Древний разбор слова по составу: «древние» — корень слова, разбор по составу (морфемный разбор слова)

Разбор слов по составу

Разбор слова по составу

Тип лингвистического анализа, в результате которого определяется структура слова, а также его состав, называется морфемным анализом.

Виды морфем

В русском языке используются следующие морфемы:

— Корень. В нем заключается значение самого слова. Слова, у которых есть общий корень, считаются однокоренными. Иногда слово может иметь два и даже три корня.
— Суффикс. Обычно идет после корня и служит инструментом для образования других слов. К примеру, «гриб» и «грибник». В слове может быть несколько суффиксов, а может не быть совсем.
— Приставка. Находится перед корнем. Может отсутствовать.
— Окончание. Та часть слова, которая изменяется при склонении или спряжении.
— Основа. Часть слова, к которой относятся все морфемы, кроме окончания.

Важность морфемного разбора

В русском языке разбор слова по составу очень важен, ведь нередко для правильного написания слова необходимо точно знать, частью какой морфемы является проверяемая буква.

Многие правила русского языка построены на этой зависимости.

Пример

В качестве примера можно взять два слова: «чёрный» и «червячок». Почему в первом случае на месте ударной гласной мы пишем «ё», а не «о», как в слове «червячок»? Нужно вспомнить правило написания букв «ё», «е», «о» после шипящих, стоящих в корне слова. Если возможно поменять форму слова либо подобрать родственное ему так, чтобы «ё» чередовалась с «е», тогда следует ставить букву «ё» (чёрный — чернеть). Если чередование отсутствует, тогда ставится буква «о» (например, чокаться, шорты).

В случае же со словом «червячок» «-ок-» — это суффикс. Правило заключается в том, что в суффиксах, если стоящая после шипящих букв гласная находится под ударением, всегда пишется «о» (зрачок, снежок), в безударном случае — «е» (платочек, кармашек).

Как разобрать слово по составу

Для помощи начинающим существуют морфемно-орфографические словари. Можно выделить книги таких авторов, как Тихонов А.Н.

, Ожегов С.И., Рацибурская Л.В.

В любом слове непременно должны присутствовать корень и основа. Остальных морфем может и не быть. Иногда слово целиком может состоять из корня (или основы): «гриб», «чай» и т.д.

Этапы морфемного анализа

Чтобы морфемный разбор слов было легче осуществить, следует придерживаться определенного алгоритма:

— Сначала нужно определить часть речи, задав вопрос к слову. Для прилагательного это будет вопрос «какой?», для существительного — «что?» или «кто?».
— Затем нужно выделить окончание. Чтобы его найти, слово нужно просклонять по падежам, если часть речи это позволяет. Например, наречие изменить никак нельзя, поэтому у него не будет окончания.
— Далее нужно выделить основу у слова. Все, кроме окончания, — основа.
— Потом следует определить корень, подобрав родственные однокоренные слова.

— Определяется приставка, а потом суффиксы (при их наличии).

Особенности разбора

Иногда подход к морфемному разбору в программах университета и школы может отличаться. Во всех случаях различия аргументированы и имеют право на существование. Поэтому стоит ориентироваться на морфемный словарь, рекомендованный в конкретном учебном заведении.

Только что искали: п т л о а б сейчас клюшако сейчас панибратство сейчас пкеитс сейчас ртьясо сейчас сдатьжоа 1 секунда назад кутна 1 секунда назад м а с л о 1 секунда назад х р а м у 1 секунда назад н г в п о д т ю у ш з х ф ы ж 1 секунда назад кнрамчь 1 секунда назад л о т е р е я 1 секунда назад з а п р о с 1 секунда назад ртвкео 1 секунда назад унакал 1 секунда назад

Страница не найдена

wordmap

Данная страница не найдена или была удалена.

