Разбор слова по составу престол: Страница не найдена

Содержание

Разбор слов по составу

Разбор слова по составу

Тип лингвистического анализа, в результате которого определяется структура слова, а также его состав, называется морфемным анализом.

Виды морфем

В русском языке используются следующие морфемы:

— Корень. В нем заключается значение самого слова. Слова, у которых есть общий корень, считаются однокоренными. Иногда слово может иметь два и даже три корня.
— Суффикс. Обычно идет после корня и служит инструментом для образования других слов. К примеру, «гриб» и «грибник». В слове может быть несколько суффиксов, а может не быть совсем.
— Приставка. Находится перед корнем. Может отсутствовать.
— Окончание. Та часть слова, которая изменяется при склонении или спряжении.
— Основа. Часть слова, к которой относятся все морфемы, кроме окончания.

Важность морфемного разбора

В русском языке разбор слова по составу очень важен, ведь нередко для правильного написания слова необходимо точно знать, частью какой морфемы является проверяемая буква. Многие правила русского языка построены на этой зависимости.

Пример

В качестве примера можно взять два слова: «чёрный» и «червячок». Почему в первом случае на месте ударной гласной мы пишем «ё», а не «о», как в слове «червячок»? Нужно вспомнить правило написания букв «ё», «е», «о» после шипящих, стоящих в корне слова. Если возможно поменять форму слова либо подобрать родственное ему так, чтобы «ё» чередовалась с «е», тогда следует ставить букву «ё» (чёрный — чернеть). Если чередование отсутствует, тогда ставится буква «о» (например, чокаться, шорты).

В случае же со словом «червячок» «-ок-» — это суффикс. Правило заключается в том, что в суффиксах, если стоящая после шипящих букв гласная находится под ударением, всегда пишется «о» (зрачок, снежок), в безударном случае — «е» (платочек, кармашек).

Как разобрать слово по составу

Для помощи начинающим существуют морфемно-орфографические словари. Можно выделить книги таких авторов, как Тихонов А.Н., Ожегов С.И., Рацибурская Л.В.

В любом слове непременно должны присутствовать корень и основа. Остальных морфем может и не быть. Иногда слово целиком может состоять из корня (или основы): «гриб», «чай» и т.д.

Этапы морфемного анализа

Чтобы морфемный разбор слов было легче осуществить, следует придерживаться определенного алгоритма:

— Сначала нужно определить часть речи, задав вопрос к слову. Для прилагательного это будет вопрос «какой?», для существительного — «что?» или «кто?».
— Затем нужно выделить окончание. Чтобы его найти, слово нужно просклонять по падежам, если часть речи это позволяет. Например, наречие изменить никак нельзя, поэтому у него не будет окончания.
— Далее нужно выделить основу у слова. Все, кроме окончания, — основа.
— Потом следует определить корень, подобрав родственные однокоренные слова.
— Определяется приставка, а потом суффиксы (при их наличии).

Особенности разбора

Иногда подход к морфемному разбору в программах университета и школы может отличаться. Во всех случаях различия аргументированы и имеют право на существование. Поэтому стоит ориентироваться на морфемный словарь, рекомендованный в конкретном учебном заведении.

Разбор слов по составу, морфемный разбор

Разбор слов по составу

Каждое слово состоит из составных частей. Выделение этих частей – и есть разбор слов по составу. Его также называют «морфемный разбор слов». Чтобы научиться делать такой разбор быстро и безошибочно, необходимо первым делом понять, какие части слов бывают, и как они определяются.

Кстати, чтобы сделать грамотный морфемный разбор слов, особенно если вы столкнулись со сложными словами, будет нелишним использовать специальные словари морфемных разборов. Они могут быть электронными, ими легко и удобно пользоваться в режиме онлайн, например – на нашем сайте.

Разбираем поэтапно

Морфемный разбор слова необходимо делать в определенной последовательности:


  • Для начала, выпишите слово и выясните, к какой части речи оно относится. Если это, к примеру, наречие – знайте, что оно не будет иметь окончания и других частей, так как не изменяется.
  • Определите окончание, если оно вообще есть. Для этого просклоняйте слово, произнесите его в разных падежах. Например: стол, стола, к столу… Вот эта изменяемая частичка в конце – и есть окончание. Выделяете его в квадратик.
  • Далее стоит определить основу. Это та часть, у которой нет окончания. Например, слово «городской»: тут окончание «ой», и основа «городск».
  • Как видите, основа может содержать в себе суффикс и даже приставку.
  • Находим приставку, если таковая имеется. К примеру, слово «застолье»: после того, как вы определили основу «стол», вы безтруда найдете приставку «за».
  • Определяем суффикс. Эта часть слова стоит сразу после основы (корня» и нужна, чтобы образовать новое слово. Например, был стол – стал столик. В этом случае «ик» — суффикс (окончания нет). Был лес – стал лесок, или лесник.
  • Последний этап – найти корень слова. Это та часть, которая не изменяется. В случае со столом, «стол» и есть корень. Чтобы определить корень, найдите однокоренные слова.

Каждая часть выделяется графически, с помощью особых значков. Корень (или основа» выделяется полукруглой дугой сверху, суффикс – треугольной «галочкой» сверху. Приставка похожа на лежащую горизонтально букву «Г» и рисуется над словом, а окончание – это квадрат или прямоугольник, в который заключается часть слова.

Особенности, которые следует знать

Морфемный анализ – процесс, который может показаться слишком простым, а может и наоборот, вызывать ряд сложностей. Вот, что стоит всегда знать и учитывать:


  • Нельзя начинать разбор с поиска корня, даже если на первый взгляд он очевиден. Это может привести к ошибке, так что начинать всегда следует с окончания. Часто этап определения корня стоит вторым в плане, но все же вернее именно заканчивать разбор этим этапом, так как это – наиболее безошибочный путь.
  • Не стоит путать слова с нулевым окончанием, и те, которые не имеют окончаний. Ведь нулевое окончание – это по сути такая же часть речи, а слово, не имеющее окончаний – не изменяется вовсе. Например, это наречия, деепричастия, сравнительные степени прилагательных и некоторые исключения.

Чтобы научиться делать морфемный разбор грамотно, не забывайте пользоваться электронными словарями, которые доступны на нашем сайте. Это удобно, и позволит вам научиться разбирать слова безошибочно!

как правильно написать? » ГДЗ онлайн

Многие задумывались, как правильно писать активное в употреблении словосочетание «заведующий (зав) кафедрой» или «кафедры». Как пишется второе слово в этой фразе – с окончанием «ой» или «ы»? Можно ли использовать сокращённый вариант? Выясним это, задав к существительному подходящий вопрос.

Как правильно пишется?

Соответствует орфографической норме вариант с окончанием «ой» у второго существительного – «заведующий кафедрой». Также не считается ошибкой употребление сокращённого варианта – «завкафедрой».

Лексема «заведующий» сохраняет глагольное управление. Сможем понять, как правильно пишется второе слово в словосочетании, если поставим первое существительное в форму глагола. Так, получится – «заведовать». Необходимо задать вопрос «заведовать» «чем?» (творительный падеж) «кафедрой».

Морфемный разбор слова «завкафедрой»

Разберём по составу сложносокращённое слово «завкафедрой»:

завкафедрой

  • «зав» – корень;
  • «кафедр» – корень;
  • «ой» – суффикс.

В основу включим всю лексему – «завкафедрой».

Отметим, что рассматриваемое существительное относится к группе несклоняемых.

Происхождение и значение слова «кафедра»

Слово «кафедра» пришло в русский язык из древнегреческого в значении «епископский престол» (вторая половина XVII в.).

Где «kat(a)» – «как, сообразно», а «hedra» – «сиденье». В современном значении существительное фиксируется в словарях только с начала XX в.

Похожая статья  «Бессрочно» или «бесрочно»: как правильно писать слово?

Примеры предложений

Прочитаем предложения с существительным «завкафедрой» и словосочетанием «заведующий кафедрой», чтобы закрепить материал:

  • Заведующий кафедрой обещал нам вернуться к этому разговору через год.
  • Заведующий кафедрой дал своей лаборантке отпуск.
  • Последнюю лекцию в семестре прочитал заведующий кафедрой славянской филологии и журналистики.
  • На защите магистерской диссертации меня поддержал только заведующий кафедрой агрохимии и физиологии растений.
  • Завкафедрой организует работу кафедры в высшем учебном заведении.
  • Даже завкафедрой, Евсеев Иван Ильич, отнёсся к студентам с пониманием.
  • Завкафедрой ознакомил меня с новым методом обработки хвои.
  • Через несколько дней завкафедрой выберет лучших студентов старших курсов.
  • Ошибочное написание слов «заведующий кафедрой» и «завкафедрой»

    Некорректно писать словосочетание как «заведующий кафедры», «завкафедры», «завкафидры», «заведущий кафедрой», «заведущий кафедры», «зав кафедры», «зав кафедрой».

    Заключение

    Итак, мы выяснили, что отвечают норме два варианта написания – «заведующий кафедрой» и «завкафедрой».

    Пишем второе существительное в словосочетании с окончанием «ой», т.к. это зависимое слово, которое стоит в форме творительного падежа («чем?»). В сложносокращённой лексеме окончание «ой» сохраняется во всех падежных формах.

    «Заведующий (зав) кафедрой» или «кафедры»: как пишется?

    Многие задумывались, как правильно писать активное в употреблении словосочетание «заведующий (зав) кафедрой» или «кафедры». Как пишется второе слово в этой фразе – с окончанием «ой» или «ы»? Можно ли использовать сокращённый вариант? Выясним это, задав к существительному подходящий вопрос.

    Как правильно пишется?

    Соответствует орфографической норме вариант с окончанием «ой» у второго существительного – «заведующий кафедрой». Также не считается ошибкой употребление сокращённого варианта – «завкафедрой».

    Лексема «заведующий» сохраняет глагольное управление. Сможем понять, как правильно пишется второе слово в словосочетании, если поставим первое существительное в форму глагола. Так, получится – «заведовать». Необходимо задать вопрос «заведовать» «чем?» (творительный падеж) «кафедрой».

    Морфемный разбор слова «завкафедрой»

    Разберём по составу сложносокращённое слово «завкафедрой»:

    завкафедрой
    • «зав» – корень;
    • «кафедр» – корень;
    • «ой» – суффикс.

    В основу включим всю лексему – «завкафедрой».

    Отметим, что рассматриваемое существительное относится к группе несклоняемых.

    Происхождение и значение слова «кафедра»

    Слово «кафедра» пришло в русский язык из древнегреческого в значении «епископский престол» (вторая половина XVII в.).

    В языке-источнике «kathedra» обозначала «престол епископа», «возвышение в церкви, откуда читается проповедь», «возвышение для оратора».

    Где «kat(a)» – «как, сообразно», а «hedra» – «сиденье». В современном значении существительное фиксируется в словарях только с начала XX в.

    Примеры предложений

    Прочитаем предложения с существительным «завкафедрой» и словосочетанием «заведующий кафедрой», чтобы закрепить материал:

    1. Заведующий кафедрой обещал нам вернуться к этому разговору через год.
    2. Заведующий кафедрой дал своей лаборантке отпуск.
    3. Последнюю лекцию в семестре прочитал заведующий кафедрой славянской филологии и журналистики.
    4. На защите магистерской диссертации меня поддержал только заведующий кафедрой агрохимии и физиологии растений.
    5. Завкафедрой организует работу кафедры в высшем учебном заведении.
    6. Даже завкафедрой, Евсеев Иван Ильич, отнёсся к студентам с пониманием.
    7. Завкафедрой ознакомил меня с новым методом обработки хвои.
    8. Через несколько дней завкафедрой выберет лучших студентов старших курсов.

    Ошибочное написание слов «заведующий кафедрой» и «завкафедрой»

    Некорректно писать словосочетание как «заведующий кафедры», «завкафедры», «завкафидры», «заведущий кафедрой», «заведущий кафедры», «зав кафедры», «зав кафедрой».

    Заключение

    Итак, мы выяснили, что отвечают норме два варианта написания – «заведующий кафедрой» и «завкафедрой».

    Пишем второе существительное в словосочетании с окончанием «ой», т.к. это зависимое слово, которое стоит в форме творительного падежа («чем?»). В сложносокращённой лексеме окончание «ой» сохраняется во всех падежных формах.

    Рафаэль Хакимов «Хроника тюрко-татарских государств» — Реальное время

    Отрывки из книги «Хроника тюрко-татарских государств». Часть 33-я

    Фото: Максим Платонов

    «Реальное время» продолжает публиковать отрывки из книги директора Института истории им. Ш. Марджани Рафаэля Хакимова «Хроника тюрко-татарских государств: расцвет, упадок, возрождение». Сегодня вниманию наших читателей предлагается фрагмент из главы «Постимперский синдром».

    Инерционный период истории татарских государств

    В тюркском мире в ХIII—XIX веках шло обмельчание некогда могучих империй. Племенные, территориальные, клановые интересы превалировали над тюркской глобализацией. Местные интересы привносили свои законы, нормы, обычаи. Складывались регионы с доминированием кыпчаков и огузов, исламская культура вытесняла кочевые традиции, в самом исламе конкурировали сунниты и шииты. Османская культура конкурировала с персидской, а на месте бывшей Золотой Орды набирала мощь Московия, а затем и Российская империя. Она, заимствуя европейские достижения, прибирала к рукам территории чингисидов. К началу ХХ века завершилась эпоха грандиозных евразийских империй.

    Османская империя в противостоянии с европейскими державами стала реформироваться и, в конце концов, трансформировалась в национальную республику. Азиатские государства оказались в орбите Российской империи. Другие государства превратились в колонии Великобритании, но и те в начале ХХ века приобретали свободу.

    Для формирования культуры татар Золотая Орда сыграла ключевую роль. Остановимся на одном аспекте, важном для понимания процессов этногенеза.

    Предшествующие периоды истории татар можно трактовать с определенными оговорками кочевым периодом. Оговорки касаются металлургии, которая не только была ключевой для могущества тюркских народов, но и была привязана к местам добычи руды. Затем металл мог обрабатываться где угодно, но добывался он в конкретном месте. Металлургия определяла мощь всех тюркских образований. Земледелие также присутствовало в татарском сообществе, например, среди онгутов.

    Золотая Орда, с одной стороны, вершина кочевой культуры, с другой — земледелие, торговля занимали все возрастающую долю в ее экономике, причем экспорт зерна стал приоритетной статьей. Градостроительство в Золотой Орде приобрело грандиозные масштабы, а торговля не только с Азией, но и с Европой стала важнейшим источником процветания экономики. Несмотря на значительные различия в экономической и политической структуре Золотой Орды по сравнению с более ранними тюрко-татарскими государствами, номадическая культура и ментальность были доминирующими. В определенной степени сохранению кочевых традиций способствовало и громадное пространство, управлять которым в условиях различных ландшафтных и климатических зон, с многообразием культур, хозяйств, традиций сотен народов, населявших страну, европейскими методами было, в принципе, невозможно.

    Золотая Орда распалась не из-за конкуренции с «римской» моделью империи. Она не сумела реформироваться по внутренним причинам. Распад Золотой Орды говорит о кризисе татарской цивилизации, в которой наследственное право вступило в противоречие с задачами развития государства в меняющихся экономических условиях. Старые порядки подтачивались по мере расширения оседлой части населения и увеличения числа претендентов из «золотого рода» чингисидов на ханский престол.

    Роль степных улусов, прежде всего, Ногайской Орды, кочевых узбеков, а затем и казахов всегда была значительной в Золотой Орде, но кочевая цивилизация неумолимо уходила в прошлое. Не только шариат занял место нравственного кодекса Чингисхана, но и доблесть степных воинов оказалась во многом забытой. Все это имело далеко идущие последствия, поскольку на политической арене столкнулись интересы талантливых полководцев и политических лидеров с наследственным правом чингисидов. Среди наиболее ярких личностей мы видим Ногая, Мамая, Идегея, практически расставлявших по своему усмотрению ханов, но не имевших права на престол.

    Ногай хитростью посадил ханом Тохту и отдал за него свою дочь. Он вел иностранные дела, поддерживая отношения с мамлюками Египта и Византией. Он даже женился на дочери Мануэля VIII Палеолога. Дочь Ногая была мусульманкой, ее притесняли и муж, и окружение. Разгневанный Ногай, послал гонца и сообщил: «Людям известно, сколько я понес трудов и тягот, самого себя я сделал причастным к вероломству и коварству, чтобы хитростью освободить для тебя трон Саин-хана». По этой причине с обеих сторон запылало пламя смуты и вражды. Хан с трудом справился с Ногаем.

