1 вариант

1.Укажите ошибочное суждение.

1)В слове ДВОРЦУ все согласные звуки имеют пару по мягкости.

2)В слове ПОДВИГ последний звук – [к].

3)В слове МАЯ четыре звука.

4)В слове ШКОЛЬНИКОВ мягкость согласного [л’] на письме обозначена буквой Ь (мягкий знак).

2.В каком слове звуков больше, чем букв?

1)обращаясь 2)известные 3)узнавая 4)Лицейского

3.В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1) созданА 2) катАлог 3) нАчав 4) тортЫ

4.В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1) отклЮчена 2) нАчался 3) откупОривать 4) отдАвший

5.В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1) килОметр 2) кладОвая 3) отобралА 4) без инструктажА

6.В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1) квАртал 2) просвЕрлен 3) красИвее 4) позвАла

7.В каком примере ударение падает на первый слог?

1) не был 2) не была 3) ждала 4) цемент

8.В каком слове ударение на первом слоге?

1) догола 2) добыла 3) звонит 4) свекла

9. Выпишите из предложения слово, образованное приставочно-суффиксальным способом:

Однажды, когда пустыня еще отдыхала в предрассветной прохладе, Даукен отправился на охоту за джейранами.(М.Зверев)

10. Из предложений 1- 3 выпишите слово, образованное способом сложения:

(1) Работа закипела. (2) Старшие юннаты помогали развьючивать лошадей, другие ставили палатку. (3) Двое костровых разводили огонь, остальные ломали сухой арчовник. (М.Зверев)

11. Укажите способ образования слова ПОИСКАХ в предложении:

Cтаи птиц в поисках гнездовья кружили над куполом кронштадтского собора.

12.Укажите способ образования слова ПАРОХОДНЫЙ.

13.Какое слово пропущено в словообразовательной цепочке?

Общий — … — обобщенный

14.Какое слово пропущено в словообразовательной цепочке?

равный – равнять — … — уравнение

15.В каком ряду расположены все слова с 2 приставками?

А)Предрасположенный, предугадывать, предощущение.

Б) предвыборный. Предполагать. Предшественник

В) преуменьшить. Председатель, предпраздничный.

Г) преувеличить, предрассветный, предусмотреть.

16.В каком ряду все слова имеют нулевое окончание?

А) вбок, вброд. Ввысь. Б) суффикс, смелость. Рощ.

В) улей, олений, разбросав Г) взмах, гуманист, вскачь.

17.Выполните морфемный разбор слов

РАЗРАБОТАННЫЙ, БЕЗДЕЛЬЕ, ОЧАРОВАТЕЛЬНЫЙ, РАЗДВИНУВ, ИЗДАЛЕКА, ВОДОПРОВОД.

Зачетная работа № 2

2 вариант

1.Укажите ошибочное суждение.

1)В слове ЧАЮ два слога.

2)В слове ПАСТУШАТ все согласные звуки глухие.

3)В слове РУШНИК все согласные звуки имеют пару по твёрдости – мягкости.

4)В слове ЛЁНЯ буква Ё обозначает один звук.

2.В каком слове звуков больше, чем букв?

1) мёртвым 2)обращаясь 3)свиданию 4)допытываясь

3.В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1) звОним 2) Оптовый 3) нАчал 4) нАдолго

4.В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1) лгАла 2) клАла 3) лИла 4) рвАла

5.В каком слове ударение падает на второй слог?

1) созыв 2) позвонит 3) донизу 4) пломбировать

6.В каком слове ударение на первом слоге?

1) гражданство 2) гналась 3) черпать 4) понявший

7.В каком слове ударение падает на второй слог?

1) принял 2) принявший 3) начала (петь) 4) заперся

8.В каком слове верно выделена буква, обозначающая ударный гласный звук?

1) премировАть 2) намерЕние 3) нАчата 4) тортЫ

9. Выпишите из предложения слово, образованное приставочно-суффиксальным способом:

Изредка попадётся на глаза маленькая пустынная дрофа-красотка с пёстрым оперением и украшениями на голове. (М.Зверев)

10. Выпишите из предложения слово, образованное приставочным способом:

Утром лагерь экспедиции перенесли к пещере и целую неделю изучали окрестности.

11. Укажите способ образования слова ОБРЫВОМ в предложении 2:

(1) Ребята вытянулись по тропе длинной вереницей вперемежку с вьючными лошадьми. (2) Иногда тропа лепилась по узкому карнизу над глубоким обрывом.

12.Укажите способ образования слова САДОВОДСТВО.

13.Какое слово пропущено в словообразовательной цепочке?

свет – светить — … — освещение

14.Какое слово пропущено в словообразовательной цепочке?

ум – разум — … — разумно

15.В каком ряду расположены все слова с 2 суффиксами?

А) врунишка, барсучонок. Безветренный.

Б) водянистый, баронесса, оползень.

В) песчанистый, письмецо, жалобный.

Г) расписанный, вооружение, беглец.

16.В каком ряду все слова имеют нулевое окончание?

А) гербарий. Коров, босикомБ) вверх, вдаль, взлет

В) ввоз, вздох, взгляд.Г) дверей. Вдоль, воробей

17.Выполните морфемный разбор слов

ЗАБАЙКАЛЬЕ, ПРЕДСТАВИТЕЛЬНЫЙ, ПЕРЕБИРАЯ, РАССЕЯННАЯ, ЗАНОВО, МЯСОРУБКА.

ответы:

1 вариант

1-1

2-3

3-1

4-4

5-3

6-3

7-1

8-4

9 — предрассветной

10 — юннаты

11 – бессуфф.

12 – суфф.

13 — обобщить

14 — уравнять

15 — г

16 — б

17 раз-работ- а- нн-ый, без-дель-й-е, о-чар-ова-тельн-ый, раз-дви-ну-в, из-дал-ек=а, вод-о-про-вод

2 вариант

1- 3

2 — 3

3 -3

4 -2

5 -1

6 -3

7 -2

8 -1

9 — изредка

10- перенесли

11 — бессуфф.

12 — суфф.

13 — осветить

14 — разумный

15 в

16 в

17 за-байкал-й-е, пред-став-и-тель-н-ый, пере-бир-а-я, рас-сей-я-нн-ая., за-нов-о

Мяс-о-руб-к а

Страница не найдена ⋆ Разбор слов

Похожие разборы

Перепрыгнуть

Глагол

Дерзать

Глагол

Грибоводство

Имя существительное

Юношеский

Имя прилагательное

Головка

Имя существительное

Отпотеть

Глагол

Пароход

Имя существительное

Сыпнотифозный

Имя прилагательное

Статочный

Имя прилагательное

Перешёптывать

Глагол

Свойлачивание

Имя существительное

Солнечник

Имя существительное

Негласный

Имя прилагательное

Провизия

Имя существительное

Литературоведческий

Имя прилагательное

Наживание

Имя существительное

Шелушить

Глагол

Мигающий

Имя прилагательное

глагол accept — определение, изображения, произношение и примечания к употреблению

глагольные формы 900 принятое
настоящее простое I / you / we / they accept
он / она / оно принимает 5 простое
причастие прошедшего времени принято
-ing форма принятия
перейти к другим результатам

    ребенок

  1. [непереходный, переходный] принять чужого ребенка в свою семью и стать его законным родителем (родителями) усыновить ее ребенка.
  2. Усыновила троих детей из детского дома.
  3. сравнить приемныеСочетания ДетиДетиРождение ребенка/​ребенка
    • хочу ребенка/​ребенка/​детей
    • создать семью
    • забеременеть/ожидать/собираетесь завести ребенка/​ребенка
    • пропустить менструацию
    • стать/​получить/​быть/​узнать, что беременны
    • родить/​ребенка/​детей/​сына/​дочь/​двойню/​семью
    • иметь нормальную/ ​тяжелая/​нежелательная беременность; легкие/сложные/​домашние роды
    • быть в/начаться/вызывать роды (особенно на английском языке) роды
    • иметь/страдать/вызывать выкидыш
    • родить ребенка/младенца /​дочь/​сын/​близнецы
    Воспитание
    • воспитывать/ (особенно североамериканский английский) растить ребенка/​семья
    • заботиться о/ (особенно британский английский) присматривать за младенцем/​ребенком/ребенком
    • изменить (британский английский) подгузник/(североамериканский английский) подгузник/​ребенка
    • кормить/​грудным вскармливанием/​из бутылочки ребенка
    • иметь право/​отправиться в декретный/​отцовский отпуск
    • перейти вернуться/​вернуться на работу после декретного отпуска
    • нужно/​найти/нанять няню/​качественный доступный уход за детьми
    • баланс/​совмещать работу и уход за детьми/​воспитание детей/​семейная жизнь
    • обучать/​обучать /​домашнее обучение ребенка/​ребенка
    • наказать/​дисциплина/​испортить ребенка/​ребенка
    • усыновить ребенка/​ребенка/​ребенка
    • предложить ребенка для/​положить ба на усыновление
    • (особенно на британском английском) усыновить ребенка/ребенка
    • быть переданным/воспитанным приемными родителями
    Дополнительные примеры
    • Мы хотели бы усыновить ребенка.
    • Ребенок официально усыновлен.
    • Супруги усыновили двоих детей.
    Темы Этапы жизниb2, Закон и правосудиеb2, Семья и отношенияb2Оксфордский словарь словосочетанийНаречияПоказать запись полностью

    метод

  4. [переходный] принять что-то, чтобы начать использовать определенный метод или показать определенное отношение к кому-то/чему-то
    • Все три команды по-разному подходили к проблеме.
    • В нашем исследовании изучались стратегии, используемые пациентами для поиска информации.
    • Полиция усилила меры безопасности.
    • принять позу/стойку/позу
    Дополнительные примеры
    • Мы не смогли договориться о наилучших методах принятия.
    • Он улыбнулся и стал говорить более непринужденно.
    • Новый менеджер придерживался очень авторитарного стиля.
    • Женщина играет более пассивную роль, чем мужчина.
    Оксфордский словарь словосочетанийнаречие + принять
    • склоняться к
    • решать к
    • быть вынужденным к
    Посмотреть всю запись
  5. предложение

  6. [переходный] принять что-либо официально принять предложение или политику путем голосования
    • Правительство приняло резолюцию о разоружении.
    • Ожидается, что совет примет новую политику на своем следующем заседании.
    • Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию.
    Дополнительные примеры
    • Политика еще не принята официально.
    • Какую позицию вы занимаете по этому вопросу?
    • политика работодателей в отношении рабочей силы
  7. новое имя/страна

  8. [переходный] принять что-то, чтобы выбрать новое имя, страну, обычай и т. д.и начните использовать его как свое собственное
    • принять имя/название/язык
    • Ранние христиане в Европе переняли многие обычаи старых языческих религий.
    Дополнительные примеры
    • Королевская семья приняла имя Виндзор в начале прошлого века.
    • Он перенял одежду и манеры англичанина.
    • Партия приняла свое нынешнее имя в 1965 году.
    Оксфордский разборки разграничения Dictionaryadverb + Усыновление
    • , как правило,
    • решить до
    См. Полный вход
  9. Способ поведения

  10. [Переходный путь] Принять что-то (формальное) для использования определенной манеры, манеры говорить, выражения и т. д.
    • Он принял безразличный вид.
  11. кандидат

  12. [переходный] принять кого-то (как нечто) (британский английский, политика), чтобы выбрать кого-то в качестве кандидата на выборах; выбрать кого-то своим представителем
    • Она была принята кандидатом в депутаты от Вуд Грин.
    • Народ принял его своим святым покровителем.
  13. Происхождение слова 15 век: через французский язык от латинского acceptare, от ad- ‘к’ + optare ‘выбирать’.

См. accept в Оксфордском расширенном американском словаре См. accept в Оксфордском учебном словаре академического английского языка Проверьте произношение: принять

Фонетика — обзор | ScienceDirect Topics

Краткий исторический обзор

Фонетика берет свое начало в работах санскритского грамматика Панини в четвертом веке до нашей эры. Сэр Уильям Джонс представил санскритскую работу на Западе в 1786 году. В индийских писаниях фонация и артикуляция понимались как разные процессы, а гортань была известна как место фонации.Места артикуляции использовались для классификации звуков речи.

Во второй половине восемнадцатого века фонетическая наука сосредоточилась на том, как различные звуки в речи могут воспроизводиться голосовым аппаратом. К. Г. Краценштейн разработал один из первых синтезаторов речи, чтобы получить премию Императорской Академии наук в Санкт-Петербурге за объяснение физиологических различий между пятью гласными в русском языке. Вольфганг фон Кемпелен также создал ранний синтезатор речи, или «говорящую машину», построенную в основном из дерева и кожи, с голосовыми связками, представленными язычком, и воздушным потоком, создаваемым мехами.CJ Ferrein искал физиологическое объяснение того, как голосовые связки производят фонацию.

В середине девятнадцатого века отношения между физиологией и фонетикой все еще находились в авангарде фонетической науки, достигнув кульминации в теории Иоганнеса Мюллера «источник-фильтр» производства речи, которая до сих пор лежит в основе многих фонетических исследований. Также большое влияние оказала « Видимая речь » А. М. Белла , система классификации речи, разработанная для использования при обучении глухих говорить.Кроме того, Белл ввел понятие кардинальных гласных, гласных, которые служат ориентирами для артикуляционного описания гласных в языке. Генри Суит разработал видимую речь Белла, создав систему классификации речи, которая в конечном итоге послужила основой для Международного фонетического алфавита (IPA).

В начале двадцатого века Жан-Пьер Руссело провел ряд экспериментальных работ, предназначенных для измерения артикуляционных позиций и создания постоянных записей звуков речи.Ян Бодуэн де Куртенэ указывал на различие между телефоном , или звуком речи, и фонемой , или группой звуков речи, не имеющих существенных различий в значении в изучаемом языке. В этот период фонетика стала рассматриваться как наука, отдельная и отличная от фонологии, или, в терминах Бодуэна, психофонетики. Фонолог Фердинанд де Соссюр внес свой вклад в эту точку зрения, представив parole против langue .Он считал, что хотя речь («parole») и является субстанцией языка («langue»), она по существу не связана с лингвистической функцией, так же как субстанция, из которой сделаны шахматные фигуры, не связана с игрой в шахматы. В другом ключе работа Р. Х. Стетсона в начале 1900-х годов ввела понятие моторной фонетики с изучением речи как набора «слышимых движений», а не звуков, производимых движениями. Он определил слог как ограниченный грудным пульсом, вопреки преобладающему мнению его коллег, что слоги ограничены точками минимального звука.Его работа предвосхитила современный интерес к взаимосвязи между производством речи и ее восприятием.

С 1950-х годов усовершенствование технологий, используемых для количественной оценки производства и восприятия речи, позволило провести эмпирическую проверку традиционной фонетической теории. Результаты исследований сходятся в том, что фонетика и фонология пересекаются, то есть восприятие и воспроизведение речи тесно связаны друг с другом, как и с лингвистической функцией.

Лаборатория детской фонологии

Недавние исследовательские проекты

  Овладение речью и языком у детей Принято из Китая

Мало что известно о ходе развития речи у детей раннего возраста. заимствовано из Китая. По неофициальным данным, большинство дети овладевают английским языком практически без труда, хотя могут быть первоначальные задержки по сравнению с детьми, родившимися и выросшими в США.С. Однако некоторые иностранно усыновленные дети испытывают значительные трудности в приобретении языка и в конечном итоге требуют речевого вмешательства. Есть острая необходимость в нормативных данных по раннему развитию речи у детей, усыновленных из Китая, особенно в течение первого или двух лет после усыновления. Серия ведутся исследования по изучению характера и хода речи и языка Развитие детей, усыновленных из Китая. Нажмите здесь, чтобы узнать больше сведения о недавно завершенных и продолжающихся исследованиях.

Овладение речью и языком у детей, усыновленных из Гаити

Большинство исследований иностранно усыновленных детей ориентирован на детей из Китая и Восточной Европы. Хотя в Канаде преобладают усыновления из Китая. в целом, в Альберте почти половина детей, усыновленных на международном уровне, родом из Гаити. Данные Сборник был завершен по исследованию маленьких детей, усыновленных из Гаити.Нажмите здесь, чтобы узнать больше информация об исследовании.

 

Исследование языкового развития: дети, усыновленные из Эфиопия  *ТРЕБУЮТСЯ ДОБРОВОЛЬЦЫ!*

Большинство исследований иностранно усыновленных детей было сосредоточено на детей из Китая или Восточной Европы. Недавно мы расширили нашу лонгитюдное исследование развития речи и языка в интернациональном усыновленных детей (изначально предназначенных для детей, усыновленных из Китая) для включают детей, усыновленных из Эфиопии. Нажмите здесь, чтобы получить дополнительную информацию или узнать, как принимать участие.

 

Неправильная артикуляция гласных у детей

Гласные долгое время игнорировались в исследованиях и клинической практике детей с фонологическими нарушениями. Однако недавние сообщения о неправильной артикуляции гласных у детей дошкольного возраста с фонологическими нарушениями (без диагностированного моторного или сенсорного дефицита) подчеркнули важность изучения гласных. То Мемфисский проект гласных был разработан для изучения природы и клинического значения неправильной артикуляции гласных в речи дошкольников с фонологическими нарушениями.Видеозаписи речи 314 детей (165 нормально развивающихся и 149 фонологических нарушений) были проанализированы с помощью специального программного обеспечения для фонологического анализа. Результаты показали, что частота гласных ошибок у нормально развивающихся детей старше трех лет составляет менее 5%, тогда как у детей трех-шести лет с фонологическими нарушениями частота гласных колеблется от 11 до 32% в зависимости от критериев. использовал. Кроме того, частота ошибок в произношении гласных была связана с серьезностью ошибок в произношении согласных: до 50% детей с серьезными ошибками в произношении согласных обнаруживали одновременные ошибки в произношении гласных.Типы гласных ошибок у детей с фонологическими нарушениями аналогичны таковым у нормально развивающихся детей младшего возраста (до трех лет). Этот проект финансировался Национальным институтом здравоохранения, грант № R29 DC01424.

Фонологические особенности африканского Американский разговорный английский (AAVE) (Поллок и др.)

Наиболее часто упоминаемые описания фонологии AAVE основаны на данных, собранных в 1960-х годах у подростков в северных городских районах (например,г., Лабов, 1972; Вольфрам, 1969). В результате динамической природы разговорного языка эти часто цитируемые описания могут больше не быть точными для носителей AAVE сегодня или для носителей AAVE в разных регионах США. Используя существующую литературу по социолингвистике и детскому языку, а также наши собственные данные из Дети и взрослые, говорящие на AAVE в Мемфисе, и данные Бейли по говорящим на AAVE в Техасе, мы составили обновленный список фонологических особенностей AAVE. Наряду с описанием и примерами в списке представлена ​​информация о внутренних лингвистических ограничениях на переменное применение каждой функции.Если доступно, также предоставляется информация о том, используется ли эта функция также в других диалектах американского английского, претерпевает ли в настоящее время изменение (т. е. расширение или сокращение использования) или варьируется в зависимости от географических или городских/сельских районов. В ближайшем будущем в список будут добавлены аудиофайлы, сопровождающие фонетически транскрибированные примеры. Список доступен по адресу http://www.rehabmed.ualberta.ca/spa/phonology/features.htm. а не в печатной форме, чтобы его можно было изменить или обновить как новый информация становится доступной.