Только что искали:

туркно 1 секунда назад

икстали 3 секунды назад

бэза 4 секунды назад

водичкану 4 секунды назад

тнпора 6 секунд назад

ахметгалиева 6 секунд назад

пупитр 7 секунд назад

надсадный крик 7 секунд назад

не нарочно 8 секунд назад

лазебный 9 секунд назад

дорникту 10 секунд назад

подарили 10 секунд назад

повернуться к папе 10 секунд назад

диктат моды 10 секунд назад

касается газа 10 секунд назад

Последние игры в словабалдучепуху

Имя Слово Угадано Откуда
Игрок 1 аккумулирование 160 слов 95. 29.166.183
Игрок 2 минуточка 80 слов 95.29.166.183
Игрок 3 фагот 8 слов 95.29.166.183
Игрок 4 краснофлотец 163 слова 95.29.166.183
Игрок 5 сани 6 слов 95.29.166.183
Игрок 6 сани 0 слов 194.28.241.252
Игрок 7 паркинсонизм 130 слов 95.29.166.183
Играть в Слова!
Имя Слово Счет Откуда
Игрок 1 проза 38:39 176. 59.103.175
Игрок 2 пилат 21:20 109.254.254.28
Игрок 3 нытье 20:20 109.254.254.28
Игрок 4 леток 21:23 109.254.254.28
Игрок 5 камка 5:5 109.254.254.28
Игрок 6 кольт 10:11 109.254.254.28
Игрок 7 зажор 52:50 109.254.254.28
Играть в Балду!
Имя Игра Вопросы Откуда
А На одного 10 вопросов 79.207.83.236
Мами На одного 20 вопросов 188. 123.230.78
Я На одного 5 вопросов 89.113.137.226
Люси На одного 5 вопросов 85.26.234.107
Агапе На двоих 5 вопросов 188.162.11.45
Агапе На одного 5 вопросов 188.162.11.45
Володимир Зеленский На одного 15 вопросов 193.142.246.83
Играть в Чепуху!

1995.11.08, Дик, Порядок слов в древнегреческом – Bryn Mawr Classical Review

BMCR 1995.11.08

Хельма Дик, Порядок слов в древнегреческом языке : прагматический отчет об изменении порядка слов у Геродота . Амстердам изучает классическую филологию; т. 5 . Амстердам: Дж. К. Гибен, 1995. х, 294 страницы; 25 см.. ISBN 9789050634571 ф 143.10.

Проверка
Порядок греческих слов от 1960 г., однако, не пользовался таким влиянием среди классиков, как мог бы быть, отчасти, возможно, из-за наличия в нем утверждений, подобных следующему (47): «Здесь φασίν, строго говоря, M q по характеру, и группа слов, которую я проанализировал как N Cq C , находится, таким образом, на границе категории « C группа»; он допускает анализ N M q q C.
» Именно для того, чтобы избежать необходимости читать такие предложения, многие классики в первую очередь стали классицистами. Тем не менее, книга Довера имеет фундаментальное значение и включает обширную библиографию более ранних работ. В своем предисловии Довер изящно признает свой долг перед своими предшественниками, говоря о своем тонком томе: «… все хорошее, что может быть в нем, было достигнуто благодаря тому, что он стоял на плечах других. Я надеюсь, что кто-то встанет на меня как можно скорее, и я смогу выдержать этот вес». Как оказалось, скорее позже, чем раньше, пожелания сэра Кеннета были услышаны. Сможет ли он выдержать вес, еще неизвестно; он наверняка оценит иронию фамилии своего начальника. Как бы то ни было, Порядок слов в древнегреческом языке является существенным и впечатляющим вкладом в изучение греческого языка.

Подход, использованный доктором Дик в своей диссертации в Университете Амстердама, не был доступен Дувру в 1960 году. Ее подход основан на функциональной грамматике, которая была разработана, начиная с 1960-х годов, Саймон Дик, недавняя и безвременная смерть которого представляет собой большую потерю для сообщества лингвистов.