    Еще более заметной фигурой был Мамай, который в русских летописях появляется в связи с заговором против Тимур-Хаджи в 1361 году, хотя много раньше Ибн-Халдун называет его «одним из старших эмиров Бердибека». Мамай был талантливым полководцем и опытным политическим интриганом. Его возвышению способствовала женитьба на дочери хана Бердибека и он, таким образом, стал ханским зятем (гургеном) и вместе с тем получил большие права, кроме одного — права на трон. Он жаждал трона, настолько, что даже начал чеканить монету с титулом: «Мамай — царь правосудный» и так же как Ногай или Идегей правил через своих ставленников — чингисидов. Затем он предпринял поход на Москву. В случае успеха Золотая Орда фактически оказалась бы разделенной. Его союзниками выступили рязанский князь Олег, литовский князь Ягайло, генуэзцы Крыма, предоставившие в его распоряжение хорошо обученную пехоту. Однако на Куликовом поле он был разгромлен, что положило конец его деятельности и содействовало возвышению Тохтамыша.

    Об Идегее говорили, что «султаны при нем носили только имя, но не имели никакого значения». Все три выдающиеся личности были представителями Великой Степи. Именно там сохранялась доблесть воинов и политических мужей. Государственная система не могла выработать механизма естественной инкорпорации амбициозных лидеров в структуру верховной власти, а потому раздиралась противоречием между династическим принципом, выдвигавшим слабых чингисидов, и реальной властью эмиров и беков. Нужны были политические реформы. Их требовали торговля и финансовая система, развитая культура. Золотая Орда вплотную подошла к этапу политических преобразований, но качественной метаморфозы не произошло.

    Законы Чингисхана («Великая Яса») во многом определили успехи Монгольской империи, но со временем в разных частях Евразии они подвергалась корректировке в соответствии с особенностями страны. Это коснулось не только Китая, Ирана или Центральной Азии, но и Золотой Орды. Среди заметных реформ можно назвать объявление Узбек-ханом ислама государственной религией вместо традиционного равенства всех религий. Сама государственность Улуса Джучи чем дальше, тем больше отходила от характера степных империй. Развивались города, торговля по рекам, в культуру проникали новые идеи исламского мира. Все это делало оседлую цивилизацию доминирующей. Волга и другие реки начали играть не меньшую роль, чем караванные пути азиатской части или Крыма. Причем значительная доля пшеницы в экспорте неуклонно усиливала роль земледельческой культуры. Урбанизация вела к росту ремесленников, торговцев. Вместе с этим менялись ценности и нормы поведения.

    Основными историческими конкурентами Орды выступили не столько русские, сколько европейцы, которые начали переходить к капиталистическим отношениям, причем благодаря торговле с Золотой Ордой. Фернан Бродель пишет: «Главное богатство Генуи заключалось в колониях, основанных ею далеко от Константинополя, на границах Византийской империи, в Каффе, Тане, Солдайе и Трапезунде… Это были торговые фактории».

    Речь идет о городах черноморского побережья, через которые вывозились многие товары с территории Золотой Орды, но главным экспортным товаром было зерно, прежде всего пшеница, особенно ценная в Европе, где голод в те времена был обычным явлением. С конца ХIII века генуэзцы покупали также осетра и другую рыбу. Важной статьей торговли с итальянцами была соль. В ХIV веке через Каффу шла торговля шелком, воском, кожей, мехами, хлопком, мастикой, металлом, полезными ископаемыми и рабами.

    Города Черноморского побережья представляли собой своеобразные свободные экономические зоны Средневековья. В «Слове Кутлуг-Тимура, правителя Крыма, венецианским послам господину Джованни Квирини и господину Франческо Бону, послам к хану, венецианцам» от 20 сентября 1358 года записано: «Если ваши корабли будут приходить в Провато, Калитру или Солдаию (Порт Провато находился в непосредственной близости от Каффы (нынешней Феодосии) и назывался по-тюркски Янгишехр. Порт Калитра (нынешний Коктебель) находился в 10 километрах к юго-западу от Провато. Далее на юго-запад в 35—37 км от Калитры находился порт Солдая (нынешний Судак, — прим. авт.), то внутри этих трех городов и портов, в какой бы порт им не понадобилось войти, при покупке необходимого вам надлежит платить мне сообразно тому, что вы платили Рамадану. Если их купцы будут производить торговлю, то должны платить три процента; если они не будут торговать, то не должны ничего платить; пусть не взимается с них больше ничего. Кто бы ни был не должен несправедливо наносить им ущерб и притеснение; и если кто-либо захочет их нанести, мы не допустим. Мы должны охранять и защищать иностранцев, чтобы они могли чувствовать себя спокойно и производить свою торговлю». Генуя и Венеция — основные посредники в торговле с Европой и стали местом зарождения капитализма. К сожалению, в самой Золотой Орде политическая система не позволила перейти к новым экономическим отношениям.

    Золотая Орда оказалась под доминирующим влиянием ислама после объявления ее Узбек-ханом государственной религией, что стало тормозом для экономики. Шариат не позволял брать банковский процент, необходимый для концентрации капитала, ведения рискованных торговых операций и развития сельского хозяйства, зависящего от капризов погоды. Для Золотой Орды не были присущи те политические и идейные свободы, которые утвердились в Генуе и Венеции. К внутренним политическим распрям Золотой Орды, связанным с престолонаследием, добавилась Черная Смерть (чума), опустошившая города, через которые и шла основная торговля.

    Жак Ле Гофф пишет о ситуации в Европе, которая была характерна и для Золотой Орды: «Все чаще и чаще великим переломным моментом европейской истории ученые называют эпидемию бубонной чумы, разразившуюся в 1347—1348 годах; после этого бедствия история начинает делиться на время «до чумы» и «после», на время процветания и время кризиса, время уверенности и время сомнений. Таким образом, эпидемия чумы является «временем большой протяженности»; игнорируя Ренессанс, чума влияет на демографическую, биологическую и психологическую историю Запада вплоть до 1720 года, когда в Марселе была зафиксирована последняя ее вспышка».

    Можно назвать и другие причины распада Золотой Орды, но для нас важно отметить, что дальнейшее существование татарских ханств не сопровождалось модернизацией экономики. Наступил инерционный период.

    Продолжение следует

    Рафаэль Хакимов, использованы фото Максима Платонова с выставки «Золотая Орда и Причерноморье. Уроки Чингисидской империи»

    ОбществоИстория Татарстан Хакимов Рафаэль Сибгатович

    Синоним

    Eckher Dictionary is a modern pronunciation dictionary of the English language. Every pronunciation in Eckher Dictionary is written in IPA (International Phonetic Alphabet). Example English pronunciations: «bamlanivimab».

    Eckher’s Periodic Table of the Elements is the modern and accessible version of the periodic table that allows you to easily navigate all 118 elements and view detailed information about each element. It supports both the 18 column (IUPAC) and 32 column (long form) versions of the periodic table and provides the mobile- and touch-friendly interface for viewing the table.

    Create sequence logos for protein and DNA/RNA alignments using Eckher Sequence Logo Maker.

    Compose speech audio from IPA phonetic transcriptions using Eckher IPA to Speech.

    Browse place name pronunciation on Eckher IPA Map.

    Enter IPA characters using Eckher IPA Keyboard.

    Navigate the Semantic Web and retrieve the structured data about entities published on the web using Eckher Semantic Web Browser.

    Turn your phone into a compass using Eckher Compass.

    Author, enrich, and query structured data using Eckher Database for RDF.

    Create TeX-style mathematical formulas online with Eckher Math Editor.

    Create knowledge graphs using Eckher RDF Graph Editor.

    Send messages and make P2P calls using Eckher Messenger.

    Build event-sourced systems using Eckher Database for Event Sourcing.

    View PDB files online using Eckher Mol Viewer.

    Listen to your text using Eckher Text to Speech.

    View FASTA sequence alignments online with Eckher Sequence Alignment Viewer.

    Convert Punycode-encoded internationalized domain names (IDNs) to Unicode and back with Eckher Punycode Converter.

    Explore the human genome online with Eckher Genome Browser.

    Edit text files online with Eckher Simple Text Editor.

    Send test emails with Eckher SMTP Testing Tool.

    В морфемном словаре русского языка МОРФЕМА.РУС приведен разбор слов по составу (морфемный разбор, морфемный анализ). Даный словарь поможет в проведении морфемного анализа не только начальных (словарных) форм слов, но и всех их словоформ (всех грамматических форм слов русского языка). В основу морфемного словаря «Морфема» положена наиболее полная лексика русского языка.

    Разбор слова «грибочек» по составу (морфемный анализ) представлен в словаре МОРФЕМА.РУС (выделение корня, суффикса, основы и окончания).

    Demonym is an online dictionary of demonyms (words used to identify the people from a particular place). Some of these words aren’t well-known or easy to remember, and Demonym can help you quickly find the answer. Examples: Barbados.

    Розбір слів за будовою: «ходити».

    Разбор слоў па саставе: «рассыпаць».

    Ударения в словах: «Шеншин».

    Синонимы к словам: «потешить».

    Антонимы к словам: «сжать».

    «Могут ли татары отказаться от золотоордынского этапа своей истории?»

    Дамир Исхаков о том, почему год 750-летия образования Золотой Орды скромно проходит в Татарстане и масштабно в Казахстане. Часть 2-я

    Продолжает свои размышления об историческом и политико-идеологическом значении Золотой Орды для татар на «БИЗНЕС Online» доктор исторических наук Дамир Исхаков. Кто такие «средневековые татары» и почему их потомки претендуют на ключевое место в истории Улуса Джучи? В чем не правы Мединский и Холмогоров? Как казахи обошли татар на современном историческом повороте? Ответы на эти и другие вопросы в материале известного ученого.

    «Вся культура, унаследованная татарами из поздне золотоордынского, т. е. ханского периода, имеет свои истоки в культуре Золотой Орды. Даже если она в разных регионах обладала своей спецификой и местной «привязкой»

    ИЗ «УРЕЗАННОГО» ПОНИМАНИЯ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ИСТОРИИ В ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ МОГУТ ПОЛУЧИТЬСЯ ТОЛЬКО «КАЗАНСКИЕ» ТАТАРЫ

    Имперцы, будь то классические дореволюционного пошиба или советского и новейшего, «шовинистического розлива», не приемлют самого образа Золотой Орды, стремясь историю этой державы мирового уровня в максимальной степени «отжать» из российской истории. Как же быть в такой ситуации татарам (казахам и другим зарубежным тюркам в этом плане полегче), находящимся внутри российского государства? Чтобы ответить на этот весьма непростой вопрос, нам придется вернуться к средневековым историческим реалиям, связанным с формированием татарского народа. Именно рассмотрение данного проблемного узла покажет, могут ли татары отказаться, как нам все время предлагают некоторые доброхоты (в том числе из рядов булгаристов или российских шовинистов) от золотоордынского этапа своей истории?

    Если оставаться на базе объективной исторической науки, то исключить из национальной истории татар ее золотоордынский этап невозможно. И дело не только в том, что во всех тюрко-татарских политиях XV–XVI веков, возникших после распада Золотой Орды, правили Чингисиды, опиравшиеся на четырехчастную клановую систему (так называемая система четырех карча-беков), являвшуюся политическим каркасом этих государств, а верхнее — феодальное сословие, состоявшее из собственно татар, восходило к организованным таким образом золотоордынским (средневековым) татарам (можно сказать, монголо-татарам), но и в том, что вся культура, унаследованная татарами из поздне золотоордынского, т. е. ханского периода, имеет свои истоки в культуре Золотой Орды. Даже если она в разных регионах обладала своей спецификой и местной «привязкой», как например, в случае с так называемыми «казанскими» татарами выходя и к волжским булгарам, а также кыпчакам (преимущественно, к восточным), эта связь на самом деле реализовывалась через этнокультурные и политические структуры прежде всего периода Золотой Орды, что для каждого, работающего на основе существующих исторических источников, вполне очевидно.

    В этническом отношении «татары» — господствовавшее в тюрко-татарских политиях военно-феодальное сословие — вне всякого сомнения, являлись прямым этническим продолжением золотоордынских татар, что достаточно ясно доказывается сохранившимися документальными данными. В то же время феодально-зависимое (крестьянское, ясачное) сословие могло быть, и зачастую было, иного происхождения. Об этом, скажем, применительно к территории бывшего Казанского ханства весьма показательно сигнализируют источники, сообщающие о принадлежности части тюрко-мусульманского «черного» населения Среднего Поволжья к «ясачным чувашам», по единодушному мнению исследователей, являвшимися потомками волжских булгар (правда, в этническом и культурном плане уже трансформированными в результате сложных этнополитических процессов XIII–XV веков). Аналогично в других татарских ханствах мы обнаруживаем иные этнические компоненты и субстраты (в Сибирском ханстве, Ногайской Орде — иштяков/остяков, в Касимовском юрте — мещеру и т. д.).

    В итоге получается, что выключение из истории татар такого ключевого звена, как золотоордынский этап, в научном плане несостоятельно, ибо способно привести к грубому искажению истории, отходу от исторического материала, а в итоге — к формированию вненаучной, концептуально совершенно ошибочной теории этногенеза и этнической истории татарского народа, в том числе и к прямому лишению татар части собственного историко-культурного прошлого. Из такого «урезанного» понимания средневековой истории в лучшем случае могут получиться только «казанские» татары — наследники Казанского ханства, да и то не полностью, а между тем демографическая основа современной татарской нации, территориально и этнически, никак не сводима к «казанцам», она значительно шире.

    Кто не способен понять сказанное, тот или непробиваемо глуп и необразован, или при проталкивании критикуемых подходов держит в уме собственные политические цели, не отличающиеся от тех, что еще в 1940-1950–х пытались реализовать сталинисты, а до них — имперские идеологи старой России. Но об этом я еще скажу более детально ниже.

    Пока же следует констатировать: великое средневековое государство — Улус Джучи/Золотая Орда, являлась прежде всего «татарской» политией, ибо государствообразующей (можно сказать, политически доминировавшей) ее стратой являлись именно «татары» (совсем не случайно, так все соседи и именовали эту общность), которых однако не следует путать с современными татарами. Почему? Да потому, что это было клановое сообщество (основных кланов насчитывалось от 50 до 60 в XIV веке и до 90 с лишним в XV веке), имевшее довольно разные этногенетические линии, которые в дальнейшем могли послужить в зависимости от конкретной политической ситуации, географической среды и экономических связей этнической основой разных этносов, что позже и случилось. Но мы не можем уйти от того, что эти «средневековые татары» (чтобы не путать этнические реалии разных эпох, лучше пользоваться таким понятием) являются началом и современным татарам (крымским, буджакским, литовским, мещерским и касимовским, казанским, астраханским, сибирским). В этом и только в этом конкретном аспекте татары могут претендовать на ключевое место в истории данного государства. При этом однако нельзя упускать из виду, как уже отмечалось, что у этих «средневековых татар» имеются и другие наследники. Поэтому, лучшей формулой по отношению ко всему историческому прошлому, связанному с Золотой Ордой, будет его оценка как общего наследия многих народов.

    ВСПЛЫЛИ ВЕКАМИ СУЩЕСТВОВАВШИЕ И ПОДКОРМЛЯЕМЫЕ ИМПЕРСКИМИ ИДЕОЛОГАМИ СТАРОРУССКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

    И вот тут возникает весьма тонкий вопрос, напрямую относящийся к политико-идеологической сфере. О чем идет речь? О том, что история Золотой Орды кроме прямого исторического имеет и символическое значение, являясь так называемым «символическим» капиталом. Как это понимать? А так что, согласно социологической теории, если народ считает себя приобщенным к великим и успешным предкам — а сильнейшая и весьма развитая для своего времени Золотая Орда и его государствообразующее сословие длительное время являлись, вопреки бытующим до сих пор российской историографии совершенно безосновательным и унизительным, отрицающим достижения золотоордынского общества оценкам, именно таковыми — это способно оказать положительное влияние на идентичность наследников, укрепляя национальное самосознание, поддерживая в целом дух народа. То есть, через приобщение к истории Золотой Орды татары не только закрепляют свое значимое место в мировой истории, в цивилизационном пространстве, но и, выстраивая связь времен, восстанавливают пошатнувшееся самосознание, содержащее боевой дух, доставшийся от предков. А развитая идентичность, как показывает современный опыт, татарам сейчас очень и очень нужна.

    Вот в этой связи нам и стоит взглянуть на бытующие в России по сегодняшний день отрицательные маркировки Золотой Орды, подлинным названием которой, кстати, было наименование «ОлугУрда/Великая Орда», что следует всегда помнить, так как последняя категория имеет не только политическое, но и философско-мировоззренческое значение (этот вопрос требует самостоятельного разбора, тут заниматься им не будем). Для того, чтобы лучше понять политико-идеологические истоки отрицательного отношения к Золотой Орде, бытующего в умах идеологов этнического большинства страны, следует остановиться на некоторых публикациях, имеющих отношение к событиям 1940-х и к современности. Тогда от них можно будет перекинуть мостик к более отдаленным временам.