Вокал и поствокал /r/ в афроамериканском языке Мемфианс

Различия в использовании вокальных и поставокальных звуков / r / уже давно признаны маркером южноамериканской речи, при этом южная речь исторически была «без r». За последнее столетие, хотя говорящие на южноамериканском языке в целом стали все более «r-full», афроамериканцы на юге остаются неизменно менее r-full, чем белые носители южных штатов.Поллок и Берни (1997) исследовали производство вокальных и поставокальных звуков /r/ у взрослых афроамериканцев и белых, родившихся и выросших в Мемфисе, штат Теннесси, или его окрестностях. Произведения отдельных слов из 42 слов были фонетически транскрибированы с видеозаписи, и процент полностью суженных (ротацированных) произведений был рассчитан в нескольких контекстах (ударный и безударный вокал /r/, поставокальный звук /r/ после двух гласных переднего ряда и двух гласных заднего ряда). Средний процент полностью суженных вокальных и поставокальных / r / составил 99% для белых говорящих и 78% для афроамериканцев.Афроамериканцы, скорее всего, использовали суженный / r / в ударном вокальном контексте (например, h er ) и после гласных переднего ряда (например, h ere , h air ). Они реже всего использовали его после закругленных гласных заднего ряда (например, f our ) и в безударном вокальном контексте (например, flow er ). Кроме того, многие говорящие на афроамериканском языке централизовали или уменьшили гласные переднего ряда перед /r/, что привело к сходству восприятия некоторых слов (например,г., здесь, волосы, ее ). Те же самые говорящие часто следовали за ротическими гласными со шва вне скольжения (например, стул был произведен как чурра ), что еще больше способствовало отличию их произведений от произведений белых говорящих. Этот проект был частично поддержан Национальным институтом здравоохранения, грант № R29 DC01424.

Хуальде | На пути к международному просодическому алфавиту (IPrA)

1 Введение.Почему мы принимаем нотацию AM/ToBI

Появление автосегментарно-метрической схемы фонологического анализа интонации (далее — модель AM; Beckman et al., 2005; Gussenhoven, 2004; Jun, 2005; Ladd, 2008a; Pierrehumbert, 1980; Pierrehumbert & Beckman, 1988, среди др.) значительно углубил наши знания об интонационной фонологии многих языков. Позже ToBI (Tones and Break Indices) была разработана как согласованная система для маркировки устных высказываний для обозначения фонологически контрастных интонационных событий на основе автосегментарно-метрической модели интонационной фонологии.Несмотря на то, что изначально он был разработан для английского языка (Pitrelli et al., 1994), он стал общей основой для разработки систем просодических аннотаций на фонологическом уровне. Использование соглашений об аннотациях ToBI стало широко распространенным, и системы аннотаций ToBI были разработаны для ряда типологически различных языков (например, Beckman et al., 2005, для английского языка; Gussenhoven, 2005, для голландского языка; Grice et al., 2005). , для немецкого языка, Venditti, 2005 г., для японского языка, Arvaniti & Baltazani, 2005 г., для греческого языка, Jun, 2000 г., для корейского языка, Gordon, 2005 г., для чикасо, Khan, 2014 г., для бенгальского языка, Elordieta & Hualde, 2014 г., для баскского языка, Frota, 2014 г., для португальского языка; Prieto, 2014 г., для каталанского языка; Beckman et al., 2002 г., и Hualde & Prieto, 2015 г., для испанского языка). Два недавних тома под редакцией Sun-Ah Jun (2005, 2014) включают подробные обзоры интонационной фонологии набора из 13 и 14 типологически различных языков соответственно. Эта работа продемонстрировала, что структура просодического анализа AM и его формализация в системах аннотаций ToBI могут успешно применяться к типологически разнообразным языкам.

Несколько слов о статусе меток ToBI. По своему происхождению ToBI представлял собой систему условных обозначений, предназначенную для обеспечения возможности поиска в просодически аннотированных английских корпусах (см., 2005; Питрелли и др., 1994). Однако во многих недавних работах ярлыки в стиле ToBI использовались для проведения фонологического анализа интонационной системы отдельных языков. В этом смысле можно сказать, что нотация в стиле ToBI приобрела статус специфичного для языка фонологического представления интонационных событий. Таким образом, предполагается, что системы аннотаций ToBI, предлагаемые для каждого языка, основаны на хорошо зарекомендовавших себя исследованиях интонационной фонологии для этого языка.Таким образом, аннотации ToBI на данном языке отражают текущее состояние знаний об интонационной фонологии на этом языке. До сих пор одно из очевидных преимуществ расшифровки просодической информации на конкретном языке с помощью ToBI заключалось в том, что система позволяет проводить непрерывную оценку контрастных просодических паттернов целевых языков.

В настоящее время среди исследователей (и разработчиков систем ToBI для разных языков) существует широкий консенсус в отношении основных принципов модели AM, а именно, что заметность и фразировка являются двумя ключевыми аспектами интонационных систем языков.В связи с этими двумя понятиями может быть определен набор фонологически контрастных звуковых событий — тональные акценты и пограничные тона, соответственно для выделения и фразировки. Таким образом, соглашения ToBI устанавливают четыре уровня маркировки (слова, тона, индексы прерывания и прочая информация), которые согласуются с речевым сигналом. На уровне тонов интонационные контуры в таком языке, как английский, описываются как последовательность фонологически отличительных тональных единиц (представленных высокими и низкими целями и их комбинациями), которые связаны с метрически выделяющимися единицами и с фразовыми границами.Это фонологическое представление тонов отображается на фонетическое представление с помощью правил реализации, специфичных для языка. Уровень индекса разрыва представляет собой просодическую структуру языка с помощью числовых индексов, которые указывают степени расхождения между любыми двумя словами.

Важной исследовательской целью просодического анализа различных языков, а также исследований AM/ToBI, является «создание полной картины просодической типологии» (июнь 2005 г., стр. 5, июнь 2014 г.). Некоторые авторы утверждают, что просодическая типология может быть выполнена на основе кросс-лингвистических сравнений просодических систем, описанных на базовом, фонологическом уровне (напр.г., Гуссенховен, 2007, 2011; Hyman, 2012 и ссылки в нем). 1 Однако, несмотря на десятилетия работы по изучению интонации нескольких языков в общих рамках, обеспечиваемых автосегментарно-метрической моделью, исследований по сравнительной просодической типологии все еще очень мало (см. модель просодической типологии Джуна (2005) и его редакция в июне 2014 г.). Лэдд (2008b, стр. 373) в своем обзоре отредактированного тома Джуна (2005) подчеркнул проблемы, связанные с предложением типологии, основанной только на сравнении абстрактных категорий: «Проблема в том, что для того, чтобы заниматься типологией, вы должны иметь набор согласованных описаний, приведенных в сопоставимых терминах.Такого консенсуса все еще нет в описании просодии. Широкий подход AM, безусловно, ведет нас к такому консенсусу, но мы еще не достигли его — только практическая и коллегиальная сплоченность движения ToBI заставляет прогресс казаться большим, чем он есть на самом деле. В конце концов нам придется более открыто противостоять разногласиям». 2 На наш взгляд, некоторые из трудностей, с которыми в настоящее время сталкивается сравнительная работа над просодией, возникают в значительной степени из-за двух характеристик фактического применения модели AM к различным языкам.Первая проблема заключается в принятии специфичных для языка фонологических меток и фонетических правил реализации, которые не обязательно учитывают межъязыковую прозрачность. Как было предложено Лэддом (2008b) несколько лет назад, по-прежнему существует потребность в последовательном фонологическом анализе внутри и между языками. Второй проблемой является двусмысленность, присутствующая в некоторых аннотациях ToBI, которые часто кажутся компромиссом между широкими фонетическими и фонологическими уровнями транскрипции (см. разделы 4 и 5 ниже).Джун и Флетчер (2014, стр. 518–519) указали, что во избежание такой двусмысленности (а также проблемы построения типологических сравнений на фонологических метках, специфичных для языка), системы ToBI одного языка должны включать очень тщательное описание фонетические реализации каждой тональной категории вместе с контекстами, в которых реализуется поверхностная форма. Дело в том, что в настоящее время лингвисту трудно выяснить, чем, скажем, испанский язык отличается от английского или греческого по своим глобальным интонациям. 3

Мы утверждаем, что межъязыковые и типологические сопоставления могут осуществляться как на фонологическом, так и на широком фонетическом уровнях. Вот почему мы выступаем за включение двух взаимодополняющих уровней просодической репрезентации, а именно широкого фонетического и фонологического, а также за использование кросс-лингвистически прозрачных и согласованных меток на фонетическом/поверхностном уровне. Идея включения двух уровней просодического представления не нова и встречается в других работах в рамках AM и ToBI, где упоминается метка фонетического уровня с временными аннотациями (например,г., Бекман и др., 2005; Джун и Флетчер, 2014 г.). Джун и Флетчер (2014, стр. 518) прямо упоминают, что одни и те же метки «можно также использовать в качестве «временных» меток в качестве ориентира для определения тональных категорий и символов при анализе контуров F0 в рамках AM перед окончательным определением отличительных категорий цели. язык». Кроме того, анализ ToBI корейского (Jun, 2000, 2005) и французского языков (Delais-Roussarie et al., 2015; Jun & Fougeron, 2000, 2002) также включает два уровня тональной транскрипции, где ряд различных, но не контрастные, контуры аннотируются как поверхностные представления одной лежащей в основе тональной последовательности.В развитие этих предложений мы хотели бы выступить за включение обоих уровней представительства. Учитывая тот факт, что структура AM и ToBI предоставляют инструменты, необходимые для описания интонации в разных языках, мы предлагаем использовать один и тот же набор символов ToBI для широкого фонетического представления и фонологического анализа. Таким образом, исследователи, занимающиеся интонационным анализом языка, могли однозначно использовать эти два уровня транскрипции по двум причинам: (а) как временный шаг к установлению фонологического анализа; и, что более важно, (б) прояснить сопоставление между фонологическим и фонетическим уровнями репрезентации.

Основная цель этой статьи — предоставить набор аргументов в пользу двухуровневого подхода к просодической аннотации, а именно широкого фонетического и фонологического, и обосновать необходимость разработки Международного просодического алфавита (IPrA). Таким образом, мы будем отличать фонетическую репрезентацию от фонологической и определим «широкую фонетическую транскрипцию» как форму транскрипции, включающую определенное количество избыточных, фонологически неконтрастных деталей, которая, тем не менее, является систематическим аспектом языка.Например, Сп. de día /de ˈdia/ ‘в течение дня’ будет представлено как [de ˈðia] в широкой фонетической транскрипции. 4 Узкая фонетическая транскрипция добавляет больше фонетических деталей, которые могут относиться к одному высказыванию, например, с помощью диакритических знаков. С другой стороны, фонологическая (или фонематическая) транскрипция опускает все предсказуемые фонетические детали (см., например, Trask, 1996, раздел «фонематическая транскрипция»). На наш взгляд, эксплицитность в отношении уровня просодического анализа имеет два основных преимущества, а именно: (а) прояснение отношений между фонетическими формами и фонологическими категориями в данном языке; и (б) обеспечить более прозрачное интонационное сравнение между языками, включая межъязыковые сравнения как на фонологическом, так и на поверхностном уровнях представления.

Оставшаяся часть этой статьи организована следующим образом. Раздел 2 указывает на текущие проблемы «переносимости» в нотации ToBI. В разделе 3 сообщается о некоторых недавних попытках повысить переносимость ToBI между романскими языками. Разделы 4 и 5 предлагают некоторые аргументы в пользу того, почему широкие фонетические транскрипции полезны при анализе интонационных контуров, и, в частности, почему для успешного описания нейтрализации просодических контрастов, аллофонов в дополнительном распределении, а также фонетической реализации необходимы как широкие фонетические, так и фонологические представления. правила.Другие преимущества различения двух уровней просодического анализа (например, широкий фонетический уровень и абстрактный фонологический анализ) указаны в разделе 6. В разделе 7 мы обсуждаем, почему мы предлагаем принять нотацию AM/ToBI для широкой фонетической транскрипции интонации вместо адаптация символов и диакритических знаков, которые IPA предоставляет для транскрипции тональных контуров.

2 Текущие проблемы «переносимости» в нотации ToBI

В то время как основное внимание при разработке систем аннотаций ToBI для конкретных языков уделялось характеристике интонационной фонологии целевого языка, меньше внимания уделялось тому, что мы можем назвать проблемой переносимости, т.е.е., потенциальное использование общепринятого набора интонационных ярлыков, которые могут быть общими для разных языков.

С самого начала разработки системы было ясно, что ToBI не является Международным фонетическим алфавитом для просодии, и поскольку интонация и просодическая организация различаются от языка к языку (и даже от диалекта к диалекту внутри языка), Система ToBI, разработанная для данной языковой разновидности, не может быть непосредственно использована для другой языковой разновидности (см.2). На наш взгляд, одной из причин нынешних трудностей кросс-лингвистического сравнения как раз и является отсутствие определения в рамках ToBI набора общепринятых единиц транскрипции, которые могут использовать исследователи. Таким образом, в Jun (2014) тональные паттерны для каждого языка описываются путем непосредственного использования инвентаря ToBI, используемого для каждого языка, что предполагает высокую степень сопоставимости между ярлыками. Однако, поскольку метки ToBI представляют собой абстрактные фонологические единицы, они могут быть несопоставимы на поверхностном фонетическом уровне.Иногда для того, что выглядит по существу одним и тем же контуром основного тона, предлагались очень разные обозначения. Хорошим примером является использование метки L+H* по сравнению с меткой H*+L для одного и того же контура шага поверхности, широко обсуждаемый анализ на рампе и вне рампы (Gussenhoven, 2004; Ladd, 2008a, стр. 99). . В других случаях одна и та же метка используется для фонетически совершенно разных контуров, к чему мы вернемся ниже. То есть, возможно, мы оказываемся в ситуации, на которую ссылается Лэдд (2008a, стр. 129), когда он заявляет, что «[i]если мы даем идентичный фонологический анализ заметно различающимся контурам, это приводит к межъязыковому и междиалектному сравнению [ …] в лучшем случае сложно, а в худшем бессмысленно».

Возможно, из-за того, что проблеме переносимости не уделялось достаточного внимания, разработка различных систем ToBI за последние два десятилетия выявила значительное отсутствие консенсуса в определении базового набора интонационных меток между языками (и между диалектами одного и того же языка). ).

Как минимум, одна и та же интонационная метка должна относиться к одному и тому же (или похожему) определению. Однако это не всегда так. Рассмотрим для начала случай пограничных тонов, связанных с окончанием интонационных фраз.В таблице 1 показано сравнение меток транскрипции, используемых для аналогичных фонетических реализаций тона устойчивого уровня и окончательного повышения в нескольких системах ToBI. Важно отметить, что во всех этих системах один и тот же трехуровневый контраст достигается между низким, средним и высоким пограничным тоном. Метки !H% и H% используются в трех или четырех из этих систем ToBI для транскрипции тона устойчивого уровня и высокого подъема соответственно, но в остальных системах используются другие метки. С практической точки зрения это означает, что транскрипция обычного звательного напева (который реализуется как восходящее движение, связанное с ударным слогом, за которым следует падение до устойчивого ровного тона) может транскрибироваться очень по-разному в разных странах. языки (т.например, L+H* !H% на португальском, L+H* M% на испанском и L*+H !H!H% на греческом). Эти различия в обозначениях могут зависеть либо от выбора ярлыка, как в испанской и каталонской нотации для звательного пения, либо от фонологических мотивов, специфичных для языка, например, разница между английским или голландским языком; см. Таблицу 1. 5

Таблица 1

Сравнение меток транскрипции, используемых для финального тона фазы устойчивого уровня (первая колонка) и конечного подъема (последняя колонка).

Язык Окончательный устойчивый шаг Окончательный подъем
Английский (Beckman et al.Х%
Голландский (Гуссенховен, 2005) Отсутствие граничного сигнала Н%
Греческий (Arvaniti & Baltazani, 2005, стр. 95) !Ч!Ч% Ч-Ч%
Испанский (Prieto & Roseano, 2010) М% Н%
Португальский (Frota, 2014) !Ч% Н%
Каталонский (Прието, 2014 г.) !Ч% Н%
сербский/хорватский (Годжевац, 2005, с.152) ХЛ% Н%

В самом деле, несмотря на то, что одни и те же поверхностные контуры высоты тона могут быть проанализированы как действительно различные фонологические мелодии (и действительно, у разных исследователей могут быть разные теоретические мотивы, чтобы постулировать разные тональные ярлыки на фонологическом уровне для того, что выглядит как один и тот же контур высоты тона на фонетическом уровне, поскольку в анализе, представленном в Таблице 1; см. также Arvaniti, 2016), мы утверждаем, что доступ к уровню широкого фонетического представления тонов, где обозначения легко сопоставимы, может помочь повысить точность анализа.Как указывалось ранее, сравнительная работа затруднена (если не невозможна), если ярлыки имеют различную интерпретацию на разных языках или в разных анализах. 6

Теперь давайте рассмотрим представление ToBI восходящих акцентов в разных языках. Как указывает Джун (2014, стр. 5), восходящие тона можно отличить по характеру их выравнивания. В то время как L+H* обычно используется для раннего подъема (т. е. восходящего контура, в котором пик возникает во время тонического или ударного слога), чаще всего используется L*+H (но не только) за поздний подъем (т.е., когда F 0 долина возникает в тоническом слоге, а вершина F 0 реализуется в посттонике). Однако внутри этих двух широких категорий мы можем найти дополнительные различия в выравнивании. Именно в этом контексте мы обнаруживаем специфические для языка варианты использования вышеуказанных меток таким образом, что одна и та же метка ToBI соответствует разным фонетическим реализациям в разных языках/разновидностях (или при анализе одного и того же языка разными авторами). ).Например, ударение L*+H в английском языке описывается как «контур ударения, который низкий для значительной части ударного слога, а затем резко повышается, часто до следующего безударного слога, если таковой имеется» (Ladd, 2008). , стр. 95, рисунок 3.4). 7 Аналогично, Veilleux et al. (2006) описывают L*+H как «двухтональный высокий тон с низким тоном на ударном слоге» и иллюстрируют это ударение контурами в форме левой руки на рисунке 1 (см. также, например, Godjevac, 2005, для сербского/хорватского языка). ).Тем не менее, в первой версии испанского ToBI (Beckman et al., 2002, p. 33) L*+H определялся как «поздний восходящий акцент с пиком после ударного слога и спадом ближе к началу (предъядерный акцент в мексиканский испанский и некоторые разновидности полуострова, фокусный акцент в каталонском регионе Испании) или ближе к середине ударного слога (доядерный ударение, по крайней мере, в некоторых карибских вариантах)», и в других работах по испанской интонации этот ярлык использовался для акцентов. с долиной в самом начале ударного слога (т.г., Лицо, 2002). Рисунок 1 иллюстрирует эти два разных определения тонального акцента L*+H.