(Хельма Дик, как мне известно из авторитетных источников, не является родственницей Саймона.) Большинство эллинистов не знакомы с функциональной грамматикой, но это не является препятствием для оценки этого ясного исследования, поскольку доктор Дик является удивительно любезным компаньоном. . Помимо того, что она пишет на безупречном идиоматичном английском языке, она сводит технические термины к минимуму. Ее определения таких технических терминов, которые необходимы для ее презентации, являются образцом ясности и краткости, и читателю также помогает удобный «Указатель терминов», который облегчает поиск этих определений. Два наиболее важных термина в ее рассуждениях обозначают прагматические функции темы и фокуса, которые определены и проиллюстрированы на стр. 24 и далее: «В теории функциональной грамматики мы можем определить понятие
Тема
с информацией, которая служит ориентиром, и Фокус с самой заметной частью новой информации в пункте». Основная цель книги состоит в том, чтобы разобраться в распределении темы и фокуса внутри предложения, и модель, которую предлагает Дик (стр. 12), выглядит следующим образом: P1—PØ—V—X. В этом шаблоне «P1» = слот для темы; «PØ» = слот, непосредственно предшествующий глаголу, для Фокуса; «V» = «позиция по умолчанию для глагола» в тех случаях, когда у глагола нет ни темы, ни фокуса; и «X» = слот для всего остального (т. е. тех невербальных элементов, которым не назначена прагматическая функция). Эта схема блестяще проиллюстрирована и защищена текстом Геродота. Естественно, есть опасность ограничиться изучением языка одного автора: существует возможность, что то, что обнаружил Дик, является не образцом греческого порядка слов, а образцом порядка слов Геродота. Но это можно проверить. Тестирование должно проводиться в течение длительного периода времени и с использованием различных текстов. Мои собственные предварительные (и довольно бессистемные) исследования показывают, что, по крайней мере, эта закономерность справедлива и для Ксенофонта и Лисия. Другими словами, вполне возможно, что Дик впервые описал характер древнегреческого порядка слов.
Это немалый подвиг, особенно если принять во внимание тот факт, что грамматики пытались сделать именно это со времен Дионисия Галикарнасского.

Спешу добавить, что Дик не просто перенял теорию функциональной грамматики и механически применил ее к древнегреческому языку. В одном важном отношении она предложила (и успешно защитила) модификацию стандартной теории функциональной грамматики. В расширенном обсуждении (64-70, 207-35) она демонстрирует, что, вопреки ортодоксальному мнению, предикаты, как и термины, могут получать присвоение темы. Доказательство Дик вполне убедительно, хотя, как она сама признает (208 н. 200), актуализация сказуемого является характерной чертой геродотовского стиля. (Библиография Дик, к сожалению, не включает 9 работ Мэйбл Лэнг.0022 Повествование и дискурс Геродота