    Уже знакомый нам Семен Липкин рассказывает, что накануне принятия отмеченного в первой части нашей публикации постановления ЦК ВКП (б) от 9 августа 1944 года («О состоянии и мерах улучшения массово-политической работы в Татарской партийной организации» — прим. ред.), он был приглашен к заведующему Отделом агитации и пропаганды ЦК Александрову (в беседе участвовал и профессор по русской литературе, его заместитель Еголин, а в приемной сидел, ожидая аудиенции, секретарь Татарского обкома Шафиков). Александров, прочитавший как перевод эпоса «Идегәй» на русский язык, так и опубликованную в «Литературной газете» статью Липкина «Народный эпос и современность», где речь также шла об этом дастане, задал приглашенному переводчику вопрос о том, а кем были те «патриоты», которые создали данный эпос. Услышав ответ, что это были «жители Дешти-Кыпчака или Золотой Орды», сей коммунистический деятель высшего ранга заявил: «…Значит, речь идет о таких патриотах, которые были угнетателями русского народа…». Еще совсем недавно — перед Великой Отечественной войной — в стране поощрялись многочисленные публикации эпосов народов, проводились всесоюзные мероприятия, им посвященные, а тут бац, сразу все было объявлено «подозрительным, антисоветским, а следовательно, (внимание!) антирусским»! Да, при уже обозначенном крутом изменении вектора идеологических трендов в коммунистической стране, когда был выбран вариант шовинистической политики, сразу всплыли веками существовавшие и подкормляемые имперскими идеологами старорусские представления, из которых И.Сталин и решил создать основу государственной идеологии страны Советов на новом этапе.

    …ЕМУ НЕПОНЯТНО, ПОЧЕМУ В ИСТОРИЮ «ПОВОЛЖСКОГО РЕГИОНА» В ТАТАРСТАНЕ ВКЛЮЧАЮТ ЖИЗНЬ ЧИНГИСХАНА

    Суть этих старых имперских, уходящих в глубь веков представлений мы можем увидеть и из недавней публикации такого радикального православно-русского националиста, как Егор Холмогоров. Он пытается доказать, что Стояние на Угре никак не должно «задевать … чувства живущего [в Татарстане] татарского народа», ибо, как он пишет, Казанское ханство «не принимало никакого участия в событиях 1480 г… Казань в 1480 г. жила с Русью в мире…». Как видим, в данном случае татарский народ сужается до «казанцев» (помните чеканную формулу, закрепившуюся после 1944 года — булгары, из них напрямую — казанские татары?). Чтобы окончательно закрепить данную позицию, автор статьи вначале ссылается на генетиков (сразу вспоминается специалисты по евгенике из фашистской Германии), якобы доказавших, что именующиеся сейчас татарами этнические группы имеют «совершенно разное происхождение», далее делает умозаключение о том, что «у потомков казанских татар ассоциировать себя с Большой Ордой нет никаких оснований». Далее добавляется тезис, что «исторически и генетически» большая часть казанских татар «является потомками волжских булгар», которые оказывается (!) (на чем основываясь, совершенно неясно) вовсе не тюрки и тем более не монголы, а «потомки древнего индоевропейского и уральского населения». Тут, конечно, язык и культура татар вовсе не учитываются… Следовательно, спешит он забить последний гвоздь, ему непонятно, почему в историю «поволжского региона» в Татарстане включают жизнь и деятельность Чингисхана.

    После ряда пассажей в том же духе, автор подходит к своей основной мысли: татарские «национал-сепаратисты», по Холмогорову, имеют оказывается «безумную мечту о возрождении в Поволжье Золотой Орды, столицей которой будет являться Казань», но она «будет простираться до Астрахани и вплоть до Каспийского пути в Персию, а через Башкирию [дойдя] … в Оренбургские степи и через тонкую перемычку в них выйдя к казахской границе».  Завершая свои фантасмагорические мыслительные кульбиты, идеолог консервативного православно-шовинистического толка делает окончательное умозаключение о том, что в современном Татарстане назревает «масштабный и опасный проект — неоордынство», суть которого заключается в том, что на современный Татарстан «производится проекция былой Золотой Орды».

    Улавливаете? Да, всячески пугая, нам предлагают отказаться от нашего золотоордынского историко-культурного наследия, выводя историю «казанских (непонятно, почему только их?) татар» напрямую от населения Волжской Булгарии. Если не следовать этой в общем-то откровенно шовинистической линии в трактовке исторических событий, ты, по мнению этого радикального националиста, оказываешься противостоящим применительно к прошлому генеральной (!) линии «становления России как единого суверенного государства». После такого звука клацания затвора автор рассматриваемой публикации выносит окончательный вердикт: никакие иные точки зрения на прошлое России, например, «точки зрения меньшинства», просто «невозможны», поэтому «представители любого народа, живущего в России, должны (ну никак не меньше!) включиться в строительство этого общего дома как праздника» в духе, угодном Холмогорову. Если ты не принимаешь такую трактовку (= «русскую точку зрения») и отстаиваешь иную — «ордынскую точку зрения», это уже будет расцениваться как «подрывные попытки», ибо тогда оказывается реализуется «расчленение живого исторического тела России».

    Короче, что называется, приехали, ибо именно после этих слов я вспомнил известное место из исторического сочинения крупнейшего представителя буржуазной (буржуазно-дворянской) стадии российской историографии Сергея Соловьева, написавшего следующее: «… историк [при подготовке российской истории] не имеет права с половины XIII века прерывать естественную нить событий [русской истории] — именно постепенный переход [у русских от] родовых княжеских отношений в государственные — и вставлять татарский период, выдвигать на передний план татар, татарские отношения (выделено мной — прим. авт.), вследствие чего необходимо закрываются главные явления, главные причины этих явлений…» (Соловьев С. М. Сочинения. Кн. I. Т. 1.М.: Мысль, 1988. — с. 54.)

    О КАКОМ-ТО КУЛЬТУРНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ РУСИ И ТАТАРЩИНЫ МОЖНО ГОВОРИТЬ…

    То, что определенные идеологические тренды, характерные для нынешней России (писать «Российской Федерации» в данном случае, по понятным причинам, рука не поднимается), возвращают нас к имперским временам, вовсе не случайно, доказывается и известными недавними высказываниями нынешнего министра культуры (жаль культуру, прямо скажем) страны Владимира Мединского о татарах и татарском периоде российской истории в его книге «Мифы о русской демократии, грязи и «тюрьме народов» (М.: Изд-во «Эксмо», 2019). Достаточно показательно, что этот автор, поставленный руководить всей культурой (!) страны, абсолютно не разбираясь в историографии Золотой Орды, но тонко чувствуя общий дух авторитарного режима, с ходу пытается расценить труд известного немецкого историка Б.Шпулера, посвященный истории данного государства и являющийся одним из лучших исследований на этот счет, как «дешевую попытку реванша за проигранную Вторую мировую войну» с конкретной целью — принизить значение татарского фактора, татарского периода российской истории. Далеко не случайно, что он старательно открещивается от русских объективно мысливших историков-евразийцев, имевших на золотоордынский этап истории своей Родины совсем иной взгляд, чем такой консервативный российский историк (кадет, сторонник конституционной монархии) как Александр Кизеветтер, которого Мединский поднимает на щит.

    Вот какую цитату он приводит из работы Кизеветтера: «О каком-то культурном взаимодействии Руси и татарщины можно говорить… лишь закрыв глаза на длинный ряд красноречивых свидетельств … что русское национальное самосознание вырастало не на почве тяготения к татарщине (хотя такого „тяготения“ было полно — прим. авт.), а прямо наоборот, на почве возмущения татарским игом и сознательного отталкивания от татарщины как от чужеродного тела в русской жизни …» (Цитата из статьи «Евразийство» Кизеветтера, дается с сокращением. См.: Мединский В. Указ. раб. — с. 85.) Полностью солидаризуясь с этим высказыванием крайне правого российского историка, Мединский пишет: «К сказанному можно добавить еще одно: для русских не было ничего страшнее и хуже, чем татары» (имеются в виду «средневековые/золотоордынские татары»). То есть полностью отрицательная маркировка «татар» — «насильников и убийц», зиждется у этого «культработника» на вполне идейной базе, которая была, как указывает министр, выработана, как видно и из его книги, еще «монахами — летописцами» Средневековья. Отсюда вовсе не удивительно, что для Мединского (внимание, см. и Холмогорова!) «взятие Казани» предстает как «Богом данное для русских желанное событие» (Там же. — с. 88.) Тем более, в XVI в., как пишет сей «историк», «никакого такого народа — казанских татар, не было. Была Казанская империя. Самая настоящая империя, осколок Золотой Орды», где «татар» насчитывалось 10–15% (стало быть все-таки там татары имелись). (Там же. — С. 89.)

    Вообщем, тут все понятно: русские по г-ну Мединскому «отторгают» всю «татарщину», но являются культуртрегерами и создателями своего гео пространства, где завоеванные народы, оказывается, «неожиданно получали возможность реализовать свои старые планы и проекты, хотя и в совершенно новой форме внутри Империи». (Там же. — с. 95.)

    Из этого небольшого обзора вывод такой: не подлежит никакому сомнению, что мы во всех вышеприведенных трактовках, связанных с оценками Золотой Орды и ее политических наследников (в их числе вообщем-то было и Московское великое княжество, но об этом у адептов данного мировоззрения молчок), имеем дело с элементами формировавшегося длительное время имперского сознания российского большинства. И это именно оно сейчас усиленно реанимируется политическими верхами страны. А так как в самой глубине этого идеологического продукта, в базисном плане разработанного еще средневековыми церковниками, лежат антитатарские, антизолотоордынские коннотации, взгляды татарстанских историков, для которых Золотая Орда является ключевым этапом становления татарского народа, для нынешних имперцев оказываются неприемлемыми.

    ПОЧЕМУ ТАКИЕ РАЗИТЕЛЬНЫЕ ОТЛИЧИЯ В ПОВЕДЕНИИ ДВУХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЭЛИТ — ТАТАРСТАНСКОЙ И КАЗАХСТАНСКОЙ?

    Настало время подвести некоторые итоги тех обсуждений, которые происходили в Казахстане и моих собственных наблюдений последних десятилетий, связанных с деградацией национального самосознания татар, последовавшей в результате усиления в стране авторитарных тенденций в 2000-х годах. Анализ происходящего вокруг юбилея Золотой Орды дает много пищи для этого.

    Что касается Татарстана, то такая юбилейная дата, как 750-летие образования Улуса Джучи, больше известной сейчас как Золотая Орда, была у нас отмечена очень скромно: в г. Казани прошли две конференции (одна была организована Институтом истории им. Марджани, другая — Институтом археологии им. А. Х. Халикова АН РТ совместно КФУ), не нашедшие какого-либо существенного общественного резонанса (ну еще быть может были изданы молодежной организацией «Азатлык» буклеты, точнее, буклетики на эту тему). Дело, таким образом, почти полностью ограничилось академическими мероприятиями, по определению вовлекающими очень узкий круг специалистов-историков. Кажется, сотрудники Института истории им. Марджани до конца года ещё планируют организовать некую конференцию на этот счет в Турции. Ну, и на этом все, в целом, как видим, тут участие государственных органов Татарстана весьма косвенно (через некоторые грантовое финансирование части мероприятий) и на самом деле мизерное.

    А если мы посмотрим на Казахстан, то увидим совсем другую картину: там был составлен государственный «План мероприятий по подготовке и празднованию 750-летия Золотой Орды», включающий большое число конкретных направлений деятельности с участием не только академических структур, но и органов власти и управления. Что важно, с указанием сумм финансовых расходов и ответственных организаций. Тут не только научные конференции разного характера (от региональных до международных, кстати, в этом году одно такое мероприятие уже состоялось в мае в Париже), иногда с очень многочисленным составом, как например, конференция с участием 300 ученых из РФ, Турции, Монголии, КНР, США, Европы и т. д., запланированная в октябре 2020-го. Но и проведение археологических исследований, инвентаризация накопленного по Золотой Орде археологического материала, а также воссоздание, реставрация и строительство объектов историко-культурного наследия, имеющего отношение к золотоордынскому этапу истории предков казахского народа.

    В их числе, скажем, установка памятника основателю Улуса Джучи — Джучи (Жочы) хану, проведение реставрационных работ и благоустройство территории мавзолея этого государственного деятеля и близлежащих памятников, относящихся к периоду Золотой Орды. Тут и целый ряд других мероприятий — проведение экспедиции «Золотая Орда», создание туристических маршрутов, сезонного визит–центра на территории памятников культуры, связанных с именами Джучи хана и Алаша хана и т. д. Предусмотрено также формирование транспортно-логистической инфраструктуры, чтобы получить доступ к названным (и многим не названным) объектам.  Запланированы выпуски имиджевой продукции (книг, альбомов, видео-кинопродукции). Обозначены даже концертные мероприятия (фестивали), а также проведение организационно-информационной работы за рубежом (публикации в зарубежных изданиях, размещение логотипов по этому поводу на сайтах диппредставительств и посольств Казахстана). 

    Одним словом, тут мы видим государственный подход к освещению рассматриваемого юбилея. И он реализуется на самом высоком уровне — 24 августа 2019 года, выступая международном туристическом форуме «Улытау–2019», президент Казахстана Касым-Жомарт Такаев прямо отметил необходимость празднования 750-летия Золотой Орды, имея в виду значимость данной исторической эпохи.

    В Татарстане ничего подобного не наблюдается, все происходит лишь на уровне встреч и общения ученых. Почему такие разительные отличия в поведении двух политических элит — татарстанской и казахстанской?

    ИСТОРИЮ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ РОССИЙСКАЯ ИСТОРИЧЕСКАЯ ШКОЛА ИМПЕРСКОГО ТИПА НИКОГДА НЕ СМОЖЕТ АССИМИЛИРОВАТЬ

    Отвечая на этот вопрос, надо принимать во внимание множество факторов, о части которых, связанных с идеологическими предпочтениями современной правящей политической элитой России, уже было сказано. Естественно, татарская политическая элита вынуждена учитывать эти взгляды на Золотую Орду, широко бытующие в старомосковских головах. Но есть еще один аспект данной проблемы, который требует отдельного освещения.

    Речь идет о сильнейшем колониальном компоненте (сформированном ещё в романовской России) в сознании татар, от которого наши братья казахи, у которых совсем недавно он тоже присутствовал, сейчас успешно избавляются, в том числе и через восстановление без всякой оглядки на кого-либо своей подлинной истории золотоордынского периода, позволяющей выстроить полноценную идентичность казахов, не зависящую от внешних взглядов. Татарам же из-за своего «полуколониального» бытия, которому по справедливому замечанию драматурга Зульфата Хакима, соответствует «комплекс раба», выйти так и не удалось, хотя будучи еще и бардом Зульфат в свое время сочинил даже специальную весьма экспрессивную песню «Татарлар килә» («Татары идут»), призывающую дух наших великих предков — степняков, всегда бывших людьми «длинной воли»

    По мере того, как усиливается культурно-языковое давление на народы России, наличие сильной, глубоко укорененной национальной идентичности приобретает решающее значение. Поэтому, кроме прочего, настала пора разобраться и с массовой психологией татар, с ее структурой и комплексами, ибо бесконечно прогибаться и «приседать» под вышеназванным давлением явно контрпродуктивно. Наконец-то надо внятно сказать определенным структурам и инициативам внятно: «Хватит нас давить!». Причем сказать так, чтобы и татарстанская элита осознала — дальше отступать нельзя. Как, скажем, было с историей «Стояния на Угре». И в этом громком и внятном «Нет!» важнейшее значение имеет опора на нашу истинную историю, отстаивание нашего неотъемлемого права на ее целостность, на трактовку периода Золотой Орды как звездного часа истории татарского народа.

    Еще раз с точки зрения сегодняшних политических и культурных реалий подумаем — разве общая история тюркских народов не является базой, объединяющих их? Разве не Улус Джучи / Золотая Орда занимает центральное место в истории многих тюркских народов? Не вполне ли очевидно: какой народ занимает ключевое место в истории этой державы мирового уровня, тот и окажется связующим звеном между очень многими народами. Разве Аллах не уготовил это место татарам?