Рисунок 1

Схематическое изображение L*+H в различных предложениях ToBI.

Аналогичным образом L+H* используется для обозначения акцентов высоты тона с различными свойствами выравнивания. В последней версии испанского ToBI Прието и Розано (2010, стр. 19) описывают L+H* как «восходящее движение высоты тона во время ударного слога с пиком F 0 , расположенным в конце этого слога». .Напротив, для греческого ToBI Арванити и Балтазани (2005, стр. 113) описывают L + H * как восходящий акцент, в котором «H предшествует заметный провал и выравнивается примерно по середине ударной гласной». . 8 Точно такое же определение тонального акцента H*+L в самой последней версии итальянского предложения ToBI (см. Gili-Fivela et al., 2015). На рис. 2 показано различное использование метки L+H* в испанском и греческом языках.

фигура 2

Схематическое изображение L+H* в различных предложениях ToBI.

Несмотря на то, что, насколько нам известно, ни в одном языке не сообщается о четырехстороннем контрасте пикового выравнивания, как каталонский, так и испанский демонстрируют трехстороннее различие в выравнивании на широком фонетическом уровне (см. Prieto, 2014; Prieto et al. др., 2005). Таким образом, было бы целесообразно включить стандартный способ представления акцентов восходящей высоты тона, представленных на рисунках 1 и 2, на широком фонетическом уровне транскрипции.

Набор примеров, рассмотренных в этом разделе, показывает, что в настоящее время сравнение нотаций ToBI (и соответствующих им поверхностных интонационных паттернов) в разных языках требует большой исследовательской работы.На наш взгляд, тот факт, что фонологические контрасты могут быть действительно разными в разных языках, не исключает возможности того, что все языки могут иметь одни и те же аналитические ярлыки на уровне широкой фонетической транскрипции. В следующем разделе мы рассмотрим две недавние инициативы, направленные на поиск консенсуса среди исследователей в отношении обозначений родственных языков и диалектов. Конечно, окончательное принятие действительно международной системы маркировки потребует гораздо более широкого консенсуса. Джун и Флетчер (2014) представили независимо разработанное предложение в том же духе, которое мы рассмотрим более подробно в Разделе 7.

3 Недавние попытки повысить переносимость между языками

В этом разделе мы кратко рассмотрим две успешные инициативы по разработке просодических стандартов ToBI для языков и языковых семей с большим количеством диалектных вариаций. Будут оценены эти две основные инициативы, а также рекомендации Джуна и Флетчера (2014) по просодической транскрипции языков, не имеющих полностью разработанной системы ToBI.

Во-первых, мы рассмотрим том под редакцией Prieto and Roseano (2010), в котором разрабатывается общее предложение Sp_ToBI, подходящее для девяти географических разновидностей испанского языка.В этом томе проанализированы следующие географические разновидности, каждая из которых изучалась отдельным исследователем или группой исследователей: аргентинская (Габриэль и др.), канарская (Кабрера и Вискайно), кастильская (Эстебас и Прието), кантабрийская ( Лопес Бобо и Куэвас), чилийский (Ортис и др.), Доминиканский сибэньо (Уиллис), эквадорский андский (О’Рурк), мексиканский (де-ла-Мота и др.), Пуэрто-Рико (Армстронг) и венесуэльский андский испанский (Астрюк и др.). Данные для всех разновидностей были получены из одной и той же задачи завершения дискурса (полуспонтанная речь), которая была адаптирована для каждого диалекта.Пересмотренное предложение Sp_ToBI было основано на предыдущих предложениях Sp_ToBI (Beckman et al., 2002; Estebas-Vilaplana & Prieto, 2008; Face & Prieto, 2007), а также на систематическом сравнении интонационных систем девяти включенных испанских диалектов. В исследовании. Системный набор символов Sp_ToBI оказался достаточным для успешной расшифровки интонационных контуров, задокументированных во всех девяти испанских вариантах. 9 Важнейшим образом это потребовало использования широкой фонетической транскрипции, где, тем не менее, транскрибировались некоторые различия, которые, как сообщалось, не являются контрастными в конкретных разновидностях.Например тот факт, что, как Beckman et al. (2002) отмечают, что в карибском испанском языке восходящие доядерные акценты обычно имеют более позднюю долину, чем в других диалектах, что напрямую отражалось на выборе ярлыков. Были предприняты меры по использованию одних и тех же ярлыков в разных языковых вариантах для контуров, которые фонетически реализуются одинаково. Это был важный шаг в стандартизации просодического анализа испанских диалектов.

Вторая инициатива, о которой мы хотим здесь упомянуть, представлена ​​томом под редакцией Фрота и Прието (2015), который включает просодический анализ девяти романских языков и их диалектов.Главной целью тома было предложить описание просодических систем для каждого языка таким образом, чтобы описания и анализы можно было легко сравнивать между языками. Исследуемые языки: каталонский, французский, фриульский, итальянский, окситанский, португальский, румынский, сардинский и испанский. Некоторые из этих языков имеют значительные диалектные различия в отношении интонационных контуров, например, испанский (Hualde & Prieto, 2015), итальянский (Gili-Fivela et al., 2015), португальский (Frota et al., 2015) и каталонский (Prieto et al., 2015). Были сделаны два важных вывода, а именно: (а) система ToBI для каждого языка была способна адекватно транскрибировать контуры интонации, сообщаемые для всего набора прагматических значений; (b) несмотря на то, что все еще требуется работа над полной переносимостью используемых символов, определения ToBI для интонационных и фразовых единиц для каждого языка существенно не различаются между языками. Кроме того, в проекте подчеркивалось широкое использование меток ToBI для представления контуров интонации, встречающихся в романских языках.Например, все авторы приняли одинаковые обозначения для контуров, схематически представленных на рис. 3, и все они включали восходящее движение и анализировались как битональные акценты. 10

Рисунок 3

Схематические изображения и предлагаемые транскрипции двухтональных тональных акцентов с восходящим компонентом.

Транскрипция вызывающего контура может быть использована для иллюстрации соглашения, достигнутого между авторами тома Фрота и Прието в транскрипции более сложных тональных движений.Как показано в Таблице 2, в большинстве языков, описанных в книге, звательный напев характеризуется повышающимся акцентом, за которым следует устойчивый средний пограничный тон, который единообразно транскрибируется как L+H* !H%.

Таблица 2

Сравнение меток транскрипции, используемых для контура вызова в девяти романских языках, включенных в том, отредактированный Фротой и Прието (2015).

Три языка, включенные в том (фриульский, французский и итальянский), по-видимому, имеют несколько разные интонационные модели для звательного пения.В случае фриульского и итальянского языка выбранная транскрипция L+H* H!H% указывает на наличие пограничного битонального тона, в котором F 0 остается высоким в посттоническом слоге, за которым следует понижение. до среднего уровня в последнем посттоническом слоге (Gili-Fivela et al., 2015; Roseano et al., 2015). Во французском языке звательный напев характеризуется повышением до высокого уровня тона преакцентного слога, за которым следует устойчивый тон, связанный с ядерным ударным слогом (и постакцентным слогом, если он есть).Этот контур был записан как H+!H* !H% (Delais-Roussarie et al., 2015). Таким образом, различия в обозначениях отражают фактические различия на широком фонетическом уровне. Должен ли на более глубоком, фонологическом уровне звательный контур быть представлен в этих трех языках таким же образом, как и в других языках, остается открытым вопросом.

Frota (2016) описывает способы согласования внутренних системных соображений в фонологическом анализе интонации с необходимостью проведения межъязыковых сравнений путем обсуждения данных из разных романских языков (португальского, каталонского, итальянского и испанского).Она показывает примеры, когда поверхностные различия в масштабировании высоты тона, которые выглядят фонетически похожими, должны быть проанализированы как разные фонологические паттерны в зависимости от языка. Эта ситуация аналогична тому, что происходит на уровне сегментов: то, что фонетически может быть транскрибировано как [ɛ], может соответствовать основному /e/ в испанском или /ɛ/ в каталонском. Один из ее выводов заключается в том, что для повышения аналитической точности и межъязыковой сопоставимости исследователи просодии «должны сделать варианты и цели явными (которые в первую очередь заключаются в определении отличительных категорий интонации целевых языков) и использовать одни и те же ярлыки в пределах языка». одни и те же рамки одинаковыми способами (то есть для выражения интонационных категорий)».

Таким образом, две инициативы, описанные в этом разделе, показывают, что можно работать над созданием общего (и более прозрачного) набора единиц для межъязыкового просодического анализа. Мы утверждаем, что это можно сделать, приняв два уровня просодической репрезентации: широкий фонетический и фонологический. На наш взгляд, было бы очень полезно принять стандартное использование различных обозначений, по крайней мере, на уровне широкого фонетического анализа (см. Раздел 4). Как упоминалось ранее, в нескольких инициативах были предложены системы просодической транскрипции низкого уровня, которые можно считать «первым проходом» перед дальнейшим фонологическим анализом.Джун и Флетчер (2014) предложили набор тональных категорий и диакритических знаков, которые можно использовать при описании и анализе интонационных контуров. Эти авторы отмечают, что метки, которые они определяют, «могут также использоваться как «временные» метки в качестве ориентира для описания тональных категорий и символов при анализе контуров в рамках AM до окончательной доработки отличительных категорий целевого языка. (с. 518). Розано и Фернандес Планас (2013) предложили систему фонетической транскрипции интонации (на основе данных из романских языков, проанализированных в рамках системы AMPER), которую можно легко связать с системами фонологической транскрипции ToBI.Они предлагают систему автоматической транскрипции, которая может извлекать фонетические просодические особенности высказывания на основе его акустических характеристик (о некоторых соответствиях между основными тональными акцентами ToBI и их фонетической реализацией см. стр. 301 и далее).

Основываясь на опыте ToBI в испанском и романском языках, а также на предложении Джуна и Флетчера, мы предлагаем принять полный Международный просодический алфавит (IPrA), который мог бы содержать полный набор интонационных и фразовых контрастных единиц, задокументированных в разных странах. языки, используя схематические контуры и стандартные метки ToBI.Как и в случае с IPA, для каждой языковой системы из этого общего перечня можно выбрать подмножество основных интонационных стандартных меток, которые будут использоваться для широкой фонетической транскрипции. Доступ к этим общим определениям был бы практическим инструментом по крайней мере с двумя преимуществами: (а) увеличилась бы переносимость символов между языками, что облегчило бы сравнительную работу, и (б) это облегчило бы первоначальную маркировку баз данных в новых и недостаточно изученных разновидностях. до тех пор, пока фонологические контрасты не станут более прочными.

4 Почему полезна широкая фонетическая транскрипция (и почему аннотации ToBI часто делаются на этом уровне)

Важным условием согласованности этого предложения и в соответствии с некоторыми предыдущими предложениями в литературе по AM, в этой статье мы выступаем за два уровня просодического представления: широкое фонетическое и фонологическое. Этот ход предлагает значительные преимущества для интонационной транскрипции и позволяет поддерживать общепринятый набор ярлыков. При сегментарном анализе речи оказалось очень полезным иметь возможность транскрибировать на двух разных уровнях описания.Очень часто используются широкие фонетические транскрипции. Несмотря на то, что IPA предлагает более 160 символов для расшифровки речи, лишь небольшая их часть используется для расшифровки любого языка. Как правило, транскрипции включают только легко слышимые характеристики и игнорируют важную часть фонетических деталей. Например, широкая фонетическая транскрипция [ˈmiɾə] может быть уместной для обозначения как английского meter (в неротическом варианте с хлопаньем коронарных упоров), так и каталонского mira ‘он/она выглядит’, даже если более узкая транскрипция произведения на двух языках выявили бы множество различий в деталях: лоскут [ɾ] может не иметь одинакового диапазона реализаций в английском и каталонском языках, а две гласные также довольно различаются в этих двух языках по своим спектральным и длительным характеристикам.Несмотря на эти существенные различия в фонетических деталях, можно получить представление, сравнивая транскрипции на широком фонетическом уровне. Носители одного языка, изучающие другой язык, также могут установить определенные эквиваленты на этом уровне.

Фонологические (фонематические) транскрипции могут также выявить общие черты между языками на более глубоком уровне, но они не могут заменить широкие фонетические транскрипции как потому, что они могут скрывать поверхностно-истинные обобщения, так и из-за значительной степени субъективности, которую иногда влечет за собой фонематический анализ (см. , 2004).Продолжая пример, приведенный в предыдущем абзаце, согласный, который мы представили как [ɾ] в [ˈmiɾə], соответствует фонематическому /ɾ/ в каталонском языке mira , но предположительно фонематическому /t/ в английском метр . Гласная, которую мы представили как [ə], может получить совершенно разные фонемизации в английском и каталонском языках, и выбор фонемизации для этой гласной в каждом из двух языков также может зависеть от аналитика. То есть, возможно, уровень репрезентации, который предлагает наибольшую информацию для сравнительной работы, часто не обеспечивается ни узкой фонетической транскрипцией (где всегда будут присутствовать различия в деталях), ни фонологической транскрипцией (где мы можем ожидать разногласий относительно наилучшей фонемизации). для языка).

Более абстрактный фонематический анализ (например, представление английского метра [ˈmiɾə] как, скажем, /ˈmitər/) также необходим для понимания звуковой структуры языка. Другой пример: при описании звуковой структуры испанского языка важно указать, что [ˈehta] и [ˈesta] — это не два разных слова, а два способа произношения одного и того же слова esta /ˈesta/ ‘этот , жен.’ для многих носителей языка. Таким образом, есть веские причины для использования двухуровневого анализа сегментарной структуры высказываний.

Те же аргументы применимы и к лексическому надсегментарному уровню: ударение на уровне слова, например, было полностью предсказуемым в латыни (из соображений веса слога) и, следовательно, должно отсутствовать в фонологических репрезентациях в этом языке. С другой стороны, в испанском языке оно стало контрастным. Тем не менее, очень полезно заметить, что, например, испанские слова /ˈanima/ «душа» и /aˈmiga/ «подруга» имеют ударение на том же слоге, что и соответствующие латинские слова /anima/ и /ami:ka/.Сами по себе фонологические транскрипции не сразу раскрывают этот факт. Чтобы увидеть это, нам нужны широкие фонетические транскрипции.

Рассмотрим также различные уровни просодического анализа, которые мы можем иметь для баскских предложений Lekeitio lagunen alabia da «она дочь друга» и lagúnen alabia da «она дочь друзей», произведенных как нейтральные декларативные высказывания. На фонологическом уровне единственная контрастирующая просодическая информация заключается в том, что в одном из слов второго предложения lagúnen «из друзей» лексический ударение, тогда как все остальные слова лексически безударные.Представление в (1a) полезно для многих обобщений языка. В (1b) мы добавляем предсказуемую информацию (в пределах фонологической системы), что по умолчанию последний слог фразы несет ударение, если все слова лексически безударны. Для других целей также полезно схематическое изображение прототипных контуров, как в (1c). Автосегментарно-метрическое представление в стиле ToBI в (1d) (см. Elordieta, 1998; Elordieta & Hualde, 2014; Jun & Elordieta, 1997) представляет собой транскрипцию таких идеализированных контуров и составляет широкую фонетическую транскрипцию.Важно отметить, что фонологически контрастного в такой транскрипции очень мало: начальный подъем, представленный как %LH-, является неконтрастным элементом дискурсивно-начальных фраз. Идеализированная форма всех звуковых акцентов также неизменно H*+L.

      1. Lekeitio Basque: нейтральные декларативные высказывания

    Поверхностный фонетический уровень является дополнительным важным уровнем анализа, так как многое также можно узнать из количественного изучения фонетических реализаций звуковых паттернов в разных языках.

    Обратите внимание, что транскрипции в стиле ToBI, которые были предложены для этого языка, в значительной степени избыточны по объему содержащейся в них фонетической информации и, следовательно, являются фонетическими, а не фонологическими. Многое из этого также относится к японскому ToBI в Токио (Venditti, 2005). Транскрипции на этом широком фонетическом уровне детализации, содержащие определенное количество фонологически избыточной, неконтрастной информации, тем не менее чрезвычайно полезны для многих целей, включая межъязыковое сравнение.Например, маркировка всех акцентов как H*+L является избыточной для токийского японского языка, так как в этом японском варианте нет другого варианта формы тонального акцента, но эта метка полезна для сравнения с другими японскими вариантами с лексическим выбором тональные акценты или с другими языками.

    Исходя из того же обоснования, мы предлагаем использовать два уровня транскрипции для нелексической надсегментной информации в языках без признаков лексической высоты тона, помимо количественного изучения поверхностных фонетических деталей.Как и в случае сегментарной и лексико-надсегментной транскрипции, как фонологический, так и широкий фонетический уровни транскрипции будут использовать один и тот же набор символов (т. е. алфавит IPrA основан на общепринятых фонематических метках ToBI, в нашем предложении). .

    Точно так же, как, возможно, стандартные аспекты транскрипции ToBI языков с акцентом высоты тона, таких как Lekeitio Basque и Tokyo Japanese, включают избыточные детали, такие как тот факт, что все акценты высоты тона имеют форму H * + L и что есть начальный подъем фразы % LH-, стандартная нотация ToBI для таких языков, как испанский, также определяет функции, которые могут быть фонологически бессмысленными.Это может включать в себя форму предъядерных акцентов, для которых, возможно, нет значимого контраста. На фонологическом уровне единственным существенным вопросом может быть наличие пренуклеарного акцента в данной позиции.

    С другой стороны, когда мы сравниваем испанские разновидности, обнаруживаются различные диалектные предпочтения в отношении формы или расположения предъядерных тональных выступов. В большинстве испанских вариантов предъядерные выступы обычно реализуются как подъемы над ударным слогом с тональным пиком после конца этого слога.Однако существуют географические разновидности, в том числе андский испанский (O’Rourke, 2005), испанский из Буэнос-Айреса (Colantoni & Gurlekian, 2004) и испанский, контактирующий с баскским языком (Elordieta & Calleja, 2005), которые отдают предпочтение контурам. с вершиной в ударном слоге. Кроме того, было отмечено, что в карибских разновидностях подъем обычно начинается очень поздно в ударном слоге, причем большая часть этого слога имеет низкий тон (Armstrong, 2010; Beckman et al., 2002; Willis, 2010).Ничто из этого не является фонологическим, но чрезвычайно полезно иметь широкий просодический уровень транскрипции, который отражает эти различия в фонетической реализации предъядерных акцентов в испанских вариантах.

    Одним из главных преимуществ разграничения фонологического и широкого фонетического уровней просодической репрезентации является уточнение статуса каждого уровня транскрипции. Несмотря на то, что обычно предполагается, что системы ToBI должны быть основаны на твердых знаниях о фонологических контрастах языка, также является обычной практикой предлагать систему ToBI языка, не имея полной картины фонологических контрастов, существующих в этом языке.Арванити (2016) представляет корпус, демонстрирующий значительную интонационную вариативность и подчеркивающий «важность проведения различия между фонетической реализацией и фонологическим представлением во время анализа». Именно этот важный момент является одним из аргументов в пользу предложения IPrA, поскольку он позволяет прямо прояснить уровни анализа, существующие в современных практиках ToBI, и помогает выяснить, выполняются ли анализы ToBI на фонологическом (сопоставительном) уровне. или на широком фонетическом уровне.