, первая глава которого представляет собой интересный аналог этой словесной характеристики на нарративном уровне.) Но не нужно слишком много читать в Анабазисе Ксенофонта, прежде чем наткнуться на группу примеров, которые показывают что это не является исключительно геродотовой особенностью и прекрасно иллюстрирует утверждение Дика. В Ан. 1.2.14-16 мы находим λέγεται, ἐκέλευσε, ἐτάχθησαν и ἐθεώρει, все предложения заголовков и все служат Темой для предложений, в которых они появляются. Особенно изящно то, как ἐτάχθησαν, вслед за ταχθῆναι и συντάξαι, иллюстрирует высказывание Дика (209), что «возможно, наиболее очевидными кандидатами на функцию Topic являются повторяющиеся предикаты, относящиеся к уже упомянутому действию, но добавляющие дополнительную информацию». Остальные три Темы легко попадают в категорию Дика «выводимых предикатов», что объясняется на стр. 215 и далее, отрывок, который хорошо демонстрирует положение Дика как проницательного лингвиста и тонкого филолога. Способ, которым Дик демонстрировал правильность паттерна P1—PØ—V—X, особенно хорошо продуман. Она решила исследовать все случаи у Геродота избранной группы предикатов: в главах 4 и 5 глаголы στρατεύομαι, ἄρχω и βασιλεύω; в главе 6 четыре глагола говорения в третьем лице единственного числа. (Кажется, выбор был в какой-то мере продиктован духом игривого взаимодействия с Дувром; см. Порядок греческих слов 25-26, 49-50, 53.) Эта процедура, обоснованная в нескольких ясных абзацах (15-17), служит для минимизации числа переменных и позволяет обнаружить не совсем минимальные пар, 1 , но «чуть больше, чем минимум наборов экземпляров». So, for example, the difference between οἱ μέν νυν ἄλλοι τριήρεας παρεχόμενοι ἐστρατεύοντο and δόντες δὲ καὶ Κύπριοι σφέας αὐτοὺς Πέρσῃσι ἐστρατεύοντο can be readily appreciated and is convincingly explained (80) by the fact that in the former οἱ ἄλλοι is Topic and τριήρεας is Focus , тогда как в последнем δόντες — это Тема, а κύπριοι — Фокус. Еще одним прекрасным примером преимуществ этой процедуры является обсуждение (95-100) предложных и отложенных первых аргументов глагола βασιλεύω, т. е. случаев, когда по существу грамматическое подлежащее предшествует глаголу, и случаев, когда оно следует за ним. Примеры показывают — и это, кажется, полностью подтверждается негеродотовским материалом, который я просмотрел, — что предполагаемые первые аргументы прагматически отмечены (т. Информация. В самом деле, одно из самых острых наблюдений, сделанных Диком — опять же, это подтверждается независимым наблюдением — заключается в том, что в греческом предложении существует очень сильная тенденция «предсказуемого» материала следовать за сказуемым, тенденция, которая может получить некоторую подтверждение (5 н. 8, 35 н. 64) от затухания интонации по ходу предложения. Еще одним преимуществом подхода Дик является то, что он позволяет объясняют феномена, которые уже наблюдались традиционными грамматиками — или, как она обаятельно их называет (53), «грамматиками предложений», в отличие от «грамматиков дискурса», ярким примером которых она является. Ранее уже отмечалось, например, что порядок подлежащее-глагол-дополнение является распространенным, если не самым распространенным порядком в древнегреческом языке. В ходе блестящего абзаца (93-94; ср. также 102, 256, прим. 252) Дик объясняет , в сущности, почему это так в прагматических терминах. 2 Другой хороший пример объяснительной силы метода Дика можно найти на с. 216: В то время как традиционная грамматика, сталкиваясь с геродотовскими τοῦ μὲν ἁμαρτάνει, τυγχάνει δὲ τοῦ Κροίσου παιδός, просто прикрепляет ярлык («хиазм»), Дик умудряется дать нам отчет о том, что происходит на самом деле.

Показателем ценности книги Дика является количество случайных битов информации, которые человек подбирает по пути. Например (79), «проверка всех словосочетаний ἀνήρ и ἀγαθός у Геродота показывает, что ἀγαθός никогда не предшествует ἀνήρ». В самом деле, это, по-видимому, имеет место в прозе вообще (за исключением, конечно, случаев, когда ἀγαθός находится в атрибутивной позиции: O(A)GAQOS ἀνήρ), так что порядок A)NHR Kἀγαθός кажется таким же фиксированным, как и порядок KALOS. Kἀγαθός. Далее мы узнаем, что «крайне редко в придаточных предложениях есть две полные NP [= именные группы] с одной стороны глагола без сопровождающих причастных групп» (206 n. 19).6). Это наблюдение следует рассматривать в сочетании с превосходным обсуждением (23-24) «структурирования», особенно требования о том, чтобы информация была представлена ​​«управляемыми порциями». Опять же, я не видел, чтобы ранее указывалось, что предложные фразы с (анафорическим) αὐτόν и т. д. являются постпозитивными. 3 И наблюдение о том, что «использование менее конкретного термина для устоявшегося участника или Положения дел… является общеизвестным фактом выражения D-Top [= Discourse-Topic]» (213), должно быть принято во внимание те, кто обсуждает феномен «составно-симплексной итерации». 4 Наконец, в ходе ее исследования различных глаголов, обозначающих говорение, проводится важное различие в употреблении аориста и имперфекта (167): «В отличие от «реагирующего» εἶπε, ἔλεγε обычно открывает дискуссию…» I Я проверил это по тексту, который, как мне казалось, я знал довольно хорошо, Плутарха Regum et imperatorum apophthegmata , который содержит, должно быть, самую высокую концентрацию глаголов для речи во всем греческом языке (εἶπε: 183; ἔλεγε: 44). Хотя это различие не является абсолютным, оказывается, что оно имеет место в подавляющем большинстве случаев, и обсуждение Дик (особенно 136, 164–170) представляет собой ценное дополнение к «Дискурсивной функции несовершенного» Рийксбарона 9. 0022 In the Footsteps of Raphael Kühner (Amsterdam 1988) 237-54 и к Les verbes H. Fournier en grec ancien (Paris 1946).