    Давно пора понять: историю Золотой Орды российская историческая школа имперского типа никогда не сможет ассимилировать (булгарскую — запросто, ибо она по своей сути региональная), так как русская история золотоордынского периода сама во многом является лишь частью истории Улуса Джучи. И наконец, из опоры на булгарскую историю может родиться лишь «автономный» Татарстан, не способный отстоять даже права татар Башкортостана, а через признание Золотой Орды основой истории татарского народа возникает проект Мagna Tartaria / «Великой Татарии», которая на самом деле подлинным русским интересом (и шире — интересам России, нашей общей страны) вовсе, на мой взгляд, не противоречит. Чтобы это осознать надо лишь дать себе труд поразмышлять. Тогда выяснится, что и сама современная Россия во многом берет начало в Золотой Орде, а не в Киевской Руси, оставшейся уже навсегда в Украине.

    Вот таковы мои размышления, появившиеся после посещения осенью этого года Казахстана.

    Но кто говорит им, что петь?

    Адриан Дауб | Лонгриды | Сентябрь 2021 | 21 минута (5894 слова)

    Когда в апреле этого года вышел новый трейлер к фильму Marvel «Черная вдова » — после того, как фильм неоднократно переносили на более поздний срок из-за пандемии — продюсеры, казалось, намеревались напомнить людям о том, почему они были в восторге от фильма. до начала блокировок. Они сделали это, закрыв промо новой версией темы из Мстители , вероятно, чтобы вернуть зрителей в другое, менее социально дистанцированное время.Откуда вы могли знать, что это новая версия мотива? Это был хор, но это было хорошо, к чему Marvel шла раньше. На этот раз там были тексты. Насколько я могу судить, впервые.

    Когда фанаты приветствовали отзыв в онлайн-комментариях, я вернулся к вопросу, который у меня возник, когда Игра престолов делала что-то подобное в конце четвертого сезона и снова в самом конце шоу. В наши дни стало тенденцией брать хорошо узнаваемую инструментальную тему и делать ее хоровой.И я понимаю, почему: жест большой, смелый и эпический. Но мой вопрос касался чего-то сравнительно обыденного: кто решает, какие тексты? На каком они языке вообще? А кто их пишет? Я решил узнать.

    Те из нас, кто одержимо слушает саундтреки, делают это, зная, что саундтреки не должны воздействовать на нас таким образом. Тот, кто смешал в припеве в течение нескольких секунд трейлер Black Widow , стремился к эмоциональной реакции, а не к какому-то новому смысловому слою, который нужно распутать.«Когда я делаю музыку к фильму, — сказал покойный Джеймс Хорнер в выступлении на TED в 2005 году, — я не более чем причудливый карандаш», воплощающий в жизнь замысел режиссера. Вы не должны слушать саундтрек отдельно от изображения. Это музыка на службе момента.

    Вы не должны слушать звуковую дорожку отдельно от изображения. Это музыка на службе момента.

    Но одно место, где этот причудливый карандаш имеет большую автономию, это когда дело доходит до текста, который поет хор.Пожалуй, лучше сказать, что карандаш обречен на свободу. Когда композитора Джона Оттмана наняли для написания музыки к фильму Тома Круза «, Валькирия, » 2008 года, он понял, что ему нужен перерыв в текстуре саундтрека в самом конце фильма. Это потому, что в финальных сценах фильма казнены практически все персонажи, которых даже отдаленно можно искупить. После того, как все они умерли и пошли титры, Оттман решил, что ему нужно «ощущение освобождения, потому что должно было быть другое чувство, когда публика выходит из театра.Так он натолкнулся на идею самостоятельной хоровой пьесы. «Но проблема заключалась в том, что, черт возьми, они могли сказать?»


    Начните чтение на выходных, получая лучшие лонгриды недели на свой почтовый ящик каждую пятницу после обеда.

    Зарегистрироваться


    Что в самом деле? Это момент, когда кинопроизводство блокбастеров — всегда так трепетно ​​контролирующее свои значения — кажется, немного теряется. И это момент, когда мы, как зрители, внезапно понимаем, как фильмы придают смысл, и что это не всегда тот смысл, который они намереваются придать.

    Итак, кто решил, какой будет лирика к теме из Мстители ? Короткий ответ: я до сих пор не знаю. Но длинный ответ на мой заурядный вопрос ведет к напряженному и тесному сотрудничеству в мире озвучивания фильмов. Мир, в котором у композиторов часто есть всего несколько недель, чтобы написать музыку, которая понравится студии и режиссеру, а возможно, даже проверит аудиторию. И в котором они трудятся с помощниками, оркестраторами, звуковыми редакторами и многими, многими сессионными музыкантами, чтобы найти звук для фильма, который все еще находится в процессе развития.Я хотел выяснить, кто из этой огромной группы скажет: «Эй, давайте добавим припев и споем его на санскрите» или что-то в этом роде.

    Ответ оказывается таким: почти любой из них может, а иногда и делает. То, что предлагают нам кинохоры, является идеальной синекдохой для коллективной, бешеной и глубоко корыстной магии, которая в первую очередь создает фильмы. Вполне вероятно, что режиссер заставил сценариста придумать конкретный текст на ранней стадии постпродакшна, а субподрядчик, помощник композитора или оркестратор набросал несколько слов или углубился в Википедию за восемь недель до релиза в отчаянной поздней ночи. поиск текста, не защищенного авторскими правами, для использования с репликой, которая могла бы понравиться группе костюмов за полмира.

    То, что предлагают нам кинохоры, является идеальной синекдохой для коллективной, бешеной и глубоко корыстной магии, которая в первую очередь создает фильмы.

    ***

    Хоры уже более века являются частью озвучивания фильмов. Люди пели на экране с самых первых беззвучных роликов, и с развитием технического волшебства мы даже могли слышать, как они это делают. Но что-то вроде трейлера «Черная вдова » — это то, что мы называем недиегетическим припевом: это голоса, которые зрители не должны каким-то образом локализовать в экранном действии.В раннем кинематографе музыканты должны были присутствовать физически, сначала в кинотеатре со зрителем, а затем в сцене с актерами. И то, и другое в значительной степени исключало использование хора. И, как указывает историк киномузыки Мервин Кук, как только появились технологии, которые позволяли фильмам иметь хотя бы частичный саундтрек, создатели фильмов изначально избегали недиегетической музыки — именно потому, что им нужно было создать иллюзию того, что звук исходит «из» источника. сцена.

    Недиегетическая музыка стала нормой только в начале 30-х.И даже тогда ограничения технологии записи означали, что недиегетические голоса обычно не стоили хлопот. К концу 30-х это изменилось. В «Белоснежка и семь гномов » (1937) хор звучал даже тогда, когда не было явных музыкальных номеров. ( Snow White также был первым саундтреком, выпущенным в виде альбома, поэтому припевы с самого начала были частью того, как саундтреки к фильмам путешествовали полунезависимо от их фильмов.)

    Альфред Ньюман начал полагаться на бессловесные «небесные хоры», издаваемые ооо и ааа на заднем плане, в таких фильмах, как Грозовой перевал (1939), Как зелена была моя долина (1941) и Песня Бернадетт ( 1943).Как отметил историк музыки Дональд Грейг, который также является активным сессионным певцом многих современных партитур, вначале припевы должны были быть хотя бы в какой-то степени мотивированы темой или экранным действием — они должны были говорить от имени призраков, намекать на происходящее. религиозное измерение экранного действия.

    А еще была музыка Дмитрия Темкина к фильму Фрэнка Капры «: Затерянный горизонт » (1937). Фильм рассказывает об открытии Шангри-Ла в Гималаях, и когда мы, наконец, добираемся до легендарной земли, саундтрек сопровождает нарисованную матовой краской страну чудес хором, поющим на… ну, на языке, который не является английским и не похоже, тоже тибетец.Так родилась еще одна голливудская традиция: хоры из фильмов с полной убежденностью распевают совершенно бессмысленную прозу.

    Так родилась еще одна голливудская традиция: хоры из кинофильмов с полной убежденностью распевают совершенно бессмысленную прозу.

    Оба вида хорового исполнения никогда не покидали голливудский лексикон. Размышляя о том, как припевы к фильмам придают смысл, я стал одержим тем, как сегодня выглядит процесс записи саундтрека и в какой момент этого процесса кто-то на самом деле пишет тексты на фальшивом тибетском языке.В Золотой век студии держали свои собственные хоры — профессиональные певцы появлялись на площадке и ооо и ааа сегодня для партитуры Миклоша Роши, а на следующий распевали яростный боевой гимн для Эриха Вольфганга Корнгольда. У студий также были свои домашние оркестраторы (обычно несколько), и хотя неспециалисты помнят композиторов Золотого века Голливуда, есть и другие фигуры, которые, вероятно, в такой же, если не в большей степени, формировали звучание фильмов, все время просто тихо собирая свои зарплаты.

    Говоря с современными певцами об их опыте, я был поражен тем, как мало изменились их повседневные обязанности со времен Темкина.Но мир, в котором они выступают, совсем другой. В рамках моего исследования для этой статьи я сделал массивную хоровую ленту из самого угрожающего исполнения «Mary Had a Little Lamb», и все, что мне обошлось, это 199 долларов плюс налог. Программное обеспечение EastWest Symphonic Choirs позволяет вам заставить виртуальный хор петь практически в любом вообразимом стиле. Хотите, чтобы ваши ооо и ааа звучали как шепот? Больше Бродвея или больше классики? Все это есть в упаковке.

    Но это еще не все: благодаря системе WordBuilder вы можете заставить этот хор петь практически все что угодно — вы можете набирать текст на английском, фонетическом или собственном алфавите под названием Votox, а программа соберет его из огромного банк данных гласных и согласных.Это коммерчески доступный продукт, но есть еще большие библиотеки сэмплов, хранящиеся у отдельных композиторов. Мастерская Циммера по музыке к фильмам, Remote Control.

    Все профессиональные певцы, с которыми я разговаривал, хорошо знали о таких продуктах, как EastWest Symphonic Choirs и библиотеках сэмплов, потому что, скорее всего, они в них есть.Если вы занимаетесь пением на пленке, в наши дни вас не всегда будут просить спеть на реальную музыку, вместо этого вас могут попросить записать семплы. Существует пугающая вероятность того, что эти художники постепенно разрушают потребность индустрии в их труде — что плоды их однодневной оплачиваемой работы будут служить студиям вечно и без дополнительных остатков. Их бестелесные гласные выводят из строя их голосовые связки. Но эта возможность до конца не реализована: достаточно часто, придя в студию звукозаписи, певцы обнаруживают, что вокальная дорожка уже есть, но она сделана на компьютере.И все же композитор хочет живую версию. Почти все певцы, с которыми я разговаривал, выразили некоторое удивление тем, что Голливуд все еще беспокоит меня.

    Их бестелесные гласные выводят из строя их голосовые связки.

    Одна из причин, почему они это делают: композиторам просто нравится работать с живыми людьми, и они считают это частью своей работы. Как сказал мне Джонатан Бирд, сочиняющий музыку и аранжирующий оркестры в Голливуде уже более десяти лет, хоры — это простой и эффективный способ придать объемности сцене, «потому что у вас есть человеческое тело в качестве одного из инструментов, а есть сила, которую человеческий голос [имеет] над нами в целом.

    Композиторы — хорошо обученные музыканты, и большая часть их обучения связана с пением. Братья-композиторы Гарри и Руперт Грегсон-Уильямс (Гарри написал музыку для таких фильмов, как Царство Небесное , Нарния-фильмы и большинство фильмов Дензела Вашингтона за последние 15 лет, в то время как Руперт наиболее известен по фильмам DC Universe, таким как Wonder Женщина и Аквамен ) оба были певчими в колледже Святого Иоанна в Кембридже — биографически понятно, что хоровые текстуры и их создание будут важны для них.И что им может понравиться продумывать музыку с живым припевом, а не с компьютером. Еще одно удивительное предпочтение, которое говорит о своего рода приятном традиционализме: хотя иногда вокальные треки дублируются при записи (это означает, что то, что звучит как 16 певцов, — это всего лишь восемь, наложенных друг на друга), это кажется скорее исключением, чем правилом. Очевидно, что кому-то в этом процессе нравится работать с большими группами людей, и он думает, что это дает вам эстетическую отдачу, которую инженерное волшебство не дало бы.

    Но есть и более циничная причина, по которой автоматизация не вытеснила человеческий труд в других областях. на самом деле не так много расходов. Вот почему Лондон стал для Голливуда предпочтительным местом для записи: большое количество хорошо обученных музыкантов, чей профсоюз не настаивает на остатках. Несколько лондонских певцов, с которыми я разговаривал, предположили, что причина того, что Голливуд не записывает, скажем, в Германии, как часто, заключается в том, что певцы в континентальной Европе имеют более стабильный доход и меньше зависят от сессионной работы.И как только продюсер решает, что даже лондонские музыканты слишком требовательны — что ж, всегда есть Прага или Будапешт. Великолепные голоса, которые вы слышали в вестернах Джона Форда, были звуками профсоюзов и полной занятости; в современной голливудской музыке они являются памятниками глобализирующей мощи гиг-экономики.

    ***

    Таков мир, из которого исходит этот вокал. Представьте, что вы — певец с классическим образованием, живущий, скажем, в Лондоне и ранее уже работавший над саундтреками.Вам звонит ремонтник, который собирает хор или солистов для продюсерской компании. Вы заказываете концерт и приходите на запись, зная, для какого фильма вы поете, возможно, зная композитора, для которого записываете, но ничего больше. Большинство сессий звукозаписи проходят в знаменитых студиях Abbey Road Studios, которые стоят дорого, поэтому вас обычно бронируют не более чем на определенное количество часов, одобренное профсоюзом.

    Важно отметить, что к тому времени, когда вы приходите на сеанс записи, фильм в значительной степени находится «в постпродакшне», как сказал мне один сессионный певец.Фильм в основном закончен, споры о том, как должен звучать саундтрек, окончены. К моменту записи все оркестровые партии, которые вы должны аккомпанировать, уже полностью собраны — обычно они у вас в наушниках, когда вы поете. Когда вы добираетесь туда, вам вручают большую стопку нот для пения, и, по словам всех певцов, с которыми я разговаривал, вы прочитываете какую-то их часть в следующие несколько часов — никогда не прочитываете все. Некоторые реплики, которые вы поете, никогда не войдут в готовый фильм, некоторые реплики вы можете сделать в 10 версиях.А затем студийное время, забронированное композитором, заканчивается, вы сдаете свою стопку нот, подписываете заявление о том, что ничего не разглашаете о том, что вы только что спели, и вы уже в пути.

    Как сказала сопрано Кэтрин Ботт: «Вы входите в студию, открываете партитуру и уходите. Вы поете то, что вам говорят, и все дело в универсальности, просто в способности адаптироваться к правильному подходу, каким бы он ни был для этого дирижера или этого композитора». И частью этого, как сказали мне певцы, было пение слов — какими бы они ни были.Как указал мне Дональд Грейг, многие из этих певцов имеют классическую подготовку; они определенно разбираются в Requiem или Stabat Mater. И все же достаточно часто, когда они выходят на Эбби-роуд, их просят спеть совершенно бессмысленные фразы на псевдолатыни, но студия забронирована, часы тикают, и, как выразился Ботт, «не время мириться с этим». свою руку и, знаете ли, исправьте латынь.

    Or the English: Ботт спел в саундтреке к анимационному фильму 1986 года An American Tail .В качестве реплики, когда маленький мышонок-иммигрант Файвел впервые видит гавань Нью-Йорка, композитор Джеймс Хорнер попросил хор пропеть знаменитое стихотворение Эммы Лазарус, начертанное на основании Статуи Свободы. Когда она напевала реплику — «Дай мне свою усталость, бедняжку», — Ботт понял, что тот, кто составил партитуру, записал «ваши сбившиеся в кучу массы, стремящиеся к свободе», а не «дышать свободно». Она была почти уверена, что знает лучше, как и некоторые коллеги, но из-за английской сдержанности, уважения к американцам или профессионализма никто не считал себя вправе что-либо говорить.Неверная цитата осталась на картинке, и сегодня вы можете купить ее на компакт-диске.

    Возможно, отчасти именно этот профессионализм заставил меня искать смысл слов в некоторых из моих любимых саундтреков. Хороший певец продает эмоции и убежденность до такой степени, что слушатель как бы должен поверить, что все это что-то значит. Интересно, что в начале этой давней традиции искусственных языков Голливуд почувствовал необходимость притвориться, что это что-то значит.Когда в 1937 году был выпущен фильм «Потерянный горизонт », Columbia Pictures заявила в своих рекламных материалах, что музыка Дмитрия Темкина «включает в себя подлинные народные песни Тибета». В том же пресс-релизе отмечалось, что хор Холла Джонсона, популярный госпел-хор, «исполнит аранжировки народных песен на родном тибетском языке».