    Еще одним преимуществом различения двух уровней транскрипции является возможность систематического лечения некоторых случаев, которые были трудны для фонологической аннотации ToBI, поскольку они могут включать фонологические и широкие фонетические несоответствия из-за контекстуальной нейтрализации, аллофонии и правил реализации, как мы обсуждаем. в следующем разделе. Мы отмечаем, что предложения, включающие два уровня тональной транскрипции, были сделаны для корейского (Jun, 2000, 2005) и французского (Jun & Fougeron, 2000, 2002), где ряд отчетливых, но не контрастирующих контуров анализируется как поверхностное представление. одной базовой тональной последовательности.

    5 Почему необходимо различать широкие фонетические и фонологические представления: нейтрализация контраста, аллофоны в дополнительном распределении, правила фонетической реализации

    Контрасты между фонемами часто нейтрализуются в определенных контекстах. Например, в каталонском языке /s/ и /z/ контраст между гласными внутри слов, например, ca [z] a ‘дом’ против ca [s] a ‘охота’, но не слово- наконец, где озвучивание зависит от следующего контекста.Рассмотрим пример le [z] amigue [s] ‘подруги (женщина)’. В этом примере следует отметить два важных факта. Один из них связан с широкой фонетикой: первый шипящий звук (перед гласным в следующем слове) обычно реализуется как звонкий, а второй (перед паузой) — как глухой. Другой факт фонологический: ни в том, ни в другом случае не может быть фонологического контраста; слово-наконец нет контраста в голосе. Правильная фонологическая транскрипция (т.то есть, должен ли согласный в конце слова быть представлен как /s/, как /z/ или как фонологически неопределенное /S/), будет зависеть от теоретического убеждения аналитика. Существование нейтрализации фонематических контрастов в конкретных позициях — хороший аргумент в пользу использования двух уровней репрезентации — фонематического и широкого фонетического (опять же, помимо поверхностного фонетического уровня).

    Такие же ситуации возникают при анализе интонации. Например, контраст тонального акцента, который был источником значительного количества разногласий между транскрибаторами в нескольких системах ToBI, — это контраст между H* и L+H* (см. Pitrelli et al., 1994, и Syrdal et al., 2001, для стандартного американского английского ToBI, и Escudero et al., 2012, для каталонского ToBI). Для американского английского языка ToBI было предложено, чтобы L+H* отличался от H* прежде всего тем, что он показывает более существенное восходящее движение высоты тона (Beckman et al., 2005). Тем не менее, вопрос еще не решен. Работа Лэдда (2008a) и Лэдда и Мортона (1997) показала, что, по крайней мере, для британского английского, контраст между H* и L+H* может отражать градиентную разницу в выраженности, связанную с различиями в диапазоне высоты тона, а не строго бинарное различие.Steedman (2014) считает этот контраст абстрактным и не обязательно вызванным различиями в контурах высоты тона. Практика транскрипции, в конце концов, на практике основывала решение между H* и L+H* на наличии ведущего тона L на фонетическом уровне. Как отмечает Лэдд (2008a, стр. 96), «разница между L+H* и H* часто довольно очевидна, если есть предшествующий слог, отображающий уровень ведущего L». Одна возможность состоит в том, что H* и L+H* действительно являются контрастными единицами в английском языке, но этот контраст нейтрализуется в определенных контекстах, включая контекст, в котором нет предшествующего слога, где мог бы быть реализован тон L.Контекстуальная нейтрализация является распространенным явлением в сегментарной фонологии, и, возможно, ее распространенность еще выше в интонационном компоненте. Правильному пониманию явления нейтрализации помогает признание двух уровней анализа в дополнение к поверхностной фонетике.

    Полезность наличия двух уровней записи также очевидна в тех случаях, когда у нас есть разные аллофоны в дополнительном распределении, как, например, [p h ] и [p] в английском языке.Что касается просодии, Grice et al. (2005, стр. 72) предлагают, чтобы немецкая аннотация ToBI вызывающего контура была (L+)H* !H%, в зависимости от того, доступен ли тон L на фонетическом уровне или нет. Это может быть обратная ситуация в Англии. В английском языке /H*/ и /L+H*/ могут быть фонологически контрастными единицами, которые нейтрализуются в начальной позиции (в некоторых диалектах контраста вообще нет; например, Arvaniti & Garding, 2007). Вместо этого в немецком языке может быть одна фонологическая последовательность /(L+)H* !H%/ с двумя различными поверхностными реализациями.

    В каталонском звательном пении также существует единая фонологическая схема /L+H* !H%/ с двумя отдельными «алло-мелодиями» в дополнительном распределении. Когда звательный контур реализуется над именем Pau la с ударением на начальном слоге и начальном взрывном звуке, тональный акцент L+H* обычно проявляется как H* (см. рис. 4, правая панель). Напротив, когда он реализуется в течение млн лет назад ri na , ведущий тон L может быть реализован в претоническом слоге (см. Рисунок 4, левая панель).Принятие двух уровней транскрипции позволяет транскрипцию фактической фонетической реализации высказывания со ссылкой на лежащее в основе фонологическое представление.

    Другим источником путаницы для маркировщиков (на что указывалось в некоторых анализах надежности между экспертами, например, Cat_ToBI; Escudero et al., 2012) является транскрипция других усеченных контуров основного тона. С точки зрения кросслингвистики довольно часто усекается восходящая-нисходящая интонационная последовательность, такая как /L+H*L%/, если лексическое ударение приходится на последний слог слова (см., 2005, для южно-итальянских сортов; Prieto & Ortega-Llebaria, 2009 г., для каталонского и испанского языков на полуострове; Армстронг, 2015 г., для пуэрториканского испанского языка; Габриэль и др., 2010 г., для аргентинского испанского языка; Кабрера Абреу и Вискайно Ортега, 2010 г., для Канарских островов). Одно из предложений в рамках маркировки ToBI для расшифровки этих последовательностей заключалось в том, чтобы специально помечать усечение, помещая нереализованную фонологическую цель в скобки (см. Grice et al., 2005, стр. 384). Рисунок 5 иллюстрирует наш анализ каталонскими примерами (имена собственные).В то время как нижний пограничный тон в конце высказывания может достигать тональной базовой линии говорящего (например, 125 Гц) в хореическом слове, таком как Мария «Мария» (см. рис. 5, левая панель), он может быть усечен в случае ямбическое слово типа Damià ‘Damian’ (например, реализуется на частоте 150 Гц; см. рис. 5, правая панель).

    Использование функций повышения и понижения, а также диакритических знаков выравнивания также было источником путаницы в тестах на согласованность между экспертами, факт, который мы также приписываем несоответствию между уровнями записи.Во-первых, оказывается, что некоторые языки имеют два фонологически различных уровня высоты для целей H (например, см. каталонский или испанский для контраста между L+H* и L+¡H*; Prieto, 2014, and Hualde & Prieto, 2015, соответственно), а также контрасты выравнивания (например, контраст между L+H* и L+

    Наконец, давайте обсудим еще один сложный случай, связанный с маркировкой шаблонов масштабирования H. В каталанском языке было высказано предположение, что существует фонологическое различие между следующими двумя ядерными конфигурациями: L+H* LH% (используется в эхо-вопросах) и L+H* L!H% (в утверждениях об очевидном; см. Прието, 2014; Ванрелл, 2011). Тем не менее, в реальной речи многие случаи эмфатических очевидных утверждений могут быть реализованы с очень высоким пограничным тоном в конце (даже более высоким, чем в эхо-вопросах).То есть при необходимости фонологический контраст может быть нейтрализован на поверхности. Снова возникает вопрос, как обозначить эти примеры? С фонологической точки зрения мы можем обратиться к значению контура в конкретном случае и обозначить его соответствующим образом. Но это не дало бы нам адекватного понимания интонационного строя языка. Если мы имеем только один уровень анализа и обозначаем эти примеры фонологически, мы упускаем важную часть информации о фонетической реализации этих интонационных контуров, которая включает их необязательную нейтрализацию.Опять же, вероятно, наиболее полный просодический анализ должен включать два уровня репрезентации: один, фонологический, где игнорируются бессмысленные (и предсказуемые) вариации в выравнивании и диапазоне, и другой, широкий фонетический, где эти различия представлены.

    6 Почему более абстрактное фонологическое представление полезно для сравнительных целей

    Рассмотрим теперь некоторые факты, выявленные в недавней экспериментальной работе по сравнительно-романской интонации. В романских языках, в отличие от германских, очень редко используется фонологическое положение ядерного ударения (Ladd, 2008a; Vallduví, 1990).Почти всегда последнее содержательное слово во фразе имеет ядерный ударение. Ретракция ядерного акцента, однако, возможна, хотя и несколько заметна. Это втягивание может указывать либо на сопоставительный акцент на слове, не являющемся окончанием фразы (например, MARINA lo ha traído, no Juan «МАРИНА принесла это, а не Хуан»), либо может использоваться для других прагматических эффектов, как у Болинджера (Bolinger, 1954). ) пример El TELÉFONO suena ‘проклятый телефон должен включиться и звонить’. Коррелятом ядерного акцента, не являющегося окончанием фразы, является отсутствие смещения пика.Таким образом, в испанском языке на полуострове в широкофокусном высказывании Marina lo ha traído «Марина принесла это» слово Ma ri na будет иметь восходящий контур с пиком на последнем слоге слова. В контрастно-фокусном высказывании MARINA lo ha traído ‘MARINA принесла’, напротив, ударный пик реализуется внутри ударного слога. Хотя смещение ядерного акцента влияет на просодический контур всего высказывания, а не только на слово, на котором стоит ударение, и имеет как тональные, так и нетональные сигналы (см., 2010, на английском языке), Vanrell et al. (2013) показывают, что расположение тонального пика само по себе является сильным признаком контрастного ядерного акцента на слове, не являющемся окончанием фразы.

    Ванрелл и др. (2013) провели тот же эксперимент на итальянском языке. В испанском и итальянском языках это явление, по сути, одинаковое: пик убирается, когда слово, не являющееся окончанием фразы, имеет контрастный ядерный ударение. Интересно, однако, что различие между сравниваемыми испанской и итальянской разновидностью состоит в том, что в итальянской доядерные ударения реализуются без смещения вершины к посттонической (как, например, в, напр.г., андский испанский), так что сокращение приводит к еще более раннему пику. Обозначения, которые Vanrell et al. (2013) предлагают L+>H* 11 (обычный, предъядерный) по сравнению с L+H* (контрастный фокус, втянутый) для испанского/каталонского и L+H* (обычный, доядерный) по сравнению с H*+L ( контрастный фокус, убран) для итал.

    Однако на каком-то уровне, в типологических целях, мы можем захотеть зафиксировать тот факт, что мы имеем одно и то же явление в обоих языках, т. е. сокращение ударения для обозначения ядерного ударения на неконечном слове.Для этого явления может быть несколько конкурирующих фонологических анализов. В одном анализе фокус вводит фразовую границу после сфокусированного слова, что приводит к уменьшению акцента H * вследствие вставки тона L сразу после него, будь то в испанском или итальянском языках. Конкретное поверхностное различие между итальянским и полуостровным испанским может быть связано с фонетическим предпочтением реализации доъядерных акцентов в разных вариантах. Эти различия, однако, также важны для сравнительной работы.В частности, в данном случае поразительным фактом является то, что контур, типичный для предъядерных ударений в одном языке (итальянском), в другом языке (испанском) интерпретируется как ядерный ударение на слове, не являющемся окончанием фразы. По сути, это явление, возможно, одинаково в обоих языках, но поверхностные результаты радикально различаются. Оба факта существенны. Для сравнительных целей должно быть очевидно, что широкие фонетические ярлыки должны быть одинаковыми для всех сравниваемых языков.

    Это похоже на такие случаи, как, например, контраст /p/-/b/ в испанском и испанском языках.Английский, где начальная фраза [p] (глухая остановка без придыхания) считается как / p / на испанском языке, но как / b / на английском языке. На одном уровне мы хотим выразить тот факт, что оба англ. штифт и Сп. пино «сосна» начинаются с той же фонемы /p/. На другом уровне также важно отметить, что фонетическая реализация этих двух фонем весьма различна, так что Sp. /p/ в пино на самом деле больше похоже на англ. /b/ в ячейке . Важно отметить, что, как и на сегментарном и лексико-просодическом уровне, прогресс в интонационной типологии пойдет на пользу от принятия двух уровней транскрипции и проведения точных сравнений на обоих уровнях репрезентации.

    7 На пути к международному просодическому алфавиту

    Несмотря на то, что основной целью статьи является не предложение набора меток, которые могут стать частью возможной, принятой сообществом IPrA 12 (а скорее изложение преимуществ включения двух уровней просодической транскрипции для просодических исследований ), в этом разделе мы объясним, как можно определить набор меток для предложенной широкой фонетической транскрипции, и продемонстрируем, как такое предложение будет работать на примере, включающем двухтональные тональные акценты.

    Несмотря на отмеченные выше несоответствия между авторами в использовании интонационных меток ToBI, среди фонологов уже существует много согласия относительно того, как интерпретировать метки, когда они предназначены для широкого фонетического уровня. Ярлыки и определения, предложенные Jun & Fletcher (2014, стр. 517–518), кажутся довольно бесспорными и могут быть взяты за отправную точку. Фактически, IPA уже предоставляет эквивалентные обозначения с точки зрения знаков ударения и тональных полос для некоторых из них.Некоторые примеры приведены в таблице 3.

    Таблица 3

    Соответствие обозначений между предложением Джуна и Флетчера (2015) (второй столбец), диакритическими знаками тона IPA (третий столбец) и полосами тона IPA (последний столбец).

    Джун и Флетчер (2015) Диакритические знаки IPA Тональные полоски IPA
    F 0 пик Х а ˦а
    Extra H F 0 пик ^ Ч и ~
    Ф 0 рост левый ǎ ˩˥a
    F 0 осень ГЛ ˥˩a

    По-видимому, уже существует достаточный консенсус в отношении немаркированной интерпретации тональных меток, будь то автосегментарные метки в стиле ToBI или тональные метки IPA.

    Здесь может быть полезно пояснить, что, по нашему мнению, существующие символы и диакритические знаки МФА для тональной транскрипции не вполне подходят для интонационных исследований, и вместо этого более подходящими являются автосегментные обозначения. Во-первых, одних только символов IPA для интонации, «глобального подъема» и «глобального падения» (в дополнение к лексическому тону и словесному ударению) явно недостаточно для охвата всех соответствующих фактов об интонационных контурах. С другой стороны, символы МФА, изначально предназначенные для анализа лексического тона, в принципе могли быть приспособлены для транскрипции интонационных контуров.В языках без лексических тонов только ударные слоги (а для некоторых контуров — непосредственно предшествующий и / или следующий слог) и слоги перед границей нуждаются в тональной метке. Например, транскрипция ToBI американского английского в (2a) 13 будет соответствовать (2b) = (2c) = (2d) при более «поверхностном» анализе контура (слоги с первичным ударением подчеркнуты):

        1. Марианна приготовила мармелад||

      В принципе, дополнительные диакритические знаки также могут быть добавлены к перечню IPA для обозначения признаков, которые считаются важными для адекватного описания определенных интонационных систем, таких как задержка или сокращение ударных пиков, хотя и обозначающих тон слога. предшествующего или следующего за акцентированным также может быть достаточно.

      Однако есть несколько важных причин для принятия нотации AM вместо существующих соглашений IPA для транскрипции тона. Во-первых, одним из основных аргументов в пользу использования автосегментарной нотации вместо тональных символов и диакритических знаков, предоставляемых IPA, является более элегантный и заметный способ, которым автосегментарная фонология улавливает связь между лежащим в основе/фонологическим и широким фонетическим уровнями описания. Автосегментная нотация фактически была введена для анализа лексического тона, чтобы лучше учитывать сопоставление между широким фонетическим уровнем и постулируемым фонологическим уровнем, включая такие явления, как формирование контура из лежащих в основе последовательностей тона, распространение тона, выход тона на поверхность. слоги, отличные от их лексического спонсора, плавающие тона и т. д.(см., например, Goldsmith, 1990). Брюс (1977) продемонстрировал полезность аутосегментарного подхода в нашем понимании интонационных контуров шведского языка, предоставив единообразное базовое представление для двух контрастирующих лексических акцентов, несмотря на поверхностные вариации при взаимодействии лексических и постлексических тонов.

      Применительно к интонационным паттернам использование меток AM/ToBI как для широкого фонетического, так и для фонологического уровней репрезентации может отразить одинаковость интонационных контуров в сегментных контекстах на фонологическом уровне (включая случаи усечения и сжатия) и их соответствующую поверхность. реализации на фонетическом уровне репрезентации.

      Во-вторых, модель AM недавно была применена к десяткам типологически различных языков. Важным аргументом в пользу использования символов AM/ToBI является то, что знания, недавно полученные о просодических контрастах в межъязыковом отношении, могут быть легко включены в структуру предложения IPrA.

      Явное преимущество символов AM заключается в указании различий в выравнивании между сегментами и тональными событиями. Давайте продемонстрируем, как предложение IPrA может работать для двухтональных акцентов высоты тона LH и HL, которые отличаются по свойствам выравнивания.Наше предложение заключается в том, что набор единиц IPrA (высотные акценты, пограничные тона, не- F 0 особенности) должен быть основан на наборе контрастных тональных единиц, описанных в типологической литературе, и должен быть открыт для новых дополнений по мере становятся доступными дополнительные данные. То есть новые единицы могут быть включены, если можно однозначно показать, что они используются с отличительным значением в данном языке. Хорошо известно, что многие языки с лексическим ударением и тональным акцентом сообщают о фонологических различиях в выравнивании высоты тона между следующими парами тональных акцентов: L+H* vs.L*+H (например, английский, греческий, каталанский, грузинский), между H*+L и H+L* (шведский, португальский, ямайский креольский), а также контрасты между L+H* и L+ 14 Определения этих двухтональных тональных акцентов должны включать четкое определение свойств выравнивания целевых тональных событий. Для большей ясности определения можно дополнить линейными диаграммами, как в некоторых недавних работах по интонации конкретных языков нескольких авторов.На рисунке 6 мы схематически представляем набор потенциальных единиц IPrA, представляющих контрасты выравнивания в битональном восходящем LH и понижающемся акценте высоты HL. 15

      Рисунок 6

      Схематические изображения и предлагаемые единицы IPrA, представляющие контрасты выравнивания в двухтональных акцентах высоты тона LH и HL.

      Просодические обозначения IPrA необходимо будет уточнить и адаптировать к нашим знаниям о зарегистрированных типологических различиях между языками. Тем не менее, мы должны иметь в виду, что в некоторых случаях определения меток IPrA должны быть достаточно широкими, чтобы охватить различия в фонетической реализации, точно так же, как в сегментарной транскрипции IPA [d] означает «звонкий зубной, альвеолярный или постальвеолярный взрывной».После того, как аналитические единицы IPrA будут приняты и опубликованы, эти символы могут быть легко использованы на начальном этапе просодического анализа нового языка (или новой языковой разновидности) с лексическим ударением и тональной акцентуацией, прежде чем создавать их фонологический инвентарь. Представим, что мы хотим проанализировать малоизученную диалектную разновидность испанского языка. Хотя мы знаем, что некоторые разновидности имеют контраст между L*+H, L+H* и L+

      8 Выводы

      Одной из первоначальных целей первоначального создания нотации ToBI из среды AM было облегчение маркировки больших устных баз данных для типологически разнообразных языков.Однако маркировка больших речевых корпусов требует, чтобы интересующий корпус был последовательно аннотирован стандартным набором меток (например, Wightman, 2002). Несмотря на то, что системы ToBI были предложены для нескольких десятков языков, мы все еще далеки от общепринятого стандарта просодической аннотации ToBI. Важной целью этой статьи было мотивировать использование двух уровней просодического представления и разработку набора дискретных тональных меток и диакритических знаков (например, набора IPrA), которые были бы прозрачными и согласованными на категориальном фонетическом уровне.Мы считаем, что достижение соглашения о просодических ярлыках существенно облегчит типологическую работу и, таким образом, расширит наше понимание природы и структуры интонации в языках мира (например, Jun & Fletcher, 2014). Эти метки можно использовать систематически (а) как временные метки перед фонологическим анализом тонов, (б) как способ представления аллофонических реализаций лежащей в основе тональной категории и (с) как способ представления гибридных или исключительные тональные категории, не входящие в интонационную модель какого-либо конкретного языка.То есть инструмент IPrA может быть полезен для L2-просодических исследований и изучения просодического контакта, так как сейчас трудно транскрибировать L2-речь при работе с двумя установленными системами ToBI.

      Арванити (2016) возражает против необходимости использования дополнительного уровня широкой фонетической репрезентации, по существу утверждая, что «ни один тип (фонетической) транскрипции не может охватить всю гамму возможной изменчивости, в то же время используя промежуточный систематический фонетический уровень может помешать исследователям уловить существенные обобщения» (стр.25–26). Во-первых, именно из-за необходимости уточнить уровень анализа, на котором мы проводим интонационный анализ, крайне важно иметь доступ к двум уровням репрезентации. Действительно, как и в случае сегментарного анализа, целью транскрипции IPrA (как и не является целью транскрипции IPA) не является захват «полной гаммы возможной изменчивости», которая существует в данных и может быть легко проанализированы благодаря доступу к акустическим сигналам. Цель такой транскрипции — получить доступ к общему (и промежуточному) уровню репрезентации, который может быть легко интерпретирован интонационными аналитиками.Этот уровень репрезентации может служить основой (например, при транскрипции нового языка) для фиксации соответствующих фонологических обобщений для этого языка. Таким образом, мы полагаем, что, хотя сегментарная транскрипция на основе IPA несовершенна и не покрывает всего объема фонетической изменчивости, IPA служит уже более ста лет для облегчения промежуточного (и практического) уровня транскрипции, с которого и фонетики и фонологи могут обратиться к подробному акустическому или артикуляционному анализу и к абстрактному фонологическому анализу данных соответственно.Мы твердо убеждены, что этот промежуточный уровень представления интонационных паттернов поможет прояснить два уровня анализа и, таким образом, побудит исследователей языка предлагать более абстрактные обобщения просодических данных (например, см. разделы 5 и 6). Важно отметить, что прогресс в интонационной типологии выиграет от принятия двух уровней транскрипции и проведения точных межъязыковых сравнений на обоих уровнях представления.

      В этой статье мы утверждали, что большего прогресса можно добиться, приняв две модификации существующей практики транскрипции.По сути, мы выступали за два уровня просодической репрезентации, широкий фонетический и фонологический, а также за кросс-лингвистически прозрачные и согласованные ярлыки. Внесение этих небольших изменений в способ применения ToBI к различным языкам может существенно прояснить наше понимание того, как поверхностные тональные паттерны и фонологические категории связаны в каждом языке. Уточнение уровня просодического анализа позволит, с одной стороны, провести более абстрактный фонологический анализ интонации.Если прозрачные обозначения кодируются на широком фонетическом уровне, важные обобщения и непредсказуемая информация могут быть закодированы на фонологическом уровне. И наоборот, принятие уровня широкой фонетической транскрипции также поможет уточнить систематический анализ тонких фонетических особенностей ( F 0 Max, F 0 Min, длительность и т. д.) в разных языках. Часто эта работа не включает фонологический анализ контуров высоты тона и использует общие термины IPA, такие как «глобальный подъем» или «глобальный спад».Доступ к инструменту IPrA для широкой фонетической транскрипции просодии для исследователей, заинтересованных в тонких фонетических деталях, поможет контекстуализировать результаты подробного фонетического анализа разных языков. Короче говоря, мы рассматриваем это предложение как возможность объединить чисто фонетическую и фонологическую работу над интонацией.

      В целом, суть этого предложения соответствует принципам автосегментарного метрического анализа интонации. Во-первых, мы предложили использовать общепринятый набор интонационных единиц, из которых каждый язык выбирает подмножество.Во-вторых, мы утверждали, что прогресс в интонационной типологии может выиграть от принятия двух уровней транскрипции. Наличие только одного уровня транскрипции может быть недостаточным для сравнительной работы по интонации, поскольку типологическая работа также требует внимания к вопросам широких фонетических деталей. Область также может извлечь выгоду из сравнений на более абстрактном уровне. Проводя аналогию с сегментарными (и лексическими надсегментными) транскрипциями, мы предполагаем, что как на фонологическом, так и на категориальном фонетическом уровне репрезентации может использоваться один и тот же набор символов, который может быть взят из полного набора универсального фонетического репертуара (т.д., этикетки IPrA).

      Конкурирующие интересы

      Авторы заявляют, что у них нет конкурирующих интересов.

      Благодарности

      Некоторые из идей, изложенных в этой статье, были представлены на семинаре «Развитие просодической транскрипции в науке и технологии разговорного языка» (организованном Дж. Коулом и С. Шаттак-Хафнагелем), вспомогательном семинаре, проведенном совместно с LabPhon 13 в Штутгарт, Германия, 30 июля 2012 г. Мы благодарны участникам этого семинара, а также М.Армстронг, Дж. Коул, Л. Дилли, М. Д’Империо, С. Фрота, М. Грайс, К. Гуссенховен, С.-А. Jun, P. Roseano, S.R. Sichel-Bazin, S. Shattuck-Hufnagel и M.M. Vanrell за комментарии. Мы особенно благодарны двум анонимным рецензентам за их проницательные комментарии. Исследование Хуальде частично финансируется за счет гранта NSF (BCS 12-51343). Исследование Прието финансировалось за счет исследовательского гранта, присужденного Министерством науки и инноваций Испании (FFI2012-31995 «Жесты, просодия и лингвистическая структура»), а также за счет гранта, присужденного Generalitat de Catalunya (2014 SGR-925) Группа просодических исследований .

      Примечания

      Каталожные номера

      М. Э. Армстронг, (2010). Пуэрто-риканская испанская интонация В: П. Прието, П. Розано, Транскрипция интонаций испанского языка . Мюнхен: Линком Европа, стр. 155.

      М. Э. Армстронг, (2015). Учет интонационной формы и функции в полярных вопросах пуэрториканского испанского языка. Пробус , DOI: http://dx.doi.org/10.1515/probus-2014-0016.

      А. Арванити, (2016). Аналитические решения в исследовании интонации и роль репрезентаций: уроки цыганского языка. Лабораторная фонология: журнал Ассоциации лабораторной фонологии 7 (1) 6 : 1. DOI: http://dx.doi.org/10.5334/labphon.14.

      А. Арванити, М. Балтазани, (2005). Интонационный анализ и просодическая аннотация греческих корпусов В: С.-А. июнь, Просодическая типология: фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 84. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199249633.003.0004.

      А. Арванити, Г.Гардинг, (2007). Диалектные вариации в восходящем акценте американского английского В: Дж. Коул, Дж. И. Хуальде, Работы по лабораторной фонологии . Берлин, Нью-Йорк: Мутон де Грюйтер, 9 стр. 547.

      М. Э. Бекман, М. Диас-Кампос, Дж. Т. Макгори, Т. А. Морган, (2002). Интонация в испанском языке в системе индексов тонов и разрывов. Probus 14 : 9. DOI: http://dx.doi.org/10.1515/prbs.2002.008.

      М. Э. Бекман, Дж. Хиршберг, С. Шаттак-Хуфнагель, (2005).Первоначальная система ToBI и эволюция структуры ToBI In: С.-А. июнь, Просодическая типология: фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 9. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199249633.003.0002.

      Д. Болинджер, (1954). Английское просодическое ударение и испанский порядок предложений. Испания 37 : 152. DOI: http://dx.doi.org/10.2307/335628.

      М. Брин, Е. Федоренко, М. Вагнер, Э. Гибсон, (2010). Акустические корреляты информационной структуры. Язык и когнитивные процессы 25 (7) : 1044. DOI: http://dx.doi.org/10.1080/016.2010.504378.

      Г. Брюс, (1977). Ударение в шведских словах в перспективе предложения . Лунд: Глируп.

      М. Кабрера Абреу, Ф. Бискайно Ортега, (2010). Канарская испанская интонация В: П. Прието, П. Розано, Транскрипция интонаций испанского языка . Мюнхен: Линком Европа, стр.87.

      Л. Колантони, Дж. Гурлекян, (2004). Конвергенция и интонация: сходящиеся данные из Буэнос-Айреса на испанском языке. Билингвизм: язык и познание 7 : 107. DOI: http://dx.doi.org/10.1017/S13667281488.

      Э. Делай-Руссари, Б. Пост, М. Аванци, К. Бутке, А. Ди Кристо, И. Фельдхаузен, С.-А. июнь, П. Мартин, Т. Мейзенбург, А. Риалланд, Р. Зишель-Базен, Х.-Ю. Ю, (2015). Разработка системы ToBI для французского В: С. Фрота, П.Прието, Интонационная вариация в романсе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 63. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0003.

      Г. Элордиета, (1998). Интонация в тонально-акцентном диалекте баскского языка. ASJU, Международный журнал баскской лингвистики и филологии 32 : 511.

      Г. Элордиета, Н. Каллеха, (2005). Микровариация акцентного выравнивания в баскском испанском языке. Язык и речь 48 : 397.DOI: http://dx.doi.org/10.1177/002383080040401.

      Г. Элордиета, Дж. И. Хуальде, (2014). Интонация на баскском языке: С.-А. июнь, Просодическая типология 2: Фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 405. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199567300.003.0014.

      Д. Эскудеро, Л. Агилар, М. дель М. Ванрелл, П. Прието, (2012). Анализ согласованности транскрибаторов в системе просодической маркировки Cat_ToBI. Речевая связь 54 : 566. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/j.specom.2011.12.002.

      Э. Эстебас-Вилаплана, П. Прието, (2008). La notación prosódica del español: Una revisión del Sp_ToBI. Estudios de Fonética Experimental 17 : 265.

      Т. Л. Лицо, (2002). Интонационная маркировка контрастной направленности в мадридском испанском языке . Мюнхен: Линком Европа.

      Т. Л. Лицо, П. Прието, (2007). Восходящие акценты в кастильском испанском языке: редакция Sp_ToBI. Журнал португальской лингвистики 6–7 : 117.

      С. Фрота, (2014). Интонационная фонология европейского португальского В: С.-А. июнь, Просодическая типология 2. Фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 6. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199567300.003.0002.

      С. Фрота, (2016). Поверхность и структура: транскрипция интонации внутри и между языками. Лабораторная фонология: журнал Ассоциации лабораторной фонологии 7 (1) 7 : 1.DOI: http://dx.doi.org/10.5334/labphon.10 5.

      С. Фрота, М. Круз, Ф. Свартман, Г. Коллишонн, А. Фонсека, К. Серра, П. Оливейра, М. Вигарио, (2015). Интонационные вариации в португальском языке: европейские и бразильские разновидности В: С. Фрота, П. Прието, Интонационная вариация в романсе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 235. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0007. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.001.0001

      С.Фрота, П. Прието, (2015). Интонационная вариация в романсе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.001.0001.

      К. Габриэль, И. Фельдхаузен, А. Пескова, Л. Колантони, С.-А. Ли, В. Арана, Л. Лабастиа, (2010). Аргентинская испанская интонация В: П. Прието, П. Розано, Транскрипция интонаций испанского языка . Мюнхен: Линком Европа, стр. 285.

      Б. Гили-Фивела, С.Авесани, М. Бароне, Г. Боччи, К. Крокко, М. Д’Империо, Р. Джордано, Г. Маротта, М. Савино, П. Сорианелло, (2015). Интонационная фонология региональных разновидностей итальянского В: С. Фрота, П. Прието, Интонационная вариация в романсе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 140. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0005.

      С. Годевац, (2005). Расшифровка сербско-хорватской интонации В: С.-А. июнь, Просодическая типология: фонология интонации и фразировки .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 146. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199249633.003.0006.

      Дж. Голдсмит, (1990). Автосегментарная и метрическая фонология . Оксфорд: Блэквелл.

      М. К. Гордон, (2005). Немецкая интонация в автосегментарной метрической фонологии В: С.-А. июнь, Просодическая типология: фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 301. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199249633.003.0011

      М. Грайс, С. Бауманн, Р. Бензмюллер, (2005). Немецкая интонация в автосегментарной метрической фонологии В: С.-А. июнь, Просодическая типология: фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 55. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199249633.003.0003.

      К. Гуссенховен, (2004). Фонология тона и интонации . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, DOI: http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511616983.

      С.Гуссенховен, (2005). Транскрипция голландской интонации В: С.-А. июнь, Просодическая типология: фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 118. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199249633.003.0005.

      К. Гуссенховен, (2007). Интонация В: П. де Ласи, Кембриджский справочник по фонологии . Кембридж: Издательство Кембриджского университета, стр. 253.

      К. Гуссенховен, (2011). Супрасегменты В: Дж.Д. Райт, Международная энциклопедия социальных и поведенческих наук . 2-е изд. Оксфорд: Эльзевир.

      Дж. И. Хуальде, (2004). В. Чанд, А. Келлехер, Эй Джей Родригес, Б. Шмайсер, Квазифонематические контрасты в испанском языке. WCCFL 23: Материалы 23-й конференции Западного побережья по формальной лингвистике. Сомервилль, Массачусетс Каскадилья Пресс : 374.

      Дж. И. Хуальде, П. Прието, (2015). Интонационная вариация в испанском языке В: С. Фрота, П. Прието, Интонационная вариация в романсе .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 350. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0010

      Л. М. Хайман, (2012). В защиту просодической типологии: ответ Бекману и Вендитти. Лингвистическая типология 16 : 341. DOI: http://dx.doi.org/10.1515/litity-2012-0014.

      Д. Йиткэ, В. Апопей, О. Падурару, С. Марушка, (2015). Транскрипция румынской интонации В: С. Фрота, П. Прието, Интонационная вариация в романсе .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 284. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0008.

      С.-А. июнь, (2000). Правила маркировки K-ToBI (корейский ToBI). Получено с http://www.linguistics.ucla.edu/people/jun/ktobi/k-tobi.html.

      С.-А. июнь, (2005). Введение В: Просодическая типология: фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199249633.001.0001

      С.-А. июнь, (2014). Просодическая типология: по типу заметности, просодии слов и макроритму В: Просодическая типология 2. Фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 520. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199567300.001.0001. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199567300.003.0017

      С.-А. июнь, Г. Элордиета, (1997). А. Ботинис, Ф. Курупетроглу, Г. Караяннис, Интонационная структура Lekeitio Basque. Интонация: теория, модели и приложения , Материалы семинара ESCA. 18-20 сентября 1997 г., Афины, Греция : 193.

      С.-А. июнь, Дж. Флетчер, (2014). Методика изучения интонации: от сбора данных к анализу данных В: С.-А. июнь, Просодическая типология II: Фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 493. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199567300.003.0016. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199567300.001.0001

      С.-А. июнь, К. Фужерон, (2000). Фонологическая модель французской интонации В: А. Ботинис, Интонация: Анализ, модели и технология . Дордрехт: Клувер, стр. 209. DOI: http://dx.doi.org/10.1007/978-94-011-4317-2_10.

      С.-А. июнь, К. Фужерон, (2002). Реализации акцентной фразы во французской интонации. Probus 14 : 147. DOI: http://dx.doi.org/10.1515/prbs.2002.002.

      П. А. Китинг, (1990). Фонетические представления в порождающей грамматике. Журнал фонетики 18 : 321.

      Хан, С. уд Д. . (2014). Интонационная фонология бангладешского стандартного бенгали В: С.-А. июнь, Просодическая типология 2: Фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 81.

      Д. Р. Лэдд, (2008а). Интонационная фонология . (2-е изд.) Кембридж: Издательство Кембриджского университета, DOI: http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511808814.

      Д.Р. Лэдд, (2008б). Обзор Sun-Ah Jun, изд. 2005: Просодическая типология: фонология интонации и фразировки. Фонология 25 (3) : 372. DOI: http://dx.doi.org/10.1006/jpho.1997.0046.

      Д. Р. Лэдд, Р. Мортон, (1997). Восприятие интонационного ударения: сплошное или категоричное?. Журнал фонетики 25 : 313.

      И. Мэддисон, (2013). Озвучивание взрывных и фрикативных звуков В: М. С. Драйер, М. Хаспелмат, Мировой атлас языковых структур онлайн.Лейпциг: Институт эволюционной антропологии Макса Планка. Получено с http://wals.info/chapter/4, по состоянию на 09 октября 2015 г.

      Э. О’Рурк, (2005). Интонация и языковой контакт: пример двух разновидностей перуанского испанского языка. (Неопубликованная докторская диссертация). Университет Иллинойса в Урбана-Шампейн.

      Дж. Пьергумбер, (1980). Фонетика и фонология английской интонации. (Неопубликованная докторская диссертация). Массачусетский Институт Технологий.

      Дж. Пьергумбер, М. Бекман, (1988). Японская тональная структура . Кембридж, Массачусетс: Массачусетский технологический институт Пресс.

      Дж. Ф. Питрелли, М. Э. Бекман, Дж. Хиршберг, (1994). Оценка надежности маркировки просодической транскрипции в рамках ToBI. ICSLP94. 1 : 123.

      П. Прието, (2014). Интонационная фонология каталонского In: С.-А. июнь, Просодическая типология 2. Фонология интонации и фразировки . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр.43. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199567300.003.0003.

      П. Прието, М. Ортега-Льебариа, (2009). Вызывают ли сложные тона удлинение слогов в каталонском и испанском языках? В: М. Вигарио, С. Фрота, М. Дж. Фрейтас, Фонетика и фонология: взаимодействия и взаимосвязи . Амстердам/Филадельфия: Джон Бенджаминс, стр. 51. DOI: http://dx.doi.org/10.1075/cilt.306.03pri

      П. Прието, П. Розано, (2010). Транскрипция интонаций испанского языка .Мюнхен: Линком.

      П. Прието, Дж. Боррас-Комес, Т. Кабре, В. Креспо-Сендра, И. Маскаро, П. Розано, Р. Зишель-Базен, М. М. Ванрелл, (2015). Интонационная фонология каталанского языка и его диалектных разновидностей В: С. Фрота, П. Прието, Интонационная вариация в романсе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 9. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0002.

      П. Прието, М. Д’Империо, Б. Гили-Фивела, (2005). Выравнивание звуковысотного акцента в романском языке: первичные и вторичные ассоциации с метрической структурой. Язык и речь 48 (4) : 359. DOI: http://dx.doi.org/10.1177/002383080040301.

      П. Розано, А. М. Фернандес Планас, (2013). Trancripció fonètica i fonológica de l’entonació: una proposta d’etiquetatge automàtic. Estudios de Fonética Experimental 32 : 275.

      П. Розано, М. дель М. Ванрелл, П. Прието, (2015). Интонационная фонология фриульского языка и его диалектов В: С. Фрота, П. Прието, Интонационная вариация в романсе .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 101. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0004.

      Р. Зишель-Базен, Т. Мейзенбург, П. Прието, (2015). Интонационная фонология окситанского языка: к просодической системе транскрипции В: С. Фрота, П. Прието, Интонационная вариация в романсе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 198. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0006.

      М. Стидман, (2014). Поверхностно-композиционная семантика английской интонации. Язык 90 (1) : 2. DOI: http://dx.doi.org/http://dx.doi.org/10.1353/lan.2014.0010.

      А. К. Сырдал, Дж. Хиршберг, Дж. Макгори, М. Бекман, (2001). Автоматическое предсказание ToBI и выравнивание для ускорения ручной маркировки просодии. Речевая связь 33 : 135. DOI: http://dx.doi.org/10.1016/S0167-6393(00)00073-X

      Р. Л. Траск, (1996). Словарь фонетики и фонологии . Лондон: Рутледж.

      Э.Вальдуви, (1990). Информационная составляющая. (Докторская диссертация). Нью-Йорк: Пенсильванский университет. Гарленд (опубликовано, 1992 г.).

      Ванрелл, М. дель М. . (2011). Фонологическая значимость тонального масштабирования в интонационной грамматике каталанского языка (неопубликованная докторская диссертация). Автономный университет Барселоны.

      Ванрелл, М. дель М.; Баллоне, Ф .; Ширру, К.; Прието, П. . (2015). Сардинская интонационная фонология: разновидности логудорского и кампиданского диалектов In: С.Фрота, П. Прието, Интонационная вариация в романсе . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 317. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199685332.003.0009.

      Ванрелл, М. дель М.; Стелла, А .; Гили-Фивела, Б.; Прието, П. . (2013). Просодические проявления Кодекса Усилия в каталанском, итальянском и испанском языках контрастируют. Журнал Международной фонетической ассоциации 43 (2) : 145. DOI: http://dx.doi.org/10.1017/S0025100313000066.

      Н.Вейе, С. Шаттак-Хуфнагель, А. Бругос, (2006). Расшифровка просодической структуры устных высказываний с помощью ToBI (программное обеспечение MIT Open Courseware, как преподавалось в январе IAP 2006 г.). Получено с http://ocw.mit.edu/courses/electrical-engineering-and-computer-science/6-911-transcribing-prosodic-structure-of-spoken-utterances-with-tobi-january-iap-2006/ индекс.htm.

      Дж. Вендитти, (2005). Модель J_ToBI японской интонации В: С.-А. июнь, Просодическая типология: фонология интонации и фразировки .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, стр. 172. DOI: http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199249633.003.0007.

      К. В. Вайтман, (2002). Б. Бел, И. Марлен, ТОБИ или не ТОБИ. Труды просодии речи ,

      Э. Уиллис, (2010). Доминиканская испанская интонация В: П. Прието, П. Розано, Транскрипция интонаций испанского языка . Мюнхен: Линком Европа, стр. 123.

      «Дневниковая отчетность и фонетическая транскрипция для эффективного анализа речи» Хейли Хендерсон, Нола Т.Рэдфорд и др.

       

      Исходная публикация (например, название журнала)

      Интернет-журнал исследований сельских и городских районов

      Аннотация

      Речевая языковая патология занимается оценкой и лечением коммуникативных расстройств и расстройств глотания. Несколько причин вызывают задержку или нарушение речи, что приводит к диагностике или ошибочному диагнозу расстройства речи.Одним из таких случаев является Виктор Авейронский, французский дикий ребенок. Пинель назвал его «неизлечимым идиотом и безнадежным случаем». Жан-Марк Гаспар Итар, молодой студент-медик, фактически усыновил Виктора в своем доме и опубликовал отчеты о его успехах. Он использовал дневник, чтобы записывать свои успехи в обучении говорить и передавать человеческие эмоции. Виктор продемонстрировал значительный ранний прогресс в понимании языка и чтении простых слов, но ему не удалось продвинуться дальше элементарного уровня. Было бы полезно, если бы во время лечения Итаром Виктора были доступны новые методы вмешательства, такие как фонетическая транскрипция или фонетический алфавит.Методы лечения Итарда подготовили почву для более продвинутых методов точного анализа речи и расширенных теорий в области специального образования для детей с нарушениями способности к обучению языку.

      Рекомендуемая ссылка

      Хендерсон, Хейли; Рэдфорд, Нола Т .; Пицетта, Кэндис; и Проддутуру, Свати, «Дневниковая отчетность и фонетическая транскрипция для эффективного анализа речи детей с ограниченными возможностями: чего Итар не знал» (2014). Публикации и другие работы по аудиологии и патологии речи.
      https://trace.tennessee.edu/utk_audipubs/5

      Тип отправки

      Издательская версия

      Файлы размером более 3 МБ могут открываться медленно. Для достижения наилучших результатов щелкните правой кнопкой мыши и выберите «сохранить как…».

      ЗАГРУЗКИ

      С 09 апреля 2018 г.

      МОНЕТЫ

       

      Radio International Alphabet » Electronics Notes

      Радиофонетический алфавит, правильнее будет назвать его радиотелефонным орфографическим алфавитом, используется для однозначного написания слов по буквам, часто по радио или по телефону.


      Коды и сокращения включают:
      Резюме Сокращения RST-код Q-код Фонетический алфавит


      Часто называемый радиофонетическим алфавитом, этот алфавит широко используется для двусторонней радиосвязи и других телекоммуникационных услуг для однозначной передачи букв, когда помехи и ограничения пропускной способности часто затрудняют точное различение разных букв.

      Радиофонетический алфавит или орфографический алфавит представляет собой набор слов, которые используются для обозначения букв алфавита.Слова в фонетическом алфавите используются для обозначения названия буквы, с которой оно начинается — на самом деле это называется акрофонией.

      Хотя его часто называют радиофонетическим алфавитом, фонетический алфавит — это термин, используемый лингвистами для записи подробной информации о звуках человеческой речи. Поэтому при использовании для радиоприложений часто требуется другой термин. Более правильным термином для радиофонетического алфавита является Международный радиотелефонный орфографический алфавит.

      Поскольку Международный радиотелефонный орфографический алфавит широко называют радиофонетическим алфавитом, этот термин будет использоваться здесь большую часть времени.

      Радиофонетический алфавит используется на международном уровне, поэтому его часто называют Международным радиофонетическим алфавитом или радиотелефонным алфавитом. Имея международно признанный орфографический алфавит, все операторы будут настроены на него, и будет меньше случаев неправильного толкования.

      Потребность в радиотелефонной орфографической азбуке

      На любом двустороннем канале радиосвязи или для других форм голосовой связи полоса пропускания звука ограничена, и могут присутствовать помехи и искажения.

      Для представления соответствующих букв используется радиофонетический алфавит. Он разрабатывался на протяжении многих лет таким образом, чтобы используемые слова обеспечивали минимальный риск быть ошибочно принятым за другое.

      Звуки типа «Б» и «Т» для «С» и «Ф» очень похожи. Другие буквы бывает трудно различить, и это означает, что сообщения могут быть получены неправильно. Даже те, которые могут звучать очень по-разному, могут быть ошибочными, если сигнал слабый, а уровень помех высокий

      Чтобы преодолеть это, слова, начинающиеся с определенной буквы, использовались с самых первых дней радио, чтобы идентифицировать конкретную букву и избежать путаницы и неправильного толкования.

      Усыновление

      Используемый в настоящее время фонетический алфавит, а также подробно описанный ниже, часто называют фонетическим алфавитом МСЭ.

      Он также был принят рядом других организаций и, следовательно, также может быть известен под этими именами.

      НАТО (Альянс Североатлантического договора) приняло фонетический алфавит для своей радиосвязи и телекоммуникаций. Соответственно, также можно увидеть ссылки на фонетический алфавит НАТО.

      Международная организация гражданской авиации (ИКАО) также использует международный радиофонетический алфавит для радиосвязи между самолетом и землей, а также во многих других случаях.Соответственно, фонетический алфавит радиосвязи также может быть известен как фонетический алфавит ИКАО.

      Поскольку орфографический алфавит или фонетический алфавит используется на международном уровне, его также часто называют Международным радиофонетическим алфавитом, хотя алфавит НАТО является одним из наиболее широко используемых обозначений.

      Радиофонетический алфавит МСЭ/НАТО

      Международный фонетический алфавит радиосвязи приведен в таблице ниже:

      Международный фонетический алфавит радиотелефонной связи МСЭ/НАТО
      А Альфа *
      Б Браво
      С Чарли
      Д Дельта
      Е Эхо
      Ф Фокстрот
      Г Гольф
      Н Отель
      я Индия
      Дж Джульетта *
      К Килограмм
      Л Лима
      М Майк
      Н ноябрь
      О Оскар
      Р Папа
      В Квебек
      Р Ромео
      С Сьерра
      Т Танго
      У Униформа
      В Виктор
      Вт Виски
      Х Рентген
      Д Янки
      З Зулу

      * Хотя нормальные варианты написания слов «альфа» и «Джульетта» в обычной речи — «альфа» и «Джульетта», эти конкретные форматы написания этих слов были приняты для упрощения понимания этих слов на международном уровне.Слово «альфа» было использовано потому, что если бы использовалось написание «альфа», оно могло бы быть неправильно произнесено людьми, не говорящими по-английски или по-французски. Точно так же было принято написание Джульетты, потому что во французском языке пропущена единственная буква «t». Использование «tt» означало, что буква t будет произноситься в конце слова.

      Принимая эти меры для обеспечения правильного произношения букв, он становится действительно международным фонетическим алфавитом, и по этой причине он был принят в качестве фонетического алфавита НАТО.

      Алфавиты, используемые НАТО, МСЭ и ИКАО, по сути одинаковы: существуют небольшие различия в способах описания фактического произношения слов.

      В качестве примера использования Международного фонетического алфавита радиотелефонии такой позывной, как G3YWX, будет произноситься как Golf three Yankee Whiskey X-ray.

      В подобных случаях использование радиофонетического алфавита особенно полезно, поскольку при использовании только аудиоканала отсутствуют визуальные подсказки и другие способы идентификации букв.

      История Международного радиофонетического алфавита

      Радиоорфографический алфавит или радиофонетический алфавит разрабатывался в течение многих лет. Всего лишь для двадцати шести букв было вложено огромное количество исследований и усовершенствований, чтобы обеспечить четкую и краткую радиосвязь.

      Еще до Первой мировой войны была признана необходимость в орфографическом или фонетическом алфавите для повышения точности как при радиосвязи, так и при междугородной проводной телефонной связи.

      Были введены некоторые военные орфографические алфавиты, но первый невоенный алфавит, введенный в международном масштабе, был принят CCIR, который был предшественником сегодняшнего ITU, в 1927 году. Использование этого фонетического алфавита позволило представить значительно расширенную версию. в 1932 г.

      1932 Фонетический алфавит МСЭ:

      Амстердам; Балтимор; Касабланка; Дания; Эдисон; Флорида; Галлиполи; Гавана; Италия; Иерусалим; Килограмм; Ливерпуль; Мадагаскар; Нью-Йорк; Осло; Париж; Квебек; Рома; Сантьяго; Триполи; Упсала; Валенсия; Вашингтон; Ксантиппа; Йокогама; Цюрих

      Во время Второй мировой войны явно возникла реальная потребность в точной голосовой связи.В этот момент различные народы использовали свои собственные орфографические или фонетические алфавиты. Королевские ВВС разработали свой собственный, и позже он был принят как объединенный армейский и флотский, который был введен примерно в 1941 году. Его до сих пор иногда можно услышать на любительских радиодиапазонах.

      Объединенная армия / флот Орфография / фонетический алфавит:

      Способный; Бейкер; Чарли; Собака; Легкий; Лиса; Джордж; Как; Пункт; Джиг; Король; Любовь; Майк; Нан; гобой; Питер; Королева; Роджер; сахар; Тара; Дядя; Виктор; Уильям; Рентгеновский снимок; Хомут; Зебра

      После войны для радиосвязи использовалось несколько фонетических алфавитов, и тогдашняя Международная ассоциация воздушного транспорта признала необходимость использования единого.В результате они представили черновой вариант одного из них для использования в 1947 году. Он был изменен после некоторого использования и принят на вооружение в 1951 году. Он оказался неудовлетворительным в использовании и был снова изменен в 1956 году, а вскоре после этого был принят на вооружение МСЭ и называется фонетическим алфавитом МСЭ, фонетическим алфавитом НАТО или даже радиоалфавитом.

      С тех пор фонетический алфавит МСЭ широко используется во всех формах радиосвязи, от судоходства до авиации, и во всех формах радиосвязи.


      Другие темы радиолюбителей:
      Что такое радиолюбители Позывные азбука Морзе Голосовые режимы Режимы цифровых данных QRP работает Коды и сокращения Обзор ветчинных бинтов Работа через различные режимы распространения сети Повторители Позывные Форматы контактов Создание хижины и покупка оборудования
          Возврат в меню любительского радио. . .

      Мозговая визуализация языковой пластичности у усыновленных взрослых: может ли второй язык заменить первый? | Кора головного мозга

      Аннотация

      Теряют ли пластичность нейронные цепи, обеспечивающие овладение языком, когда они настраиваются на материнский язык? Мы тестировали взрослых испытуемых, родившихся в Корее и усыновленных французскими семьями в детстве; они стали свободно говорить на своем втором языке и не сообщают о сознательном воспоминании о своем родном языке.В поведенческих тестах, оценивающих их память на корейский язык, мы обнаружили, что они не лучше, чем контрольная группа носителей французского языка, которые никогда не сталкивались с корейским языком. Мы также использовали связанную с событием функциональную магнитно-резонансную томографию для мониторинга корковых активаций, в то время как корейские приемные дети и носители французского языка слушали предложения, произнесенные на корейском, французском и других неизвестных иностранных языках. У усыновленных испытуемых не было специфической активации корейских стимулов по отношению к неизвестным языкам.Области, активируемые французскими стимулами больше, чем иностранными, были одинаковыми у корейских приемных детей и у французских испытуемых, но с относительно большей степенью активации в последней группе. Мы обсуждаем эти данные в свете гипотезы критического периода овладения языком.

      Введение

      Маленькие дети, похоже, обладают особым даром к изучению языка. Исследования раннего овладения языком показали, что младенцы быстро приспосабливаются к свойствам своего родного языка (Werker and Tees, 1984; Halle et al., 1991; Куль и др. , 1992). Кроме того, несколько исследований установили, что возраст овладения первым или вторым языком является основным фактором, определяющим окончательное владение им (Oyama, 1976; Newport, 1990; Mayberry and Eichen, 1991; Flege et al. , 1995): отставание даже в несколько лет от первого знакомства с языком может привести к незаметным, но существенным нарушениям владения его фонологией, морфологией или синтаксисом (Johnson and Newport, 1989; Weber-Fox and Neville, 1996; Pallier et al., 1997). Эти факты часто принимались в поддержку существования критического или сенситивного периода для изучения языка у людей, подобного тому, который наблюдается у нечеловеческих видов в других областях (Doupe and Kuhl, 1999).

      Одно из объяснений связывает это с прогрессирующей потерей пластичности нейронных цепей, которые служат для изучения языка. Изменение пластичности может быть следствием возрастных процессов созревания (Penfield, 1959; Lenneberg, 1967) или самим актом обучения (Bever, 1981; Flege et al., 1999). Однако это объяснение, именуемое в дальнейшем «гипотезой кристаллизации», является спорным: некоторые поздно изучающие второй язык, по-видимому, совершенно свободно говорят на нем, и остается нерешенным вопрос, обладает ли человеческий мозг потенциалом, при условии адекватной среды и обучения, или нет. достичь владения вторым языком на уровне родного (Long, 1990; Birdsong, 1992; Werker and Tees, 1992; Strange, 1995; Harley and Wang, 1997; MacWhinney, 1997). Гипотеза кристаллизации предсказывает, что чем позже будет изучен второй язык, тем больше будут различаться корковые представления второго и первого языков.Однако это предсказание получило неоднозначную поддержку. В исследовании функциональной магнитно-резонансной томографии (фМРТ) производства предложений у билингвов, что согласуется с гипотезой, паттерны активации, вызванные внутренней продукцией в L1 и L2 в области Брока, полностью перекрываются у ранних билингвов, но различаются у поздних билингвов (Kim ). и др. , 1997). Однако в последующем исследовании производства отдельных слов у ранних и поздних билингвов были обнаружены сильно перекрывающиеся активации (Chee et al., 1999b). В задачах на понимание предельный уровень владения L2 в большей степени, чем возраст освоения, кажется, предсказывает, совпадают ли корковые представления L1 и L2 (Dehaene et al. , 1997; Perani et al. , 1998; Chee и др. , 1999a). У билингвов с низким уровнем владения языком активация при прослушивании L2 сильно варьируется от одного человека к другому и часто отличается от активации, вызываемой L1 (Dehaene et al. , 1997). Однако в исследовании с помощью позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) подмножества поздних билингвов, которым удалось очень свободно говорить на L2, корковые представления L1 и L2 были неразличимы и аналогичны таковым у носителей языка (Perani et al., 1998). Последние результаты кажутся противоречащими гипотезе кристаллизации. Однако такое групповое исследование с использованием ПЭТ может быть недостаточно чувствительным, чтобы обнаружить тонкие изменения в организации языковых областей. Кроме того, можно утверждать, что высококвалифицированные участники, некоторые из которых были профессиональными переводчиками-синхронистами, были исключительными личностями.

      Другое предсказание гипотезы кристаллизации состоит в том, что воздействие первого языка должно оставлять долговременные следы в нейронных цепях, обслуживающих языковую обработку.В настоящем исследовании мы исследуем этот вопрос с помощью фМРТ для изучения мозговых основ понимания речи у особой группы испытуемых: детей, усыновленных из-за рубежа, которые перестали использовать свой родной язык и говорят только на языке своих новых родителей. При тестировании во взрослом возрасте они, по-видимому, свободно говорят на своем втором языке и сообщают, что полностью забыли свой родной язык (Maury, 1995). L2 полностью заменил L1? Согласно гипотезе кристаллизации, воздействие L1 в течение первых 3–8 лет жизни должно было оставить следы.Предоставление усыновленным субъектам предложений на их исходном языке должно вызвать некоторую оставшуюся активность в языковых областях. Если, с другой стороны, мозговые цепи, отвечающие за язык, остаются пластичными, то изучение нового языка может полностью вытеснить следы, оставленные первым. Насколько нам известно, это первое поведенческое и нейровизуализирующее исследование, в котором используются свидетельства усыновленных детей для изучения пластичности овладения языком, когда основной язык ребенка внезапно перестает использоваться.

      Материалы и методы

      Субъекты

      Чтобы найти усыновленных, мы связались с несколькими организмами, отвечающими за иностранное усыновление во Франции, и разослали письма нескольким сотням усыновленных из разных стран. Судя по полученным нами ответам, единственная достаточно многочисленная группа была сформирована из лиц корейского происхождения. После исключения тех, кто имел контакты с корейским языком с момента их прибытия, и тех, кто не мог участвовать в эксперименте фМРТ по разным причинам, мы получили восемь человек, для которых у нас были убедительные доказательства внезапной и окончательной изоляции от исходного материнского языка ( две женщины, шесть мужчин в возрасте от 20 до 32 лет, среднее значение = 26.8; возраст усыновления составлял 3, 3, 5,5, 5,5, 5,5, 7, 7,5 и 8 лет). Все утверждали, что полностью забыли свой родной язык, как это обычно бывает с детьми, усыновленными из иностранной иммиграции (Maury, 1995). При опросе об их навыках владения французским языком только один (который набрал 5,5 лет) сообщил о серьезных проблемах с изучением французского языка. Остальные сообщили, что довольно быстро выучили французский язык и не имели заметного иностранного акцента во французском языке.

      Учитывая их историю усыновления, вызывает беспокойство то, насколько нормальным было первоначальное освоение языка этими субъектами, и, в частности, получили ли они достаточный вклад в изучение корейского языка.Хотя у нас мало информации об их индивидуальной истории, усыновляющие организмы сообщили нам, что в детских домах, из которых они прибыли, они общались не только с другими детьми, но и со взрослыми, говорящими по-корейски. Старшие дети ходили в корейскую школу. Таким образом, вполне вероятно, что они получили нормальное знакомство с корейским языком. Контрольная группа состояла из восьми носителей французского языка (две женщины, шесть мужчин в возрасте от 22 до 28 лет, среднее значение = 23,5), которые не знали ни одного азиатского языка.По Эдинбургскому опроснику все испытуемые были правшами.

      Все испытуемые участвовали в двух поведенческих тестах вне сканера и одном тесте внутри сканера.

      Поведенческий тест 1: Идентификация языка

      Испытуемые прослушали в общей сложности 60 предложений, по 12 на каждом из пяти языков, незнакомых французским испытуемым (корейский, японский, польский, шведский и волоф). Предложения были прочитаны тремя разными носителями языка женского пола. После каждого предложения испытуемый должен был указать по шкале от 1 до 7 степень уверенности в том, что предложение было на корейском языке или нет: «7» означало, что он/она уверен, что предложение было на корейском языке; «1» означало, что он/она уверен, что предложение не на корейском языке; 4 свидетельствовало о полной неуверенности.

      Поведенческий тест 2: Распознавание слов

      Эксперимент состоял из серии из 24 испытаний, которые начинались с показа слова (написанного на французском языке), за которым следовали слуховые представления двух корейских слов. Задача состояла в том, чтобы решить, какое из двух корейских слов является правильным переводом отображаемого слова. Субъекты могли воспроизводить корейские слова столько раз, сколько хотели, прежде чем ответить.

      Дизайн фМРТ и комплектация

      Визуализация мозга была выполнена с использованием связанной с событием фМРТ, в то время как участники слушали в общей сложности 128 предложений на четырех разных языках: французском, корейском, японском и польском.Японский и польский языки были неизвестны нашим испытуемым и, таким образом, служили контролем для французских и корейских предложений. Кроме того, японский язык был больше похож на корейский, чем на польский, о чем свидетельствует наш предварительный тест. Нам было интересно оценить, проявится ли эта разница в сходстве при корковых активациях.

      Предложения были отобраны из записей трех женщин-носителей каждого языка. Предложения были выбраны из корпуса предложений с разных языков, все они были переведены с одних и тех же оригинальных предложений на французском языке.Все записи были сделаны в одном и том же звуконепроницаемом помещении (частота дискретизации 64 кГц, фильтр нижних частот 20 кГц, 4-кратная субдискретизация). Предложения, прочитанные с естественной интонацией, состояли из 16–21 слога. Они были выбраны таким образом, чтобы распределение длительности было одинаковым для разных языков (в среднем = 2,9 с). Приравнивались также средние энергии (rms) стимулов.

      Чтобы испытуемые обращали внимание на предложения, они должны были выполнить задание на обнаружение фрагментов. После каждого предложения с задержкой в ​​500 мс проигрывался фрагмент длительностью 400 мс.Испытуемый должен был указать, нажав одну из двух кнопок ответа, встречался этот фрагмент в предложении или нет. Перед сканированием испытуемые выполнили 12 пробных испытаний этого задания.

      Слуховые стимуляции (воспроизведение одного предложения с последующим зондированием) имели среднюю продолжительность 4 с и повторялись каждые 19,6 с во временных окнах, где градиенты считывания были отключены, что значительно уменьшило шум в сканере. После каждой стимуляции выполняли шесть сканирований всего мозга ( T 2 *-взвешенное эхо-планарное изображение, 3.75 × 3,75 × 5 мм, 22 среза, T R = 2,4 с, на магните Bruker 3 T). Стимулы вводили четырьмя блоками по 10 минут, каждый из которых включал 32 попытки. Языки, носители и стороны ответа были равномерно распределены внутри каждого блока. Инструкция (ответить «присутствует» правой или левой рукой) переключалась между вторым и третьим блоком. Предложения были представлены в разном рандомизированном порядке для каждого субъекта. Всего для каждого субъекта было получено 128 × 6 = 768 функциональных изображений.Высокое разрешение T 1 анатомических сканов (трехмерная последовательность градиент-эхо инверсия-восстановление, T I = 700 мс, T R = 1600 мс, FOV = 5300 мс, 902 х 2 192 мм , матрица = 256 × 128 × 256, толщина среза = 1,2 мм).

      Анализ данных фМРТ

      Данные фМРТ

      были обработаны с использованием программного обеспечения SPM99, начиная с синхронизации срезов, пространственной перестройки (коррекции движений), пространственной нормализации и сглаживания с помощью ядра Гаусса размером 5 мм.Для статистического анализа мы создали линейную модель, определив шесть категорий событий: французскую, корейскую, японскую или польскую стимуляцию, а также правую или левую двигательную реакцию (Friston et al. , 1995). Эти категории были скрещены с индикаторными переменными для четырех сеансов, что дало в общей сложности 24 вектора начала, которые были свернуты с идеальной гемодинамической импульсной реакцией и ее производной (включенной для моделирования небольших временных сдвигов). Были проведены как индивидуальные анализы, так и групповые анализы; групповой анализ состоял из тестов t- с использованием отдельных контрастных изображений, сглаженных на 8 мм (по одному изображению на субъекта).Если не указано иное, индивидуальные и групповые результаты были исследованы при воксельном пороге P < 0,001 без поправки на множественные сравнения и пороге P < 0,05 в отношении размера кластеров.

      Результаты

      Поведенческие тесты

      В тесте на определение предложений коренные корейские испытуемые не смогли распознать корейские предложения. Скорее, их оценки были одинаковыми для корейских и японских предложений [4.09 и 4,04 соответственно: t (7) = 0,30, P = 0,70] и были выше для этих языков, чем для трех других представленных языков: польского, шведского и волоф [ t (7) = 5,0, P = 0,001]. Дисперсионный анализ показал, что этот образец производительности существенно не отличался от того, что наблюдалось в группе носителей французского языка [группа × языковое взаимодействие: F (4,56) = 1,60, P = 0,17; Рис. 1 и ].Во втором тесте, где испытуемых просили выбрать перевод написанного французского слова из двух устных корейских слов, опять же корейцы и контрольная группа показали одинаковые результаты [56% и 52% успеха соответственно, t (14) = 0,98, Р = 0,30; см. рис. 1 b ]. Наконец, в задаче обнаружения речевого сегмента, выполненной во время фМРТ-сканирования, производительность не различалась между двумя группами [группа × языковое взаимодействие: F (3,14) = 1,5, P = 0.22]. И корейский, и контрольная группа показали лучшие результаты для единственного языка, который они могли понять (французского), чем для трех других языков [ t (7) = 6,65, P < 0,001 и t (7) = 6,77, Р < 0,001; Рис. 1 c ]. Проверка индивидуальных данных в трех тестах показала, что ни один из усыновленных корейских детей не показал заметных отличий от контрольной группы.

      Визуализация мозга

      Наш первый анализ был направлен на выявление сети областей, которые больше реагируют на французский, чем на другие неизвестные языки.Мы выбрали «польское» состояние в качестве базового, нейтрального для двух групп, и определили области, в которых французские стимулы вызывали более сильную активацию, чем польские. Групповой анализ выявил сеть областей, сравнимую с той, которая была выявлена ​​в предыдущих исследованиях слушания предложений (Mazoyer et al. , 1993; Perani et al. , 1996, 1998; Dehaene et al. , 1997; Schlosser). и др. , 1998). В эту сеть вошли левая СТС и соседние отделы верхней и средней височных извилин, левая нижняя лобная извилина (треугольный сектор) и, в меньшей степени, контралатеральные височные области правого полушария.Сходные сети были активированы в обеих группах испытуемых (см. табл. 1, рис. 2 A и 3): прямое сравнение двух групп не дало достоверной разницы (даже при снижении порога до P < 0,01 вокселя без поправки на множественные сравнения и порог размера кластера установлен на P < 0,05). Аналогичные результаты были получены, когда в качестве исходного уровня использовались активации, вызванные японскими предложениями, а не польскими предложениями (рис. 2 B ).

      Проверка отдельных анализов франко-польского сравнения (рис. 4) показала, что, хотя участники обеих групп активировали сходные области, участники из корейской группы имели меньшую степень активации, чем контрольная группа. Количество вокселей выше порога P < 0,001 было подвергнуто дисперсионному анализу с факторами «полушарие» и «родной язык» (см. рис. 5): оба фактора были значимыми [Группа: F (1,14) ) = 7,3, P = 0.02; Полушарие: F (1,14) = 24,0, P < 0,001], но не взаимодействовало [ F (1,14) = 1,6, P = 0,23]. Аналогичный анализ количества вокселов выше P <0,05 с поправкой дал аналогичный результат. Важно отметить, что при сравнении степени активации моторной коры, связанной с нажатием клавиш левой и правой рукой, таких различий в группах обнаружено не было [Группа: F (1,14) = 0,53, P = 0,48]. Это говорит о том, что меньшая степень активации у корейских испытуемых во время аудирования не была связана с изменениями в анатомической организации, форме головы или параметрах визуализации, а, возможно, была связана с их специфической историей овладения языком.

      Затем мы проверили наличие активаций, специфичных для корейских предложений, опять же относительно польских предложений. В корейской группе не было обнаружено существенной разницы (при P <0,01 или при P <0,001 без поправки на воксели для множественных сравнений и P <0,05 с поправкой на протяженность кластера). Более того, при индивидуальном анализе ни у одного из коренных корейских субъектов не было выявлено каких-либо специфичных для корейского языка активаций ( P < 0,001 без поправки).Однако в групповом анализе носителей французского языка две области были значительно активизированы корейскими стимулами, чем польскими: одна в левом мозжечке [максимум при –12, –56, –16; T (7) = 7,08] и один в правой средней верхней височной борозде (STS) [в 44, –12, –12; Т (7) = 18,24]. При сравнении двух групп эта правая область STS значительно выделялась при снижении порога при P < 0,01 [в 48, –20, –12; Т (14) = 5.35]. Однако кластер активации находится примерно в той же области [макс. в 48, –4, –8; T (14) = 4,74] также был обнаружен в корейской группе в «корейско-польском» анализе на уровне P < 0,01 вокселя (но это не приблизилось к порогу протяженности P < 0,05). Это может быть связано с различиями между корейским и польским языками, которые были заметны участникам (см. рис. 1 и ). Тем не менее, аналогичные анализы, сравнивающие корейские и японские предложения, а также японские и польские предложения, не выявили каких-либо существенных различий между языками или двумя группами.

      Наконец, мы напрямую сравнили активации французских и корейских предложений (рис. 2 C ). Во французской группе это выявило ту же самую сеть левого полушария, которая была выявлена ​​в контрасте «французский > польский». Если бы у корейских испытуемых были какие-либо следы изучения корейского как первого языка и французского как второго, то разница между французским и корейским языками должна быть ослаблена или даже обращена вспять в этой группе. Это был не тот случай. Контраст между французами и корейцами был очень значительным вдоль левой СТС и в левой нижней лобной области в корейской группе, так же как и во французской группе.Ни в одной области мозга не было выявлено групповых различий ни в контрастах «французский > корейский», ни в контрастах «корейский > французский».

      Обсуждение

      Мы изучали восприятие и понимание языка с помощью поведенческих методов и фМРТ в группе взрослых корейцев, усыновленных в юности французскими семьями, а также в контрольной группе носителей французского происхождения. Наблюдались три основных результата. Во-первых, в поведении приемные испытуемые не могли отличить предложения на родном языке от предложений, исходящих из других языков.Они также не могли идентифицировать корейские слова в задании с принудительным выбором или распознавать фрагменты корейских предложений лучше, чем контрольные образцы носителей французского языка. Во-вторых, данные фМРТ не выявили различий в активации мозга, когда усыновленные испытуемые слушали корейский язык по сравнению с неизвестным языком, таким как польский или японский. В-третьих, корковые области, которые больше реагировали на известный язык, французский, чем на другие иностранные языки, были сходными у усыновленных испытуемых и в контрольной группе носителей французского языка. Однако наблюдаемая активация в этом сравнении имела более широкую степень у носителей французского языка, чем у усыновленных.

      Эти данные не подтверждают сильную версию гипотезы кристаллизации. Действительно, эта гипотеза заставила нас ожидать активацию, характерную для корейского языка, у усыновленных корейцев, а также дифференциальный характер активации областей между группами французов и корейцев при прослушивании французского языка. На самом деле паттерны активации у корейцев были очень похожи на таковые у коренных французов, по крайней мере, в том, что касается активированных областей. Были обнаружены небольшие различия в степени и количестве активации; они обсуждаются ниже.В обеих группах наблюдалась большая активация левосторонней височной и нижней лобной областей при прослушивании французских предложений, но практически не обнаруживалась активация этой сети при прослушивании корейских предложений по сравнению с двумя другими, неизвестными языками. Это свидетельствует в пользу обратимости пластических изменений, связанных с овладением языком в первые годы жизни. Субъекты нашего исследования были усыновлены в возрасте от 3 до 8 лет. Если бы мозговые цепи, обеспечивающие овладение языком, начали кристаллизоваться в этот период времени, можно было бы ожидать более значительных различий между двумя группами.Наши данные скорее свидетельствуют о том, что при раннем изучении второго языка в этом усвоении не обязательно участвуют другие системы мозга, чем те, которые участвуют в изучении родного языка. Наоборот, второй язык может быть представлен в тех самых областях, которые обычно представляют первый язык. Этот вывод согласуется с предыдущим исследованием понимания устной речи методом ПЭТ, в котором было обнаружено, что поздно, но хорошо бегло изучающие второй язык имеют паттерны активации, неотличимые от таковых у носителей языка (Perani et al., 1998). По сравнению с этим предыдущим исследованием, настоящее исследование имеет то преимущество, что усыновленные предметы не были выбраны, потому что они были исключительно одарены иностранными языками. Наше исследование показывает, что любой ребенок, попавший в необычную ситуацию, связанную с изучением нового языка в возрасте от 3 до 8 лет, может в значительной степени преуспеть в этом, и что он делает это, используя те же области мозга, которые задействуются для первого обучения. -овладение языком.

      Наблюдения за поведением, которые мы собрали, также подтверждают утверждение приемных испытуемых о том, что они забыли свой родной язык.В тесте на определение предложений на корейском языке они показали не лучшие результаты, чем наивные французские испытуемые. Это было верно и в лексическом тесте, который включал выбор соответствующего значения для общеупотребительных слов, и в тесте на обнаружение речевого сегмента. Одним из ограничений этих тестов (за исключением, возможно, третьего) является то, что они не были предназначены для проверки скрытых, скрытых остатков корейского языка у приемных испытуемых. Ранний опыт общения с корейским мог оставить имплицитные бессознательные следы на уровне микросхем областей обработки речи, которые не были обнаружены нашими поведенческими методами и методами фМРТ.Однако, если они вообще существуют, такие следы должны быть небольшими и, возможно, принимать форму «спящих» синаптических изменений, которые невозможно выявить с помощью классических методов вычитания фМРТ. Такие следы могут быть обнаружены с помощью парадигмы обучения. Например, более обширные эксперименты по переобучению (которые не могли быть выполнены во время визита на полдня в рамках настоящего исследования) могут выявить более быстрое изучение корейского языка у субъектов, которые рано познакомились с корейским языком, по сравнению с контрольными субъектами, как это наблюдалось у обоих животных. и люди (Tees and Werker, 1984; Knudsen, 1998; Au et al., 2002). Мы находимся в процессе разработки такого тренировочного теста, чтобы оценить, могут ли усыновленные корейцы воспринимать фонетические контрасты, которые существуют в корейском языке, но не во французском, лучше, чем носители французского языка.

      В нашем эксперименте фМРТ использовались естественные предложения, чтобы выявить потенциальные следы корейского языка у приемных испытуемых на любом из различных языковых уровней, от фонологии до лексики, просодии, синтаксиса и семантики. Чтобы выделить такие следы, мы вычли активацию на корейские стимулы из активации на стимулы на двух иностранных языках, японском и польском.Ранее было показано, что эта процедура выявляет большую сеть активации при обработке известного относительно иностранного языка (Mazoyer et al. , 1993; Dehaene et al. , 1997; Schlosser et al. , 1998). . Однако одна трудность с этой логикой вычитания заключается в том, что некоторые области, особенно те, которые связаны с декодированием речи и фонологическими процессами, могут быть вычтены, потому что они могут одинаково хорошо активироваться известными и неизвестными языками. Действительно, отсутствие дифференциальной активации в верхней височной извилине, связанной с декодированием речи (Hickok and Poeppel, 2000), как у усыновленных испытуемых, так и у контрольной группы, можно интерпретировать как подтверждение идеи о том, что чужеродные стимулы задействуют фонологический процесс. обрабатывает столько же, сколько и нативные стимулы.Таким образом, субтрактивный метод мог оказаться неоптимальным для выявления следов родного языка на ранних стадиях обработки речи.

      Хотя большая часть наших результатов указывает на высокую степень сходства между усыновленными испытуемыми и носителями французского языка, мы обнаружили два различия между группами, заслуживающие обсуждения. Во-первых, при прослушивании французского языка по сравнению с иностранными стимулами, хотя активировались одни и те же анатомические области, степень активации была выше у носителей французского происхождения по сравнению с усыновленными корейцами.Этот результат отвечает на главный вопрос, на который был направлен наш эксперимент: может ли второй язык заменить первый? Обсужденные выше результаты подразумевают, что это возможно, но этот последний вывод предполагает, что такая замена может быть неполной. Приобретение опыта, как известно, сопровождается локальным повышением активности мозга (Gauthier et al. , 1999; Poldrack and Gabrieli, 2001) и увеличением корковых карт (Elbert et al. , 1995) одновременно с сужение корковой настройки (Rainer and Miller, 2000).Больший опыт владения французским языком носителями французского языка мог привести к расширению корковых карт для обработки речи и/или повышению их чувствительности по сравнению с корейскими субъектами. Хотя мы неофициально заметили, что усыновленные корейцы очень хорошо владеют французским языком, потребуются последующие исследования, чтобы оценить, могут ли они незначительно отличаться от носителей языка.

      В качестве альтернативы, относительная разница в степени активации между группами может быть связана с большей активацией у усыновленных субъектов внешними раздражителями.В отличие от контрольной группы, которая состояла из наивных студентов из Парижа, усыновленные испытуемые согласились участвовать в исследовании из-за своего усыновленного статуса и специально для этого исследования приезжали в Орсе из других частей Франции. Учитывая их естественное любопытство к своему особому статусу, мы не можем исключить возможность того, что они уделяли больше внимания стимулам иностранного языка, чем контрольные испытуемые. Также возможно, что их необычная история овладения языком вызвала большую чувствительность языковых областей левого полушария к любой форме лингвистического ввода.В настоящее время мы не можем провести различие между приведенными выше объяснениями.

      Второе различие между группами наблюдалось в корейско-польском вычитании, которое выявило активацию правого STS, которая была сильнее в группе коренных французов, чем у усыновленных испытуемых. Этот непредсказуемый результат может быть связан с относительной заторможенностью корейцев по сравнению с французской группой при прослушивании корейского языка. Эта интерпретация ставит вопрос о возможной роли торможения в забывании родного языка.Однако тот факт, что две группы не отличались корейско-японским и французско-корейским вычитанием, смягчает эту интерпретацию.

      В заключение мы рассмотрим возможные последствия этого исследования для теорий критических периодов в овладении языком. Первоначальная гипотеза, выдвинутая Леннебергом (Lenneberg, 1967), гласит, что критический период для речи заканчивается в период полового созревания. Учитывая, что усыновленные испытуемые прибыли во Францию, когда им было меньше 8 лет, наши результаты не противоречат гипотезе Леннеберга.Однако другая версия гипотезы критического периода утверждает, что задолго до полового созревания происходит постепенная потеря пластичности. Эта точка зрения основана на том факте, что языковое восприятие очень рано адаптируется к языковой среде. Исследования развития показали, что даже дети первого года жизни уже демонстрируют влияние окружающей их языковой среды как на свое поведение (Werker and Tees, 1983; Halle et al. , 1991; Kuhl et al., 1992) и их активации мозга (Dehaene-Lambertz and Dehaene, 1994; Dehaene-Lambertz, 1997; Näätänen et al. , 1997; Cheour et al. , 1998). Это согласуется с исследованиями обработки второго языка, которые показывают, что у иммигрантов даже отставание в несколько лет в начале овладения вторым языком связано с ощутимым дефицитом по сравнению с местными субъектами. Такой дефицит наиболее очевиден в речевом производстве, где иностранный акцент начинает ощущаться, когда второй язык осваивается после 4 лет (Oyama, 1976; Flege et al., 1995). Аналогичные исследования понимания речи также выявили дефицит синтаксиса у китайских иммигрантов, приехавших в США на третьем курсе (Weber-Fox and Neville, 1996).

      Часто не осознается, что такого рода эмпирические данные могут быть подвергнуты двум радикально различным теоретическим интерпретациям. Полезно различать интерференцию и «кристаллизацию» гипотезы критического периода. Оба автора сходятся во мнении, что овладение языком начинается очень рано, возможно, благодаря генетически обусловленным механизмам, частично предназначенным для обработки речевых входных данных.Однако они по-разному интерпретируют трудности испытуемых в овладении вторым языком. Согласно описанию кристаллизации, окно пластичности мозга открыто при рождении и постепенно закрывается по мере стабилизации мозговых сетей, отвечающих за язык, под возможным влиянием факторов созревания и/или опыта. С этой точки зрения пластичность временно ограничена и постепенно утрачивается. С другой стороны, согласно теории интерференции, наличие процессов и репрезентаций, настроенных на первый язык, действует как фильтр, искажающий способ усвоения второго языка.С этой точки зрения потеря пластичности в языковых областях, если она вообще существует, играет лишь незначительную роль по сравнению с вмешательством, налагаемым на сохранение первого языка обработкой второго.

      Изучение усыновленных детей дает уникальную возможность рассмотреть это теоретическое различие. В отличие от иммигрантов, которые обычно поддерживают связь со своей родной семьей и местным языковым сообществом, усыновленным детям не нужно поддерживать какое-либо представление о родном языке, которого они внезапно лишаются.В этой ситуации наши данные позволяют предположить, что родной язык в значительной степени утерян и заменен языком новой среды. Даже к 7-8 годам пластичность в языковых областях все еще достаточно высока, чтобы способствовать практически полному восстановлению нормальной речи. Этот вывод согласуется с исследованиями поражений, которые показали хорошее, хотя и неполное, восстановление после обширных поражений левого полушария или даже после левополушарной резекции, проведенной в возрасте до 9 лет (Vargha-Khadem et al., 1997). Наши результаты дополняют эти исследования, показывая, что эта форма пластичности не ограничивается исключительными ситуациями мозгового инсульта или трудноизлечимой эпилепсии, но также встречается в нормальном мозге. Эта точка зрения не противоречит представлению о том, что половое созревание связано с биологически детерминированным снижением способности к обучению языку (Lenneberg, 1967). Действительно, предыдущие исследования с использованием изображений мозга выявили значительные различия в корковой репрезентации первого и второго языков у самых поздних учащихся (Perani et al., 1996; Дехане и др. , 1997; Ким и др. , 1997). Мы могли бы получить аналогичные результаты, если бы изучили популяцию испытуемых, которые были перемещены в новую страну и оторваны от своего родного языка в более позднем возрасте, после полового созревания. Наши данные также не являются несовместимыми с доказательствами развития ранних изменений мозга, связанных с овладением языком. Наши результаты просто показывают, что эти ранние изменения не сразу стабилизируются, а остаются пластичными и обратимыми в течение нескольких лет.

      Рисунок 1.

      Результаты трех поведенческих тестов носителей корейского и французского языков. В тесте «Определение корейского предложения» ( a ) испытуемые слушали предложения на пяти разных языках и оценивали свою уверенность в том, что предложения были на корейском языке (7 = 100% уверен, что это корейский; 4 = совершенно не уверен, 1 = уверен). это не корейский). В «Тесте на распознавание слов» ( b ) испытуемые видели французское слово и должны были выбрать правильный перевод среди двух произнесенных корейских слов.В «задаче на обнаружение сегментов» ( c ) испытуемые должны были решить, принадлежит ли короткий звуковой отрывок только что услышанному предложению. Во всех тестах результаты корейцев не отличались от показателей контрольной группы (столбики погрешностей отображают 95% ДИ).

      Рис. 1.

      Результаты трех поведенческих тестов носителей корейского и французского языков. В тесте «Определение корейского предложения» ( a ) испытуемые слушали предложения на пяти разных языках и оценивали свою уверенность в том, что предложения были на корейском языке (7 = 100% уверен, что это корейский; 4 = совершенно не уверен, 1 = уверен). это не корейский).В «Тесте на распознавание слов» ( b ) испытуемые видели французское слово и должны были выбрать правильный перевод среди двух произнесенных корейских слов. В «задаче на обнаружение сегментов» ( c ) испытуемые должны были решить, принадлежит ли короткий звуковой отрывок только что услышанному предложению. Во всех тестах результаты корейцев не отличались от показателей контрольной группы (столбики погрешностей отображают 95% ДИ).

      Рис. 2.

      Визуализация мозга, отображающая результаты группового анализа трех контрастов, сравнивающих французские стимулы с польскими стимулами ( A ), японскими стимулами ( B ) и корейскими стимулами ( C ).

      Рисунок 2.

      Изображения мозга, отображающие результаты группового анализа трех контрастов, сравнивающих французские стимулы с польскими стимулами ( A ), японскими стимулами ( B ) и корейскими стимулами ( C C )

      Рисунок 3.

      Динамика активации в трех различных областях левого полушария (1 = извилина Гешеля, 2 = задняя STS, 3 = нижняя лобная извилина). Процентные изменения сигнала показаны как функция положения сканирования после представления предложения (время между сканированиями = 2.4 с). Четыре разных типа линий соответствуют каждому из языков, на которых произносились стимулы (французский, корейский, японский и польский). Для каждой группы выбирался максимальный пик в интересующей области.

      Рисунок 3.

      Временной ход активации в трех различных областях левого полушария (1 = извилина Гешеля, 2 = задняя STS, 3 = нижняя лобная извилина). Процентные изменения сигнала показаны как функция положения сканирования после представления предложения (время между сканированиями = 2.4 с). Четыре разных типа линий соответствуют каждому из языков, на которых произносились стимулы (французский, корейский, японский и польский). Для каждой группы выбирался максимальный пик в интересующей области.

      Рисунок 4.

      Визуализация мозга, показывающая для каждого из 16 испытуемых области, где активация из-за предложений на французском языке была значительно сильнее ( P < 0,001), чем активация из-за предложений на польском языке.

      Рис. 4.

      Изображения мозга, показывающие для каждого из 16 испытуемых области, где активация из-за французских предложений была значительно сильнее ( P < 0,001), чем активация из-за польских предложений.

      Рис. 5.

      Количество надпороговых ( P < 0,001) вокселов на отдельных статистических параметрических картах для «французско-польского контраста», разбитых по полушариям (каждая строка соответствует одному субъекту).

      Рис. 5.

      Номера надпороговых ( P < 0,001) вокселов в отдельных статистических параметрических картах для «французско-польского контраста», разделенных по полушариям (каждая строка соответствует одному субъекту).

      Каталожные номера

      Au TK, Knightly LM, Jun SA, Oh JS (

      2002

      ) Подслушивание языка в детстве.

      Психология

      13

      :

      238

      –243.

      Бевер Т. (1981) Нормальные процессы усвоения объясняют критический период для изучения языка.В: Индивидуальные различия в способностях к изучению языка (Диллер К., изд.), стр. 176–198. Роули, Массачусетс: Дом Ньюбери.

      Birdsong D (

      1992

      ) Абсолютное достижение в изучении второго языка.

      Язык

      68

      :

      708

      –755.

      Чи М., Каплан Д., Сун С., Шрирам Н., Тан Э., Тиль Т., Уикс Б. (

      1999

      ) Обработка визуально представленных предложений на мандаринском и английском языках, изученных с помощью фМРТ.

      Нейрон

      23

      :

      127

      –137.

      Chee M, Tan E, Thiel T (

      1999

      ) Обработка одного текста на мандаринском и английском языках изучалась с помощью функциональной магнитно-резонансной томографии.

      J Neurosci

      19

      :

      3050

      –3056.

      Cheour M, Ceponiene R, Lehtokoski A, Luuk A, Allik J, Alho K, Näätänen R (

      1998

      ) Развитие языковых репрезентаций фонем в мозге младенцев.

      Nature Neurosci

      1

      :

      351

      –353.

      Dehaene S, Dupoux E, Mehler J, Cohen L, Paulesu E, Perani D, van de Moortele PF, Léhericy S, LeBihan D (

      1997

      ) Анатомическая изменчивость в корковом представлении первого и второго языков.

      Нейроотчет

      8

      :

      3809

      –3815.

      Dehaene-Lambertz G (

      1997

      ) Электрофизиологические корреляты категориального восприятия у взрослых.

      Нейроотчет

      8

      :

      919

      –924.

      Dehaene-Lambertz G, Dehaene S (

      1994

      ) Скорость и мозговые корреляты распознавания слогов у младенцев.

      Природа

      370

      :

      292

      –295.

      Доуп А., Куль П. (

      1999

      ) Пение птиц и человеческая речь: общие темы и механизмы.

      Annu Rev Neurosci

      22

      :

      567

      –631.

      Elbert T, Pantev C, Wienbruch C, Rockstroh B, Taub E (

      1995

      ) Увеличение коркового представительства пальцев левой руки у струнников.

      Наука

      270

      :

      305

      –307.

      Flege JE, Munro MJ, MacKay IRA (

      1995

      ) Факторы, влияющие на силу воспринимаемого иностранного акцента на втором языке.

      J Acoust Soc Am

      97

      :

      3125

      –3134.

      Flege JE, Yeni-Komshian GH, Liu S (

      1999

      ) Возрастные ограничения для изучения второго языка.

      J Mem Lang

      41

      :

      78

      –104.

      Friston KJ, Holmes AP, Worsley KJ, Poline JB, Frith CD, Frackowiak RSJ (

      1995

      ) Статистические параметрические карты в функциональной визуализации: общий линейный подход.

      Hum Brain Map

      2

      :

      189

      –210.

      Gauthier I, Tarr MJ, Anderson AW, Skudlarski P, Gore JC (

      1999

      ) Активация средней веретенообразной «области лица» увеличивается с опытом распознавания новых объектов.

      Nature Neurosci

      2

      :

      568

      –573.

      Халле П., де Бойссон-Барди Б., Вихман М. (

      1991

      ) Начало просодической организации: интонация и продолжительность двусложных слов, производимых японскими и французскими младенцами.

      Языковая речь

      34

      :

      299

      –318.

      Harley B, Wang W (1997) Гипотеза критического периода: где мы сейчас? В: Учебники по двуязычию: психолингвистические перспективы (де Гроот А.Б., Кролл Дж.Ф., ред.), стр.19–51. Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates.

      Хикок Г., Поппель Д. (

      2000

      ) На пути к функциональной нейроанатомии восприятия речи.

      Trends Cogn Sci

      4

      :

      131

      –138.

      Джонсон Дж. С., Ньюпорт Э. Л. (

      1989

      ) Эффекты критического периода в изучении второго языка: влияние состояния созревания на овладение английским как вторым языком.

      Cognit Psychol

      21

      :

      60

      –99.

      Ким К.Х.С., Релкин Н.Р., Ли К.М., Хирш Дж. (

      1997

      ) Отдельные области коры головного мозга, связанные с родным и вторым языками.

      Природа

      388

      :

      171

      –174.

      Knudsen E (

      1998

      ) Способность к пластичности слуховой системы взрослой совы расширилась за счет ювенильного опыта.

      Наука

      279

      :

      1531

      –1533.

      Kuhl P, Williams K, Lacerda F, Stevens K, Lindblom B (

      1992

      ) Языковой опыт изменяет фонетическое восприятие у младенцев в возрасте 6 месяцев.

      Наука

      255

      :

      606

      –608.

      Леннеберг Э. Х. (1967) Биологические основы языка.Нью-Йорк: Уайли.

      Long M (

      1990

      ) Возрастные ограничения на языковое развитие.

      Stud Sec Lang Получение

      12

      :

      251

      –285.

      MacWhinney B (1997) Овладение вторым языком и модель конкуренции. В: Учебники по двуязычию: психолингвистические перспективы (де Гроот А.Б., Кролл Дж. Ф., ред.), стр. 113–142. Махва, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates.

      Мори Ф. (1995) Интрапсихические механизмы международного и межрасового усыновления.l’adoption des enfants coréens en france. Кандидатская диссертация, Парижский университет VIII, Париж.

      Мэйберри Р., Эйхен Э.Б. (

      1991

      ) Длительное преимущество изучения языка жестов в детстве: еще один взгляд на критический период для овладения языком.

      J Mem Lang

      30

      :

      486

      –512.

      Mazoyer BM, Dehaene S, Tzourio N et al. (

      1993

      ) Корковое представление речи.

      J Cogn Neurosci

      5

      :

      467

      –479.

      Näätänen R, Lehtokoski A, Lennes M et al. (

      1997

      ) Репрезентации фонем, специфичные для языка, выявляемые электрическими и магнитными реакциями мозга.

      Природа

      385

      :

      432

      –434.

      Newport EL (

      1990

      ) Возрастные ограничения при изучении языка.

      Cogn Sci

      14

      :

      11

      –28.

      Ояма С. (

      1976

      ) Сензитивный период для приобретения неродной фонологической системы.

      J Психолингвист Res

      5

      :

      261

      –283.

      Палье С., Бош Л., Себастьян-Галлес Н. (

      1997

      ) Предел пластичности поведения при восприятии речи.

      Познание

      64

      :

      B9

      –B17.

      Penfield W (1959) Речь и механизмы мозга. Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

      Perani D, Dehaene S, Grassi F, Cohen L, Cappa S, Dupoux E, Fazio F, Mehler J (

      1996

      ) Мозговая обработка родных и иностранных языков.

      Нейроотчет

      7

      :

      2439

      –2444.

      Перани Д., Паулесу Э., Себастьян Н., Дюпу Э., Дехане С., Беттинарди В., Каппа С.Ф., Фацио Ф., Мелер Дж. (

      1998

      ) Двуязычный мозг. Уровень владения и возраст овладения вторым языком.

      Мозг

      121

      :

      1841

      –1852.

      Полдрак Р.А., Габриэли Д.Д.

      Мозг

      124

      :

      67

      –82.

      Райнер Г., Миллер Э.К. (

      2000

      ) Влияние визуального опыта на представление объектов в префронтальной коре.

      Нейрон

      27

      :

      179

      –189.

      Schlosser MJ, Aoyagi N, Fulbright RK, Gore JC, McCarthy G (

      1998

      ) Функциональные МРТ-исследования слухового восприятия.

      Hum Brain Map

      6

      :

      1

      –13.

      Strange W, изд. (1995) Восприятие речи и языковой опыт.Балтимор, Мэриленд: York Press.

      Tees RC, Werker JF (

      1984

      ) Гибкость восприятия: поддержание или восстановление способности различать звуки неродной речи.

      Can J Psychol

      38

      :

      579

      –590.

      Vargha-Khadem F, Carr L, Isaacs E, Brett E, Adams C, Mishkin M (

      1997

      ) Начало речи после левосторонней гемисферэктомии у девятилетнего мальчика.

      Мозг

      120

      :

      159

      –182.

      Weber-Fox CM, Neville HJ (

      1996

      ) Возрастающие ограничения на функциональные специализации для обработки языка: Erp и поведенческие данные двуязычных носителей.

      J Cogn Neurosci

      8

      :

      231

      –256.

      Werker JF, Tees RC (

      1983

      ) Изменения в восприятии звуков неродной речи в детстве.

      Can J Psychol

      37

      :

      278

      –286.

      Werker JF, Tees RC (

      1984

      ) Межъязыковое восприятие речи: свидетельство перцептивной реорганизации в течение первого года жизни.

      Infant Behav Dev

      7

      :

      49

      –63.

      Werker JF, Tees RC (

      1992

      ) Организация и реорганизация человеческого восприятия речи.

      Ann Rev Neurosci

      15

      :

      377

      –402.

      © Издательство Оксфордского университета

      .

      admin

      Добавить комментарий

      Ваш адрес email не будет опубликован.