В этой поучительной книге действительно нечего критиковать, тем более что доктор Дик с освежающей откровенностью сама часто признает те проблемы, которые ее лечение не может решить. Только в очень редких случаях — и обычно в отношении относительно незначительных вопросов — ее суждения заслуживают того, чтобы подвергаться сомнению. Например, Дик защищает аномальное положение Topic в στρατεύονται ὦν ἐπ’ αὐτοὺς, указывая, что ἐπ’ αὐτοὺς ὦν στρατεύονται было бы «неграмматическим» (62). Но что мешало Геродоту написать ἐπὶ τούτους ὦν στρατεύονται? И склонность Дик следовать за Шефером (sic) в рассмотрении в качестве интерполяции примера, который она находит неудобным (174), устраняет аномалию из текста Геродота, но не из древнегреческого языка, созданного носителями языка. Но Дик взялся за амбициозный проект, и она первая признает, что предстоит еще много работы. Действительно, ее «Заключение» к главе 8 содержит очень разумную и скромную оценку того, насколько далеко нас завел ее подход и какие дополнительные области еще предстоит исследовать. Между публикацией книги Довера и книги Дика прошло целое поколение. Остается надеяться, что нам не придется ждать еще одно поколение, прежде чем кто-то испытает на прочность плечи Дика.

  • [1] Обратите внимание, однако, на обсуждение (156-57) εἶπε πρὸς τοῦτον и πρὸς δὴ τοῦτον εἶπε. Объяснение Диком изменения порядка слов здесь невозможно улучшить. Я должен признать, однако, что, по-видимому, нет никакого разумного объяснения вариации (161) между ἔλεγε τάδε и τάδε ἔλεγε. [2] Тем самым Дик подтверждает утверждение, которым Довер завершает свою главу о синтаксических детерминантах ( Порядок греческих слов 31), о том, что статистические данные о положении субъекта, глагола и объекта «с возрастающей силой предполагают, что все образцы порядок, поддающийся описанию в синтаксических терминах, является вторичным феноменом». [3] См. 32 прим. 58, 62, 138, 153-54, 252. Однако я склонен не согласиться с Диком (186 н. 193) и для просмотра Hdt. 9.119.2 в качестве контрпримера. То же самое относится и к 7.10Q.2 πρὸς δὲ αὐτοῖσι καὶ ἐγώ (не упоминается Диком), хотя надо признать, что такие предложные словосочетания в начальной позиции встречаются довольно редко. [4] См. R. Renehan, Studies in Greek Texts , Hypomnemata 43 (Göttingen 1976) 11-22; более свежую библиографию см. в J. Diggle, Euripidea (Oxford 1994) 84 n. 64.
  • Древнегреческая астрономия и космология | Моделирование космоса | Статьи и очерки | В поисках нашего места в космосе: от Галилея до Сагана и далее | Цифровые коллекции

    Пока звезды движутся по небу каждую ночь, люди всего мира смотрят вверх и задаются вопросом о своем месте во Вселенной. На протяжении всей истории цивилизации разрабатывали уникальные системы для упорядочивания и понимания небес. Вавилонские и египетские астрономы разработали системы, которые стали основой греческой астрономии, в то время как общества в Америке, Китае и Индии разработали свои собственные.