    Историки киномузыки сходятся во мнении, что это чепуха. Нет никаких доказательств того, что Темкин исследовал тибетские народные песни для своей музыки — то, что рекламщики продавали как «подлинные народные песни», почти наверняка были недавно написанными произведениями на выдуманном языке.Темкин начинал как концертирующий пианист и полагался на небольшую армию оркестраторов, чтобы превратить его мелодии в настоящие партитуры для игры. Кто-то из этой группы взял перо на бумаге и написал эти отрывки, и либо этот же человек, либо кто-то другой, похоже, сочинил какой-то фальшивый тибетский текст для распространения среди певцов.

    Но по какой-то причине рекламный отдел Columbia Pictures не хотел оформлять вокал таким образом. Возможно, экстрадиегетические голоса были еще достаточно новы, чтобы они хотели рассказать публике, что эти голоса делают в саундтреке.Или это не имело ничего общего с самим саундтреком, а было просто еще одним способом продать более широкое зрелище кинопроизводства: посмотрите, на что мы пошли.

    В то же время в текстах есть надоедливый способ прояснить целевую аудиторию. Ведь совсем нетрудно представить, почему Темкин и компания не стали бы утруждать себя настоящими народными песнями и настоящим языком. Lost Horizon — один из тех фильмов, в которых снимались неазиатские персонажи Х.Б. Уорнер в роли «Чанга» и Сэм Джаффе в роли «Верховного ламы Шангри-Ла». Широкие и фиктивные претензии на подлинность также указывают на то, для кого предназначен фильм. Тот факт, что хор Холла Джонсона был афроамериканской группой, наиболее известной исполнением спиричуэлс, усиливает ощущение того, что Lost Horizon превращает аутентичность небелых людей в очаровательную витрину для белой публики. Как Шангри-Ла для своих белых посетителей, даже когда его тексты были непонятны, музыка из фильмов все еще была «для» белых носителей английского языка.

    В другие времена, когда голливудское кинопроизводство полагалось на хоры, смысл был противоположен экзотике: сверхпонятность. Спустя десятилетия Темкин написал воодушевляющую музыку к ура-патриотическому эпосу Джона Уэйна « Аламо » (1960). В конце фильма, когда осада закончилась, и один единственный выживший и ее маленькая дочь покидают разрушенный форт, на саундтрек слабо плывет хор, как будто певцы стоят где-то далеко на поле боя.На последних кадрах фильма хор берет на себя саундтрек, исполняя версию того, что в конечном итоге продержится несколько недель в поп-чартах под названием «Баллада об Аламо». Первые строки, которые зритель может отчетливо услышать, это: «Пусть старики рассказывают историю / пусть легенда растет и растет. / Из тринадцати дней славы / при осаде Аламо».

    Эта музыка ясно говорит нам, почему человеческие голоса должны быть переведены на язык, который должен быть понятен зрителю.«Баллада» говорит нам, что делать с историей, которую мы только что услышали: передать ее дальше, пусть легенда «растет и растет». Кроме того, поскольку это было сделано Джоном Уэйном в 60-х годах, сообщение, вероятно, также было таким: не будь коммунистом. Но обратите внимание, что фильм должен рассматривать три вещи как по существу одинаковые: пение должно быть слышно для случайного кинозрителя, а не для людей, которые рано встают со своих мест или доедают попкорн; слова должны быть понятны на чисто лингвистическом уровне аудитории, которую за последние два часа научили отключать музыку на каком-то уровне; и причина, по которой эти слова были включены в фильм, должна быть ясной.

    Кроме того, поскольку это было сделано Джоном Уэйном в 60-х годах, сообщение, вероятно, также было таким: не будь коммунистом.

    Тот факт, что эти три фактора разделены, может быть легко забыт англоязычной аудиторией, воспитанной на американской поп-культуре. Я вырос на голливудских фильмах в дублированных версиях, хотя обычно в них не дублировалась музыка. Это означает, что будучи ребенком, который не говорил по-английски, я довольно привык следить за сюжетом на немецком языке, затем музыка набухала, и я как бы отключался на несколько минут, пока саундтрек и английский язык стирались. через меня.Я, конечно, понял основную идею — персонажи были счастливы, печальны или патриотичны, — но я понятия не имел, что они говорят, и меня это устраивало.

    Примерно так большинство из нас чувствует, когда слушает тему версии Battlestar Galactica 21-го века — если только мы не знакомы с мантрами Ригведы. Тем не менее, это культурно специфичный опыт. В наши дни мы не можем смотреть фэнтези или научную фантастику без того, чтобы нас не восхваляли на санскрите, древнескандинавском, гномьем, эльфийском, урук-хаи, клингонском и так далее.Когда композитор Джон Уильямс вернулся во вселенную «Звездных войн» в 1999 году для фильма «Призрачная угроза », он сочинил усиленную пьесу для финальной дуэли — и поверх ее бурных остинато наложил припев, распевающий… санскритский перевод валлийского стихотворения. И видимо слоги санскритского текста были переставлены до непонятности. Ясно, что эти шоу и фильмы не обращаются к нам как к потенциальным носителям клингона, санскрита или даже валлийского — их интересует ощущение и звучание языка, а не его значение.Во время одной из сессий записи Дональд Грейг сказал мне: «Они потратили целую вечность, объясняя нам, как произносится русский язык, а потом мы поняли: «Ну, на самом деле это ничего не значит». Это оказалось одновременно довольно новым и довольно старым. способ прослушивания музыки.

    Когда композитор Джон Уильямс вернулся во вселенную «Звездных войн» для «Призрачной угрозы» 1999 года, он сочинил усиленную пьесу для финальной дуэли — и поверх ее бурлящих остинато наложил припев, распевающий… санскритский перевод валлийского стихотворения.

    ***

    голливудских балла приходят волнами. Киноиндустрия не особенно любит рисковать, и, в частности, музыка к фильмам часто основывается на предыдущих оценках. Режиссер часто нарезает фильм на временную дорожку, состоящую из существующих частей, и легко представить, что создатели фильма в конечном итоге захотят, чтобы что-то, похожее на их временную дорожку, сопровождало законченный фильм. Хоры на самом деле никогда не покидали Голливуд, но, безусловно, бывают моменты, когда продюсеры и режиссеры, кажется, почти рефлекторно ищут их, а иногда избегают. The Omen (1976) с массивным латиноамериканским припевом «Ave Satani» запустил одну из таких волн. Трилогия Питера Джексона «Властелин колец » положила начало еще одной.

    Эта новая глава в озвучивании фильмов началась в ратуше, легендарном концертном зале в Веллингтоне, Новая Зеландия. Именно там композитор Говард Шор записал самые ранние части своего саундтрека к фильму «Братство Кольца » (остальные будут записаны в Лондоне).В записи участвовал полный оркестр на уровне земли и вращающиеся хоры на балконе. Композитор не упустил из виду, что сцена была до странности традиционной: «Оркестр, — объяснил Шор, — был устроен почти так же, как ям-оркестр в опере». Процесс совместной работы над композицией тоже был похож на то, что Моцарт и его либреттист Лоренцо да Понте могли узнать. Сценаристы писали текст, который должен был петь хор, местный переводчик переводил их на языки Толкина, а Шор затем устанавливал гномий или эльфийский текст.

    Несколько парадоксально, но на самом деле не хоровая музыка с непонятными текстами нова и нуждается в объяснении, а хоровая музыка с понятными словами. Долгое время, и гораздо дольше, чем инструментальная музыка, хоровая музыка на Западе принадлежала церкви, мессе, то есть латыни. Язык столь же родной для христианской религиозной жизни, сколь чуждый большинству христиан. Лютеранская Реформация многое сделала для того, чтобы церковные службы были переведены на язык, который могли понять прихожане, но по всей Европе сохранялся опыт разговоров и, в частности, пения на латыни.Это, конечно, не означает, что люди не пели на родном языке — просто опыт пения слов, которых вы не понимаете или не понимаете полностью, был бы для этих людей совершенно нормальным явлением.

    Долгое время, и гораздо дольше, чем инструментальная музыка, хоровая музыка на Западе принадлежала церкви, мессе, а значит, и латыни. Язык столь же родной для христианской религиозной жизни, сколь чуждый большинству христиан.

    Для немецкого философа Артура Шопенгауэра хоровая музыка имела смысл лишь постольку, поскольку слова не имели значения.В своей работе «Мир как воля и представление », которая впервые появилась в 1819 году, была переиздана в 1844 году и оказала сильное влияние на таких композиторов, как Рихард Вагнер. Шопенгауэр утверждал, что музыка является чистейшим выражением реальности, потому что она не задерживается на «представлениях». — слова и вещи, которые они обозначают, — но автоматически подключались к чему-то более глубокому. Хоровая музыка, казалось бы, не соответствовала этому стандарту, так как в основном касалась слов и вещей, которые они обозначали, но Шопенгауэр так не думал.Ведь не стоит слушать спетую музыку в первую очередь ради слов, а часто даже слов можно и не знать. И Шопенгауэр считал, что это к лучшему.

    Латынь до сих пор работает таким образом для большинства современных зрителей: вы можете возразить, что американский кинокомпозитор примерно 1989 года (или нанявшие его создатели фильма) не слишком рассчитывал на то, что публика должна быть в состоянии следить за латинскими текстами — на самом деле, это могло бы отвлекать, если бы они это делали.То, какой текст включен, подтвердили мне как певцы, так и композиторы, гораздо больше связано с потоком фонем и тем, как он взаимодействует с необработанным звуком вокала. Слова — это просто еще один инструмент в репертуаре композитора. Но это инструмент, нагруженный всеми сложностями, которые неизбежно возникают, когда наш болтливый вид использует язык.

    Слова — это просто еще один инструмент в репертуаре композитора.Но это инструмент, нагруженный всеми сложностями, которые неизбежно возникают, когда наш болтливый вид использует язык.

    Ведь, в отличие от напевного припева, латинский припев создает дополнительные смысловые уровни для тех, кто хочет слушать внимательнее. Композитор Джерри Голдсмит написал «Ave Satani» для The Omen как преднамеренное переложение различных католических месс. В то время как отдельные латыни, возможно, было трудно уловить (и не совсем правильно, чтобы загрузить), слушатели, которые были католиками, вероятно, узнали бы, что здесь перевернуто, учитывая, что они провели большую часть воскресенья с настоящими латинскими текстами. .Неясно, насколько серьезно Голдсмит (или хормейстер, набросавший для композитора текст на латыни) боролся с этим аспектом партитуры — во-первых, само название пьесы искажает склонение Сатаны. Но, тем не менее, это измерение существовало — «Омен » был частью своего рода религиозного возрождения в Голливуде, и хотя сегодня он играет роль лагеря, тогда к нему относились гораздо серьезнее.

    Музыка Джеймса Хорнера к фильму 1989 года « Слава » в значительной степени опирается на латинский припев, и в кульминационный момент фильма этот припев узнаваемо поет на латыни. Glory рассказывает историю 54-го Массачусетского пехотного полка, полностью черного подразделения во время Гражданской войны в США, и фильм заканчивается тем, что большая часть подразделения была выкошена солдатами Конфедерации во время штурма форта Вагнер в Южной Каролине. Рассматриваемое произведение основано на тексте, взятом из латинской мессы, часто включенном в классический канон в различных реквиемах от Моцарта до Верди. Но, как это часто бывает, Хорнер (или его оркестратор) не придерживается фактического текста, а, скорее, создает мэшап фрагментов из традиционной заупокойной мессы.

    Значит, Хорнер просто использует текст заупокойной мессы так, как профессионалы-верстальщики используют фразу «Lorem ipsum»? Трудно представить. В конце концов, имеет смысл петь реквиемный текст, когда ваши персонажи умирают один за другим. Но что еще более важно, именно из-за того, что текст настолько искажен, некоторые слова еще больше выпирают: «Recordare», что на латыни означает «отозвать», «stricte» (строго) и «judex» (судить). Эти пьесы в основном взяты из Dies Irae, части заупокойной мессы, повествующей о конце мира и Божьем суде, хотя и с примесями почти из всех остальных частей.Текст, хотя его и трудно разобрать, удивительно перегружен согласными для голливудского саундтрека, и многие из них, кажется, должны (и я надеюсь, что правильно расслышал, поскольку для этой пьесы не существует реального текста, который я смог выследить) к чрезмерной опоре текста на будущее активное причастие, оканчивающееся на «-urus»: как раз с точки зрения чистой грамматики угрожающее шипение в тексте буквально о том, что должно произойти.

    Значит, Хорнер просто использует текст заупокойной мессы так же, как профессионалы-верстальщики используют фразу «Lorem ipsum?» Трудно представить.

    Так что, возможно, текст, да и то, что он на латинице, вовсе не про вычурность со стороны создателей фильма. Это месса по мёртвым и рассказ о божественном гневе, и, по общему признанию, он делает — по общему признанию, над головами большинства зрителей фильма — пункт о возмездии. Удивительно, насколько изощренными (белыми) американцами, которые часто так гордятся тем, что имеют дело с моральными абсолютами, становятся, когда дело доходит до их Гражданской войны. Грамматически сложный ремикс Хорнера на «Dies Irae», как мне кажется, подчеркивает абсолютную и простую мысль, которая удивительно редко встречается в американских описаниях самого кровавого конфликта в стране: Конфедерация — зло, те, кто убивает от ее имени, совершают грех. , и они навлекают на себя Божий гнев (и будущий суд).Таким образом, в данном конкретном случае есть что-то, что можно почерпнуть из текста, что в противном случае мы не должны были бы улавливать.

    Что приводит к интересному расхождению, а именно к тому, что разные группы будут воспринимать одну и ту же песню по-разному. Члены хора знают что они говорят, даже если они понятия не имеют о том, что это означает. И композитор, режиссер, звукорежиссер и т. д., хотя и живут с саундтреком гораздо дольше, чем исполнители или даже самая преданная публика, обычно не доходят до слов, которые сопровождают музыку, до довольно позднего вечера. игра.Им часто приходится полагаться на оркестраторов и помощников или на услужливого хормейстера, который утверждает, что действительно знает латынь. Их бюджет, а, следовательно, и их время, определяется не их потребностями, а требованиями режиссера и студии. Проза просто появляется, как призрак в этой огромной машине. И — несмотря на тот факт, что большинство вовлеченных сторон, похоже, довольствуются тем, что это не имеет большого значения — в конечном итоге оно означает что-то .

    Один пример: «экзотический» текст может быть понят только очень специфическими слушателями.Но, что очень важно, они, следовательно, не являются предполагаемыми слушателями. «Потерянный горизонт» не рассчитывал на особый прием в тибетском сообществе — скорее наоборот: Дмитрий Темкин и его сотрудники, похоже, рассчитывали, что в аудитории не будет реальных носителей тибетского языка.

    Это становится еще более тревожным в случае с фразой «Nants ingonyama bagithi baba», которая, вероятно, является одной из самых повторяющихся, пародируемых и искажённых строк текста в любом саундтреке.Понятно, что он не обращается к среднему зрителю с намерением быть понятым. Сам факт того, что это зулусский язык, но действие истории «Король Лев », кажется, происходит в Серенгети, за тысячи миль к северу, предполагает, что язык здесь для того, чтобы сигнализировать об одном и только об одном: афро- нэсс.

    Для контраста, посмотрите на то, как в партитуре композитора Майкла Абельса к песне Джордана Пила Get Out используются голоса на суахили: за исключением значительного числа людей, говорящих на суахили в мире, большинство людей, смотрящих Get Out , не узнают, что поют певцы. говорят.Но то, что они говорят, в некотором смысле имеет значение: буквально «слушайте своих предков», но как высказывание, означающее что-то вроде «вы вот-вот будете в опасности». Зритель, не понимающий этой строки, упускает важное предупреждение о том, что должно произойти в фильме. Как и главный герой фильма, афроамериканец, который не может слушать (или, по крайней мере, понимать) своих предков. Пил и Абельс сумели извлечь из этого небольшого решения целый ряд тонких моментов.

    ***

    Но, как и во всей экзотике, в такого рода заимствованиях происходит странное перетягивание каната между снисходительностью и признательностью.Когда Оттман решил использовать хоровую пьесу в конце фильма 2008 года « Валькирия », ему явно был нужен немецкий текст, и я подозреваю, что любого немецкого текста было бы достаточно. Но он не выбрал ни одного немецкого текста. В фильме снялся Том Круз в роли Клауса Графа Шенка фон Штауффенберга, исторической личности, возглавившей единственную попытку членов нацистского государства избавиться от Адольфа Гитлера. Текст «Wandrers Nachtlied», один из самых запоминающихся и известных текстов Иоганна Вольфганга фон Гёте, и если по меркам великого поэта он немного приторный, трудно отрицать, что это очень подходящий выбор для данного момента.Не открыто о политике, но об истории, о размышлении, об отставке. И об ином использовании немецкого языка, чем то, к которому привыкли в голливудских фильмах.