    Работы древнегреческих астрономов богато задокументированы в коллекциях Библиотеки Конгресса, в основном из-за того, что греческие традиции исследований были продолжены работами исламских астрономов, а затем в европейской астрономии раннего Нового времени. Этот раздел предлагает экскурсию по некоторым астрономическим идеям и моделям Древней Греции, проиллюстрированным предметами из коллекций Библиотеки Конгресса.

    Сфера мира

    К 5 веку до н.э. было широко признано, что Земля является сферой. Это критический момент, так как существует широко распространенное заблуждение, что древние люди думали, что Земля плоская. Этого просто не было.

    В V веке до нашей эры Эмпедокл и Анаксагор выдвинули аргументы в пользу сферической природы Земли. Во время лунного затмения, когда Земля находится между Солнцем и Луной, они определили тень Земли на Луне. Когда тень движется по луне, она явно круглая. Это предполагает, что Земля является сферой.

    Ощущение земной сферы

    Учитывая, что возможность наблюдать за лунным затмением выпадает не так часто, в опытах моряков также были свидетельства округлости Земли.

    Когда на горизонте появляется корабль, сначала видна его верхняя часть. Широкий спектр текстов по астрономии с течением времени использует это как способ проиллюстрировать округлость Земли. Судя по изображению, это именно то, что можно было бы ожидать от сферической Земли. Если бы Земля была плоской, можно было бы ожидать, что вы сможете увидеть весь корабль, как только он станет видимым.

    Измерение размера Земли

    Лунные затмения также позволили получить еще одно ключевое представление о нашем доме здесь, на Земле. В 3 веке до нашей эры Аристарх Самосский рассудил, что может определить размер Земли на основе информации, доступной во время лунного затмения. Диаграмма справа иллюстрирует перевод его работы. Большой круг — это Солнце, средний круг — это Земля, а самый маленький круг — это Луна. Когда Земля находится между Солнцем и Луной, это вызывает лунное затмение, и измерение размера тени Земли на Луне предоставило ему часть информации, необходимой для расчета ее размера.

    Эратосфен оценил окружность Земли около 240 г. до н.э. Он использовал другой подход, измерив тени, отбрасываемые в Александрии и Сиене, чтобы вычислить их угол относительно Солнца. Есть некоторые разногласия по поводу точности его вычислений, поскольку мы точно не знаем, какой длины были единицы измерения. Однако размер был относительно близок к реальному размеру Земли. Греки применяли математику, чтобы теоретизировать о природе своего мира. У них был ряд представлений о природе и мире, но во многих случаях они работали над тем, чтобы обосновать эти убеждения эмпирическим исследованием того, что они могли сделать из фактов.

    Элементы и космология Аристотеля

    Следуя традиции Платона и Эмпедокла до него, Аристотель утверждал, что существует четыре основных элемента: огонь, воздух, вода и земля. Нам трудно полностью понять, что это означало, поскольку сегодня мы думаем о материи совсем по-другому. В системе Аристотеля не было такого понятия, как пустое пространство. Все пространство было заполнено той или иной комбинацией этих элементов.

    Аристотель утверждал, что эти элементы можно далее свести к двум парам качеств: горячему и холодному, влажному и сухому. Сочетание каждого из этих качеств привело к элементам. Эти качества могут быть заменены их противоположностями, которые в этой системе становятся тем, как происходят изменения на Земле. Например, при нагревании вода как бы превращается в пар, похожий на воздух.

    Элементы в космической модели Аристотеля

    В космологии Аристотеля каждый из этих четырех элементов (земля, вода, огонь и воздух) имел вес. Земля была самой тяжелой, вода менее тяжелой, а воздух и огонь самыми легкими. Согласно Аристотелю, более легкие вещества удалялись от центра вселенной, а более тяжелые элементы оседали в центре. В то время как эти элементы пытались разобраться в себе, чтобы достичь этого порядка, большая часть опыта включала смешанные сущности.