    Для любого немца странно слышать, как плохие парни так постоянно говорят (и убивают) на вашем языке. Я не жалуюсь, заметьте, это имеет смысл. Но что примечательно в Валькирия , так это то, что он кажется необычайно осторожным для голливудского фильма в том, как он обращается с немецким языком.Ранее в фильме персонаж Круза говорит, что «люди должны знать, что мы не все такие, как он», и это последнее стихотворение, кажется, делает нечто подобное для немецкого языка — создатели фильма заканчивают свой фильм, указывая, что этот язык способен красота и глубокая человечность. Поэт Пауль Целан — сам переживший Холокост — указывал на странность письма на языке, который одновременно является «языком моей матери» ( Muttersprache ) и «языком убийцы» ( Mördersprache ).Оттман, кажется, хочет вернуть первое после того, как показал множество убийц.

    Странно вот что: я почти уверен, что «Nachtlied» Гёте — первое высказывание на настоящем немецком языке в этом фильме о Германии. Круз вроде как пытается использовать немецкий акцент в каждой второй сцене, в основном британский актерский состав второго плана даже не беспокоится. И никто не говорит по-немецки, как Шон Коннери говорит по-русски в определенные моменты в «Охота за красным октябрем » или Алан Рикман в «Крепкий орешек ».Вспомогательный состав фильма состоит из немцев, которые повсюду произносят акцент на английском языке. Создается впечатление, что фильм хочет слишком сильно наклониться назад: напомнить нам, на какую красоту и продуманность способен этот язык, хотя он никогда не показывает нам того варварства, которое фильм передает на английском языке.

    Полагаю, именно такие моменты заставили меня зациклиться на том, что хоры поют в фильмах, и кто решает, что они поют. Потому что это момент, когда фильм-блокбастер или телевидение, которые все больше и больше создаются для максимально возможной мировой аудитории, которая была сгруппирована и проверена аудиторией за дюйм своей жизни, ухитряются говорить гораздо более прямо, более импровизационно с гораздо более меньшая аудитория.Все мы иногда находимся в этой меньшей аудитории, иногда нет. Но мы знаем, что он есть. Когда кино буквально говорит на языках, как же иначе? И быть человеком, который слышит призыв к объекту восхищения, никогда не подозревая, что он звучит там — какое может быть лучшее определение того, что на самом деле является поклонником?

    * * *

    Адриан Дауб — профессор сравнительного литературоведения и германистики Стэнфордского университета. Он является автором четырех книг о немецкой мысли и культуре девятнадцатого века, а также (совместно с Чарльзом Кроненгольдом) «Песни о Джеймсе Бонде: поп-гимны позднего капитализма» (связанная история здесь).Он пишет в Твиттере @adriandaub.

    * * *

    Редактор: Криста Стивенс
    Проверка фактов: Джули Швитерт Коллазо

    Нравится:

    Нравится Загрузка…

    Связанные

    %PDF-1.4 % 1 0 объект > эндообъект 9 0 объект /Заголовок /Тема /Автор /Режиссер /Ключевые слова /CreationDate (D:20220412051003-00’00’) /ModDate (D:20131107111947+01’00’) >> эндообъект 2 0 объект > эндообъект 3 0 объект > эндообъект 4 0 объект > эндообъект 5 0 объект > поток Приложение Microsoft® Word 2010/pdf

  • Дэвид
  • Microsoft® Word 20102013-11-07T11:18:27+01:002013-11-07T11:19:47+01:002013-11-07T11:19:47+01:00uuid:8D05D8A1-43AC-4826-92A8-24BC1FDACC6Buuid :c925fc7f-2d85-4b1d-9178-e3c66626c6e71A конечный поток эндообъект 6 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 8 0 объект > эндообъект 10 0 объект > эндообъект 11 0 объект > эндообъект 12 0 объект > эндообъект 13 0 объект > эндообъект 14 0 объект > эндообъект 15 0 объект > эндообъект 16 0 объект > эндообъект 17 0 объект > эндообъект 18 0 объект > эндообъект 19 0 объект > эндообъект 20 0 объект > эндообъект 21 0 объект > эндообъект 22 0 объект > эндообъект 23 0 объект > эндообъект 24 0 объект > эндообъект 25 0 объект > эндообъект 26 0 объект > эндообъект 27 0 объект > эндообъект 28 0 объект > эндообъект 29 0 объект > эндообъект 30 0 объект > эндообъект 31 0 объект > эндообъект 32 0 объект > эндообъект 33 0 объект > эндообъект 34 0 объект > эндообъект 35 0 объект > эндообъект 36 0 объект > эндообъект 37 0 объект > эндообъект 38 0 объект > эндообъект 39 0 объект > эндообъект 40 0 объект > эндообъект 41 0 объект > эндообъект 42 0 объект > эндообъект 43 0 объект > эндообъект 44 0 объект > эндообъект 45 0 объект > эндообъект 46 0 объект > эндообъект 47 0 объект > эндообъект 48 0 объект > эндообъект 49 0 объект > эндообъект 50 0 объект > эндообъект 51 0 объект > эндообъект 52 0 объект > эндообъект 53 0 объект > эндообъект 54 0 объект > эндообъект 55 0 объект > эндообъект 56 0 объект > эндообъект 57 0 объект > эндообъект 58 0 объект > эндообъект 59 0 объект > эндообъект 60 0 объект > эндообъект 61 0 объект > эндообъект 62 0 объект > эндообъект 63 0 объект > эндообъект 64 0 объект > эндообъект 65 0 объект > эндообъект 66 0 объект > эндообъект 67 0 объект > эндообъект 68 0 объект > эндообъект 69 0 объект > эндообъект 70 0 объект > эндообъект 71 0 объект > эндообъект 72 0 объект > эндообъект 73 0 объект > эндообъект 74 0 объект > эндообъект 75 0 объект > эндообъект 76 0 объект > эндообъект 77 0 объект > эндообъект 78 0 объект > эндообъект 79 0 объект > эндообъект 80 0 объект > эндообъект 81 0 объект > эндообъект 82 0 объект > эндообъект 83 0 объект > эндообъект 84 0 объект > эндообъект 85 0 объект > эндообъект 86 0 объект > эндообъект 87 0 объект > эндообъект 88 0 объект > эндообъект 89 0 объект > эндообъект 90 0 объект > эндообъект 91 0 объект > эндообъект 92 0 объект > эндообъект 93 0 объект > эндообъект 94 0 объект > эндообъект 95 0 объект > эндообъект 96 0 объект > эндообъект 97 0 объект > эндообъект 98 0 объект > эндообъект 99 0 объект > эндообъект 100 0 объект > эндообъект 101 0 объект > эндообъект 102 0 объект > эндообъект 103 0 объект > эндообъект 104 0 объект > эндообъект 105 0 объект > эндообъект 106 0 объект > эндообъект 107 0 объект > эндообъект 108 0 объект > эндообъект 109 0 объект > эндообъект 110 0 объект > эндообъект 111 0 объект > эндообъект 112 0 объект > эндообъект 113 0 объект > эндообъект 114 0 объект > эндообъект 115 0 объект > эндообъект 116 0 объект > эндообъект 117 0 объект > эндообъект 118 0 объект > эндообъект 119 0 объект > эндообъект 120 0 объект > эндообъект 121 0 объект > эндообъект 122 0 объект > эндообъект 123 0 объект > эндообъект 124 0 объект > эндообъект 125 0 объект > эндообъект 126 0 объект > эндообъект 127 0 объект > эндообъект 128 0 объект > эндообъект 129 0 объект > эндообъект 130 0 объект > эндообъект 131 0 объект > эндообъект 132 0 объект > эндообъект 133 0 объект > эндообъект 134 0 объект > эндообъект 135 0 объект > эндообъект 136 0 объект > эндообъект 137 0 объект > эндообъект 138 0 объект > эндообъект 139 0 объект > эндообъект 140 0 объект > эндообъект 141 0 объект > эндообъект 142 0 объект > эндообъект 143 0 объект > эндообъект 144 0 объект > эндообъект 145 0 объект > эндообъект 146 0 объект > эндообъект 147 0 объект > эндообъект 148 0 объект > эндообъект 149 0 объект > эндообъект 150 0 объект > эндообъект 151 0 объект > эндообъект 152 0 объект > эндообъект 153 0 объект > эндообъект 154 0 объект > эндообъект 155 0 объект > эндообъект 156 0 объект > эндообъект 157 0 объект > эндообъект 158 0 объект > эндообъект 159 0 объект > эндообъект 160 0 объект > эндообъект 161 0 объект > эндообъект 162 0 объект > эндообъект 163 0 объект > эндообъект 164 0 объект > эндообъект 165 0 объект > эндообъект 166 0 объект > эндообъект 167 0 объект > эндообъект 168 0 объект > эндообъект 169 0 объект > эндообъект 170 0 объект > эндообъект 171 0 объект > эндообъект 172 0 объект > эндообъект 173 0 объект > эндообъект 174 0 объект > эндообъект 175 0 объект > эндообъект 176 0 объект > эндообъект 177 0 объект > эндообъект 178 0 объект > эндообъект 179 0 объект > эндообъект 180 0 объект > эндообъект 181 0 объект > эндообъект 182 0 объект > эндообъект 183 0 объект > эндообъект 184 0 объект > эндообъект 185 0 объект > эндообъект 186 0 объект > эндообъект 187 0 объект > эндообъект 188 0 объект > эндообъект 189 0 объект > эндообъект 190 0 объект > эндообъект 191 0 объект > эндообъект 192 0 объект > эндообъект 193 0 объект > эндообъект 194 0 объект > эндообъект 195 0 объект > эндообъект 196 0 объект > эндообъект 197 0 объект > эндообъект 198 0 объект > эндообъект 199 0 объект > эндообъект 200 0 объект > эндообъект 201 0 объект > эндообъект 202 0 объект > эндообъект 203 0 объект > эндообъект 204 0 объект > эндообъект 205 0 объект > эндообъект 206 0 объект > эндообъект 207 0 объект > эндообъект 208 0 объект > эндообъект 209 0 объект > эндообъект 210 0 объект > эндообъект 211 0 объект > эндообъект 212 0 объект > эндообъект 213 0 объект > эндообъект 214 0 объект > эндообъект 215 0 объект > эндообъект 216 0 объект > эндообъект 217 0 объект > эндообъект 218 0 объект > эндообъект 219 0 объект > эндообъект 220 0 объект > эндообъект 221 0 объект > эндообъект 222 0 объект > эндообъект 223 0 объект > эндообъект 224 0 объект > эндообъект 225 0 объект > эндообъект 226 0 объект > эндообъект 227 0 объект > эндообъект 228 0 объект > эндообъект 229 0 объект > эндообъект 230 0 объект > эндообъект 231 0 объект > эндообъект 232 0 объект > эндообъект 233 0 объект > эндообъект 234 0 объект > эндообъект 235 0 объект > эндообъект 236 0 объект > эндообъект 237 0 объект > эндообъект 238 0 объект > эндообъект 239 0 объект > эндообъект 240 0 объект > эндообъект 241 0 объект > эндообъект 242 0 объект > эндообъект 243 0 объект > эндообъект 244 0 объект > эндообъект 245 0 объект > эндообъект 246 0 объект > эндообъект 247 0 объект > эндообъект 248 0 объект > эндообъект 249 0 объект > эндообъект 250 0 объект > эндообъект 251 0 объект > эндообъект 252 0 объект > эндообъект 253 0 объект > эндообъект 254 0 объект > эндообъект 255 0 объект > эндообъект 256 0 объект > эндообъект 257 0 объект > эндообъект 258 0 объект > эндообъект 259 0 объект > эндообъект 260 0 объект > эндообъект 261 0 объект > эндообъект 262 0 объект > эндообъект 263 0 объект > эндообъект 264 0 объект > эндообъект 265 0 объект > эндообъект 266 0 объект > эндообъект 267 0 объект > /ProcSet [/PDF /Text /ImageC /ImageB /ImageI] >> эндообъект 268 0 объект > поток xڝXn6+!Y\A$A|r\bsIeǎ V˫WU=}dNM)9/~’;Y?nzkLC/1v5Ƨ76|nW\jM,Lpiϋ|||B;4g(s0lr=dXA9ƭ\2zBah!Gu/d\LlgC:3{α

    Слова и Музыка Джони Митчелл (обзор)

    Джеймс Беннихоф добавил важный новый том в коллекцию певцов и авторов песен Praeger, серию, которая начала публиковаться в 2006 году и включает тома о таких самых разных артистах, как Нил Янг, Патти Смит, Айс Cube и собственная книга Беннигофа о Поле Саймоне.Фокус серии критический и междисциплинарный, его различные авторы специализируются в разных гуманитарных науках. Беннихоф, профессор теории музыки в Университете Бэйлора, привносит в эту задачу множество гармонических отбивных, а также практическое понимание уникального подхода Митчелла к гитарной композиции. Книга Беннигофа почти сразу следует за прекрасной книгой Ллойда Уайтселла «Музыка Джони Митчелл» (Оксфорд: издательство Оксфордского университета, 2008 г.), в сочетании с этим более ранним текстом освещая сложную, стилистически разнообразную, поэтически и технически совершенную музыку одного из более сложные артисты, которых можно определить в поп-сфере.Беннихоф намеревается, как он объясняет во введении, проанализировать все 167 оригинальных песен, появившихся на альбомах Джони Митчелл за последние 43 года (стр. xvi), и он делает именно это, перемещая альбом за альбомом, трек за треком, от ее одноименный дебютный альбом 1968 года (Reprise RS 6293, LP, также известный как Song to a Seagull) до ее сборника Shine 2007 года (Hear Music HMCD-30457, компакт-диск). Основной пробел, который эта книга заполняет после книги Уайтселла, — это рассмотрение уникальной системы Митчелл альтернативной настройки гитары, которая определила как ее стиль игры на инструменте, так и ее подходы к гармонии и текстуре на протяжении всей ее карьеры.Митчелл, которая в раннем возрасте заболела полиомиелитом и в результате страдала от слабости левой руки, разработала технику, которая позволила ей воспроизводить сложные гармонии, которые она слышала в своей голове, без необоснованного искривления пальцев, и это было по сути, чтобы перенастроить гитару для каждой песни. Как поясняет Беннихоф, написание песен Митчелл на основе гитары начинается с изобретения ее строя, за которым следует открытие нескольких основных форм левой руки, которые она затем использует в качестве гармонической палитры песни.Ее строй часто смел, будь то открытый строй B-F#-B-F#-B-D# в песне «Songs to Aging Children Come», в которой, как объясняет Беннихоф, «хотя верхние струны очень близки к тому, где они должны были бы быть, стандартный строй, нижние струны — и особенно шестая струна — поразительно низкие» (стр. 33) или необычная настройка C5 «Песни чайке», C-G-C-G-C-C. Постоянный акцент на настройке и аппликатуре поднимает вопрос об аудитории этой книги, и это не тот вопрос, ответ на который очевиден.В краткой первой главе Беннигоф излагает основы тональной гармонии, начиная с самых основных фактов: «Когда говорится, что песня или другое музыкальное произведение находится в определенной тональности, названная нота выполняет эту роль [тоники]— если песня в тональности соль мажор, соль является центральной высотой тона» (стр. 2). На странице 7 он обсуждает вторичные доминанты и хроматические медиантные отношения. Таким образом, он проходит три семестра студенческой теории в нескольких хорошо написанных абзацах. Наличие такого букваря, наряду с отсутствием каких-либо иллюстраций (включая выдержки из транскрипции и схемы аппликатуры), казалось бы, указывает на то, что его аудиторией является обычный читатель.Но такие читатели, вероятно, будут испытывать затруднения при чтении этой неизменно технической книги, в то время как их музыкально образованные коллеги, скорее всего, пропустят визуальные подсказки к повествованию. Беннихоф начинает обсуждение каждого альбома с некоторого описания обложки альбома, за которым следует немного исторического контекста, а затем разбор содержания альбома по песням. Его анализ касается формальной схемы, схемы рифм, гармонических последовательностей и организации, мелодии ведущего вокала, настройки гитары, соответствия текста и музыки и, в меньшей степени, музыкальной текстуры и бэк-вокала.Эти приоритеты кажутся наиболее полезными применительно к самой ранней музыке Митчелла, где простота текстуры имеет тенденцию отдавать предпочтение форме и гармонии. Обсуждая заглавный трек к своему альбому 1970 года Ladies of the Canyon (Reprise RS 6376, LP), Беннихоф объясняет, что…

    Throne of Magical Arcana v1c11 — Comrade Mao

    Престол Магических Арканов v1c11

    Внутри Библиотеки Духов «Книга Астрологии и Элементов» открывается страница за страницей, и Люсьен переводит древние тексты империи Магии Ильванаса, которые находятся под контролем сегодня.

    «Эй, я вижу смысл…» Завершив сегодня перевод, Люсьен обнаружил, что многие предложения были либо полными, либо менее важными и не влияли на интерпретацию.

    И много профессионального словаря Магии, Люсьен уже давно использовал заметки ведьмы, чтобы изменить предыдущее содержание ученика, поэтому начал серьезно читать эту древнюю книгу Магии.

    Книга Астрологии и Элементов обеспечивает более высокий уровень медитации, но Люсьен усваивает уроки ведьм и не пробует их.В конце концов, их сила — это знания, а не Духовная Сила.

    «Когда вы медитируете, непосредственно создаете модель заклинания в душе с помощью четырех элементов земного огня фэн-шуй, можете ли вы напрямую применять колдовские материалы и заклинания напрямую?» Люсьен пропустил эту идею и посмотрел на то, как стать официальным абзацем Волшебника, в котором подробно описано, как построить модель заклинания, а также позволил давним сомнениям Люсьена дать направление догадкам.

    Люсьен начал думать о Магии и был озадачен вопросом.Если изменение частоты Духовной Силы может объяснить принцип написания без заклинаний, то в чем причина создания материала без заклинаний после построения модели заклинания?

    Каждая Магия требует различных материалов или «элементов», таких как «кислотное распыление» с серой. Если приложение освобождено, откуда берется состав кислоты?

    Люсьен может придумать очень мало объяснений, или воздух содержит все элементы, поэтому вы можете вызывать их напрямую, или использовать более существенные вещи, такие как Магическая энергия, но смотрите описание Книги Астрологии и Элементов.Позже у Люсьена появилось еще одно предположение:

    «Похоже, что древний Колдун использовал фэн-шуй огня как четыре основных элемента. Нет никакой причины, по которой они могли бы создать всю Магию. Это как раз подтверждает мою догадку, что фэн-шуй – это четыре основные силы, вне зависимости от названия стихии. Качество, или физическая фамилия, на самом деле является другим внешним проявлением четырех основных сил. С ними вы можете конструировать всю Магию, так что вы можете свободно использовать заклинания.»

    «Если это предположение верно, значит ли это, что микроскопический уровень мира подобен Земле? Существуют ли разные частицы? Возможно, они и есть «Волшебные Эльфы», о которых упоминал древний Колдун?

    «Но можно ли напрямую овладеть силой и использовать ее? Так же, как и гравитацию «кольца управления»?»

    Без экспериментальных условий и экспериментальных возможностей Люсьен может только делать смелые предположения и быть осторожным позже.

    После тщательного и многократного прочтения отрывков модели заклинаний в душе, Люсьен просмотрел конкретную Магию.

    «Книга астрологии и стихий» — наследие легендарного колдуна древней Магической Империи. Предок ведьмы — его ученик, поэтому в этой Магической книге записано большинство звезд, элементов и 9-го круга. Базовая пятерка передних пяти колец.

    В древней Империи Магии Магия делится на две основные и уникальные. Базовая Магия — это Магия с той же структурной моделью и тем же эффектом.Исключительная Магия — это мудрость каждого могущественного Волшебника. Он уникален и отличается от других. Человеческая магия, такая как Книга Астрологии и Элементов, начинается с Трех Колец и имеет две или три уникальных Магии на 1-й круг.

    Перейдя к предпоследней главе Книги Магии, Люсьен увидел поразительное название:

    .

    «Расширенный подход к двум легендарным профессиям».

    Это заставляет Люсьена чувствовать себя хорошо. Legendary представляет собой лучшую в мире электростанцию. Однако у Люсьена кружится голова, когда он падает.Мало того, что слово не обычное Магическая империя, его трудно понять, и две модели чрезвычайно сложны. Похоже, он также будет учиться у Духовной Силы Люсьена, что утомляет его и сбивает с толку.

    Насильно извлек дух и перевернув эту главу, Люсьен немного поправился.

    Из удобочитаемого текста Люсьен знает, что эти две легендарные профессии — «владыка стихий» элементной системы и «пророк» звездной системы.

    «Очень сильно слышать это имя…» Люсьен потихоньку оправился от Духовной Силы. «А если вы хотите продвинуться в Легендарную, вы вроде бы готовите много драгоценных и необычных материалов, то вам придется устроить огромный Магический ритуал и посмотреть Есть не один тип легендарной карьеры для каждого отдела.»

    Последняя глава «Книги астрологии и стихий» содержит рецепты многих магических лекарств.

    Пролистав книгу Магии, Люсьен выбрал Магию, созданную им при продвижении Официального Волшебника.

    Нет никаких сомнений в том, что выбор Люсьена такой же, как и у ведьм, все из которых являются защитными типами, но ведьма пытается разрешить «Доспехи Волшебника», а Люсьен — «щит звездного света».

    После того, как этот перевод и модель Magic были записаны на магические заметки, Люсьен начал экспериментировать с анализом и анализом, основанным на только что сделанных предположениях.

    Однако, после тщательного разбора и освоения этой Магии, Люсьен выберет другие стенограммы Магии 1-го Круга, потому что как Официальный Маг не только возможно построить модель в душе, но и каждое построение требует времени.

    …………Магия 1-го Круга По сравнению с Магией ученичества, она изменилась с плоской на твердую, и сложность значительно улучшилась, и Люсьен основывается на своих собственных предположениях, поэтому анализ очень медленно, пока не прозвенит ранний утренний звонок. Некоторые подсказки.

    С пощечиной Люсьен встал с кресла и почувствовал крайнюю слабость и изнеможение души. По этой причине я слишком много читал книгу по Магии и анализировал ее.

    Выйдя из гостиной, вернувшись в хозяйскую спальню, лежа на мягком бархатном одеяле, из-за слишком усталого духа не может расслабиться, Люсьен долго не может заснуть, даже гипноз, похоже, не действует.

    Итак, Люсьен просто встал с кровати, прошел в маленькую комнату с пианино в спальне, сел перед пианино, открыл крышку и хотел включить музыку, чтобы расслабиться.

    Слушая и обучаясь музыке более четырех месяцев, Люсьен привыкла к игре на музыкальных инструментах и ​​обнаружила, что играя на фортепиано, она может на время забыть о всевозможных заботах и ​​волнениях, полностью погрузиться в мир музыки и получить душевное спокойствие или расслабление, поэтому воспринимайте это как эффективный способ расслабиться и отдохнуть.

    Пальцы легко и непринужденно двигаются по клавишам. Люсьен опустошает свой разум, мелодия естественно воспроизводится, есть искусные пассажи, а есть импровизационная неформатная игра, будь она хороша или безобразна, как в выражении своих внутренних чувств.

    Ноты, содержащие эмоции, прыгнули обратно в фортепианную комнату, Люсьен успокоился, дух постепенно расслабился, и наконец наступила сонливость.

    Только встав и собираясь закрыть крышку, Люсьен вдруг услышал аплодисменты на балконе.

    Быстро оглянувшись назад, Люсьен был полон бдительности, но раздался ленивый и зрелый голос: «Я не думаю, что у Люсьена есть грустная и грустная сторона в твоем сердце».

    «Звоните, Принцесса Королевское Высочество, лучше всего стучать в дверь посреди ночи, а то, выйдя прямо на балкон, напугает людей». Люсьен с неохотой увидел Наташу и Камиллу, стоящих на балконе своей спальни в черном рыцарском костюме, разделенных друг другом. Окно аплодировало.

    Наташа улыбнулась и сказала: «Историк мой, неужели ты не написал все романы о Рыцаре, которые смотрел за это время? Каждый Рыцарь подходит к окну и балкону, чтобы полюбить барышню.»

    Поскольку память Люсьена выдающаяся, чтение исторических документов настолько сильное, что, когда он общается с Бейкером, многим его историческим историкам нужно найти информацию, чтобы вспомнить исторические события, Люсьен может быстро и плавно говорить, что делает Бейкера очень удивленным и тайно сказал Наташа.

    Наташу это не удивляет. Став рыцарем, память также улучшится, но рыцарь, который может вдохновить родословную, не подумает стать историком, и она знает от Виктора, что память Люсьена «хорошая».Так что Люсьен не сомневался в том, что он просто с юмором назвал Люсьена «новым историком».

    «Это всего лишь романы…» Люсьен подошел и открыл балконную дверь. «Его Королевское Высочество, вы пришли в гости поздно ночью, что-нибудь есть?»

    Наташу не сдержали. Когда хозяин подошел к маленькой комнате с фортепиано, он улыбнулся и сказал: «В мелодии была отличная мелодия. Есть и очень плохие. Это можно рассматривать только как импровизацию, но все они отражают ваше сердце.Эмоции, потому что я чувствую тихую тоску и горе.»

    «Просто вспомните некоторые прошлые события.» Люсьен вспоминал, что когда она знала, что полностью расслабилась, то скучала по матери-земле и друзьям.

    Наташа не спрашивала, а подхватила мелодию: «Красиво, лунное ощущение, Люсьен, ты должен записать эту мелодию, а потом написать из нее целое музыкальное произведение».

    Услышав эту мелодию, Люсьен слегка смутился, ничего не ответил, просто сыграл эмоциональную импровизацию и даже принес несколько четвертей первой части Лунной сонаты.

    Поговорив несколько слов, Наташе стало немного не по себе, и в конце концов она дважды кашлянула: «Я только что ушла от Сильвии».

    Сильвия тоже живет в районе Джису.

    «Разве твоя мелодия не готова к совершенству?» Люсьен сразу понял, что она имела в виду. Больше месяца Наташа пыталась написать много мелодий, выражающих любовь, но осталась очень недовольна: «Ты не сдаешься перед трудностями?»

    Наташа стиснула зубы и ударила Люсьена.Она сказала это в это время. Через некоторое время она с уверенностью сказала: «Это не нарушение предварительной договоренности, не сдаваться перед трудностями. Что ж, позволь мне выслушать». То, что вы написали, разве вы не говорите мне, что это не вы написали?»

    Польза от занятий с Наташей была велика, и Люсьен постеснялся уйти в отставку, вновь сел на скамейку и стал играть на пианино.

    Вышла умиротворяющая и мелодичная мелодия, воспроизведенная чистым и широким звуком рояля, как струящаяся родниковая вода, простая и красивая, как интимная и красивая девушка.

    Техника проста, но мелодия прекрасна. Наташа тихо слушает и внимательно слушает. Даже Камилла, неулыбчивая дама средних лет, кажется, смягчает выражение лица в тихих и красивых мелодиях ночи.

    После заглавной мелодии тонкая мелодия с яркими тонами вызывает веселое, жизнерадостное настроение, позволяя Наташе улыбнуться, а затем вновь появляется заглавная мелодия.

    «Это оказалось рондо». Наташа слегка кивнула и наслаждалась мелодичным ощущением темы мелодии динь-дон.

    Вторая минорная мелодия кажется низкой и унылой, но она все еще устойчива, а затем серия очень быстрых, очень живых нот снова вызывает мелодию темы, так что вся пьеса заканчивается в счастливой и ясной атмосфере.

    Наташа посмотрела на Люсьена с большим удовлетворением: «Хотя это очень простая фортепианная пьеса, но она не влияет на ее мелодичную мелодию и красива, с нежностью и любовью любви, Люсьен…» Она показала свое выражение.

    «Что?» — в замешательстве спросил Люсьен.

    Наташа облизывает подбородок двумя пальцами: «Почему ты можешь написать такую ​​простую и красивую фортепианную пьесу, а я не могу? Ты что, никогда не прикасался к ней, а воображаемая любовь прекраснее настоящей? »

    Безмолвное молчание Люсьена, затем вздох в глазах Наташи: «Пожалуйста, не говорите правду».

    (Продолжение следует)

    28 Письма – Творческий документальный рассказ Алекса Султана – Ридси Подсказки

    Драгоценный камень не может быть отполирован без трения, а человек не может быть усовершенствован без испытаний.

    Седжон смела свои книги с полки. Дождь заливал мир снаружи. Король открыл одну из своих многочисленных работ, корешок которой треснул под его силой, и прочитал страницу. Nongsa jikseol , методы возделывания в сельском хозяйстве. Путеводитель по земледелию в географии Кореи. Слова, которые могли уберечь его народ от голода.

    Он бросил его под дождь.

    Он брызнул на покрытое грязью поле, вода исказила чернила. За ней последовала вторая книга, скользнув по земле в лужу.Треть. Четвертый. Они свалили во дворе работы, которые он заказал, чтобы улучшить корейский народ. Для обучения неграмотных.

    Бесполезный.

    Что хорошего в знании, которое нельзя прочитать?

    Музыка эхом разносилась по дворцу. Струнные инструменты, дрожащая бамбуковая флейта, быстрый бой барабана. Комплимент проливному дождю. По пути в свои покои Седжон встретил напевающую женщину. Она сидела на деревянном полу со сценарием перед собой, писала стихи, останавливаясь, чтобы поклониться.

    Король поднял руку в знак отставки. Стихи женщины ничего не сделали бы для их культуры, написанные китайскими иероглифами. Пустая трата бумаги — никто, кроме привилегированных, не мог ее прочитать. Эти слова не имели бы никакого значения для простых людей.

    Он вошел в свои покои. Лампы светились тусклым пламенем, и дождь стучал по крыше. Его жена встала, и ее улыбка погасла при виде усталого короля. Она поспешила и помогла ему сесть. Ее платье, красное с золотом, развевалось за ней.

    «Что тебя беспокоит, мой муж?»

    Седжон выдохнула. Он считал себя ученым, но его королевство не умело ни читать, ни писать.

    — Есть голоса, которых я никогда не услышу, — сказал он. «Фермеры, у которых нет богатства или статуса, чтобы научиться читать. Дети, которые не могут стать учеными, и рабочие, которые не могут писать о своих проблемах. Моим людям недостает дара образования, а мне не хватает средств для их образования».

    Королева взяла его за руку. Мягкое, успокаивающее прикосновение.

    «И что ты будешь делать?» спросила она.

    Он провел пальцами по бороде. Седжон задумался, а затем повернул голову к королеве.

    «Моему народу нужна новая система письма, и я сам ее для них создам. Сценарий, с которым мудрый человек может ознакомиться до наступления утра, а глупец может выучить за десять дней».

    На рассвете Седжон сидела одна в гостиной. Солнечный свет сиял в открытые окна, эфирные пылинки танцевали в свете. Свитки, чернила и книги окружали его.Комнату окружали панно с изображением птиц и цветов. Седжон провел утро за чтением фонетики, алфавитов с пятьюдесятью буквами и других с семьюдесятью.

    Слишком многие полагались на сложные надписи.

    Для самых занятых мужчин он будет вести себя просто.

    Около полудня он нарисовал сотни символов. Он начал с одного взмаха кисти, ㄱ, ㄴ,ㅣ. Два штриха для ㄷ, ㅋ, ㅅ. Три за ㅎ,ㄹ,ㅈ. Никогда не превышайте четыре. Он повесил бумаги на стены, закрывая солнечный свет.Он вычеркивал все, что считал слишком сложным.

    Слуги оставили еду за дверью, пока он работал.

    В сумерках он прошел через двор, над которым сверкали звезды. Седжон говорил сам с собой. Он выделял их шумы и указывал на гласные. Дуб, клятва, оазис. Ям, пряжа, ян. Вода, оса, осторожно. Он сунул пальцы в рот, чувствуя, как его зубы и язык двигаются при произношении. Его губы разошлись на звук шш , но сомкнулись на фх .Одним требовалось больше воздуха, другим меньше.

    Шли дни, и заинтересованный советник разыскал его.

    — Династия не согласится с вашим выбором, — сказал советник. «Знание китайского — это то, что ставит их выше обычного человека. Ваше решение создать этот сценарий вызовет бурю негодования, ваше величество. Это может разделить наше королевство.

    «Пусть будет так, — сказал Седжон, отрываясь от своего сценария, — поскольку я больше не буду отрезан от своего народа. Поймите, что не знание губит мир; это падает на тех, кто указывает пальцем для корыстной выгоды.

    Десятки листов устилали стены. Чернила окрасили его руки. Комнату валяли скомканные бумаги, черновики он считал неудачными, слишком сложными. Его жена сказала членам совета, что он заболел, и ему нужно время, чтобы выздороветь, пока он работает над своим сценарием.

    Седжон говорил до тех пор, пока у него не заболело горло, присоединяя к некоторым символам такие звуки, как « ch», и « tah », и полностью отбрасывая другие. Он делал свою работу простой и грубой, сильной и жесткой, легкой и эффективной.

    Он должен был написать письма, которые прослужат тысячу лет.

    Гласные остались в виде линий и точек. Перед каждым появилась безмолвная форма «ㅇ», обозначающая открытый рот. Согласные последовали его примеру. «ㄴ», звук «n» , означал, что язык касается задней части зубов. «ㄱ», звук «кух» , показывал поднятый язык, блокирующий воздух из горла.

    Языковые, зубные, молярные и гортанные звуки составляют его почерк из двадцати восьми букв. Семнадцать согласных и одиннадцать гласных, сложенных вместе для организации, по сравнению с тысячами, необходимыми для китайского языка.

    Он писал короткие предложения сверху вниз. Рядом с ним растаяли свечи. Пылали благовония, распространяя аромат сандалового дерева по его покоям, и Седжон сидела, скрестив ноги, на полу. Недели работы сводились к чтению вслух.

    남자는 인내했다 — Мужчина выстоял.

    Язык лился с его языка, как вода.

    Он представил свой сценарий совету при первых лучах солнца. Две таблицы, одна для согласных, а другая для гласных, рядом с каждой буквой написано ее фонетическое равенство.Легко следовать заказам ударов. Он сидел на своем троне, перед ним шептались королевские особы.

    «Китайские иероглифы, — сказал он, его голос эхом отдавался в тронном зале, — не способны уловить наши уникальные значения. Многие из наших простых людей не имеют возможности выразить свои мысли и чувства. Из сочувствия к их трудностям я создал набор из двадцати восьми писем.

    «Их очень легко освоить, и я надеюсь, что они улучшат качество жизни всех людей».

    Ни одна душа не согласилась.

    Они кричали о своих опасениях.

    Китайцы воспримут это как угрозу. Это был бы конец конфуцианства. Социальная иерархия Кореи рухнет. Сценарии должны были быть сожжены дотла, чтобы предотвратить восстание. Династия стерла двадцать восемь букв и сочла их бесполезной тратой времени.

    Тем не менее, на благо своего народа Седжон выстоял.

    Он обучал языку всех желающих. В свою очередь, они разнесли его по всей земле.Женщины нашли свой голос, обучая детей простоте символов. Мужчины стояли прямо, гордясь своим собственным языком. Монахи писали молитвы на песке. Торговцы вели учет своих запасов, а художники могли подписывать свои имена.

    Письма породили поэтов, драматургов и философов. Астрономы научились писать названия созвездий. Виноделы создали этикетки. Аптекари придумали письменные названия для своих лекарств.

    Седжон приказал переписать свои книги.

    Династии не удалось подавить поток знаний — неграмотность Кореи прекратила свое существование, когда в стране расцвела письменность. Сценарий получил широкое распространение после смерти Седжона, четыре года спустя, когда великий король ввел свой народ в золотой век культуры и литературы.

    Земля, где каждая душа могла читать и писать.

    Где все могли узнать учения мудрецов.

    4Q246 на JSTOR

    Абстрактный

    Текст на арамейском языке 4Q246 («сын Божий») признан документом первостепенной важности, но ученые не смогли прийти к согласию в его интерпретации.Настоящее исследование предлагает новые прочтения, переводы и комментарии и предполагает, что правильное понимание внутренней поэтической структуры фрагмента и его сходства с аккадскими пророчествами приводит к выводу, что текст представляет «сына божьего» как отрицательную фигуру. . Вероятным историческим фоном 4Q246 является период Селевкидов, особенно борьба против Антиоха IV Эпифана.

    Информация о журнале

    Бюллетень библейских исследований, издаваемый Институтом библейских исследований, служит инструментом для понимания религиозного смысла священных писаний.Цель состоит в том, чтобы публиковать статьи, которые являются полностью критическими и общедоступными для научного сообщества. Само собой разумеется, что в библейской экзегезе применяются ограничения литературного и исторического чтения. Тем не менее, современная практика часто не признает, что религиозный смысл был очевидным контекстом, в котором были созданы библейские документы, и средством их передачи и получения. Забота Института состоит не в том, чтобы объединить все статьи, которые он публикует, в единую программу, а в том, чтобы уделить должное внимание религиозным источникам и целям наших текстов.Мы приглашаем откликнуться наших читателей и принять участие от любого ученого, занимающегося значениями, с которыми приходится сталкиваться в дисциплине экзегезы. Институт библейских исследований — это организация ученых-евангельских христиан, специализирующихся на Ветхом и Новом Завете и смежных дисциплинах. Официальный сайт IBR можно найти по адресу http://www.ibr-bbr.org.

    Информация об издателе

    Являясь частью Пенсильванского государственного университета и подразделением библиотек и научных коммуникаций Пенсильванского государственного университета, Penn State University Press служит университетскому сообществу, гражданам Пенсильвании и ученым во всем мире, продвигая научное общение в основных гуманитарных дисциплинах. и социальные науки.Пресса объединяется с выпускниками, друзьями, преподавателями и сотрудниками, чтобы вести хронику жизни и истории университета. И как часть учреждения, предоставляющего землю и поддерживаемого государством, Press выпускает как научные, так и популярные публикации о Пенсильвании, призванные способствовать лучшему пониманию истории, культуры и окружающей среды штата.

    Примеры и определение эвфемизма

    Определение эвфемизма

    Эвфемизм — это фигура речи, обычно используемая для замены слова или фразы, связанной с понятием, которое может вызвать дискомфорт у других.Эвфемизм относится к образному языку, предназначенному для замены фраз, которые в противном случае считались бы резкими, невежливыми или неприятными. Этот литературный прием позволяет кому-то сказать то, что он имеет в виду, косвенно, без использования буквального языка, как способ смягчить воздействие сказанного. Причина этого может заключаться в вежливости, благоразумии и других средствах смягчения общения. Эвфемизмы используются для определенных абстракций, таких как смерть, секс, старение, увольнение, телесные функции и другие.

    Например, в диснеевском мультфильме «Новая канавка императора » персонаж Куско решил уволить своего советника Изму. Куско начинает с того, что прямо заявляет, что она уволена, не используя эвфемизм. Однако, когда Изма подвергает сомнению его заявление, он отвечает рядом эвфемизмов для тех, кто теряет работу:

    Хм, как еще я могу это сказать? Вас отпускают. Ваш отдел сокращается. Вы участвуете в программе аутплейсмента. Мы идем в другом направлении.Мы не берем ваш вариант. Выбирайте. Я получил больше.

    Это юмористический и ироничный вариант использования эвфемизмов, когда персонаж использует так много эвфемизмов, чтобы усилить то, что он уже сказал напрямую.

    Распространенные примеры эвфемизма

    Существует множество распространенных примеров эвфемизма, используемых в повседневном разговоре и письме. Вот некоторые известные случаи использования этой фигуры речи:

    • фарфоровый трон (туалет)
    • друзья с привилегиями (друзья, занимающиеся сексом)
    • бывшие в употреблении (что-то бывшее в употреблении)
    • булочка в духовке (беременность)
    • номер один (мочеиспускание)
    • номер два (дефекация)
    • кататься на сене (заниматься сексом)
    • видеть мужчину около лошади (ходить в ванную)
    • старший (старый)
    • клуб джентльменов (стриптиз-клуб) )
    • экономически неблагополучный (бедный)
    • усыпить (усыпить)
    • между работами (безработный)
    • рвота (рвота)
    • крупнокостная (избыточный вес)
    • пускание дыма (лежа)
    • расщепление
    • усиленный допрос (пытка)
    • обеспеченный (богатый)
    • отрыжка (отрыжка)
    • развлечения для взрослых (порнография)
    • исправительное учреждение (тюрьма)
    • идти за поворотом (сойти с ума)

      9 худой на 9 топ (лысый)
    • выпил слишком много (пьяный)

    Примеры эвфемизма для слова «смерть»

    Очень горькое явление жизни, смерть была приукрашена несколькими словами, чтобы уменьшить ее резкость и горечь.Использование эвфемизма для обозначения смерти и умирания может быть способом избежать столкновения со смертью или получить некоторую эмоциональную дистанцию ​​от печальных обстоятельств. Вот несколько примеров эвфемизма, используемого для выражения смерти или умирания:

    • прошедший
    • купил ферму
    • выгнали
    • выгнали
    • Ушел
    • Утерянные
    • прошедшие
    • отталкивая ромашки
    • Невременное гибель
    • Познакомьтесь с Maker
    • Переход на лучшее место
    • шесть футов под
    • спать с рыбами
    • вечный дремлет
    • на радужном мосту (для домашних животных и животных)
    • Devise
    • вечный отдых
    • Выезд на небесную обитель
    • Martyred
    • прошедший
    • ускользнул
    • покинул
    • покинул
    • Дыхание Прошло
    • Ушла на последнее
    • Ушел за встречу с его Господом
    • Ушел познакомиться с его производителем
    • Бога назвал его

    знаменитых примеров Эвфемизм

    Эвфемизм также встречается во многих известных примерах цитат из кино и телевидения, драм, речи, лирика и проза.Вот несколько известных примеров эвфемизма и того, к чему они относятся:

    • «Возможно, мы допустили некоторые терминологические неточности». (Уинстон Черчилль, не совсем правду)
    • «Вопрос в том… вы все еще хозяин своего домена?» ( Seinfeld эпизод про мастурбацию)
    • «Я принесла коробки сока!» ( Уилл и Грейс эпизод, ящики с вином)
    • «О, выдумка. Только я не сказал выдумки. ( Рождественская история , нецензурное слово)
    • «Хижина любви — старое маленькое место, где мы можем собираться вместе.( Love Shack, B52, место встречи)
    • «Дай мне немного сахара». ( Evil Dead , поцелуй)
    • «О нет, она вся там. Слишком много проблем». ( За рулем мисс Дейзи , умственное развитие пожилой женщины)
    • «Я соскользнул с швартовки». (Дэвид Петреус, внебрачная связь)
    • «Еще одна невеста, еще один июнь / Еще один солнечный медовый месяц / Еще одно время года, еще одна причина / Для того, чтобы заняться сексом» ( Созданием Whoopee , Элла Фицджеральд, секс)
    • «По крайней мере, я меня взломали.” ( Большой Лебовски , пользуется туалетом правильно)

    Разница между эвфемизмом и политкорректностью

    У некоторых людей могут возникнуть проблемы с отличением эвфемизма от политкорректности. Однако между ними есть явные различия. Например, если раньше люди использовали фразу «инвалид», то теперь считается политкорректным говорить «человек с ограниченными возможностями». Это изменение формулировки не должно быть эвфемизмом или косвенным способом выразить что-то неприятное или нежелательное.Вместо этого политкорректная формулировка предназначена для выражения чего-либо более прямым и уважительным образом.

    Политкорректность отличается от эвфемизма тем, что не является фигурой речи и не использует образный язык. На самом деле, политкорректность считается почти до крайности избеганием выражений или действий, которые люди воспринимают как исключительные, маргинальные или оскорбительные для других, сталкивающихся с дискриминацией или неблагоприятным положением. Следовательно, цель политкорректной фразировки не в том, чтобы заменить слова другими, менее оскорбительными или подстрекательскими.Наоборот, цель политкорректности состоит в том, чтобы вообще избегать такого косвенного выражения.

    Письменный эвфемизм

    Эвфемизм — полезный литературный прием для писателей. Эта фигура речи позволяет писателю обращаться к потенциально деликатным, оскорбительным или неприятным темам более деликатно или менее разрушительно, чем буквальные слова или фразы. Кроме того, эвфемизмы могут добавить поэтичности письму как средство более образного описания чего-либо.Они также могут возвысить прозу писателя.

    Писателям важно понимать, что чрезмерное использование эвфемизмов может сбивать с толку и терять смысл для читателей. Кроме того, в зависимости от тона письменного произведения эвфемизмы на самом деле могут быть более грубыми, неприятными или оскорбительными, чем прямые и буквальные формулировки. Следовательно, эвфемизм должен быть тщательно и надлежащим образом выбран писателями, чтобы быть эффективным.

    Вот некоторые преимущества использования эвфемизмов в письменном виде:

    Сообщите значение болезненных тем

    Писатели часто затрагивают темы, которые могут быть болезненными, такие как смерть или разбитое сердце.Эвфемизм — отличный литературный прием для писателей, и поэтов, в частности, для передачи смысла, когда речь идет об этих болезненных темах. Образный язык с помощью эвфемизма может позволить читателям чувствовать себя менее столкновенными, чем резкие, буквальные формулировки. В результате значение усиливается за счет фигуры речи.

    Включите юмор для читателя

    Эвфемизм часто по своей сути юмористичен. При попытке заменить невежливые или оскорбительные формулировки эвфемизмы могут варьироваться от неясных до бессмысленных.Они не имеют значения как отдельные фразы без контекста буквальной абстракции. Тем не менее, эвфемизмы могут быть способом для писателей включить смешное в свои произведения в качестве юмора для читателя.

    Эвфемизм Пропаганда

    Пропаганда часто приукрашивается общими эвфемистическими терминами. Например, американцы часто называют свои миссии в зарубежных странах миротворческими миссиями, а погибшие в ходе перестрелок мирные жители — сопутствующим ущербом. Точно так же несколько других подобных терминов используются для смягчения остроты ситуации, например, нейтрализация боевиков вместо убийства, серьезные ошибки борцов за свободу вместо ошибочных смертельных атак, острая конкуренция вместо соперничества и сдерживание вместо угроз.

    Использование эвфемизма в предложениях

     
    1. Сегодня утром наш возлюбленный учитель Джозеф ушел от нас в свою небесную обитель.
    2. Несколько повстанцев были уничтожены в ходе действий сил самообороны.
    3. Больше двух ультрас обезврежено.
    4. Два истребителя ВВС нанесли точечные удары.
    5. Его отец скончался вчера.

    Примеры эвфемизма в литературе

    Эвфемизм — эффективное литературное средство.Вот несколько примеров эвфемизма и того, как он повышает значимость известных литературных произведений:

    Пример 1: Пролог «Жена из Бата» из «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера

    Я буду использовать свой инструмент)

    Так часто, как мой Makere посылает его. (Настолько же свободно, насколько его послал мой Создатель.)

    В этом разделе Кентерберийских рассказов Жена Бата использует эвфемизм для обозначения своей сексуальности как женщины.Жена говорит, что она будет использовать свой «инструмент» в браке, что является образным языком для ее похоти, физических качеств и природы, а также сексуальной силы. Использование Чосером этого эвфемизма делает ситуацию менее шокирующей из-за того факта, что женщины должны быть чистыми и целомудренными, особенно в браке.

    По иронии судьбы, хотя Чосер использует эвфемизм как литературный прием, чтобы избежать прямого описания Женой своего «инструмента» сексуальной власти, он вызывает ощущение божественного, связанное с этим социально невежливым и скандальным утверждением женской сексуальности.Во второй строке Жена указывает, что ее «Создатель», то есть Творец, послал этот «инструмент» безвозмездно. Эта строка подчеркивает кажущуюся бесполезной цель эвфемизма в описании чего-то естественного. Кроме того, это подчеркивает идею о том, что создатель не стал бы свободно дарить кому-либо, в том числе женщине, атрибут, не предназначенный для использования.

    Пример 2: «Над пропастью во ржи» Дж. Д. Сэлинджера

    «Что ты сделал?» — спросил я. «Назовите ей время в чертовой машине Эда Бэнки?»

    В этой цитате из романа Сэлинджера главный герой Холден Колфилд расспрашивает одного из своих сокурсников Стрэдлейтера о его свидании с девушкой по имени Джейн.Холден, по сути, вырос с Джейн, и он знает, что Стрэдлейтер является чем-то вроде сексуального хищника, когда дело касается девушек. Однако Холден не может заставить себя прямо спросить Стрэдлейтера, что произошло на их свидании, и особенно, занимались ли Стрэдлейтер и Джейн сексом.

    Поэтому Холден использует эвфемизм «дайте ей время», чтобы косвенно указать, что он хочет знать. Кроме того, этот эвфемизм полезен как литературный прием для читателя, который хочет знать ту же информацию, что и Холден.Используя эвфемизм, а не прямо спрашивая о сексуальном контакте, и Холден, и читатель могут надеяться, что Стрэдлейтер даст ответ.

    Пример 3: Впоследствии Томаса Харди. вред,


    Но он мало что мог сделать для них; а теперь его нет».

    В своем стихотворении Харди использует два эвфемизма для обозначения смерти.Поэт ссылается на свою смерть, заявляя «Если я пройду», а затем ссылается на то, как другие могут ссылаться на его смерть фразой «теперь его нет». Эти эвфемизмы добавляют поэтической ценности этой строфе. Например, использование слова «проходит» как фигура речи, а не буквального термина «умереть», подчеркивает ощущение в стихотворении течения времени в дополнение к прохождению поэта.

    Использование слова «ушел» в качестве эвфемистической фигуры речи усиливает постоянство смерти как отсутствия физического присутствия.Однако этот образный язык также предполагает, что, хотя поэт физически «ушел», его все еще помнят другие. В результате поэт живет в памяти других в стихотворении и увековечен самим стихотворением.

    admin

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.