    В то время как мы видели землю, огонь, воздух и воду, все остальное в мире в этой системе понималось как смесь этих элементов. С этой точки зрения переход и изменение в нашем мире произошли в результате смешения элементов. Для Аристотеля земное есть место рождения и смерти, основанное на этих элементах. Небеса — это отдельное царство, в котором действуют свои правила.

    Блуждающие и неподвижные звезды в небесной области

    В отличие от земной, небесная область неба имела принципиально иную природу. Глядя на ночное небо, древние греки обнаружили два основных вида небесных объектов; неподвижные звезды и блуждающие звезды. Подумайте о ночном небе. Кажется, что большинство видимых объектов движутся с одинаковой скоростью и располагаются точно так же ночь за ночью. Это неподвижные звезды. Кажется, они двигаются все вместе. Помимо них был набор из девяти объектов, которые вели себя по-разному: Луна, Солнце и планеты Меркурий, Венера, Марс, Сатурн и Юпитер двигались по разным системам. Для греков это были блуждающие звезды.

    В этой системе вся вселенная была частью большой сферы. Эта сфера была разделена на две части: внешнее небесное царство и внутреннее земное. Разделительной линией между ними была орбита Луны. В то время как земля была местом перехода и изменения, небеса оставались неизменными. Аристотель утверждал, что существует пятая субстанция, квинтэссенция, из которой состоят небеса, и что небеса представляют собой место совершенного сферического движения.

    Неизменный небесный регион

    По словам Аристотеля, «за все прошедшее время, до которого доходят наши унаследованные записи, не произошло никаких изменений ни во всей схеме самого дальнего неба, ни в какой-либо из его надлежащих частей». Важно иметь в виду, что во времена Аристотеля просто не существовало обширных коллекций данных наблюдений. Вещи, которые выглядели так, как будто они движутся по небу, например кометы, не представляли проблемы в этой модели, потому что их можно было объяснить происходящими в земной сфере.

    У этой модели небес есть объяснение. Небесные сферы управлялись набором двигателей, отвечающих за движение блуждающих звезд. Считалось, что у каждой из этих блуждающих звезд есть «неподвижный двигатель», сущность, которая заставляет ее двигаться по небесам. Для многих греков этот движитель мог пониматься как бог, соответствующий любому существу на небесах.

    Круги Птолемея на кругах

    Клавдий Птолемей (90-168) накопил огромное количество астрономических знаний в своем доме в Александрии, Египет. Используя сотни лет наблюдений со времен Гиппарха и Евдокса, а также ряд астрономических данных, собранных вавилонянами, Птолемей разработал систему предсказания движения звезд, которая была опубликована в его основной астрономической работе 9.0009 Альмагест . Успех Птолемея в синтезе и уточнении идей, а также усовершенствования в астрономии помогли сделать его Альмагест настолько популярным, что более ранние работы вышли из обращения. Переведенный на арабский и латинский языки, Альмагест стал основным текстом по астрономии на следующую тысячу лет.

    Данные Птоломея

    Альмагест заполнен таблицами. В этом смысле книга является инструментом, который можно использовать для предсказания положения звезд. По сравнению с более ранней астрономией книга гораздо больше ориентирована на то, чтобы служить полезным инструментом, чем представлять систему для описания природы небес. Попытки точно предсказать положение звезд с течением времени привели к созданию гораздо более сложной модели.

    Модель Птолемея

    Ко времени Птолемея греческие астрономы предложили добавить круги на круговые орбиты блуждающих звезд (планет, луны и солнца), чтобы объяснить их движение. Эти окружности на окружностях называются эпициклами. В греческой традиции небеса были местом идеального кругового движения, поэтому способ объяснить совершенство заключался в добавлении кругов. Это приводило к дезориентации иллюстраций.

    Чтобы избежать сложной природы этого большого количества кругов, Птоломей добавил ряд новых понятий. Чтобы точно описать движение планет, ему нужно было использовать эксцентрические окружности. С эксцентрическим кругом центром орбиты планеты была бы не Земля, а какая-то другая точка.

    admin

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *