Й характеристика: Какая характеристика звука [ й`] правильная?

Содержание

Буква «й» (и краткое), обозначающая согласный звук [й’]» (1-й класс)

Задачи: 

  • Познакомить  с новым звуком [й,] и буквой («и краткое»).
  • Учить отличать новый звук и букву от других звуков и букв.
  • Совершенствовать навык правильного, беглого, сознательного и выразительного чтения.
  • Развивать память, внимание, речь, мышление и наблюдательность младших школьников.
  • Воспитывать чувство коллективизма, уважительного отношения к старшему поколению.

Оборудование: учебник «Русская азбука»/В.Г.Горецкий, В.А.Кирюшкин, А.Ф.Шанько, В.Д.Берестов – М.: Просвещение, 2007 год , карточки со словами и слогами, картинки животных, плакат «9 Мая», линейка, бутылочка с йодом, каравай.

ХОД УРОКА

I. Организационный момент

Учитель: Сядьте удобно.

Впереди нас ждёт интересная работа, поэтому будьте на уроке внимательны. Я думаю, что своими ответами на уроке вы будете радовать и себя, и меня, и наших дорогих гостей.

II. Повторение

Выделение звука [й,]

Учитель: Отгадайте загадку:

Дом на рельсах тут как тут.
Всех умчит он в пять минут.
Ты садись и не зевай,
Отправляется (Трамвай)   

Это вид транспорта. К сожалению, в нашем городе трамваев нет, но может быть появятся в будущем. (Приложение. Рисунок 1)

Учитель: Какой звук услышали в конце слова?
Предполагаемый ответ учащихся: Звук [й,]
Учитель: Этот звук вам уже знаком. Мы встречали его, когда изучали буквы «е», «я», «ё». Прочитайте слова и вспомните, в каких случаях буквы «е», «ё», «я» обозначают два звука.


Слова для чтения: енот, маяк, ружьё
Предполагаемые ответы  учащихся: В начале, после гласной, после разделительного Ь

III. Объяснение нового материала

Постановка цели

Учитель: Сегодня мы научимся распознавать звук [й] и обозначать его новой буквой « и краткое». А также научимся читать слоги, слова и предложения с новой буквой.

Работа со звуком

Учитель: Произнесём звук [й] и  поймаем его ладошкой. Обратите внимание: при произношении этого звука мы улыбаемся, язык упирается, верхние и нижние зубы обнажены.

Вопросы учащимся:

  • Дайте  характеристику  звуку [й]  (Согласный)
  • Докажите (Не поётся, есть преграда во рту)
  • Закройте уши, произнесите звук [й]
  • Что услышали?   (Звук)
  • Сделайте вывод: звук звонкий или глухой.   (Звонкий)
  • Определите, твёрдый или мягкий.
  • Повторите характеристику звука [й]

(1 учащийся дает полную характеристику звука [й,], затем все повторяют   хором, далее учащимся предлагается  игра «Найди звук»)

Учитель: Хлопните в ладоши, если услышите звук [й]. Если звука нет, молчите.

Лиса,  копьё,  майка,  игрок,  лицо, троллейбус,  имя,  чай,  сильный,  яма, машина,  чайка.

– Молодцы!  Большинство из вас правильно нашли звук. А кто ошибался, не огорчайтесь. Мы учимся.

Знакомство с новой буквой

Учитель: Какой буквой на письме обозначается звук [й]. (И краткое) 
– Посмотрите внимательно. На что похожа буква?

Учитель показывает карточку с буквами Й й

– Чтобы Й (и краткое) не путать с И, сверху галочку пиши.
– Посмотрите, на что ещё похожа буква.

Летает над калиткой
Птица,
Но на калитку
Не садится. (Приложение. Рисунок 2)

Учитель: Чтобы букву вы хорошо запомнили, напечатаем её на спинке друг у друга.

Работа в парах

Дети печатают на спине друг друга  заглавную букву Й, маленькую букву й.

Учитель: Я думаю все запомнили эту букву.

Буква Й (и краткое) не простая.
Голос краток и сердит,
Потому что запятая
На её плечах сидит.

IV. Закрепление нового материала

Отгадывание сказочных героев

Учитель: Ребята, а вы любите читать сказки?
Я проверю, как хорошо вы знаете сказочных героев.
«Доскажите слово» и определите место звука [й]: в начале, в середине, в конце и скажите, какой буквой обозначается этот звук.

Учитель: (по мере отгадывания загадок учитель крепит слова на доску)

1. В Африке разбойник,
В Африке злодей,
В Африке ужасный  (Бармалей)

3. Появилась девочка
В чашечке цветка.
А была та девочка

Чуть больше ноготка.
В ореховой скорлупке
Та девочка спала
И маленькую ласточку
От холода спасла.            (Дюймовочка)

2. Я – великий умывальник
Знаменитый   (Мойдодыр)
Умывальников начальник
И мочалок командир.

4. Всех на свете он добрей.
Лечит он больных зверей.
Он известен, знаменит
Добрый доктор    (Айболит)

– Почему эти слова пишутся с большой буквы?   (Имена сказочных героев)

Работа со слогами,  словами

Учитель: Заглянем в больницу к Айболиту. На приёме у него посетители невесёлые, больные. Пусть Доктор Айболит их послушает трубочкой. (Приложение

. Рисунок 3) А мы будем отправлять к доктору других пациентов.
– Сегодня день особенный. На приём к доктору могут придти только те больные, в названии которых есть буква Й. Кто может придти к Айболиту?
Предполагаемые ответы  учащихся:Воробей, соловей, чайка, Незнайка, муравей, змей, лентяй, Гадкий утёнок
Учитель: Достаточно на сегодня посетителей.
Ребята, а вам интересно узнать, какой диагноз Айболит поставил больным?

Всех послушал Айболит
И животным говорит:
«Ваша хитрая семейка
Заболела «неумейкой».
Помогать вам не хочу,
Я лентяев не лечу.»

Учитель: Почему доктор не захотел лечить, ведь он был такой добрый? (Звери – лентяи, притворщики)

Учитель: Давайте поможем, ребята, вылечить болезнь «неумейку» и вернём животным доброе имя.

1) Кто был первым посетителем? (Приложение. Рисунок 4)

– Научим читать слоги и слова воробья.

ОЙ  АЙ  ЫЙ  ИЙ

свой – свои
мой – мои
твой – твои

Учитель: В чём отличие каждой пары слов?
– На какую букву оканчиваются слова в 1 столбике? А во втором?
– Сколько слогов имеют слова в 1 столбике? Почему? А во втором?

2) И Зайка слёзы льёт. Он не может написать правильно своё имя. 

ЗАИКА (карточка со словом)

– Прочитаем, в кого он превратился. Что надо сделать, чтобы вернуть зайке имя?

Предполагаемые ответы  учащихся: Дописать галочку сверху. (Приложение. Рисунок 5)

3) Поможем попугаю подобрать  противоположные по смыслу слова:  узкий, высокий, добрый, большой, здоровый, далёкий.

(Приложение. Рисунок 6)

4) Научим Белого медведя делить слова   на слоги. (Приложение. Рисунок 7)

ЛИ – НЕЙ – КА,  КА – РА – ВАЙ, ЙОД [ёд], ГЕ – РОЙ, ВОЙ – НА

Задания детям: (учащиеся выполняют задания по каждому слову)

1. Прочитайте слово.
2. Разделите на слоги. Какое правило знаете?
3. Растолкуйте значение этого слова.

ЛИ – НЕЙ – КА: (показ предмета)

а) прямая черта на бумаге. В тетрадях в узкую линейку вы пишете на уроках письма

б) инструмент для измерения и чертежа. (на математике – отрезки чертим по линейке)

в) строй в шеренгу  (на физкультуре)

КА – РА – ВАЙ: большой круглый хлеб 

(показ предмета)
ЙОД: лекарство, которым смазывают царапины (показ предмета)
– А знаете ли вы? Йод есть в воздухе, воде, пище. Если его не будет, то люди будут болеть. Больше всего йода в морских водорослях. Из них и делают на фабрике йод.
ГЕ – РОЙ:  человек, который совершает подвиги. Он храбрый, доблестный.
ВОЙ – НА:  вооруженная борьба между государствами, народами.

V. Физминутка

Учитель: Молодцы! Вылечили всех больных. Можно и отдохнуть.

Учитель проводит игру «Если нравится тебе, делай так…».

VI. Работа с учебником  (работа с текстом)

Учитель:

Дети, а вы здоровы?
Тогда отвечайте дружно мне
С какой буквой сегодня знакомы?

С буквой «И краткое». Молодцы!

– Откройте азбуку на странице 158-159. 

Учащиеся рассматривают  иллюстрацию.

Учитель: Какое страшное слово «война». В течение столетий русскому государству приходилось вести войны с оружием в руках, защищать мирную жизнь людей. К счастью, мы не были участниками того тяжёлого времени. Не знаем, что такое война. Мы живём мирной жизнью.

Задание детям: У кого есть бабушки и дедушки, которые участвовали в Великой Отечественной войне 1941-1945 года, поинтересуйтесь, как жили они в военное время. А потом расскажете об этом в классе.

Работа со словами

Учащиеся учатся  читать слова, которые встретятся в тексте: дедушка, медаль, солдат, отвага.

Учащиеся читают текст самостоятельно, затем хором: одно предложение громко, другое вполголоса.

Вопросы детям: Из чего состоит текст? Что выражает предложение?

Вопросы детям по прочитанному тексту:

– Кем был дедушка на войне? (Солдатом)
– Какую награду получил дедушка на войне? (Медаль за отвагу)
– Как вы понимаете слово «отвага»? (Смелость, храбрость, бесстрашие)
– Какой подвиг мог совершить дедушка? (Мог подорвать танк гранатой, мог сбить самолёт, взять в плен немецкого офицера…)
– Прочитайте из текста, что сказала мама о дедушке.   (дедушка стар, а душа у него молодая.) (Приложение)
– Как понимаете слова мамы? (В пожилом возрасте дедушка чувствует себя молодым, энергичным, жизнерадостным, ощущает прилив новых сил)

Учащиеся читают еще раз текст («жужжащее чтение») и готовятся к пересказу.

Задания учащимся: Найдите в тексте слова, в которых есть буква Й  (Война)

Учитель: А вы бы хотели, чтобы сейчас наступила война? Почему? (Война всё разрушает, гибнут люди)

Пусть всегда будет солнце,
Пусть всегда будет небо,
Пусть всегда будет мама,
Пусть всегда будет МИР!

VII. Подведение итогов урока

Учитель: С какой буквой познакомились на уроке?
– Обратимся к алфавиту,  между какими буквами стоит Й?
– Какой звук эта буква обозначает?
– Поднимите руку, кто порадовал себя своими ответами.

VIII. Домашнее задание

Читать текст на страницах 158-159, уметь его пересказывать.

ФГБНУ ВСТИСП — Характеристика ЦКП

Генетическая биоресурсная коллекция растений ФГБНУ ВСТИСП включает:

•  плодовых и ягодных в объёме 911 сортообразцов, в том числе яблони – 111, груши – 60, вишни – 169, черешни – 67, сливы – 80, абрикоса – 8, смородины чёрной – 105, смородины красной и белой – 35, смородины золотистой – 23, крыжовника ‒ 70, малины – 70 (38 летних сортообразцов и 32 ремонтантных), земляники – 113 и  редких ягодных культур 216 образцов, из них: актинидии — 168, лимонника — 15, жимолости — 33, из которых в культуре in vitro поддерживается: яблони — 1, подвоев яблони — 8, груши — 2, подвоев груши — 1, вишни — 2, подвоев вишни и черешни — 2, сливы — 1, рябины — 3, ирги — 1, земляники — 14, малины — 17, ежевики — 8, малино-ежевичных гибридов — 3, смородины — 3, крыжовника — 6, жимолости — 3;

 

декоративных культур в объёме 1189  образцов, в том числе: декоративных кустарников – 150, пионов травянистых – 490, ирисов – 110, флоксов – 125, лилий – 34, других травянистых многолетников – 230 шт. , растений со средоулучшающими свойствами – 50,из которых в культуре in vitro поддерживается: сирени — 3, розы — 3;

   

полевых культур в объёме 2125 образцов, в том числе: озимая пшеница – 520; яровая пшеница – 148; овёс – 250; ячмень – 503; вика – 331; люпин узколистный – 199; бобы – 50; многолетние кормовые культуры I года — 72, II года — 52;

 


овощных культур и картофеля  768 образцов: свекла I года жизни — 34, II года жизни — 28; морковь I года жизни — 65, II года жизни — 53; петрушка I года жизни — 25, II года жизни — 21; пастернак I года жизни — 2, II года жизни — 10; сельдерей I года жизни — 25, II года жизни — 16; редька I года жизни — 26, II года жизни – 15; редис — 25; витлуф I года жизни — 11, II года жизни — 3 образца; шпинат — 30; кориандр – 30; кресс-салат — 30; эрука — 8; кабачки — 19; патиссоны — 7; крукнеки — 1; физалис — 20; чеснок – 88; огурец – 46; овсяный корень I -й год жизни — 10; II года жизни — 9; капуста II -й год жизни — 35; картофель — 76.

   

Направление научных исследований

• сохранение и поддержание генетической биоресурсной коллекции растений, включая длительное хранение в живом виде растений in vitro;
•  пополнение генетической биоресурсной коллекции растений;
•  изучение генетической биоресурсной коллекции растений с целью выявления доноров ценных признаков для использования в селекции;
•  передача образцов генетической биоресурсной коллекции растений по запросам в другие учреждения для использования в селекционных программах;
•  совершенствование методик сохранения, поддержания и изучения генетических образцов растений, включая длительное хранение в живом виде растений in vitro.

 

Социально-демографическая характеристика, особенности течения и варианты лечения воспалительных заболеваний кишечника в России. Результаты двух многоцентровых исследований | Белоусова

1. Воробьев ГИ, Халиф ИЛ, ред. Неспецифические воспалительные заболевания кишечника. М.: Миклош; 2008. 400 с.

2. Huber S, editor. New insights into inflammatory bowel disease. InTech; 2016. doi: 10.5772/61540.

3. M’Koma AE. Inflammatory bowel disease: an expanding global health problem. Clin Med Insights Gastroenterol. 2013;6:33-47. doi: 10.4137/CGast.S12731.

4. Molodecky NA, Soon IS, Rabi DM, Ghali WA, Ferris M, Chernoff G, Benchimol EI, Panaccione R, Ghosh S, Barkema HW, Kaplan GG. Increasing incidence and prevalence of the inflammatory bowel diseases with time, based on systematic review. Gastroenterology. 2012;142(1 ):46-54.e42. doi: 10.1053/j.gastro.2011.10.001.

5. Harlan WR, Meyer A, Fisher J. Inflammatory bowel disease: epidemiology, evaluation, treatment, and health maintenance. N C Med J. 2016;77(3):198-201. doi: 10.18043/ncm.77.3.198.

6. Hammer T, Nielsen KR, Munkholm P, Burisch J, Lynge E. The Faroese IBD Study: incidence of inflammatory bowel diseases across 54 years of population-based data. J Crohns Colitis. 2016;10(8):934-42. doi: 10.1093/ecco-jcc/jjw050.

7. Shivananda S, Lennard-Jones J, Logan R, Fear N, Price A, Carpenter L, van Blankenstein M. Incidence of inflammatory bowel disease across Europe: is there a difference between north and south? Results of the European Collaborative Study on Inflammatory Bowel Disease (EC-IBD). Gut. 1996;39(5):690-7. doi: 10.1136/gut.39.5.690.

8. Burisch J, Pedersen N, Cukovic-Cavka S, Brinar M, Kaimakliotis I, Duricova D, Shonova O, Vind I, Avnstr0m S, Thorsgaard N, Andersen V, Krabbe S, Dahlerup JF, Salupere R, Nielsen KR, Olsen J, Manninen P, Collin P, Tsianos EV, Katsanos KH, Ladefoged K, Lakatos L, Bjornsson E, Ragnarsson G, Bailey Y, Odes S, Schwartz D, Martinato M, Lupinacci G, Milla M, De Padova A, D’Inca R, Beltrami M, Kupcinskas L, Kiudelis G, Turcan S, Tighineanu O, Mihu I, Magro F, Barros LF, Goldis A, Lazar D, Belousova E, Nikulina I, Hernandez V, Martinez-Ares D, Almer S, Zhulina Y, Halfvarson J, Arebi N, Sebastian S, Lakatos PL, Langholz E, Munkholm P; EpiCom-group. East-West gradient in the incidence of inflammatory bowel disease in Europe: the ECCO-EpiCom inception cohort. Gut. 2014;63(4):588-97. doi: 10.1136/gutjnl-2013-304636.

9. Blanchard JF, Bernstein CN, Wajda A, Rawsthorne P. Small-area variations and sociodemographic correlates for the incidence of Crohn’s disease and ulcerative colitis. Am J Epidemiol. 2001 ;154(4):328-35.

10. Ekbom A, Helmick C, Zack M, Adami HO. The epidemiology of inflammatory bowel disease: a large, population-based study in Sweden. Gastroenterology. 1991;100(2):350-8. doi: 10.1016/0016-5085(91)90202-V.

11. Loftus EV Jr, Silverstein MD, Sandborn WJ, Tremaine WJ, Harmsen WS, Zinsmeister AR. Ul-cerative colitis in Olmsted County, Minnesota, 1940-1993: incidence, prevalence, and survival. Gut. 2000;46(3):336-43. doi: http://dx.doi.org/10.1136/gut.46.3.336.

12. Belousova E, Khalif I. Social, demographic and clinical features of inflammatory bowel disease in Russia. Gastroenterology. 2012;142(5; Suppl 1):S-794. doi: https://doi.org/10.1016/S0016-5085(12)63083-2.

13. Халиф ИЛ, Шапина МВ, Головенко АО, Белоусова ЕА, Чашкова ЕЮ, Лахин АВ, Князев ОВ, Барановский АЮ, Николаева НН, Ткачев АВ. Течение хронических воспалительных заболеваний кишечника и методы их лечения, применяемые в Российской Федерации (Результаты многоцентрового популяционного одномоментного наблюдательного исследования). Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2018;28(3):54-62. doi: 10.22416/1382-4376-2018-28-3-54-62.

14. Marshall JK, Hilsden RJ. Environment and epidemiology of inflammatory bowel diseases. In: Satsangi J, Sutherland RL, editors. Inflammatory bowel disease. London: Churchill Livingston; 2003. p. 17-28.

15. Bernstein CN, Blanchard JF, Rawsthorne P, Wajda A. Epidemiology of Crohn’s disease and ulcerative colitis in a central Canadian province: a population-based study. Am J Epidemiol. 1999;149(10):916-24.

16. Betteridge JD, Armbruster SP, Maydonovitch C, Veerappan GR. Inflammatory bowel disease prevalence by age, gender, race, and geographic location in the U.S. military health care population. Inflamm Bowel Dis. 2013;19(7): 1421-7. doi: 10.1097/MIB.0b013e318281334d.

17. Lordal M, Cars T, Wettermark B. Gender differences of IBD care in the healthcare region of Stockholm. Gastroenterology. 2014;146(5; Suppl 1):S204. doi: 10.1016/S0016-5085(14)60722-8.

18. Benchimol EI, Kaplan GG, Otley AR, Nguyen GC, Underwood FE, Guttmann A, Jones JL, Potter BK, Catley CA, Nugent ZJ, Cui Y, Tanyingoh D, Mojaverian N, Bitton A, Carroll MW, de-Bruyn J, Dummer TJB, El-Matary W, Griffiths AM, Jacobson K, Kuenzig ME, Leddin D, Lix LM, Mack DR, Murthy SK, Sanchez JNP, Singh H, Targownik LE, Vutcovici M, Bernstein CN. Rural and urban residence during early life is associated with risk of inflammatory bowel disease: a population-based inception and birth cohort study. Am J Gastroenterol. 2017;112(9):1412- 22. doi: 10.1038/ajg.2017.208.

19. Ye Y, Pang Z, Chen W, Ju S, Zhou C. The epidemiology and risk factors of inflammatory bowel disease. Int J Clin Exp Med. 2015;8(12): 22529-42.

20. Birrenbach T, Bocker U. Inflammatory bowel disease and smoking: a review of epidemiology, pathophysiology, and therapeutic implications. Inflamm Bowel Dis. 2004;10(6):848-59.

21. Mahid SS, Minor KS, Soto RE, Hornung CA, Galandiuk S. Smoking and inflammatory bowel disease: a meta-analysis. Mayo Clin Proc. 2006;81(11):1462-71. doi: 10.4065/81.11.1462.

22. Biedermann L, Fournier N, Misselwitz B, Frei P, Zeitz J, Manser CN, Pittet V, Juillerat P, von Kanel R, Fried M, Vavricka SR, Rogler G; Swiss Inflammatory Bowel Disease Cohort Study Group. High rates of smoking especially in female crohn’s disease patients and low use of supportive measures to achieve smoking cessation — data from the Swiss IBD Cohort Study. J Crohns Colitis. 2015;9(10):819-29. doi: 10.1093/ecco-jcc/jjv113.

23. Bernstein CN, Rawsthorne P, Cheang M, Blanchard JF. A population-based case control study of potential risk factors for IBD. Am J Gastroenterol. 2006;101(5):993-1002. doi: 10.1111/j.1572-0241.2006.00381.x.

24. Aldhous MC, Drummond HE, Anderson N, Baneshi MR, Smith LA, Arnott ID, Satsangi J. Smoking habit and load influence age at diagnosis and disease extent in ulcerative colitis. Am J Gastroenterol. 2007;102(3):589-97. doi: 10.1111/j.1572-0241.2007.01065.x.

25. Higuchi LM, Khalili H, Chan AT, Richter JM, Bousvaros A, Fuchs CS. A prospective study of cigarette smoking and the risk of inflammatory bowel disease in women. Am J Gastroenterol. 2012;107(9):1399-406. doi: 10.1038/ajg.2012.196.

26. Ивашкин ВТ, Шелыгин ЮА, Абдулганиева ДИ, Абдулхаков РА, Алексеева ОП, Ачкасов СИ, Барановский АЮ, Белоусова ЕА, Головенко ОВ, Григорьев ЕГ, Костенко НВ, Лапина ТЛ, Маев ИВ, Москалев АИ, Низов АИ, Николаева НН, Осипенко МФ, Павленко ВВ, Парфенов АИ, Полуэктова ЕА, Румянцев ВГ, Тимербулатов ВМ, Тертычный АС, Ткачев АВ, Трухманов АС, Халиф АЛ, Хубезов ДА, Чашкова ЕЮ, Шифрин ОС, Щукина ОБ. Рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации и Ассоциации колопроктологов России по диагностике и лечению взрослых больных язвенным колитом. Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2015;(1):48-65.

27. Ивашкин ВТ, Шелыгин ЮА, Халиф ИЛ, Белоусова ЕА, Шифрин ОС, Абдулганиева ДИ, Абдулхаков РА, Алексеева ОП, Алексеенко СА, Ачкасов СИ, Барановский АЮ, Болихов КВ, Валуйских ЕЮ, Варданян АВ, Веселов АВ, Веселов ВВ, Головенко АО, Головенко ОВ, Григорьев ЕГ, Губонина ИВ, Жигалова ТН, Кашников ВН, Кизова ЕА, Князев ОВ, Костенко НВ, Куляпин АВ, Морозова НА, Муравьев АВ, Низов АА, Никитина НВ, Николаева НН, Никулина НВ, Одинцова АХ, Осипенко МФ, Павленко ВВ, Парфенов АИ, Полуэктова ЕА, Потапов АС, Румянцев ВГ, Светлова ИО, Ситкин СИ, Тимербулатов ВМ, Ткачев АВ, Ткаченко ЕИ, Фролов СА, Хубезов ДА, Чашкова ЕЮ, Шапина МВ, Щукина ОБ, Яковлев АА. Клинические рекомендации российской гастроэнтерологической ассоциации и ассоциации колопроктологов России по диагностике и лечению болезни Крона. Колопроктология. 2017;(2):7-29.

28. Burisch J, Jess T, Martinato M, Lakatos PL; ECCO-EpiCom. The burden of inflammatory bowel disease in Europe. J Crohns Colitis. 2013;7(4): 322-37. doi: 10.1016/j.crohns.2013.01.010.

29. Silverberg MS, Satsangi J, Ahmad T, Arnott ID, Bernstein CN, Brant SR, Caprilli R, Colombel JF, Gasche C, Geboes K, Jewell DP, Karban A, Loftus EV Jr, Pena AS, Riddell RH, Sachar DB, Schreiber S, Steinhart AH, Targan SR, Vermeire S, Warren BF. Toward an integrated clinical, molecular and serological classification of inflammatory bowel disease: report of a Working Party of the 2005 Montreal World Congress of Gastroenterology. Can J Gastroenterol. 2005;19 Suppl A:5A-36A.

30. Jess T, Riis L, Vind I, Winther KV, Borg S, Binder V, Langholz E, Thomsen O0, Munkholm P. Changes in clinical characteristics, course, and prognosis of inflammatory bowel disease during the last 5 decades: a population-based study from Copenhagen, Denmark. Inflamm Bowel Dis. 2007;13(4):481-9. doi: 10.1002/ibd.20036.

31. Henriksen M, Jahnsen J, Lygren I, Sauar J, Kjellevold O., Schulz T, Vatn MH, Moum B; IBSEN Study Group. Ulcerative colitis and clinical course: results of a 5-year population-based follow-up study (the IBSEN study). Inflamm Bowel Dis. 2006;12(7):543-50. doi: 10.1097/01.MIB.0000225339.91484.fc.

32. Moum B, Ekbom A, Vatn MH, Elgjo K. Change in the extent of colonoscopic and histological involvement in ulcerative colitis over time. Am J Gastroenterol. 1999;94(6):1564-9. doi: 10.1111/j.1572-0241.1999.01145.x.

33. Solberg IC, Vatn MH, Hoie O, Stray N, Sauar J, Jahnsen J, Moum B, Lygren I; IBSEN Study Group. Clinical course in Crohn’s disease: results of a Norwegian population-based ten-year follow-up study. Clin Gastroenterol Hepatol. 2007;5(12):1430-8. doi: 10.1016/j.cgh.2007.09.002.

34. Lakatos L, Kiss LS, David G, Pandur T, Erdelyi Z, Mester G, Balogh M, Szipocs I, Molnar C, Komaromi E, Lakatos PL. Incidence, disease phenotype at diagnosis, and early disease course in inflammatory bowel diseases in Western Hungary, 2002-2006. Inflamm Bowel Dis. 2011;17(12):2558-65. doi: 10.1002/ibd.21607.

35. Harbord M, Annese V, Vavricka SR, Allez M, Barreiro-de Acosta M, Boberg KM, Burisch J, De Vos M, De Vries AM, Dick AD, Juillerat P, Karlsen TH, Koutroubakis I, Lakatos PL, Orchard T, Papay P, Raine T, Reinshagen M, Thaci D, Tilg H, Carbonnel F; European Crohn’s and Colitis Organisation. The First European Evidence-based Consensus on Extraintestinal Manifestations in Inflammatory Bowel Disease. J Crohns Colitis. 2016;10(3):239-54. doi: 10.1093/ecco-jcc/jjv213.

36. Lakatos L, Pandur T, David G, Balogh Z, Kuronya P, Tollas A, Lakatos PL. Association of extraintestinal manifestations of inflammatory bowel disease in a province of western Hungary with disease phenotype: results of a 25-year follow-up study. World J Gastroenterol. 2003;9( 10):2300-7. doi: 10.3748/wjg.v9.i10.2300.

37. Vavricka SR, Schoepfer A, Scharl M, Lakatos PL, Navarini A, Rogler G. Extraintestinal manifestations of inflammatory bowel disease. Inflamm Bowel Dis. 2015;21(8):1982-92. doi: 10.1097/MIB.0000000000000392.

38. Lees CW, Barrett JC, Parkes M, Satsangi J. New IBD genetics: common pathways with other diseases. Gut. 2011 ;60( 12):1739-53. doi: 10.1136/gut.2009.199679.

39. Vavricka SR, Brun L, Ballabeni P, Pittet V, Prinz Vavricka BM, Zeitz J, Rogler G, Schoepfer AM. Frequency and risk factors for extraintestinal manifestations in the Swiss inflammatory bowel disease cohort. Am J Gastroenterol. 2011;106(1):110-9. doi: 10.1038/ajg.2010.343.

40. Ardizzone S, Puttini PS, Cassinotti A, Porro GB. Extraintestinal manifestations of inflammatory bowel disease. Dig Liver Dis. 2008;40 Suppl 2:S253-9. doi: 10.1016/S1590-8658(08)60534-4.

41. Cohen R, Robinson D Jr, Paramore C, Fraeman K, Renahan K, Bala M. Autoimmune dis-ease concomitance among inflammatory bowel disease patients in the United States, 2001-2002. Inflamm Bowel Dis. 2008;14(6): 738-43. doi: 10.1002/ibd.20406.

42. Egeberg A, Mallbris L, Warren RB, Bachelez H, Gislason GH, Hansen PR, Skov L. Association between psoriasis and inflammatory bowel disease: a Danish nationwide cohort study. Br J Dermatol. 2016;175(3):487-92. doi: 10.1111/bjd.14528.

43. Levine JS, Burakoff R. Extraintestinal manifestations of inflammatory bowel disease. Gastroenterol Hepatol (N Y). 2011;7(4):235-41.

44. Lichtenstein GR, Loftus EV, Isaacs KL, Regueiro MD, Gerson LB, Sands BE. ACG Clinical Guideline: Management of Crohn’s Disease in Adults. Am J Gastroenterol. 2018;113(4):481- 517. doi: 10.1038/ajg.2018.27.

45. Kornbluth A, Sachar DB; Practice Parameters Committee of the American College of Gastroenterology. Ulcerative colitis practice guidelines in adults: American College Of Gastroenterology, Practice Parameters Committee. Am J Gastroenterol. 2010;105(3):501-23. doi: 10.1038/ajg.2009.727.

46. National Institute for Health and Care Excellence. Crohn’s disease: management. Clinical guideline (update CG152). NICE; 2018 [Internet]. Available from: https://www.nice.org.uk/guidance/cg152.

47. National Institute for Health and Care Excellence. Ulcerative colitis: management. Clinical guideline (update CG166). NICE; 2013 [Inter net]. Available from: https://www.nice.org.uk/Guidance/cg166.

48. Magro F, Gionchetti P, Eliakim R, Ardizzone S, Armuzzi A, Barreiro-de Acosta M, Burisch J, Gecse KB, Hart AL, Hindryckx P, Langner C, Limdi JK, Pellino G, Zagorowicz E, Raine T, Harbord M, Rieder F; European Crohn’s and Colitis Organisation [ECCO]. Third European Evidence-based Consensus on Diagnosis and Management of Ulcerative Colitis. Part 1: Definitions, Diagnosis, Extra-intestinal Manifestations, Pregnancy, Cancer Surveillance, Surgery, and Ileoanal Pouch Disorders. J Crohns Colitis. 2017;11 (6):649-70. doi: 10.1093/ecco-jcc/jjx008.

49. Gomollon F, Dignass A, Annese V, Tilg H, Van Assche G, Lindsay JO, Peyrin-Biroulet L, Cullen GJ, Daperno M, Kucharzik T, Rieder F, Almer S, Armuzzi A, Harbord M, Langhorst J, Sans M, Chowers Y, Fiorino G, Juillerat P, Mantzaris GJ, Rizzello F, Vavricka S, Gionchetti P; ECCO. 3rd European Evidence-based Consensus on the Diagnosis and Management of Crohn’s Disease 2016: Part 1: Diagnosis and Medical Management. J Crohns Colitis. 2017;11 (1): 3-25. doi: 10.1093/ecco-jcc/jjw168.

50. Dignass A, Van Assche G, Lindsay JO, Lemann M, Soderholm J, Colombel JF, Danese S, D’Hoore A, Gassull M, Gomollon F, Hommes DW, Michetti P, O’Morain C, Oresland T, Windsor A, Stange EF, Travis SP; European Crohn’s and Colitis Organisation (ECCO). The second European evidence-based Consensus on the diagnosis and management of Crohn’s disease: Current management. J Crohns Colitis. 2010;4(1):28- 62. doi: 10.1016/j.crohns.2009.12.002.

51. Dignass A, Lindsay JO, Sturm A, Windsor A, Colombel JF, Allez M, D’Haens G, D’Hoore A, Mantzaris G, Novacek G, Oresland T, Reinisch W, Sans M, Stange E, Vermeire S, Travis S, Van Assche G. Second European evidence-based consensus on the diagnosis and management of ulcerative colitis part 2: current management. J Crohns Colitis. 2012;6(10):991-1030. doi: 10.1016/j.crohns.2012.09.002.

52. Проект клинических рекомендаций по диагностике и лечению воспалительных заболеваний кишечника. Колопроктология. 2013;(3 Прилож.):2-38.

53. Халиф ИЛ, Белоусова ЕА. Консервативная терапия воспалительных заболеваний кишечника в схемах: пособие для врачей. М.: Форте принт; 2014. 40 с.

54. Van Assche G, Peyrin-Biroulet L, Sturm A, Gisbert JP, Gaya DR, Bokemeyer B, Mantzaris GJ, Armuzzi A, Sebastian S, Lara N, Lynam M, Rojas-Farreras S, Fan T, Ding Q, Black CM, Kachroo S. Burden of disease and patient-reported outcomes in patients with moderate to severe ulcerative colitis in the last 12 months — Multicenter European cohort study. Dig Liver Dis. 2016;48(6):592-600. doi: 10.1016/j.dld.2016.01.011.

габаритные размеры, вес, двигатель, клиренс, расход топлива

Рабочий объем, л 2.7
Рабочий объем, см3 2693
Диаметр цилиндра 95. 5
Количество клапанов 16
Количество цилиндров 4
Максимальная мощность, кВт 110
Максимальная мощность, л.с. 149.6
Номинальный крутящий момент, Н•м 235
Об/мин КВТ 5000
Об/мин ЛС 5000
Об/мин НМ 2650
Расположение двигателя переднее, продольное
Расположение цилиндров в ряд
Тип топлива Бензиновый
Требования к топливу АИ-95
Ход поршня 94
Тип наддува Нет
Экологический класс EURO5
Передняя подвеска Зависимая, пружинная, со стабилизатором поперечной устойчивости
Задняя подвеска Зависимая, на 2-х продольных полуэллиптических рессорах со стабилизатором поперечной устойчивости
Передний амортизатор Гидравлические
Задний амортизатор Гидравлические

Характеристика редиплоидных линий кукурузы селекции ВИР по комбинационной способности и реакции на ЦМС | Хатефов

1. Албертс Б., Брэй Д., Льюис Дж., Рэфф М., Робертс К., Уотсон Дж. Молекулярная биология клетки: [перевод с английского]. В 5 томах. Т. 4. Москва: Мир. 1987. С.17-18

2. Анашенков С.С. Анализ комбинационной способности новых самоопыленных линий и тестеров кукурузы. Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. 2012;80(06):264-273. URL: http://ej.kubagro.ru/2012/06/pdf/01.pdf [дата обращения: 25.12.2019].

3. Beckett J.B. Classification of Male-Sterile Cytoplasms in Maize (Zea mays L). Crop Science. 1971;11(5):724-727. DOI: 10.2135/cropsci1971.0011183X001100050037x

4. Доспехов Б.А. Методика полевого опыта (с основами статистической обработки результатов исследований. Москва: Агропромиздат; 1985.

5. Галеев Г.С. Результаты изучения и селекционного использования цитоплазматической мужской стерильности кукурузы на Кубанской опытной станции ВИР. В кн.: Цитоплазматическая мужская cтерильность в селекции и семеноводстве кукурузы. Киев; 1962. С. 8-38.

6. Гонтаровский В.А. Генетический контроль боливийского типа ЦМС у кукурузы. Генетика. 1980;16(1):143-155.

7. Горбачева А.Г. Открытие и генетическая идентификация типов ЦМС у кукурузы. Кукуруза и сорго. 2019;(2):22-34. DOI: 10.25715/KS.2019.2.31830

8. Гордей И.С., Белько Н.Б., Гордей И.А. Молекулярно-генетические эффекты дупликации генома у ржи (Secale cereale L.) Фактори експериментальноi еволюцii организмiв. 2013;13:156-161

9. Филев Д.С., Циков В.С., Золотов В.И., Логачев Н.И. Методические рекомендации по проведению полевых опытов с кукурузой. Днепропетровск: ВНИИ кукурузы; 1980.

10. Хатефов Э.Б., Щербак В.С. Цитогенетические исследования семенной продуктивности тетраплоидной кукурузы. Вестник Кабардино-Балкарского государственного университета. Серия: Биологические науки. 2002;(5):83-88.

11. Хатефов Э.Б., Шацкая О.А. Применение гаплоиндукторов в гетероплоидных скрещиваниях для расширения разнообразия генетической основы кукурузы. В кн.: Генетические ресурсы культурных растений в XXI веке: состояние, проблемы, перспективы: тезисы докладов II-й Вавиловской международной конференции; 26-30 ноября 2007; Санкт-Петербург, Россия. Санкт-Петербург: ВИР; 2007. С.367-369.

12. Хатефов Э. Б., Керв Ю.А., Бойко В.Н., Головина М.А., Аппаев С.П. Расширение генетического полиморфизма исходного селекционного материала кукурузы методом редиплоидизации тетраплоидных популяций. Таврический вестник аграрной науки. 2018;16(4):192-203. DOI: 10.25637/TVAN.2018.04.18

13. Крупнов В.А. Генная и цитоплазматическая мужская стерильность. Москва: Колос, 1973.

14. Кукеков В.Г. Широкий унифицированный классификатор СЭВ и международный классификатор СЭВ видов Zea mays L. Ленинград: ВИР; 1977.

15. Магницкий К.П. Диагностика потребности растений в удобрениях. Москва: Московский рабочий; 1972.

16. Орлянский Н.А. Селекция и семеноводство зерновой кукурузы на повышение адаптивности в условиях Центрального Черноземья: дис. … д-ра с.-х. наук. Воронеж; 2004.

17. Родионов А.В. Полиплоидия и межвидовая гибридизация в эволюции цветковых растений. Вавиловский журнал генетики и селекции. 2013;17(4/2):916-929). URL: https://vavilov.elpub.ru/jour/article/view/212 [дата обращения: 25.12.2019].

18. Сотченко В.С., Горбачева А.Г., Багринцева В.Н, Сотченко Е.Ф., Лавренчук Н.Ф., Супрунов А.И., Толорая Т.Р., Жуков Н.И., Смирнова Л.А. Методические указания по производству гибридных семян кукурузы. Пятигорск: Всероссийский научно-исследовательский институт кукурузы; 2019.

19. Шмараев Г.Е., Матвеева Г.В. Методические указания по изучению и поддержанию образцов коллекции кукурузы. Ленинград: ВИР; 1985.

20. Sprague G. F., Tatum L.A. General vs. combining ability in single crosses of corn. Journal of the American Society of Agronomy. 1942;34(10):923-932.

21. Тарутина Л.А., Посканная С.И., Капуста И.Б., Хотылева Л.В. Характер проявления комбинационной способности самоопыленных линий кукурузы в онтогенезе. Сельскохозяйственная биология. 1991;(1):65-69.

22. Яковлев Г.В. К методике оценки комбинационной способности стерильных линий и сортов репчатого лука. Труды по прикладной ботанике, генетике и селекции. 1980;66(2):62-72.

Характеристика территории / Кувандыкский городской округ

Общая характеристика муниципального образования Кувандыкский городской округ 

 Кувандыкский округ находится в восточной части Оренбургской области. На западе граничит с Саракташским и Беляевским районами, на востоке – с Гайским, на севере – с Башкортостаном, на юге проходит государственная граница с Казахстаном, общей протяженностью 139,9 км (в т. ч. 50,1 — речной, 89,8 – сухопутной). По занимаемой площади — 6005 кв.км, это третий по величине район в Оренбургской области. Наибольшая протяженность территории района с севера на юг, около – 115 км, с запада на восток – около 110 км.
 На территории расположено 79 населенных пунктов. В том числе 78 сел и город Кувандык – административный центр района.В структуру муниципального образования Кувандыкского городского округа входят 18 территориальных отделов по работе с сельским населением.


 Численность населения по итогам переписи 2010 года — 45714 человек человек. Из них 57,2% составляет городское население. Численность населения трудоспособного возраста – 26610 человек или 58,2%, старше трудоспособного – 23,2%, моложе трудоспособного – 18,6%.
 Основные сферы деятельности населения: промышленность — 2,0 тыс.чел, сельское хозяйство – 2,5 тыс. чел ( в т.ч. крестьянско- фермерские хозяйства, включая наемных работников — 0,6 тыс. чел), торговля – 3,0 тыс. чел, образование – 3,0 тыс. чел, здравоохранение — 2,0 тыс. чел.
 Природно-климатические условия Кувандыкского городского округа неоднородны. Район расположен в лесостепной и степной природных зонах, его природно-климатические особенности неоднородны. Южная часть, граничащая с Казахстаном, характеризуется степной равниной с суховеями и засушливым климатом. Восточная — находится на Саринском плато с резко- континентальным климатом, обильными снегопадами, и жарким летом. Западная и северная части расположены в предгорьях Южного Урала. Район также отличается разнообразием рельефа и природных ресурсов. Сенокосы и пастбища занимают 52% его территории, сенокосы и пастбища — 52%. На территории Кувандыкского городского округа числится 34540 га земель лесного фонда, но общая лесистость составляет около 5%.

 Разнообразием природных ресурсов обусловлено богатство флоры и фауны. Наряду со степными видами в районе уживаются представители животного мира северных лесов и южных пустынь. На территории расположились два государственных заповедника: «Айтуарская степь и горно-лесистый массив «Шайтантау» (в стадии оформления).
Четыре лесных генетических резервата, имеющихся в районе, занимают 885,4 га. Функционируют Зауральный сурчиный (160,2 тыс.га), Кайраклинский сурчиный (15,0 тыс.га ) и Саринский охотничий (44 тыс.га) заказники.

 В структуре почв преобладают черноземы – от типичных и выщелоченных, богатых гумусом на северо-западной половине Саринского плато, где удается получать сравнительно высокие урожаи зерновых культур до южных с небольшой мощностью перегнойного горизонта. Последние с вкраплениями солонцов отличаются к тому же значительной каменистостью и, в основном, заняты пастбищами.
 Гидрографическая сеть представлена рекой Урал с двумя левобережными притоками, а также рекой Сакмарой- правобережным притоком Урала. В Сакмару впадают многочисленные речки. В долинах рек сосредоточено большое количество пойменных озер-стариц. Наибольшее количество стока (до 70 %) реки Сакмара обязано своим снеговым водам. Назначение водных ресурсов – хозяйственно-питьевое.

 Особенности геологического строения определили также и многообразие полезных ископаемых. На территории округа имеются разведанные месторождения железной руды, составляющие Орско-Халиловскую группу. Руды этой группы относятся к типу природнолегированных, поскольку кроме железа содержат хром и никель.
 Разведано небольшое Шубинское месторождение титановых руд (рутила), в сочетании с гранитами, которые могут использоваться как образивный материал. Широко распространены в районе нерудные полезные ископаемые: фосфориты, кварциты, змеевики, асбесты, горный хрусталь, гранит, много месторождений глины, в том числе кирпичной, а так же красноватой, белой, желтой.
 Широкое применение в строительном деле имеет камень-плитняк. Кувандыкский округ располагает значительными запасами песчано-гравийных смесей. В последнее время в близи п. Карагай-Покровка ведется разработка хлоритово-слюдяных сланцев («Оренбургская горная компания»), которые после определенной обработки становятся прекрасным отделочным материалом – камень златалит. Почти миллион тонн стекольных песков содержит месторождение, расположенное в 4 км севернее с. Сарбай.
 Административный центр округа — город Кувандык, расположен на расстоянии 194 км от областного центра и занимает выгодное транспортное положение между центральными и восточными районами Оренбургской области. Его пересекает железнодорожная магистраль Москва-Оренбург-Орск, а также автомагистраль Оренбург-Челябинск. Непосредственно к г.Кувандыку ведут четыре двухполосных автомобильных дороги местного значения с асфальто -бетонным покрытием.


 Общая протяженность автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием на территории муниципального образования составляет 556 километров. Густота автомобильных дорог общего пользования с твердым покрытием 94,2 км на 1000 квадратных километров территории.
 Ремонт и содержание дорог осуществляется Кувандыкским дорожным управлением ГУП «Оренбургремдорстрой».На территории района действует 20 регулярных муниципальных маршрутов, общая протяженность которых составляет 762 километра. Регулярным автобусным сообщением охвачено 94 % населения района. Перевозку грузов осуществляют частные предприятия и ООО «Кувандыкская транспортная компания».
 Через территорию района проходит магистральный газопровод Домбаровка — Оренбург, участком 121,0 км. Газоснабжение территории муниципального образования осуществляется от 7 газораспределительных станций на магистральном газопроводе. Общая протяженность межпоселковых газопроводов высокого давления составляет 345,5 км, внутрипоселковых газопроводов низкого давления — 354,2 км. В 48 населенных пунктах к сетевому газу подключено 19208 домовладений из 22495 домов имеющихся в них (84,5%). Всего район газифицирован на 81,4 %. Суммарная протяженность тепловых сетей составляет – 101,97 км, магистральные водопроводы- 256,69 км, артезианские скважины- 70 ед, насосные станции- 14 ед, уличная канализационная сеть- 75,505 км, очистные сооружения- 3 ед, муниципальные котельные- 82 ед, ведомственные котельные- 2 ед, жилые дома, отапливаемые от центрального отопления- 297 ед.  Суммарный процент износа трубопроводов воды составляет более 65 %.
 Основным оператором проводной связи на территории Кувандыкского округа  является ОАО «Ростелеком». Емкость телефонной сети составляет 10853 номера. Большая часть телефонной сети построена на цифровом оборудовании.Услуги международной связи также предоставляют операторы ОАО «Ростелеком»

 Количество операторов сотовой связи 4: «Билайн», «Мегафон», «МТС», «GSM». Обеспечение сетью Интернет осуществляют все операторы связи.
 В области телекоммуникаций в районе работают РТРС (обеспечивает эфирное вещание телеканалов: первый, «Россия1», 5-й канал Санкт-Петербурга;, радиовещание «Радио-России», «Маяк») Телекоммуникации обеспечивают 3 общедоступных канала: ОРТ, РТР, НТВ. Имеется спутниковое телевидение. Радиокоммуникации обеспечивают несколько доступных каналов, в том числе «1-ФМ», «Радио России»), ТВЦ «Планета» (телеканал «Звезда», радио «Милицейская волна»), телерадиокомпания «Евразия» (радио Хит FM и «Русское радио»), Лидер-Телеком (кабельное телевидение, доступ в Интернет в городе), ЗАО МТОТИЦ «Аргус» (телеканал НТВ, местные врезки на радио «Милицейская волна»). В настоящее время РТРС закнчивает работы по монтажу мощного цифрового телепередатчика для трансляции первого общедоступного бесплатного мультиплекса (9 каналов) с планируемым началом эксплуатации во второй половине 2012 года.
В сеть лечебных учреждений системы здравоохранения района входит 51 учреждение. Это МУЗ «Кувандыкская  Центральная районная больница» (с поликлиникой на 720 посещений в смену, стационаром на 284 койки), МУЗ «Станция скорой медицинской помощи», 3 участковые больницы, 3 врачебные амбулатории, 41 фельдшерско-акушерские пункт. Обеспеченность кадрами: врачами – 107 или 21,7 на 10 тыс. населения (21,3 в 2009г), средним медперсоналом – 89,2 (443 чел) (94,3 в 2009 г)
В рамках реализации приоритетного национального проекта сформирован государственный регистр работников участковой службы, который состоит из 33 врачей и 33 участковых медсестер. В регистр работников станции скорой медицинской помощи включены 4 врача, 28 фельдшеров, 3 медсестры, в ФАПах – 36 фельдшеров, 11 медсестер, 8 акушерок. Сформирован государственный регистр из 6 врачей акушеров-гинекологов, 23 средних медработников, в том числе 16 акушерок.
Для Кувандыкского округа, как и в целом для Оренбургской области характерна проблема кадрового дефицита врачей, которая объясняется отсутствием жилья и низкой заработной платой выпускников медицинских учреждений, отсутствием комплексной программы социальной поддержки молодых специалистов.
В системе образования Кувандыкского округа функционируют 35 общеобразовательных школ, в которых обучаются 4882 учащихся. Из них: 22 средних – 3929 учащихся; 9 основных – 419 учащийся; 4 начальных – 534 учащихся. Функционирует также вечерняя школа с 72 учащимися, 4 учреждения дополнительного образования – 6529 воспитанников и 25 учреждений дошкольного образования, в них 1687 детей (по состоянию на 1.01.2012 г). Охват детей дошкольным образованием – 51,2 %.
6 образовательных учреждений имеют статус автономных, 58 – являются муниципальными бюджетными учреждениями.
Всего в образовательных учреждениях района работают 593 учителя школ, 134 воспитателя дошкольных образовательных учреждений, 79 педагогов учреждений дополнительного образования. Количество воспитателей пенсионного возраста – 8,9%, учителей школ – 9,9%. Осуществляется ежедневный подвоз 368 уч-ся из 44 населенных пунктов в 8 школ; задействовано 18 транспортных единиц; в 8 пришкольных интернатах обучается 167 чел. Все образовательных учреждения имеют лицензии на право предоставления образовательных услуг. Частных образовательных учреждений на территории района нет.
Систему социальной защиты населения в Кувандыкском округе представляют: управление социальной защиты населения (35 сотрудников), центр социального обслуживания граждан пожилого возраста и инвалидов (80 социальных работников обслуживают на дому 582 чел), социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних на 60 мест.
Средства на реализацию переданных государственных полномочий по социальной поддержке и социальному обслуживанию направляются в район из федерального бюджета и областного фонда компенсаций муниципальным образованиям. На учете стоят 16200 получателей пенсий, 12782 – граждан льготных категорий, получающих меры социальной поддержки. В том числе 1857 – ветеранов Великой Отечественной войны и тружеников тыла, 5184 ветеранов труда, 8530 – инвалидов.
В сфере культуры работают МБУК «Централизованная клубная система», которая состоит из 36 сельских клубов, Домов Культуры и Методического центра творчества и досуга, МБУК «Межпоселенческая централизованная библиотечная система» — 38 библиотек: 31 сельский филиал, 5 городских, Центральная районная библиотека, Центральная детская библиотека, МБОУ ДОД «Детская школа искусств» — 8 отделений (6-музыкальных, 1- хореографическое, 1 – художественное), МБУК «Музейно-выставочный центр» — 7698 основных фондов, 1937 – вспомогательных В учреждениях культуры трудятся – около 300 чел, профессиональное образование имеют 70% работников. В учреждениях культуры района постоянно работает 312 коллективов художественной самодеятельности, в которых занимается около 2500 человек, в том числе 93 детских формирований, объединяющих 750 детей и подростков. 9 коллективов художественной самодеятельности имеют звание «народный».
В районе культивируется 15 видов спорта. Особенно популярны лыжные гонки, футбол, хоккей, борьба самбо, горнолыжный спорт.

У района высокий потенциал для развития туризма и рекреации (отдыха). В настоящее время территория широко осваивается пешеходным, водным (весенне-летний сплав по Сакмаре), дельтапланеризмом, лыжным и горнолыжным туризмом. Важный спортивно-туристический объект – горнолыжный комплекс «Долина» имеет большие перспективы развития за счет областных программ, муниципальных средств и частных инвесторов.

 

 

    

(из серии публикаций «Мы в «Оренбуржье»)

Приехавшего в Кувандык местные жители могут удивить, например, тем, что один из детских садов дружит со всемирно известным саксофонистом Игорем Бутманом.
А на заводе кузнечно-прессового оборудования «Долина» сделали денежный станок.

Потом ты узнаёшь подноготную и всё кажется не таким уж романтичным. Игорь Бутман женат на коренной кувандычанке, отсюда и опека детсада. А «Долина» выиграла тендер, и 45 конструкторов и технологов три месяца бились над проектом огромного продольно-фрезерного станка для резки металлических монет из спецсплавов. Станок такой единственный в России, изготовлен и отправлен на монетный двор. Скоро зазвенит «медь» и «серебро» в наших кошельках, так сказать, с кувандыкской отметиной. Но есть и другое, что может удив¬лять и радовать глаз постоянно, — природа этого края.
В низкогорной-высокоравнинной части области сформировались необычные пейзажи и причудливые горные формы. Только поворачиваешь с орской трассы в районе Краснощёкова в строну Кувандыка — сразу попадаешь будто бы в другую страну. Не случайно эти места называют оренбургской Швейцарией. В горной местности на территории округа организован заповедник «Шайтан-Тау». А «Айтуарская степь» — зона полупустыни с полным набором степных обитателей. На северных землях, граничащих с Башкирией, появляются отроги Уральских гор с живописнейшим предгорьем реки Сакмары. И ещё своеобразное Саринское  плато, на котором видны выходы всевозможных пород. Здесь много географических достопримечательностей: «Золотые ворота», Саринский водопад, Карагайские горы, курганы.

 

На фото: Саринский водопад, сланцы здесь необычайно красивы 

По Карагайскому ущелью можно бродить целый день: скала-черепаха, скала-дракон — каких только форм не создала за столетия природа! Вот прямо из камня растёт пышнокронная сосенка. Когда-то в трещину ветром намело пыли, а упавшее в неё семечко зацепилось и проросло. Рядом на крутых каменистых склонах стоят коренастые сосны и берёзы с причудливо завитыми стволами.

  

На фото: и на камнях растут деревья. В Карагай-Губерлинском ущелье можно встретить и скалу-черепаху, и дракона

А внизу в сторону Карагай-Покровки тихо течёт Губерля. Если подняться по ущелью километра на три, можно найти родник, с которого начинается речка. Губерля своенравная. Она не захотела впадать в неподалёку протекающую Сакмару, а пошла в обход, как будто вверх, в гору. Пропетляв по Гайскому округу, сделала большой изгиб и за Новотроицком впала в Урал.
Не так давно в округе открыт горнолыжный курорт круглогодичного пребывания «Кувандык-365» (К-365). Бывший Дом колхозника переоборудован в комфортабельную гостиницу. Впрочем, эти места уже облюбовали романтики. В прошлом году на базе К-365 проводился фестиваль «Русская гармонь». Только из Орска приехало 140 человек. В первые выходные июня прошёл традиционный фестиваль бардовской песни, опять же на этой базе.
— С наступлением морозов в 5 — 10 градусов оснежаем и таким образом выравниваем специальными установками рельефы склонов, — говорит главный инженер курорта Сергей Шиянов.
На базе есть подъёмники — зимой здесь бывает многолюдно, но необходимо разработать «сервис под горой». Планируется этим летом запустить два-три пробных туристических маршрута, чтобы туркомпании могли привозить на автобусах целые группы.
Кувандык стал участником федерального проекта, рассчитанного на малые города. Был представлен проект, связанный с набережной Сакмары. Он рассчитан на 42 миллиона и одобрен. Вокруг К-365 будет формироваться туристическая зона. Здесь предполагается открыть парк минералов. Планируется развивать рекламу экотоваров. Доказывать гостям, что местные аграрии в состоянии производить качественные и полезные продукты. Конные и пешие маршруты, сплав, джип-триал — возможностей развиваться немало. Только бы привлечь людей, готовых инвестировать в эти проекты, при умном раскладе предприниматель может с лихвой и быстро окупить свои вложения.

Подготовил Юрий МЕЩАНИНОВ
Фото Валерия ГУНЬКОВА
 

DaVinci Resolve 17 – Характеристики

Частота дискретизации

44,1; 48; 96 и 192 кГц при обработке с точностью не менее 32-битной плавающей точки

Структура каналов

Проверена на Mac Pro 7,1 с центральным процессором Intel

Core Audio

Количество дорожек от моно до системы 26.0

2000 монодорожек при 48 кГц

1000 монодорожек при 96 кГц

500 монодорожек при 192 кГц

Количество шин

256 шин плюс 512 элементов шин при 48 кГц

256 шин плюс 256 элементов шин при 96 кГц

256 шин плюс 128 элементов шин при 192 кГц

Каналы для записи

128 при 48 кГц

64 при 96 кГц

32 при 192 кГц

Дополнительные каналы для записи

При использовании с интерфейсом Core Audio и платой Fairlight Accelerator

256 при 48 кГц

128 при 96 кГц

64 при 192 кГц

Настройки каналов

Изменение хронометража с помощью упругой волны и преобразование частоты дискретизации

Шестиполосный эквалайзер

Расширение, подавление, компрессия и ограничение

До шести плагинов Resolve, VST или AU

Прямой выход

Четырехполосный эквалайзер для каждого клипа

До шести плагинов Resolve, VST или AU для каждого клипа

От моно, стерео, 5. 1, 7.1 вплоть до системы 26.0 и других форматов трехмерного звука

Вывод отдельных каналов через динамики

До 16 групп VCA

Структура FlexBus

До 512 элементов моношин, составленных в любой формат от моно до системы 26.0

От моно, стерео, 5.1, 7.1 вплоть до системы 26.0 и других форматов трехмерных шин

До 10 посылов шин на канал и шину с независимой регулировкой уровня

До 10 постфейдерных посылов шин на канал и шину

Автоматическая, подвижная компенсация отставания

Настройки шин

Четырехполосный эквалайзер

Компрессия и ограничение

До шести префейдерных плагинов Resolve, VST или AU

Прямой выход

Плагины

До шести плагинов Resolve, VST или AU на канале или шине

Управление плагинами с помощью контроллеров станции Fairlight Audio Editor

Автоматизированное управление плагинами

Мониторинг

До четырех источников одновременно

Прием сигнала внутренних шин или внешних входов

До 16 разных акустических систем

При переходе между форматами допускается повышение и понижение стандарта

Для настроек, применяемых в кино, предусмотрен процессор B-chain, который обеспечивает работу с 64 динамиками

Определение характеристики по Merriam-Webster

char · ac · ter · is · tic | \ ˌKer-ik-tə-ˈri-stik , Ka-rik- \

1 : отличительный признак, качество или свойство характеристики этой породы собак

2 : целая часть десятичного логарифма.

3 : наименьшее положительное целое число n , которое для операции в кольце или поле дает 0 при использовании любого элемента n раз с операцией

: раскрытие, различение или типичность отдельного персонажа Поэтический стиль, характерный для эпоса

Разница между интенсивной и обширной недвижимостью

Интенсивные свойства и экстенсивные свойства — это типы физических свойств материи. Термины «интенсивный» и «обширный» были впервые описаны физиком-химиком и физиком Ричардом Толменом в 1917 году. Вот посмотрите, что такое интенсивные и обширные свойства, их примеры и как их отличить.

Ключевые выводы: Интенсивная и обширная недвижимость

  • Два типа физических свойств материи — интенсивные свойства и экстенсивные свойства.
  • Интенсивные свойства не зависят от количества вещества. Примеры включают плотность, состояние вещества и температуру.
  • Обширные свойства зависят от размера выборки. Примеры включают объем, массу и размер.

Интенсивная недвижимость

Интенсивные свойства — это объемные свойства, что означает, что они не зависят от количества присутствующего вещества. Примеры интенсивных свойств включают:

Интенсивные свойства могут использоваться для идентификации образца, поскольку эти характеристики не зависят от количества образца и не меняются в зависимости от условий.

Обширная недвижимость

Обширные свойства действительно зависят от количества присутствующего вещества. Обширное свойство считается добавочным для подсистем. Примеры обширных свойств включают:

Соотношение двух экстенсивных свойств — это интенсивное свойство. Например, масса и объем — экстенсивные свойства, но их соотношение (плотность) — интенсивное свойство материи.

Хотя обширные свойства отлично подходят для описания выборки, они не очень полезны для ее идентификации, поскольку могут изменяться в зависимости от размера выборки или условий.

Отличный отличительный признак интенсивной и обширной недвижимости

Один из простых способов определить, является ли физическое свойство интенсивным или обширным, — это взять два идентичных образца вещества и соединить их. Если это удваивает свойство (например, вдвое больше массы, вдвое длиннее), это обширное свойство. Если свойство не изменяется путем изменения размера выборки, это интенсивное свойство.

Каковы характеристики хорошего лидера?

Благодарность

Благодарность может сделать вас лучшим лидером. Благодарность может привести к повышению самооценки, уменьшению депрессии и беспокойства и даже к лучшему сну. Немногие люди регулярно говорят «спасибо» на работе, хотя большинство людей говорят, что были бы готовы усерднее работать для благодарного начальника. Узнайте, как благодарить, и практикуйте больше благодарности на рабочем месте.

Гибкость обучения

Гибкость обучения — это способность знать, что делать, когда вы не знаете, что делать. Если вы «быстро учитесь» или умеете преуспевать в незнакомых обстоятельствах, возможно, вы уже учитесь Agile.Но любой может развить способность к обучению с помощью практики, опыта и усилий. Узнайте, насколько великие лидеры являются отличными учениками и обладают высокой способностью к обучению, чтобы начать работу.

Влияние

Для некоторых людей «влияние» кажется ругательством. Но способность убеждать людей с помощью логических, эмоциональных или совместных призывов является одним из компонентов вдохновляющего и эффективного лидера. Влияние сильно отличается от манипулирования, и оно должно осуществляться достоверно и прозрачно.Это требует эмоционального интеллекта и доверия. Узнайте больше о том, насколько эффективное влияние может изменить правила игры.

Эмпатия

Эмпатия коррелирует с производительностью работы и является важной частью эмоционального интеллекта и эффективности лидерства. Если вы проявляете более инклюзивное лидерство и чуткое отношение к своим подчиненным, наши исследования показывают, что ваш начальник с большей вероятностью будет рассматривать вас как более результативного сотрудника. Кроме того, сочувствие и вовлеченность являются императивами для улучшения условий труда для окружающих.

Смелость

На работе может быть трудно высказаться, независимо от того, хотите ли вы озвучить новую идею, предоставить отзыв непосредственному подчиненному или сообщить о проблеме, которая беспокоит кого-то выше вас. Это одна из причин, по которой смелость является ключевым навыком для хороших лидеров. Вместо того, чтобы избегать проблем или позволять конфликтам разгораться, смелость позволяет лидерам сделать шаг вперед и двигаться в правильном направлении. Рабочее место с высоким уровнем психологической безопасности и сильной культурой коучинга еще больше укрепит правду и смелость.

Уважение

Ежедневное уважение к людям — одна из самых важных вещей, которые может сделать лидер. Это ослабит напряженность и конфликты, создаст доверие и повысит эффективность. Уважение — это больше, чем просто отсутствие неуважения, и его можно проявить по-разному. Узнайте, как можно создать атмосферу уважения на работе, или узнайте больше о том, как стать союзником для других.

Собираем все вместе: характеристики хорошего лидера

Хотя успешные лидеры могут проявлять эти 10 лидерских навыков в разной степени, все хорошие лидеры используют по крайней мере некоторые — или большинство — из этих характеристик.Вместе они составляют основу лидерства на всех уровнях, в отраслях и на разных континентах. Без этих навыков невозможно настоящее лидерство.

Если вы не чувствуете, что эти характеристики хорошего лидера адекватно вас описывают, не паникуйте — у вас есть способы улучшить свои лидерские способности, включая все 10 основных навыков. В CCL мы считаем, что лидерство — это навык, который можно развивать, и что лидеры формируются на основе опыта, непрерывного обучения и адаптации.

Другими словами, вы можете усилить любую из этих 10 характеристик и качеств хорошего лидера, если вы открыты для роста и вкладываете время и усилия в самосовершенствование. Точно так же организации могут помочь своим сотрудникам отточить эти навыки с помощью тренингов по развитию лидерских качеств и практического опыта.

Также важно понимать, что лидерство — это социальный процесс. Если вы демонстрируете несколько характеристик хорошего лидера, но не понимаете этого, скорее всего, вы сами далеко не продвинетесь.Вас могут любить и уважать, но достичь командных или организационных целей будет непросто.

Кроме того, лидерство — это не пункт назначения — это то, над чем вам придется регулярно работать на протяжении всей карьеры, независимо от того, какого уровня вы достигли в своей организации.

Лидерство — это не столько сильный или харизматичный человек, сколько группа людей, работающих вместе для достижения результатов. Вот почему мы говорим, что лидерство — это путешествие: разные команды, проекты, ситуации и организации потребуют от вас применения этих навыков по-разному.

Развитие качеств хорошего лидера

Организации могут укреплять лидерские навыки и способствовать более глубокому вовлечению на работе, предоставляя различные возможности развития, начиная от обучения и наставничества на рабочем месте до более формального виртуального коучинга или развития лидерских качеств. программы.

Но людям не нужно ждать, чтобы начать укреплять в себе эти характеристики и качества хорошего лидера — вы можете начать прямо сегодня.

Во-первых, убедитесь, что вы подписались на наши информационные бюллетени, чтобы получать наши основанные на исследованиях идеи и советы по эффективному руководству, доставляемые прямо в ваш почтовый ящик.

И если вы решите, что хотите работать над развитием своих лидерских навыков и стать более эффективным лидером, вот как убедить своего начальника сделать инвестиции в вас и ваше будущее.

Готовы сделать следующий шаг?

Развивайте характеристики и качества хорошего лидера в себе или в своей организации с помощью нашей масштабируемой программы фундаментальных лидерских навыков Lead 4 Success®.

Характеристики и качества героизма

Какие характеристики или качества делают человека героем? Есть ли ген героя? Согласно одному недавнему исследованию, ответ может заключаться в том, к какому типу героизма мы обращаемся.

Согласно статье, опубликованной в 2010 году, исследователи обнаружили, что люди, которые однажды проявили храбрость (например, бросились в горящее здание или спасли кого-то с пути приближающегося поезда), не обязательно сильно отличаются от контрольных групп. не героев.

Напротив, люди, которые проявляют пожизненный героизм (например, профессиональные медсестры, которые регулярно утешают больных и умирающих), действительно обладают рядом важных личностных черт, таких как сочувствие, забота и потребность жить в соответствии с моральным кодексом. Взаимодействие с другими людьми

Определения героизма

Научное изучение героизма — относительно недавняя тема интереса в области психологии.

Исследователи предложили разные определения того, что именно делает героем, но большинство из них полагают, что героизм включает просоциальные, альтруистические действия, которые включают элемент личного риска или жертвы.

Однако исследователи Франко, Блау и Зимбардо предполагают, что героизм включает в себя нечто большее.В их определении героизм характеризуется:

  • Добровольное служение нуждающимся, будь то отдельное лицо, группа или сообщество
  • Совершение действий без ожидания вознаграждения или внешней выгоды
  • Признание и принятие потенциального риска или жертвы, принесенной совершением героических действий

12 Характеристики героизма

Исследователи также не обязательно соглашаются с основными характеристиками героизма.Одно исследование, опубликованное в 2015 году в журнале Journal of Personality and Social Psychology , показало, что у героев есть 12 основных черт, а именно:

  • Храбрость
  • Судимость
  • Мужество
  • Определение
  • Полезный
  • Честность
  • Вдохновляющие
  • Нравственная неприкосновенность
  • Защитный
  • Самопожертвование
  • Самоотверженность
  • Прочность

Психология героизма может быть плохо изучена, но многие эксперты верят, что люди могут научиться быть героями. Ниже приведены лишь некоторые из основных характеристик, которые исследователи приписывают героям.

Забота о благополучии других людей

По мнению исследователей, сочувствие и сострадание к другим являются ключевыми факторами, способствующими героическому поведению. Люди, которые спешат помочь другим перед лицом опасности и невзгод, делают это, потому что искренне заботятся о безопасности и благополучии других. люди.

Одно исследование, опубликованное в 2009 году, показало, что люди с героическими наклонностями также обладают гораздо более высокой степенью сочувствия.

Люди, совершающие героические поступки, заботятся и заботятся о людях вокруг них, и они могут чувствовать то, что чувствуют нуждающиеся в помощи.

Понимание других точек зрения

Исследователи предполагают, что герои не просто сострадательны и заботливы; у них есть способность видеть вещи с точки зрения других. Они могут, так сказать, «пройти милю в шкуре другого человека».

Когда они попадают в ситуацию, в которой человек нуждается, они сразу же могут увидеть себя в такой же ситуации и увидеть, что нужно сделать, чтобы помочь.

Герои обладают полезными навыками и сильными сторонами

Очевидно, что наличие подготовки или физических способностей для того, чтобы справиться с кризисом, также может сыграть важную роль в том, станут ли люди героями.

В ситуациях, когда потенциальным спасателям не хватает ноу-хау или абсолютной физической силы, чтобы что-то изменить, люди с меньшей вероятностью помогут или с большей вероятностью найдут менее прямые способы принять меры. И во многих случаях этот подход, вероятно, лучший; Ведь люди, бессмысленно бросающиеся в опасную ситуацию, могут создать еще большие трудности для спасателей.

Обученные и способные люди, например, имеющие подготовку и опыт оказания первой помощи, более готовы и способны повысить свою квалификацию, когда их навыки необходимы.

У героев сильный моральный компас

По мнению исследователей героизма Зимбардо и Франко, герои обладают двумя важными качествами, которые отличают их от не-героев: они живут своими ценностями и готовы нести личный риск, чтобы защитить эти ценности.

Их ценности и личные убеждения придают им смелость и решимость выдерживать риск и даже опасность, чтобы придерживаться этих принципов.

Герои компетентны и уверены в себе

Требуются навыки и уверенность в себе, чтобы броситься туда, куда другие боятся ступить. Исследователи предполагают, что люди, совершающие героические поступки, склонны чувствовать уверенность в себе и своих способностях.

Столкнувшись с кризисом, у них есть внутренняя вера в то, что они способны справиться с проблемой и добиться успеха независимо от шансов. Частично эта уверенность может происходить из-за навыков преодоления стресса выше среднего и способности справляться со стрессом.

Герои не боятся страха

Человек, который бросается в горящее здание, чтобы спасти другого человека, не просто необычайно храбр; он или она также обладает способностью преодолевать страх. Исследователи предполагают, что героические люди по своей природе мыслит позитивно, что способствует их способности не замечать непосредственную опасность ситуации и видеть более оптимистичный результат.

Во многих случаях эти люди могут иметь более высокую толерантность к риску.Многие заботливые и добрые люди могут отступить перед лицом опасности. Те, кто начинает действовать, обычно с большей вероятностью будут идти на больший риск во многих аспектах своей жизни.

Герои продолжают работать над своими целями даже после множества неудач. Настойчивость — еще одно качество, которое обычно присуще героям.

В одном исследовании 2010 года исследователи обнаружили, что люди, которых считают героями, с большей вероятностью положительно отзываются о негативных событиях.

Столкнувшись с потенциально опасным для жизни заболеванием, люди с героическими наклонностями могут сосредоточиться на благе, которое может исходить от ситуации, например, на возобновлении признательности к жизни или усилении близости с близкими.Взаимодействие с другими людьми

«Решение действовать героически — это выбор, который многим из нас придется сделать в какой-то момент времени. Понимая героизм как универсальный атрибут человеческой натуры, а не как редкую черту немногих« героических избранных », героизм становится чем-то, что кажется возможным для каждого человека, что, возможно, вдохновляет больше из нас ответить на этот призыв », — пишут исследователи героизма Зено Франко и Филип Зимбардо.

Слово от Verywell

Исследователи обнаружили, что во многом герои не так уж сильно отличаются от большинства людей.Тем не менее, вы можете развить ряд навыков, которые улучшат характеристики вашего героя.

Развитие сочувствия, компетентность и опытность, а также стойкость перед лицом препятствий — все это способности, над которыми вы можете работать сверхурочно. Поступая так, вы можете улучшить свою способность помогать другим и преодолевать трудности.

Характеристики, причины и последствия разрастания моделей развития в США

Бенфилд, Ф. К. и др. . Когда-то были зеленые поля: как разрастание городов подрывает американское окружающая среда, экономика и социальная ткань. (Нью-Йорк: Совет по защите природных ресурсов, , , 1999).

Brody, S. D. Экосистема Планирование во Флориде: Решение региональных проблем через принятие решений на местном уровне . (Олдершот, Великобритания: Ashgate Press, 2008 г.).

Brody, S.D. и др. . Измерение распространения локального разрастания политика планирования сокращения во Флориде. Журнал планирования образования и исследований 25 , 294-310 (2006).

Брюкнер, Дж. К. Городская застройка: диагностика и средства защиты. Международный Региональное научное обозрение 23 , 160–171 (2000).

Burchell, R. W. et al. Еще раз о затратах на разрастание. Репортаж 39. Программа совместных исследований в области транзита, Совет по исследованиям в области транспорта. (Вашингтон, округ Колумбия: National Academy Press, 1998).

Каррутерс, Дж. И. Рост на периферии: влияние политической раздробленности в США мегаполисы. Статьи в Региональная наука 82 , 475-499 (2003).

Каррутерс, Дж. И. И Ульфарссон, Г. Ф. Фрагментация и разрастание: данные межрегионального анализа. Рост и изменения 33 , 312-340 (2002).

Цеслевич, Давид J. Воздействие разрастания на окружающую среду. В г. разрастание городов: причины, последствия и Ответные меры политики. изд. Сквайрс, Г. (Вашингтон, округ Колумбия: Издательство городского института, 2002).

Дэниел Т. Когда Столкновение города и страны: управление ростом на окраине мегаполиса . (Вашингтон DC: Island Press, 1999).

Дэниэлс, Т. Смарт Рост: новый американский подход к региональному планированию. Практика планирования и исследования 16 , 271-279 (2001).

Duerksen, C. Эллиот, Д. и др. Защита среды обитания Планирование: где обитают дикие вещи , Консультативный отчет по планированию APA No. 470/471. (1997).

Данфи, Роберт Т. и др. al . Moving Beyond Gridlock: Пробки и развитие . (Вашингтон, DC: Городской институт земли, 1997).

Двайер, Джон Ф. и Чайлдс, Г. М. Движение людей по ландшафту: размытие различий Между территориями, интересами и проблемами, влияющими на природные ресурсы Управление. Ландшафт и градостроительство 69 , 153-164 (2004).

Юинг, Рейд. Is Los Желательно разрастание в стиле анджелес? Журнал Американской ассоциации планирования 63 , 107-126 (1997).

Fulton, W. et al. al. Кто больше всех растягивается? Чем отличаются модели роста в США Bookings Institution, Центр городской и городской политики, 2001. Доступно в Интернете. в: .

Galster, G. et al. Борьба растянулась до земли: определение и измерение неуловимого концепция. Обсуждение жилищной политики 12 , 681-717 (2001).

Гиллхэм, Оливер. Безграничный город: Букварь по городскому Сплошные дебаты. (Вашингтон, округ Колумбия: Island Press, 2002).

Heimlich, Ralph E., & Anderson, W. D. Развитие городской окраины и за ее пределами: воздействия по сельскому хозяйству и сельским землям. Отчет № 803. (Служба экономических исследований Министерства сельского хозяйства США: Вашингтон, округ Колумбия, 2001 г.).

Хиршхорн, Джоэл С. Окружающая среда, качество жизни и рост городов в условиях новой экономики. Управление качеством окружающей среды 10 , 1-8 (2001).

Кан, Мэтью Э. Влияние субурбанизации на окружающую среду. Журнал анализа политики и управления 19 , 569-586 (2000).

Нечиба, Т. и Уолш Р. Расползание городов. Журнал экономических перспектив 18 , 177-200 (2004).

Кнаап, Г. и Тален, Э. Нью урбанизм и умный рост: несколько слов из академии. Международный региональный Science Review 28 , 107-118 (2005).

Lang, R. Beyond Edge City: разрастание офиса в южной Флориде. Брукингс Учреждение — Обследование Центр серий по городской и столичной политике. ( 2003).

Проект Openlands. Терять землю: землепользование в регион Чикаго, 1990–1998 гг. . (Чикаго: Openlands Project, 1998).

Peck, S. Планирование по биоразнообразию: проблемы и примеры. (Вашингтон DC: Остров Press, 1998).

Пендалл, Р. До контроль землепользования вызывает разрастание? Окружающая среда и планирование B 26 , 555-571 (1999).

Портер, Дуглас Р. и др. Практика устойчивого Развитие . (Вашингтон DC: Urban Land Institute, 2000).

Юго-восточный Регионального планирования и экономического развития округа. Юго-Восточный Массачусетс : Видение 2020 и план будущего . (Тонтон, Массачусетс: Юго-восточный регион Планово-экономическое развитие округа, 1999 г.).

Сквайрс, Грегори Д. Городское разрастание и неравномерность Развитие метрополии Америки 90 243. В Городское разрастание: причины, последствия и ответные меры политики . Эд Сквайрс Г. (Вашингтон, округ Колумбия: Издательство городского института, 2002).

Торренс, Павел. Анналы Ассоциации американских географов 96 , 248-275 (2006).

Торренс, Пол М. и Альберти, Марина. Измерение разрастания . Paper 27 ed. Лондон: Центр расширенного пространственного анализа, Университетский колледж Лондон. (2000).

Цай, Ю-Синь. Количественная оценка городской формы: компактность в сравнении с «разрастанием». Городские исследования 42 , 141-161 (2005).

Песня, Ян. Модель разумного роста и городского развития: сравнительное исследование. Международный региональный научный обзор 28 , 239 (2005).

Чжан, Тингвэй. Особенности сообщества и городской разрастание: случай Чикаго столичный регион. Политика землепользования 18 , 221-232 (2001).

Характеристики и хронология самого раннего ашельского дерева в Консо, Эфиопия

Аннотация

Технологическая традиция ашельского происхождения, характеризующаяся крупными (> 10 см) чешуйчатыми компонентами, представляет собой значительный технологический прогресс по сравнению с олдованскими. Хотя комплексы каменных орудий, относящиеся к ашельскому периоду, были зарегистрированы уже примерно 1,6–1,75 млн лет назад, характеристики этих самых ранних проявлений и сравнения с более поздними комплексами не приводились в деталях. Здесь мы предлагаем недавно установленную хронометрическую калибровку для ашельских комплексов формации Консо, южная Эфиопия, которые охватывают период времени от ~ 1,75 до <1,0 млн лет назад. Самый ранний Konso Acheulean хронологически неотличим от недавно опубликованного собрания как самый ранний в мире с возрастом ∼1.75 млн лет назад в Кокиселей, к западу от озера Туркана, Кения. Этот комплекс Konso характеризуется сочетанием больших кирок и грубых бифасов / унифасов, сделанных преимущественно на больших чешуйчатых заготовках. С течением времени в скоплениях ручных топоров формации Консо наблюдалось увеличение количества рубцов от чешуек, но в меньшей степени это наблюдалось с кирками. Свидетельства Konso предполагают, что и кирки, и топоры были важными компонентами ашельских островов с самого начала и что они, вероятно, различались по функциям. Уточнение во времени, особенно в формах для топоров в Konso, подразумевает улучшенную функцию во времени, возможно, при обработке туш с длинными и стабильными режущими кромками. Документация о самом раннем ашеле, датируемом ~ 1,75 млн лет, как в северной Кении, так и в южной Эфиопии, предполагает, что поведенческие новшества устанавливались в региональном масштабе в то время, параллельно с появлением Homo erectus-, как морфология гоминидов.

Ашельская технологическая традиция издавна характеризовалась появлением больших двусторонних инструментов, таких как топоры, тесаки и кирки (1–5).Симметрия или ее тенденция, наблюдаемая в ашельских инструментах, подразумевает наложение формы (4, 6, 7), возможно, связанное с развитым пространственным познанием (7). Semaw et al. (8) подчеркнули, что ашельский язык представляет собой значительную и прерывающуюся инновацию по сравнению с олдованским не только в технологическом, но также в когнитивном и адаптивном аспектах. Semaw et al. (8) утверждали, что, в то время как олдован характеризуется небольшими отщепами и стержнями, изготовленными с помощью ручной перкуссии или биполярной техники, создание заготовок большого размера (> 10 см) и последующее отслаивание в ашельских островах возможно только при повышении двигательных навыков. и продвинутое иерархическое познание.Это продвижение было выведено из ( i ) сложности операционной последовательности и процессов принятия решений, задействованных в производстве бифасов из больших чешуйчатых заготовок, пораженных гигантскими ядрами (9⇓⇓ – 12) и ( ii ) нейрофункциональными наблюдениями в экспериментальных экспериментах. современный человеческий удар (8, 10). Для ашельских бифасов было предложено множество функций, включая деревообработку и обработку туш (13, 14), обычно интерпретируемых как часть продвинутой стратегии выживания, совпадающей с появлением Homo erectus / ergaster или после него.

Следуя информированному мнению Исаака (15), Semaw et al. (8) считали появление больших чешуйчатых бифасов отличительной чертой раннего ашельского периода. Semaw et al. (8) обобщили ашельскую технологию, характеризующуюся ( и ) способностью отбивать крупные чешуйки, ( ii ) стандартизацией формы инструмента и / или техники и ( iii ) способностью инвазивно отслаиваться и формировать инструменты целенаправленно с предопределением или предвзятым отношением к форме (8).Semaw et al. (8) предположили, что появление ашельских отложений было быстрым, и сообщили об изобилии ранних ашельских «грубо сделанных бифасов и кирок» из горизонтов ~ 1,6 млн лет в Гоне, Эфиопия (8).

Roche et al. (16), Texier et al. (17) и Lepre et al. (18) описали единичное проявление раннеахельского комплекса к западу от озера Туркана, Кения, в осадочной толще, содержащей примеры олдовских комплексов. Данный комплекс встречается в местонахождении Кокиселей 4, стратиграфически 4.5 м над вершиной Олдувайского субхрона (1,78 млн лет). Он состоит из трехгранных / четырехугольных кирок и грубых одно- или двусторонних топоров. Однако подробности о составе агрегата и технологических характеристиках не публиковались. Сообщается, что нелинейный интерполированный возраст инструментального горизонта составляет 1,76 млн лет, в то время как линейная интерполяция, основанная на средней скорости отложений, ограниченных непосредственно прилегающими пластами, дала оценку 1,72 млн лет (18). Этот комплекс возрастом ~ 1,75 млн лет был представлен как самый ранний известный в мире образец ашельских островов.

Формация Консо, впервые обнаруженная Палеоантропологической инвентаризацией Эфиопии (19), выходит на юго-западную оконечность Главного эфиопского рифта и, как было обнаружено, содержит окаменелости ∼1,4 млн лет назад H. erectus и ранние ашельские артефакты. Полевые исследования и лабораторный анализ после этого установили, что формация охватывает период от> 1,9 до ∼0,8 млн лет (20–22). Были обнаружены многочисленные каменные образования и окаменелости позвоночных (23–25), в том числе окаменелые останки Australopithecus boisei (∼1. 43 млн лет назад) и H. erectus (от 1,45 до 1,25 млн лет) (19, 26, 27). Однако пока опубликованы лишь краткие описания археологии Консо (23, 24, 28). Здесь мы предоставляем обзор последовательных во времени ашельских комплексов, извлеченных из формации Консо, в свете недавно установленной хронометрической структуры геологической последовательности. В частности, мы описываем Konso Acheulean, сосредоточив внимание на двух аспектах: ( i ) времени и характеристиках его первого появления и ( ii ) временных тенденциях в интервале времени от ∼2 до <1 млн. Лет назад.Формация Консо с ее многочисленными и контролируемыми во времени ассоциациями дает нам уникальную возможность оценить темп и характер раннего ашельского технологического развития.

Хроностратиграфия формации Консо

Предыдущие исследования.

Общая хроностратиграфия формации Консо представлена ​​довольно подробно (20–22). В этих предыдущих отчетах установлено, что основание и кровля формации Консо составляют> 1,9 и <1,3 млн лет соответственно. Основной элементный состав осколков стекла предполагает две ключевые корреляции с тефрой бассейна Туркана: туфом Консо Туроха (TRT) (~ 1,9 млн лет) и ярко-белым туфом (BWT) (~ 1,4 млн лет) с туфами бассейна реки Туркана и туфами Чари соответственно. (20). Анализ основных и второстепенных элементных составов более широкого диапазона тефры Консо подтвердил вышеприведенные интерпретации и предложил дополнительные межбассейновые корреляции (22). Этот новый набор предлагаемых корреляций включал признание туфа Konso Hope (HPT), туфа слоновой кости (IVT), Boleshe Tuff (BOT), Piso Tuff-1, (PST1) и Piso Tuff-2 (PST2) в качестве вероятных коррелятов Бассейн Туркана Акаит, Локапетамой и туфы Нижнего, Среднего и Верхнего Нариокотоме соответственно.Туф Konso Handaxe (HAT), важная тефра в Консо, лежащая в основе комплекса ранних ашельских отложений (участок KGA4-A2, ссылка 24), считался сходным либо с туфами Кооби Фора / Верхний Окотэ (1,45–1,5 млн лет назад), либо с туфами Верхнего Окоте (1,45–1,5 млн лет назад). Туф шунгурской свиты J6 (1.55–1.6 млн лет) (22).

Одновременно с нашей публикацией в 2005 г. анализа туфов Консо (22), Браун и др. Сообщили об обновленной тефростратиграфии и хронологии временного интервала бассейна Туркана, составляющего 1,9–1,2 млн лет. (29) и Макдугалл и Браун (30).Во время этих публикаций исследовательские группы бассейнов Консо и Туркана (22, 29), по-видимому, не знали о данных и интерпретациях, которые сообщали друг другу. При рассмотрении этих данных необходимы некоторые дополнительные интерпретирующие изменения. Здесь мы сначала резюмируем эти изменения, а затем представляем результаты нашего недавно расширенного хронологического анализа.

Вот некоторые из интерпретаций после 2005 г., которые потенциально могут повлиять на хронологию Консо.

  • i ) На основе немного более старого возраста 40 Ar / 39 Ar возраста TRT (1.92 ± 0,04 млн лет) (20), чем туф KBS (1,88 ± 0,02 млн лет; для обеспечения эквивалентности данных возраст туфов бассейнов Консо и Туркана преобразован в возраст санидинов Фиш-Каньон (FCs) 28,2 млн лет, и выражены неопределенности популяцией SD; см. ниже), было высказано предположение, что два туфа не являются строго корреляционными, но могут представлять собой близко расположенные извержения одного и того же вулканического источника (29). Мы считаем это предложение маловероятным. В то время был доступен только набор данных по основным элементам Konso TRT (29), но дополнительный анализ второстепенных элементов (22) еще больше усиливает первоначально предложенную корреляцию.Поскольку не существует более одного горизонта туфа такого сходного по элементному составу вокруг этого временного интервала ни в каком разрезе, изученном в Консо или сообщенном из Турканы, вероятно, что эти два туфа коррелируют. Небольшая разница в возрастах 40 Ar / 39 Ar может отражать совокупную неопределенность, проистекающую из таких факторов, как неоднородность популяции зерна и систематические ошибки аналитической системы.

  • ii ) Исследовательские группы бассейнов Консо и Туркана предложили межбассейновые корреляции IVT – Локапетамой и HPT – Акаит (22, 29). Кроме того, было предложено несколько потенциальных корреляций. Одна важная корреляция существует между донным туфом Konso Trail (TBT) и туфом Etirr бассейна Turkana (29). Мы ранее рассматривали эту корреляцию (22), но отклонили ее из имевшегося на тот момент стратиграфического размещения туфа Этирр в разрезе бассейна Туркана ниже туфа Нижнего Кооби Фора. Тем не менее, туф Этирр теперь расположен выше в разрезе, выше нижнего Кооби Фора и туфов Эбей (оба ∼1.48 млн лет назад) и близко к туфу Акаит (29, 30).Поскольку относительные положения туфов Этирр и Акаит четко не определены (29), эта неопределенность делает вероятными корреляции IVT – Локапетамой, TBT – Etirr и HPT – Akait.

  • iii ) Brown et al. (29) предположили, что Konso HAT был коррелятом безымянного туфа бассейна Туркана, стратиграфически ограниченного ~ 1.51 млн лет назад. Это предположение было основано на составе основных элементов и, возможно, на наших предварительных обозначениях возраста HAT ∼1.5 млн лет (20). Однако имеющиеся в дальнейшем данные по второстепенным элементам (22, 29) опровергают эту корреляцию. Кроме того, как в Консо (см. Ниже), так и в Туркане, существует множество туфов с аналогичным составом основных элементов в период от 1,6 до 1,45 млн лет назад. Стратиграфическое и хронологическое положение HAT является основным предметом наших недавних исследований и будет обсуждаться более подробно ниже.

  • iv ) Пересмотрено 40 Ar / 39 Ar датируется возрастом серии туфов Нариокотоме (1.24 ± 0,02, 1,31 ± 0,03 и 1,30 ± 0,03 млн лет соответственно для туфов верхнего, среднего и нижнего Нариокотоме) (30), которые мы ранее считали коррелятивными с некоторыми туфами верхних слоев свиты Консо (BOT, PST1 и PST2) (22). Согласно этим датам, некоторые из основных ископаемых и археологических горизонтов верхней части формации Консо несколько моложе (1,2–1,35 млн лет назад), чем считалось ранее (25).

  • v ) Ранее мы отмечали, что оранжевый туф бассейна Туркана был химически похож на туф Konso Kayle-1 (KYT1) (22). Однако мы не считали эти два туфа коррелятивными из-за опубликованного тогда стратиграфического положения оранжевого туфа в пределах Олдувайского подхрона. Однако сейчас оранжевый туф датируется 1.76 ± 0.03 млн лет (31) и считается коррелятом туфа J шунгуринской свиты, который находится на 5 м выше кровли олдувайского субхрона. Мы согласны с тем, что оранжевый туф бассейна Туркана и KYT1 являются вероятными коррелятами (31), что дополнительно подтверждается нашим собственным анализом (см. Ниже).

Результаты.

Вновь исследованные разрезы в местонахождениях Консо-Гардула (KGA) KGA19 и -21 включают весь интервал слоев Восточного Кейла (21) с минимальными промежутками, охватывающими период времени от ~ 1,75 до ~ 1,45 млн лет (рис. 1). Три туфа KGA19 являются вероятными коррелятами туфов бассейна Туркана. Один из этих туфов, туф KGA19-Bench (NBT), имеет очень похожий химический состав (таблица S1) и соответствующий возрасту 40 Ar / 39 Ar возрастов (см. Ниже) с туфом Моруто бассейна Туркана. Следующий по стратиграфии нижний туф в KGA19, Дублетный туф (DBT) и вышележащий KGA19-HAT (19HAT) и Konso Brown Tuff (BRT) все схожи по химическому составу основных и второстепенных элементов с типовым разрезом Туф Окотэ бассейна Туркана. (29).19HAT и KGA4-HAT (4HAT) неотличимы по своему элементному составу, но отличаются морфологией стеклянных осколков. Хотя в 19HAT преобладают осколки стенок пузырей, это условие не относится к 4HAT, что предполагает различные режимы извержения. В сочетании с данными магнитостратиграфии (см. Ниже) геохимический и петрологический анализ предполагает, что 19HAT и 4HAT представляют собой близкие последовательные извержения одного и того же вулканического источника.

Рис. 1.

Хроностратиграфическая сводка раннеахельской формации Консо и корреляция с туфами бассейна Туркана.Географическое положение исследовательской области Консо и положения местности указаны в Suwa et al. (25). Даты в <> указывают новые даты 40 Ar / 39 Ar. Другие даты взяты из Katoh et al. (20), Макдугалл и Браун (30) и Макдугалл и др. (31). Все даты являются средневзвешенными, скорректированными для соответствия возрасту FC 28,2 млн лет. Пределы погрешности представлены стандартными отклонениями совокупности. Слева показывает схематическую стратиграфию недавно исследованных местонахождений KGA19 и -21, которая позволяет получить лучшее хронологическое разрешение временного интервала формации Консо, составляющего ∼1.От 45 до ~ 1,75 млн лет. R и N обозначают интервалы обратной и нормальной полярности соответственно.

Магнитостратиграфия окружных уровней HAT дает дополнительные ограничения на хроностратиграфию туфов Консо. Хотя весь рассматриваемый стратиграфический интервал KGA19 находится в пределах обратного Хрона Матуяма, значительно выше нормального Олдувайского субхрона, мы наблюдали два коротких интервала нормальной полярности. Один из этих интервалов находится чуть ниже NBT, а другой стратиграфически выше NBT и ниже DBT. Вероятно, что один или оба этих интервала соответствуют тому, что было задокументировано как событие (я) в Гилсе и / или на стадии 54 с возрастом ~ 1,57 млн ​​лет (32). Однако недавние радиоизотопные датировки лавовых потоков в Исландии и на Гавайских островах предполагают возраст события или экскурсии в Гилсе около 1,6 млн лет или чуть старше (33, 34). Сообщенный изохронный возраст 40 Ar / 39 Ar, равный 1,60 ± 0,08 млн лет (34), соответствует возрастному диапазону ∼1,62–1,64 млн лет, если применяются альтернативные оценки возраста санидинового стандарта Тейлор-Крик (35, 36).И 4HAT, и 19HAT находятся чуть выше верхнего короткого интервала нормальной полярности, зарегистрированного в Консо, что позволяет предположить возраст либо чуть меньше 1,57 млн ​​лет, либо, в более широком смысле, ∼1,6 млн лет. Далее в стратиграфии Консо переход от нормальной к обратной полярности был идентифицирован на 4–5 м ниже туфа KYT1. Этот переход интерпретируется как вершина Олдувайского подхрона.

Наше новое приобретение 40 Ar / 39 Ar Возраст соответствующих туфов Консо согласуется с указанными выше хронологическими показателями в пределах неопределенности.Туф Иянда (IDT) вырастает над BRT и 19HAT. Наш 40 Ar / 39 Ar возраст IDT составляет 1,58 ± 0,08 млн лет (значения здесь и ниже представляют собой средневзвешенное ± стандартное отклонение популяции), несколько старше, но существенно не отличается от химически аналогичного туфа Morte (1,52 ± 0,02 млн лет). ) (Таблица S1). Однако геохимическое сходство этого сравнения не так сильно, как с парой NBT – Morutot. Анализ 19HAT привел к двум различным возрастным группам: 1,63 ± 0,02 и 1,76 ± 0.01 млн лет (таблица S2). Последний возраст несовместим со всей совокупностью свидетельств и, вероятно, представляет собой переработку зерен нижележащего туфа (например, туфы KYT1 или -2 с возрастом ~ 1,75 млн лет). Оценка возраста 19HAT в 1.63 ± 0.02 млн лет несколько старше, но совместима с интерполированным возрастом окотских туфов 1. 56 ± 0.05 млн лет (30). Наши 40 Ar / 39 Ar возраста NBT 1.66 ± 0.06 и 1.66 ± 0.02 млн лет (таблица S2) старше, чем недавно предложенный возраст туфа Моруто, равный 1.61 ± 0,02 млн лет (30), но незначительно отличается от возраста плато Моруто 1,64 ± 0,01 млн лет, полученного с помощью анализа ступенчатого нагрева (30). Необходим дополнительный анализ, чтобы более точно ограничить геохронологию как Моруто, так и NBT. Наш плохо ограниченный 40 Ar / 39 Ar возраст 1.79 ± 0.12 млн лет для KYT1 совместим с его стратиграфическим положением от ∼4 до ∼5 м над кровлей олдувайского субхрона и подтверждает возраст оранжевого туфа бассейна Туркана, равный 1,76 ± 0,03 млн лет. Дополнительные сведения о нашем анализе 40 Ar / 39 Ar представлены в SI Text .

Ашельские комплексы формации Консо

Обзор и хронология самых ранних ашельских отложений в Консо.

Мы рассматриваем сборку, представляющую раннюю ашельскую технологию, когда присутствуют следующие атрибуты: производство больших чешуйчатых заготовок (> 10 см и часто превышающих ~ 20 см) и преобразование этих больших заготовок и булыжников аналогичного размера в инструменты с некоторая степень согласованности формы, чтобы типологически квалифицировать как кирки, топоры и тесаки (терминология инструмента, как в исх. 1, 37). Semaw et al. (8) отметили, что, хотя случайное появление типологического топора или кирки может произойти в большой выборке основных инструментов Олдуана, эти инструменты представляют собой модифицированные стержни и, как правило, имеют меньший размер. Они не изготавливаются на крупных чешуйчатых заготовках и не являются повторяющимися элементами сборки.

Хотя двуручные топоры часто считаются отличительной чертой ашельских топоров, мы подчеркиваем здесь, что топоры и кирки раннего ашельского периода имеют тенденцию преимущественно (или буквально) обрабатываться односторонне (т.е., брюшная поверхность мало обработана или необработана). Таким образом, мы считаем, что ранняя ашельская технология включала как большие режущие инструменты (топоры, топоры и ножи), так и тяжелые инструменты (кирки и топоры), которые обрабатывались двусторонним или односторонним образом.

В формации Консо обнаружено и зарегистрировано более 20 археологических памятников. Их хроностратографическое размещение колеблется от ∼1. 9 до <1.0 млн лет назад. Хроностратиграфическое положение обсуждаемых здесь репрезентативных ашельских комплексов схематично показано на рис.1. В Консо самые ранние признанные ашельские образования встречаются в KGA6 чуть выше туфа KYT2. KYT2 находится на ∼6 м выше кровли Олдувайского субхрона и был радиоизотопно датирован 1.74 ± 0.03 млн лет. Мы считаем, что это ашельское явление неотличимо по возрасту от самого раннего ашельского месторождения бассейна Туркана, которое недавно считалось самым древним в мире с интерполированным возрастом 1,72 или 1,76 млн лет (18).

В Консо более типичный ранний ашельский с многочисленными крупными двусторонними орудиями встречается на ∼1.6-Ma HAT уровни KGA4 и -19. После этого ашельские комплексы обычно можно увидеть во многих местонахождениях Консо, содержащих окаменелости и артефакты. Хорошо сохранившиеся комплексы известны на ∼1,45 млн лет (KGA4 и -10), ∼1,4 млн лет (KGA5, -7 и -10), ∼1,25 млн лет (KGA8 и -12) и <1,0 млн лет (KGA18 и -20). ). Сборки, в которых, по-видимому, отсутствуют крупные режущие инструменты и / или кирки, и, следовательно, относящиеся к технологическому комплексу Олдуана, известны на ∼1.9 млн лет (KGA4 и -11), ∼1.75 млн лет (около уровней KYT1 и -2 на KGA6), ∼ 1.6 млн лет (KGA21) и ∼1.45 млн лет (KGA4).

KGA6-A1 Локус C Ашельский.

Участок KGA6-A1 был впервые обнаружен по поверхностным артефактам, которые включали грубые однофасциальные кирки, сделанные на больших и толстых пластинчатых заготовках. Последующие раскопки были проведены, и на месте ашельские орудия были обнаружены поверх слоя илистого песка, покрытого восковой глиной. Вместе с поверхностным разбросом, непосредственно примыкающим к раскопкам KGA6-A1 Locus C, мы обнаружили в общей сложности 47 крупных чешуек, некоторые из которых были модифицированы двусторонним или односторонним образом.Из этих отщепов 18 имеют достаточную форму, чтобы их можно было классифицировать как кирки, топоры или тесаки (рис. 2, 3 и 4). В качестве сырья использовался почти исключительно местный базальт. Максимальный размер более крупных инструментов превышает 20 см. Большинство из них полностью сформированы односторонними модификациями. Хотя количество рубцов от чешуек, как правило, невелико (часто <10), дорсальная сторона лица отслаивается, и примерно у половины инструментов не остается коркового вещества. Выборки являются преобладающими и в основном делаются на толстых пластинчатых заготовках.Асимметричные сходящиеся стороны с толстым заостренным концом образовывались в результате резкого отслаивания. На одной из боковых сторон часто видна вогнутость, иногда выраженная в виде выемки из-за перкуторного отслаивания. Противоположная боковая кромка имела форму длинного крутого края от линейной до изогнутой. Когда надрез был подчеркнут, он давал характерную форму кончика с изогнутым или зазубренным носом (24). Топоры также имеют грубую форму, но имеют изогнутые или линейные двусторонние режущие кромки, которые сходятся в несколько закругленный или прямолинейный наконечник.Некоторые выбранные атрибуты и сравнения с более поздними комплексами суммированы в Таблицах 1 и 2.

Рис. 2.

Пикировки KGA6-A1 ∼1,75 млн лет, сделанные на больших чешуйчатых заготовках. Верхний и Нижний показывают виды сверху и снизу соответственно. Самый большой кирка (четвертый слева) имеет длину 229 мм с трехгранным сечением толщиной 90 мм.

Рис. 3.

Скалыватели из KGA6-A1 (~ 1,75 млн лет; слева, ), KGA4-A2 (~ 1,6 млн лет; в центре, ) и KGA12-A1 (~ 1,25 млн лет; справа, ).

Рис. 4.

Доработка топора во времени. верхний , спинной; Нижний , вентральный. Слева направо по два показаны из KGA6-A1 (~ 1,75 млн лет), KGA4-A2 (~ 1,6 млн лет), KGA12-A1 (~ 1,25 млн лет) и KGA20 (~ 0,85 млн лет). В каждой паре топоров с соответствующих сайтов показаны примеры, близкие к унифациальным (слева) и более широко двусторонние (справа) (за исключением топоров KGA20, которые оба хорошо работают на обеих сторонах).

Таблица 1.

Основные типы инструментов формации Консо Ашельские острова

Таблица 2.

Метрические атрибуты ручных топоров и кирок Konso Acheulean

Исходя из грубого мастерства и отсутствия явно двустороннего инструмента, мы ранее называли первоначально собранное подмножество протоахельской сборки KGA6-A1 (28). Однако аналогичный термин «протобифейс» использовала Мэри Лики для обозначения редких примеров артефактов, полученных из ядра, которые по форме имитировали топоры (см. Ссылку 8). В Melka Kunture Gombore I, также как редкий элемент олдованского комплекса, аналогичные основные типы инструментов были описаны как «примитивные топоры» (38).Следовательно, чтобы избежать путаницы, мы считаем, что сборка локуса C KGA6-A1 представляет собой раннюю форму ашельского, а не протоахельского.

Konso Acheulean от ∼1.6 до

<1.0 млн лет назад.

Самый ранний типичный раннеахельский комплекс в Консо представлен комплексом KGA4-A2 с возрастом ~ 1,6 млн лет. Этот комплекс и более поздние проявления Консо кажутся в целом сопоставимыми по мастерству с ранним ашельским отложением олдувайского слоя II (2), наиболее известным на участках EF-HR (∼1.5–1.6 млн лет назад) и BK (∼1.3–1,4 млн лет). Археологический горизонт КГА4-А2 залегает в железистом красно-коричневом песчаном слое на высоте ~ 1 м над 4HAT. Ашельские артефакты изготавливались преимущественно на базальте, представленном множеством трех- и четырехугольных кирок разного размера, сделанных в основном на крупных отщепах, а некоторые — на булыжнике. Функционально-ориентированная и / или стилистическая преемственность формы медиатора может быть выведена из сходства между более старым KGA6-A1 и более многочисленными примерами KGA4-A2 (рис. 2 и 5). Однако заметны и различия между сборками КГА6-А1 и КГА4-А2.Многие медиаторы KGA4-A2 имеют двустороннюю чешуйку и несколько более модифицированы, чем аналоги KGA6-A1 (Таблица 1). Топоры KGA4-A2, как правило, имеют лучшую форму, чем топоры KGA6-A1; многие из них демонстрируют «почти симметрию» (39), по крайней мере, в некоторых частях инструмента, а также утонение кромки до острия (рис. 4). Однако из-за преобладания небольшого / отсутствующего вентрального отслаивания в бифасах общее количество рубцов от чешуек остается низким и модально ниже, чем в пикировках (Рис. 6 и Таблица 2).

Рис. 5.

Кирки с зазубринами на концах ранних ашельских отложений Консо.Слева направо: KGA6-A1 (~ 1,75 млн лет), KGA4-A2 (~ 1,6 млн лет), KGA12-A1 (малый и большой; ~ 1,25 млн лет) и KGA7-A3 (большой и малый; ~ 1,4 млн лет).

Рис. 6.

Графики относительной толщины ( слева, ) и количества рубцов от чешуек ( справа, ) в топорах и кирках. Слева направо показаны KGA6-A1, KGA4-A2, KGA10-A11, KGA7-A1∼3, KGA12-A1 и KGA20-A1∼2. Ручные топоры KGA6 и пикировки KGA20 не отображаются из-за небольшого размера выборки (менее пяти). И у топоров, и у кирок соотношение толщины и ширины не сильно различается между 1.От 6 до 1,2 млн лет, хотя наблюдается слабая тенденция к утолщению пикировок со временем. У ручных топоров комплекс KGA20 с возрастом ~ 0,85 млн лет имеет тенденцию быть более тонким, чем в KGA12-A1 ( P = 0,105). В пикировках количество рубцов от чешуек у KGA6-A1 низкое по сравнению с KGA4-A2 ( P = 0,038), но существенно не различается среди ассоциаций с возрастом 1,6–1,2 млн лет. У ручных топоров количество рубцов от чешуек начинается с низкого (∼10), значительно увеличивается через ∼1,4 млн лет (∼15) и достигает кульминации в экстремальном состоянии ∼0,85 млн лет (> 20).Ящичные диаграммы показывают медиану (горизонтальная линия), центральный 50% -ный диапазон (поля прямоугольника), диапазон (вертикальная линия) внутри внутренних ограждений (1,5-кратный диапазон прямоугольника от полей прямоугольника) и выбросы (звездочки).

Более разнообразные ашельские комплексы происходят из отложений, возраст которых составляет от 1,5 до 1,2 млн лет. Значительные различия между формами наблюдаются в использовании сырья, предпочтительных типах заготовок, относительной частоте типов и размеров инструментов, а также в соответствующих формах инструментов. Такие аспекты коллекции будут представлены в другом месте.Здесь мы сосредоточимся на некоторых тенденциях, которые характеризуют совокупность раннего ашельского периода Консо в этот период времени. Между ∼1,6 и ∼1,2 млн. Лет назад наблюдается повышение качества изготовления в форме топора, что приводит к лучшей форме наконечника и симметрии формы в плане (рис. 4). Это улучшение формы основано на более интенсивном отслаивании краев, что численно отражается в увеличении количества рубцов от чешуек (рис. 6 и таблица 2). Однако, несмотря на это усовершенствование, топоры остаются толстыми с синусоидальными режущими кромками, характерными для раннего ашельского периода.

Пикировки Konso для этого временного интервала разнообразны, но количество шрамов от чешуек не увеличивается со временем, как у топоров. Вместо этого можно сделать вывод, что общая традиция формы сохраняется во времени (рис. 5). Хотя модификация кромок резцов не является ни универсальной, ни стандартизованной, повторяющаяся тенденция к форме зубчатого наконечника предполагает либо функциональный, либо стилистический замысел. Появление крошечных примеров подтверждает гипотезу о наложении формы и о том, что это наложение было, по крайней мере частично, стилистическим.

Нечасто обработанные костные фрагменты известны из формации Консо, некоторые из которых мы описали в другом месте (40). На временном горизонте ~ 1,4 млн лет есть поразительный пример фрагмента древка длинной кости крупного млекопитающего, получившего форму топора в результате обширного отслаивания (рис. S1). Хотя такая модификация кости, очевидно, была редкостью, это показывает, что наложение формы происходило на разных исходных материалах.

Наконец, ашельские комплексы выше в разрезе Консо, недалеко от границы Брюнес / Матуяма, встречаются в KGA18 и -20.Здесь толстые трехгранные / четырехугольные зубцы, характерные для Konso Acheulean с возрастом> 1,2 млн лет, отсутствуют в текущих небольших образцах, а топоры теперь значительно более утончены. Симметрия формы у некоторых из этих топоров значительно улучшена, с периферийным отслаиванием, сопровождаемым повышенной симметрией в плане и значительным утонением (рис. 4 и рис. S2). Количественно мы наблюдали значительное увеличение количества рубцов от чешуек и уменьшение относительной толщины (рис. 6 и таблица 2).Качественно шрамы от чешуек являются неглубокими и инвазивными, что предполагает некоторую степень использования мягкого молотка.

Обсуждение

Как и в случае к западу от озера Туркана (18), самые ранние ашельские острова Консо встречаются на ∼1,75 млн лет назад в пределах олдованской последовательности археологических раскопок ( методы ). Lepre et al. (18) предположили, что редкое совместное присутствие ашельских особей в ландшафте с более распространенными олдованскими комплексами может указывать на разные группы гоминидов с различным поведением при изготовлении орудий.Однако очевидной альтернативой является то, что ашельские большие режущие инструменты и кирки представляют собой новые виды деятельности или новые решения для существующих видов деятельности в пределах одного и того же биологического вида / линии популяции (8). Свидетельства Консо теперь предполагают, что примерно на 1,75 млн лет назад деятельность, требовавшая больших ранних ашельских орудий, была важным аспектом поведенческого репертуара гоминидов как в бассейнах Туркана, так и в бассейнах Консо.

До недавнего времени самому раннему определенному и хорошо проверенному экземпляру H. erectus , KNM-ER 3733, приписывался возраст 1.78 млн лет назад (41) и считается, что он, возможно, предшествовал ашельскому на несколько сотен тысяч лет. Однако недавно уточненная хронология предполагает, что возраст черепа KNM-ER 3733 составляет 1,65–1,7 млн ​​лет (27, 31, 42), а объединенные данные Западной Турканы и Консо теперь указывают на то, что самая ранняя из известных ашельских технологий была широко распространена благодаря не менее ∼1.75 млн лет. Таким образом, теперь кажется, что появление ашельской технологии на основе крупных чешуек должно было в значительной степени совпасть с появлением H.erectus -подобная морфология в пределах ранней линии передачи Homo .

Комплекс Konso Acheulean возрастом ~ 1,75 млн лет характеризуется преобладанием больших чешуйчатых кирок и режущих инструментов, что указывает на развитые двигательные навыки и познавательные способности (как обсуждалось в ссылке 8). Модификация, в результате которой производятся инструменты, классифицируемые как топоры, тесаки и кирки, предполагает наложение формы. Сборка Konso показывает, что ашельцы с возрастом ~ 1,75 млн лет делали упор на получение как толстых заостренных наконечников, так и длинных и прочных режущих кромок.Хотя характеристика комплекса западных Туркана пока ограничена, этот комплекс, по-видимому, также разделяет эти характеристики (16–18). Для некоторых задач требовались инструменты значительного размера и веса, как видно из более крупных резцов, в то время как для других требовались стабильные режущие кромки, легко получаемые из более тонких крупных чешуйчатых заготовок.

В пределах толщи Консо до ∼1,2 млн лет назад и кирки, и топоры оставались грубыми, сохраняя модально толстое поперечное сечение (Рис. 6 и Таблица 2) и небольшую стандартизацию формы.Эти признаки можно считать характерными для ранних ашельских комплексов в целом (2, 8, 43). Тем не менее, временные изменения наблюдаются в последовательности Konso, но кирки и топоры показывают четкие траектории. В то время как формы кирок и количество шрамов на них оставались сравнительно неизменными, топоры со временем демонстрируют более четкое улучшение. Сравнивая комплексы ручных топоров Konso возрастом ~ 1,75, ~ 1,6 и ~ 1,25 млн лет, можно увидеть явное повышение качества изготовления в модификации кромок и утонении вершины.Эта изощренность привела к увеличению количества рубцов от чешуек, увеличению симметрии формы в плане и, возможно, к некоторой стандартизации формы / формы краев и кончиков. Такие функционально значимые изменения кажутся менее заметными в пиках. Это различие между топорами и кирками предполагает, что, в то время как функции кирки уже преимущественно выполнялись более ранними формами и технологиями от ~ 1,75 до ~ 1,6 млн лет, такая ситуация не относилась к топорам; то есть функции топора со временем совершенствовались.Хотя можно только строить предположения о функциях на основе морфологического анализа, подобного тому, что мы обсуждаем здесь, экспериментальная работа (13, 14) предполагает, что в рамках универсального функционального требования кирки могли больше работать при деревообработке и / или копании, а ручные топоры могли работать больше. в разделке как при обработке туш (44, 45).

В отличие от комплексов с возрастом> 1.2 млн лет, более молодой Konso Acheulean с возрастом ∼0.85 млн лет характеризуется значительно усовершенствованными топорами. Некоторые из этих топоров усовершенствованы до такой степени, что их можно квалифицировать как приближающиеся к «трехмерной симметрии» (7) (т.е., симметричными не только в плане, но и в форме поперечного сечения) (рис. 4 и рис. S2). Некоторые предполагают, что изготовление трехмерных симметричных инструментов возможно только при наличии продвинутых умственных способностей к визуализации (7) и что такие инструменты могли появиться в связи с продвинутым пространственным и навигационным познанием, возможно, связанным с улучшенным режимом охотничьей адаптации. Было указано, что целенаправленное прореживание больших двусторонних орудий технологически сложно даже в современных этнографических условиях человека (9).У современных людей приобретение и передача таких навыков происходит в сложном социальном контексте, который обеспечивает устойчивую мотивацию во время длительной (> 5 лет) практики и обучения (9).

В свете вышеизложенной информации, интересно, что наш метрический анализ показывает, что может существовать фундаментальная разница между технологиями ручного топора с возрастом> 1,2 и ∼0,85 млн лет назад. В то время как уточнение формы топора действительно произошло с ∼1,6 до ∼1,2 млн лет назад, это уточнение не привело к утонению инструмента и улучшенной трехмерной симметрии.Фактически, как и кирки, эти более ранние топоры имеют тенденцию быть толще с увеличенной обрезкой (рис. 6 и рис. S2). Эта тенденция, скорее всего, связана с модификацией кромки, которая связана с более крутым отслаиванием, не приводящим к истончению. В противоположность этому условию, топоры с возрастом ~ 0,85 млн лет демонстрируют увеличение количества рубцов от чешуек, что отрицательно связано с толщиной топора (рис. S2). Таким образом, в Konso ашельская технология ∼0,85 млн. Лет включает в себя новый компонент трехмерной стандартизации, не наблюдаемый в> 1.2-млн лет назад в раннем ашеле. В другом месте в Эфиопии древние топоры такой же продвинутой формы, некоторые с нарушенной симметрией (7), были зарегистрированы на стоянке Мелка Кунтура Гомборе II с возрастом ~ 0,8 млн лет (46). Однако это не относится к известным ашельским комплексам с возрастом ∼0.95 млн лет в Бури, Эфиопия (37). Известно, что в кенийских стоянках во временном диапазоне от ∼0.7 до <1.0 млн лет назад в разной степени проявляются хандакси уточненной формы (3, 4, 6, 47, 48). Было бы интересно узнать более точно, когда, где и как возник этот технологический прогресс (49).

Наконец, в последовательности Konso Acheulean технологически менее динамичная последовательность выбора, кажется, демонстрирует свидетельство тонкой, но актуальной стилистической традиции (как обсуждается в ссылке 50). Возможно, более медленный темп функциональных изменений позволяет легче обнаружить нефункциональные идиосинкразические факторы. Это также можно рассматривать как дополнительное подтверждающее доказательство функционального различия между топорами и кирками раннего ашельского периода. Раскрытие функционального значения двух типов инструментов необходимо для дальнейшего понимания поведенческого и / или биологического значения появления и развития ашельских технологий.

Методы

Ввиду важности определения возраста ранних ашельских проявлений в Консо, в частности участка KGA6-A1 (рис. S3), мы тщательно изучили стратиграфические разрезы, охватывающие временной интервал от ~ 1,5 до ~ 1,75 Ма. В Консо обнажения осадков этого временного интервала ограничены по размеру, но мы смогли установить пять новых единиц тефры из двух ранее не описанных мест, KGA19 и -21 (рис. 1). Четыре из недавно обнаруженных туфов аналогичны по составу основных элементов комплексам KGA4-HAT (4HAT) и туфам Кооби Фора / Окоте, что иногда затрудняет даже корреляцию внутрилокальности.Поэтому мы исследовали составы малых и микроэлементов осколков стекла, чтобы подтвердить местную стратиграфию и лучше установить возможные межбассейновые корреляции с туфами толщи Туркана. Используемые методы подробно описаны в наших предыдущих публикациях (20, 22). Детали анализа тефрохимии будут представлены в другом месте.

Магнитостратиграфические профили были сделаны из разрезов, содержащих туфы, которые, возможно, коррелируют с 4HAT, который, как было обнаружено, находится непосредственно над переходом от нормальной к обратной полярности. Ориентированные пробы отбирались из мягких отложений с помощью специальных инструментов (51) с интервалами от 20 см до <1 м, чтобы можно было обнаруживать короткие интервалы полярности. Блочные пробы были также собраны из консолидированных, но хрупких отложений в соответствии с информацией в исх. 52. Переменное поле и ступенчатое тепловое размагничивание естественной остаточной намагниченности проводились в 12-17 шагов с использованием криогенного магнитометра 2G и измерителя восприимчивости Bartington MS2 в Университете Кобе. Характерные направления остаточной намагниченности были определены с помощью анализа главных компонентов (53).Детали магнитостратиграфического анализа будут представлены в другом месте.

40 Ar / 39 Ar датировки были получены для шести ранее недатированных горизонтов, четыре — на вновь идентифицированных туфах околоземной зоны HAT (рис. 1 и таблица S2). Наш первый раунд анализа был проведен в геохронологической лаборатории Геологической службы Японии (KU, MS и MK), которая дала набор монокристаллических датировок 40 Ar / 39 Ar, которые в значительной степени соответствовали стратиграфическому полю. свидетельство.Кроме того, мы получили независимые даты трех туфов, которые считаются ключевыми для интерпретации ашельских комплексов формации Консо с возрастом от 1,6 до 1,75 млн лет в Геохронологическом центре Беркли (по P.R.R.). Детали методов и полные результаты датирования монокристаллов 40 Ar / 39 Ar представлены в SI Text , таблицах S2 – S4 и на рис. S4 и S5. Даты, представленные в тексте и на рис. 1, основаны на средневзвешенных значениях от 5 до ~ 25 кристаллов санидина для каждого туфа после итеративного исключения зерен с возрастом, который был более чем на 2 SD от первоначально рассчитанного среднего арифметического.Затем средневзвешенные значения были преобразованы в возраст, соответствующий возрасту, основанному на возрасте FCs 28,2 млн лет (54). Неопределенности, упомянутые в тексте и на рис. 1, представляют собой простые SD популяции зерна. SD популяции можно рассматривать как разумный показатель фактической неопределенности возраста туфов с учетом как экспериментальных, так и других ошибок, таких как потенциальная неоднородность популяции зерен ( SI Text ).

Участок КГА6-А1 включает четыре раскопа площадью ∼16 × 6 м.Выявлено пять археологических горизонтов на месте от уровня чуть ниже KYT1 до примерно 2 м выше туфа KYT2. Три из этих горизонтов демонстрируют характеристики совокупности инструментов, совместимые с олдованскими технологическими атрибутами. Как в Локусе C, так и в более высоком и более ограниченном по стратиграфу месте в Локусе A были обнаружены большие чешуйчатые пробелы. В Локусе C при раскопках размером 4 × 5 м были обнаружены двусторонние орудия in situ ( n = 4), в то время как еще 24 были сконцентрированы в пределах ~ 1 м рядом с краем выемки in situ, что свидетельствует о недавно размытом накоплении лагов.Остальные экземпляры были найдены ниже по склону северной окраины локуса C. План раскопок и стратиграфическая колонка участка C представлены на рис. S3.

Благодарности

Мы благодарим Управление по исследованию и сохранению культурного наследия, Министерство культуры и туризма Эфиопии за разрешения и содействие, а также Южные нации, национальности и народное региональное государство (SNNPRS), Бюро культуры и туризма SNNPRS. и Специальному административному округу Консо за поддержку проекта; мы благодарим всех участников полевых работ, особенно людей Konso, которые сыграли важную роль в успехе проекта.Мы благодарим профессора Тима Уайта, который сыграл важную роль в открытии сайтов Konso, за полезные предложения к этой статье. Этот проект был поддержан в первую очередь Японским обществом содействия науке при дополнительной поддержке Фонда Мицубиси.

Сноски

  • Этот вклад является частью специальной серии вступительных статей членов Национальной академии наук, избранных в 2008 году.

  • Вклад авторов: Y.Б., С.К., Г.С. и Б.А. спланированное исследование; Y.B., S.K., G.W., W.K.H., K.U., M.S., M.K., M.H., P.R.R., G.S. и B.A. проведенное исследование; Ю.Б., С.К., Г.С., Б.А. проанализированные данные; и Ю.Б., С.К., Г.С., Б.А. написал газету.

  • Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

  • Эта статья содержит вспомогательную информацию на сайте www. pnas.org/lookup/suppl/doi:10.1073/pnas.1221285110/-/DCSupplemental.

Доступно бесплатно в Интернете через опцию открытого доступа PNAS.

УЗИ-особенности отдельных видов патологии яичников (Обзор)

1. Введение

Характеристика новообразований яичников и важно различать доброкачественную и злокачественную патологию как для уменьшения ненужного беспокойства, так и для принятия решений относительно оптимальное лечение. Доброкачественную патологию лучше всего лечить консервативно или в отделении общей гинекологии с минимальными доступный подход. И наоборот, при подозрении на злокачественные образования следует переданы в специализированные подразделения для дальнейшего управления.Таким образом, ранее знание природы новообразований в яичниках важно не только для пациенту, но для организации клинических услуг с точки зрения планирование, затраты и общее управление (1).

Трансвагинальное ультразвуковое исследование (TVS) является самым широко используемый метод визуализации для оценки придатков масс, и был создан ряд моделей прогнозирования для максимизировать его прогностические возможности. Во многих странах риск индекс злокачественности (RMI) (2), который сочетает в себе функции УЗИ, уровни CA125 в сыворотке и период менопаузы статус пациентки по-прежнему используется для характеристики яичников патология.Однако в последнее время модели логистической регрессии и простые правила, созданные Международным анализом опухолей яичников Группа (IOTA) показала лучшие результаты, чем группа RMI. (3–7). Самый последний систематический обзор и метаанализ пришел к выводу, что на основе имеющихся в настоящее время доказательства, эти правила и модели IOTA теперь должны использоваться в клиническая практика (3). Несмотря на эти достижения, оптимальный подход к характеристика новообразований яичников остается субъективной интерпретацией ультразвуковых характеристик массы опытным оператором (8–10).

Для целей данного обзора термин «узор» распознавание »относится к субъективной оценке придаточных масс с помощью серой шкалы и силовой / цветной допплерографии (11,12). В руках опытных экспертов распознавание образов имеет высокая чувствительность (77–86%) и специфичность (94–100%) для диагностики тератомы / дермоидные кисты, эндометриомы, гидросальпинги и перитонеальные псевдокисты (13). Это однако не было обнаружено, что он столь же полезен для диагностики фибромы, параовариальные кисты и редкие доброкачественные опухоли, а также могут иметь трудности в различении физиологических и других «Простые» кисты на основании однократного сканирования (чувствительность 8–17%) (13).

Эти данные свидетельствуют о том, что при адекватном обучении и знание общих черт, связанных с конкретными патологии, специалисты по ультразвуковому обследованию должны уметь надежно диагностировать и различать определенные типы придаточная патология. Важно помнить, что при оценке женщинам с опухолью придатков, ультразвуковые характеристики должны быть коррелирует с историей болезни, а также признаками и симптомами прежде, чем прийти на диагностику. В этом обзоре описаны только особенности, которые могут быть обнаружены с помощью ультразвука, которые могут быть использованы для спрогнозировать общие специфические виды патологии придатков.

2. Физиологические, перитонеальные и трубные кистозная патология
Фолликулярные кисты

Обычно они одноглазные и тонкостенные с безэховое содержимое (12). Они редко превышает 8–10 см в диаметре и обычно спонтанно рассасывается в течение 6 недель (14). Гиперэхогенное усиление задней стенки является признаком: отражение ультразвукового луча от задней стенки, имеющее прошел через безэховое окно, образованное прозрачной кистой содержимое (14) (рис.1).

Кисты желтого тела

Они образуются после разрыва зрелой Граафов фолликул.Это толстостенные гиперэхогенные кисты, которые обычно демонстрируют периферический круговой кровоток, иногда известное как «огненное кольцо» (12). Некоторые кисты могут показывать участки внутреннее кровоизлияние. Содержимое кисты обычно имеет паутинообразный вид (рис. 2) из-за небольшого внутреннего кровотечения, но может часто проявляют различные признаки, включая сгустки крови в киста, напоминающая твердые компоненты. Допплерография может быть полезной в этих обстоятельствах, поскольку тромб не будет иметь кровотока, хотя, возможно, более полезным является типичное желеобразное «колебание» движение, которое может быть вызвано тромбом внутри кисты если вагинальный зонд используется для осторожного проталкивания яичника во время экспертиза (15). В большинстве случаев, геморрагические кисты рассасываются в течение 6–12 недель без вмешательства (15).

Псевдокисты брюшины

Псевдокисты брюшины, представляют собой скопления перитонеальная жидкость, застрявшая в спаечных тканях, обычно вызванных предыдущим хирургия органов малого таза, воспалительные заболевания органов малого таза или эндометриоз. Они обычно возникают у женщин в пременопаузе из-за наличия функциональные яичники, которые выделяют небольшое количество жидкости в брюшная полость (15–18). Они растут постепенно и могут достигать размером несколько сантиметров.Они могут вызвать боль в животе или растяжение, но в большинстве случаев протекает бессимптомно (15–18).

Псевдокисты в основном выглядят как мультилокулярные кисты, с большим количеством перегородок, прилегающих к яичнику поверхность. Перегородки чаще всего бывают полными и тонкими (15–18). (Рис. 3). В отличие от перегородок в истинных кистах яичников перегородки в псевдокистах обычно перемещаются и «лоскут», когда кистозная область подталкивается трансвагинальным ультразвуковой зонд. Это было описано как «взмахи паруса». знак »(18).У них есть неправильной формы, повторяющей контуры мешочка Дугласа или боковая стенка таза и окружающие тазовые органы, что дает «бугорок», «Звездообразный» или «трубчатый» вид (15–18).

Ипсилатеральный яичник виден почти во всех случаях (Рис. 4). Он может быть внешним по отношению к поражение или захвачено кистой (17,18). Содержимое кисты обычно анэхогенное, но может иметь низкий уровень. эхогенность (16,18).

Параовариальные кисты

Параовариальные кисты возникают в широкой связке. между яичником и маточной трубой.На их долю приходится 5–20% придаточные образования (19,20). Заболеваемость пограничными и количество злокачественных параовариальных опухолей невелико, но случаи были зарегистрированы (20,21). Они выглядят как тонкостенные однокамерные безэховые образования, расположенные рядом с яичником, но отдельно от него (Рис. 5). Однако они могут показать сосочковые проекции в ~ 30% случаев (20).

Их средний диаметр обычно <5 см без доказательства наличия каких-либо фолликулов или значительной васкуляризации. Почти во всех случаях можно визуализировать ипсилатеральный нормальный яичник, и обнаружить движение кисты в направлении, противоположном направлению яичник, когда область толкается вагинальным зондом — «расщепление» знак’.Это может помочь отличить параоварианца от киста яичника, когда ипсилатеральный яичник не виден четко (20).

Патология маточных труб

Нормальная маточная труба редко видна во время ультразвуковое исследование. Гидросальпинги имеют типичную диагностику особенности на УЗИ с анэхогенным содержимым и неполными перегородками (15) (рис.6). В случае острого или хронический воспалительный процесс в трубке может стать обнаруживаемым и были описаны некоторые специфические характеристики.

Острый сальпингит обычно выглядит как грушевидная однокамерная масса с безэховым или низкоуровневым содержанием, характеризуется утолщением стенки (> 5 мм) и наличием неполных перегородок (рис. 7). В поперечный разрез часто показывает хорошо описанное «зубчатое колесо». внешний вид знака (15,22) (рис. 8). Цветное или энергетическое допплеровское исследование обычно показывает: значительная васкуляризация при остром воспалительном процессе а также наличие жидкости в сумке Дугласа (23).

При хроническом сальпингите трубка выглядит как удлиненная масса, заполненная жидкостью, с неполными перегородками, но утолщение стены больше не видно. Он характеризуется типичный сонографический знак «бусины на ниточке» из-за 2–3 мм размер гиперэхогенных структур на стенке трубы на поперечном раздел (15,22–24).

Тубо-яичниковый комплекс представляет собой вовлечение ткань яичника в воспалительном процессе. Нормальный яичник паренхима видна, но обычно видна отдельно от маточных труб. конструкции (15,22–24) (Рисунок.9).

При тубо-яичниковом абсцессе ткань яичника отсутствует. дольше видны; поражение может быть однокамерным, твердым или multilocular-solid со смешанной или матовой эхогенностью. На на основе ультразвуковых характеристик, они должны быть дифференцированы из эндометриом или геморрагических кист (15,22–24). На практике клинические особенности, связанные с абсцессом, делают диагноз относительно прост.

3. Патология яичников
Серозные цистаденомы

Они выглядят как гладкие, тонкостенные, безэховые, наполненные жидкостью конструкции.Они двусторонние в 15% случаев и их средний размер 5–8 см (25). Некоторые содержат мелкие перегородки, в то время как другие имеют области кровотечение в виде небольших эхогенных участков (25) (рис. 10).

Муцинозные цистаденомы

Муцинозные кисты классически тонкостенные, большие и односторонний. Они состоят из внутренних тонкостенных локул. содержащие муцин, который выглядит как жидкость с низкой эхогенностью (25) (рис.11). В общем ни серозного, ни муцинозные цистаденомы связаны со значительной васкуляризацией (25).

Caspi et al описали наличие различная эхогенность среди разных опухолевых локул как УЗИ мультилокулярных муцинозных цистаденом (26) (рис. 12), однако это не было подтверждено в более крупных исследованиях по Дата.

Цистаденофибромы

Цистаденофибромы представляют собой относительно редкий тип доброкачественной эпителиальной опухоли яичников. В основном они серозные, хотя существуют муцинозные подтипы (27). Приведены описания сонографических особенностей цистаденофибром. были описаны ограниченные, но некоторые специфические проявления.Они могут появляются как одноглазно-твердые, или, реже, многоячеистые-твердые образования с тонкими стенками кисты и безэховым содержимым (15,27). Диагноз может быть подтвержден наличием гиперэхогенного твердого тела. компоненты с акустическими тенями и васкуляризацией от низкой до средней (15,27). Их часто считают одноглазно-плотные образования с единичными сосочковыми выступами. Ключ Особенностью, которую следует искать, является акустическое затенение даже в этих маленькие сосочки (15,27). Различия между цистаденофибромы и пограничные или злокачественные новообразования яичников могут быть сложный (15,27) (рис.13).

Зрелая тератома / дермоидная киста

Зрелые кистозные тератомы — это доброкачественные опухоли половых клеток. Обычно они обладают самой высокой чувствительностью и специфичностью для конкретная диагностика с помощью ультразвука, поскольку они обычно довольно типичные особенности (28). Они есть кистозный и однокамерный в большинстве случаев со смешанными эхогенность, представляющая различные компоненты жира, костей и жидкость (28). Патогномоничный дермоидная киста — узелок Рокитанского, отчетливая гиперэхогенная фреска. узелок, представляющий собой участки плавающих волос в жидкости низкой плотности (29,30) (Рис.14). Часто бывает яркое эхо и резкие акустические тени. связаны с волосами или даже зубами в кисте.

Эндометриомы

Ультрасонография особенно чувствительна для точная диагностика «типичных» эндометриом, наиболее часто встречающихся у женщин в пременопаузе. Обычно эндометриома — это одноглазница. опухоль и имеет низкий уровень эхогенности, представляя старую кровь в полость кисты (обычно называемая «матовое стекло»). Это «земля» стекло », которое является наиболее типичным (28,31–33) (Рисунок.15).

Эндометриомы также могут иметь атипичные особенности и часто мусор внутри кисты может создавать впечатление, что это представляет собой моноглазное твердое поражение с твердыми сосочковыми выступами. В женщины в постменопаузе: атипичная эндометриома следует очень внимательно изучить, поскольку существует значительный риск злокачественные новообразования при таких поражениях в этой возрастной группе (29,32) (Рис.16).

Во время беременности эндометриомы могут менять свое появление вторично по отношению к децидуализации.Возможности могут стать довольно настораживает, с твердыми сосудистыми выступами в кисту полость. Когда не задокументировано ранее существовавшее сканирование яичника, это в этих случаях сложно не заподозрить злокачественное новообразование (рис. 17), хотя сосочковые отростки были более частым ультразвуковым признаком среди злокачественных новообразований чем среди доброкачественных эндометриоидных кист (34,35).

Фибромы и фибротекомы яичников

Это доброкачественные опухоли стромального происхождения. Фибромы происходят из веретенообразующих клеток, продуцирующих коллаген, и могут быть связанные с асцитом или синдромом Мейга.Фибротекомы возникают как из веретена, так и из клеток теки и может производить небольшое количество эстрогены (36,37).

Их характерный сонографический вид — круглая или овальная солидная опухоль с правильными краями. Они могут иметь полосатые акустические тени, но они присутствуют лишь в небольшом процент случаев (15,36,37) (Рис.18). Фибромы и фибротекома может также показать кистозные области из-за кровоизлияния, отека или некроз стромальной ткани (рис. 19). Результаты допплера изменчивы, но часто поражения имеют слабую периферическую васкуляризацию (36,37) (Рис.18).

Опухоли стромы яичников (зоб ovarii)

Зоб яичников — редкий подтип зрелой тератомы. характеризуется наличием эктопической ткани щитовидной железы. Они составляют <5% зрелых тератом (38). Хотя предоперационная диагностика не всегда возможно, они были описаны как имеющие похожие появление зрелых тератом, но с повышенной васкуляризацией в центральная часть массы (39). Их сложно классифицировать (40), но представляют интерес морфологически, потому что они были связаны с сонографический знак, называемый «жемчужным зобом».Это округлые гиперэхогенные структуры с гладкой поверхностью, с повышенной сосудистость при допплеровском исследовании (40) (рис. 20).

Опухоли Бреннера

Опухоли Бреннера также возникают из стромы яичника. но доброкачественные в 99% случаев. Их диагноз часто случайная находка у женщин между пятым и седьмым годами десятилетие жизни. Обычно они маленькие и часто сосуществуют с серозные или муцинозные цистаденомы (рис. 21). Они чаще бывают односторонними, в основном в пределах левый яичник (41–43).Опухоли Бреннера иногда связаны с акустическим затенением и поэтому могут быть приняты за фиброма яичника или миома на ножке из матки (рис. 21) (41–43).

Первичный инвазивный эпителиальный слой яичников рак

Первичный инвазивный эпителиальный рак яичников 1 стадии имеют сходные ультразвуковые характеристики с пограничными опухолями, но они значительно отличаются от внешнего вида на более поздней стадии болезнь (44) (рис. 22). Они часто содержат сосочковые выступы и реже чисто твердые (44).

Первичные опухоли яичников на поздних стадиях обычно мультилокулярные с высокой долей твердой ткани и часто ассоциируется с асцитом, а также с метастазами в брюшина, сальник и другие части брюшной полости и таза (44). Они также значительно сосудистые с высокими показателями цвета (3–4) (44) (рис.23).

Пограничные опухоли

Наличие папиллярных выступов внутри кисты использовался как дискриминационный фактор для серозной пограничной опухоли (45).Тем не менее возможность ошибочного диагноза между пограничными опухолями (БОТ), цистаденомы, цистаденофибромы и инвазивные злокачественные опухоли значительный (45). Допплер оценка васкулярности опухоли бесполезна для различения между пограничными и инвазивными опухолями (45,46). Размер и характеристика поверхности сосочков проекции, однако, считаются полезными с углом проекция делает стенку кисты существенно различающейся (47) (Рис. 24–26). В этом обзоре средний размер папиллярных выступов было 9.6, 15,7 и 35,3 мм у доброкачественных, пограничные и злокачественные опухоли соответственно. В доброкачественных массах острый угол между стенкой кисты и выступом имелся в 68% случаев и тупой угол в 40% пограничных и 89% при масса была инвазивным злокачественным новообразованием. Эти наблюдения касаются интерес, но еще не подтвержден в более широкой перспективе исследования (47).

БОТ серозного и муцинозного эндоцервикального типа: обычно однокамерные солидные опухоли с большим количеством сосудистых сосочковые выступы внутри кисты.Муцинозный кишечный тип БОТ чаще бывают очень большими, односторонними, многоячечными опухолями с большое количество локул, покрытых толстой гиперэхогенной тканью без наличие твердых компонентов (рис. 24–26). Они связаны со знаком «соты», образованным тесно взаимосвязанными перегородками внутри кисты. Муцинозные ВОТ кишечного типа обычно меньше сосудистые, чем серозные и эндоцервикальные БОТ (48,49).

Опухоли с метастазами в яичник

Метастазы в яичники из груди, желудка и матки раковые опухоли, а также лимфомы на УЗИ выглядят как солидные опухоли осмотр (рис.27 и 28). В отличие от яичников метастазы из толстой кишки, прямой кишки и желчных путей, как правило, многоточечный-твердотельный или многоточечный с безэховой или низкоуровневой эхогенность (50) (рис.29, 30). Последняя группа демонстрирует, что больший диаметр и чаще наличие неровной внешняя поверхность (50). В обнаружение сосочковых выступов редко при метастатических опухолях (50) (Рис. 27–30). Наличие богатой васкуляризации (цветовая шкала 3–4) характерна для всех метастатических опухолей. (44), но метастатические опухоли из толстая кишка, прямая кишка и желчные пути, как правило, менее сосудистые по сравнению с желудком, молочной железой, маткой или лимфомами (50).

Васкуляризация метастатических опухолей составляет характеризуется наличием «головного судна» — единственного большого сосуд, проникающий с периферии в центральную часть очаг поражения (рис. 27). Способствовать необходимы исследования для определения диагностической эффективности этого знак (51).

Заключение

Прогнозирование специфической гистопатологии придатков масса важна, так как это может привести к тому, что операции можно избежать или менее инвазивный в некоторых случаях, обеспечивая при этом соответствующее направление к специалистам. хирург-гинеколог-онколог в случае злокачественного новообразования.В в целом уделяется большое внимание исключению злокачественных новообразований, когда рассматривается характеристика патологии яичников. Тем не менее область продвинулась вперед, как с точки зрения адаптации к отдельных пациентов и с тем, что мы знаем об особенностях разные виды патологии яичников. В этом обзоре мы надеемся, что проиллюстрировали некоторые патогномоничные черты некоторых в клинической практике чаще встречаются придаточные образования. От улучшая конкретную классификацию масс, мы надеемся, что управленческих решений в отношении такой патологии станет больше специфичен для пациента и ведет к улучшению результатов.

Благодарности

Т. был поддержан Национальным институтом Центр биомедицинских исследований медицинских исследований (NIHR) на базе Imperial College Healthcare NHS Trust и Имперский колледж Лондона. Виды выражены авторские права и не обязательно NHS, NIHR или Министерство здравоохранения. D.T. является фундаментальным Клинический исследователь из FWO-Flanders.

Список литературы

1

Карли М.Э., Клингеле СиДжей, Гебхарт Дж.Б., Уэбб MJ и Wilson TO: Лапароскопия против лапаротомии в лечении доброкачественных односторонних придаточных масс.J Am Assoc Gynecol Laparosc. 9: 321–326. 2002. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

2

Джейкобс I, Орам Д., Фэрбенкс Дж., Тернер Дж., Frost C и Grudzinskas JG: Индекс риска злокачественности включая CA 125, УЗИ и статус менопаузы для точная предоперационная диагностика рака яичников. Br J Obstet Gynaecol. 97: 922–929. 1990. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

3

Кайджер Дж., Саясне А., Ван Хорде К. и др. al: Дооперационная диагностика опухолей придатков с использованием математических методов. модели и системы оценки: систематический обзор и метаанализ.Обновление Hum Reprod. 20: 449–462. 2014. Просмотр статьи: Google Scholar

4

Саясне А., Винантс Л., Прейслер Дж. И др.: Многоцентровая внешняя проверка моделей прогнозирования IOTA и RMI операторами с различной подготовкой. Br J Рак. 108: 2448–2454. 2013. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

5

Тиммерман Д., Ван Калстер Б., Теста А.С. и др. al: Прогнозирование рака яичников при образовании придатков с использованием модели логистической регрессии на основе ультразвука: временная и внешнее валидационное исследование, проведенное группой IOTA.Ультразвуковой акушерство Гинеколь. 36: 226–234. 2010. Просмотр Статья: Google Scholar: PubMed / NCBI

6

Тиммерман Д., Амей Л., Фищерова Д. и др.: Простые правила ультразвукового исследования, позволяющие отличить доброкачественные от злокачественных. придаточные образования до операции: проспективное подтверждение IOTA группа. BMJ. 341: c68392010. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

7

Testa A, Kaijser J, Wynants L, et al: Стратегии диагностики рака яичников: новые данные фазы 3 мультицентрового международного исследования IOTA.Br J Рак. 111: 680–688. 2014. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

8

Валентин Л., Амей Л., Савелли Л. и др.: Придаточные образования трудно классифицировать как доброкачественные или злокачественные с помощью субъективная оценка серой шкалы и допплеровского УЗИ Выводы: модели логистической регрессии не помогают. Ультразвуковой акушерство Гинеколь. 38: 456–465. 2011. Просмотр Статья: Google Scholar: PubMed / NCBI

9

Тиммерман Д., Шварцлер П., Коллинз В. П. и др. al: Субъективная оценка придаточных масс с использованием ультрасонография: анализ вариабельности между наблюдателями и опыт.Ультразвуковой акушерский гинеколь. 13: 11–16. 1999. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

10

Тиммерман Д: Использование математических модели для оценки масс таза; могут ли они победить опытного оператора? Лучшая практика Res Clin Obstet Gynaecol. 18: 91–104. 2004. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

11

Валентин Л., Хаген Б., Тингульстад С. и Эйк-Нес С. Сравнение «распознавания образов» и логистики регрессионные модели для различения доброкачественных и злокачественных массы таза: проспективная перекрестная проверка.Ультразвуковой акушерство Гинеколь. 18: 357–365. 2001. Просмотр статьи: Google Scholar

12

Валентин Л: Распознавание образов таза масс с помощью ультразвуковой визуализации в оттенках серого: вклад Допплерография. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 14: 338–347. 1999 г. Просмотр статьи: Google Scholar

13

Сокальска А., Тиммерман Д., Теста А.С. и др.: Диагностическая точность трансвагинального ультразвукового исследования для постановка конкретного диагноза новообразованиям придатков.Ультразвуковой акушерство Гинеколь. 34: 462–470. 2009. Просмотр Статья: Google Scholar: PubMed / NCBI

14

Jeong YY, Outwater EK и Kang HK: Imaging оценка новообразований яичников. Рентгенография. 20: 1445–1470. 2000 г. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

15

Валентин Л: Использование морфологии для охарактеризовать и лечить общие придаточные образования. Лучшая практика Res Clin Obstet Gynaecol.18: 71–89. 2004. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

16

Курачи Х., Мураками Т., Накамура Х. и др.: Визуализация псевдокист брюшины: сравнение ценности МРТ с сонографией и КТ. AJR Am J Roentgenol. 161: 589–591. 1993 г. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

17

Джайн К.А.: Визуализация перитонеального включения кисты. AJR Am J Roentgenol. 174: 1559–1563.2000. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

18

Савелли Л., де Иако П., Гхи Т., Бовичелли Л., Rosati F и Cacciatore B: трансвагинальный сонографический вид перитонеальные псевдокисты. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 23: 284–288. 2004. Просмотр Статья: Google Scholar: PubMed / NCBI

19

Дорум А., Блом Г.П., Экерховд Э. и Гранберг S: Распространенность и гистологическая диагностика кист придатков у женщины в постменопаузе: вскрытие.Am J Obstet Gynecol. 192: 48–54. 2005. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

20

Савелли Л., Гхи Т., Де Иако П., Чеккарони М., Venturoli S и Cacciatore B: параовариальные / паратубальные кисты: сравнение результатов трансвагинальной сонографии и патологии с установить диагностические критерии. Ультразвуковое акушерство Гинекол. 28: 330–334. 2006. Просмотр статьи: Google Scholar

21

Сморгик Н., Герман А., Шнайдер Д., Гальперин Р. и Пански М.: Параовариальные кисты неопластического происхождения занижены.JSLS. 13: 22–26. 2009 г., PubMed / NCBI

22

Тимор-Тритч И.Е., Лернер Дж. П., Монтеагудо А., Мерфи К.Э. и Хеллер Д.С.: Трансвагинальные сонографические маркеры маточных труб воспалительное заболевание. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 12: 56–66. 1998 г. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

23

Romosan G, Bjartling C, Skoog L и Валентин Л: УЗИ для диагностики острого сальпингита: а проспективное обсервационно-диагностическое исследование.Hum Reprod. 28: 1569–1579. 2013. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

24

Guerriero S, Ajossa S, Lai MP, Mais V, Паолетти AM и Мелис GB: трансвагинальное ультразвуковое исследование. с помощью цветного допплера в диагностике гидросальпинкса. Гул Репродукция. 15: 1568–1572. 2000. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

25

Карлан Б.Е., Бристоу Р.Э. и Ли А.Дж.: Гинекологическая онкология: клиническая практика и хирургический атлас.McGraw-Hill Medical; Нью-Йорк, Нью-Йорк: 2012

26

Caspi B, Hagay Z и Appelman Z: переменная эхогенность как сонографический признак в предоперационной диагностике муцинозные опухоли яичников. J Ultrasound Med. 25: 1583–1585. 2006 г., PubMed / NCBI

27

Алькасар Дж. Л., Эррасти Т, Мингез Дж. А., Галан MJ, Гарсиа-Манеро М. и Семанос С. Сонографические особенности яичников цистаденофибромы: спектр находок.J Ultrasound Med. 20: 915–919. 2001.PubMed / NCBI

28

Амей Л., Тиммерман Д., Валентин Л. и др.: Клинически ориентированная трехэтапная стратегия оценки придатков патология. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 40: 582–591. 2012. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

29

Джерми К., Луиза С. и Борн Т. характеристика распространенных кист яичников у женщин в пременопаузе.Ультразвуковой акушерский гинеколь. 17: 140–144. 2001. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

30

Коэн Л. и Саббага Р.: Эхо-паттерны доброкачественные кистозные тератомы при трансвагинальном УЗИ. УЗИ Obstet Gynecol. 3: 120–123. 1993. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

31

Guerriero S, Ajossa S, Mais V, Risalvato А, Лай М.П. и Мелис Г.Б.: Диагностика эндометриом с помощью цвета Доплеровская энергетическая визуализация.Hum Reprod. 13: 1691–1695. 1998. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

32

Ван Хольсбек С, Ван Калстер Б, Герриеро S и др.: Эндометриомы: их ультразвуковые характеристики. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 35: 730–740. 2010.PubMed / NCBI

33

Asch E и Levine D: вариации в появление эндометриом. J Ultrasound Med. 26: 993–1002. 2007. PubMed / NCBI

34

Саясне А., Наджи О, Абдалла Й., Сталдер С. и Bourne T: изменения, наблюдаемые в ультразвуковых характеристиках предполагаемого децидуализированная эндометриома яичника, имитирующая злокачественное новообразование.J Obstet Gynaecol. 32: 807–811. 2012. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

35

Testa AC, Timmerman D, Van Holsbeke C и др. др: Рак яичников, возникающий при эндометриоидных кистах: УЗИ Выводы. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 38: 99–106. 2011. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

36

Йен П., Хонг К., Ламба Р., Корвин М.Т. и Герскович Е.О.: Фибромы и фибротекомы яичников: сонографические. корреляция с компьютерной томографией и магнитным резонансом визуализация: 5-летний опыт работы в одном учреждении.J Ultrasound Med. 32: 13–18. 2013.

37

Паладини Д, Теста А, Ван Хольсбек С, Манкари Р., Тиммерман Д. и Валентин Л.: Визуализация в гинекологии. заболевание (5): клинико-ультразвуковые характеристики фибромы и фибротекома яичника. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 34: 188–195. 2009. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

38

Рот Л.М. и Талерман А: загадка зоб яичников.Патология. 39: 139–146. 2007. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

39

Залел Ю., Сейдман Д.С., Орен М. и др.: Сонографические и клинические характеристики зоба яичников. J Ultrasound Med. 19: 857–861. 2000.PubMed / NCBI

40

Савелли Л., Теста А.С., Тиммерман Д., Паладини Д., Юнгберг О. и Валентин Л.: Визуализация гинекологического заболевания (4): клинико-ультразвуковые характеристики яичникового зоба.Ультразвуковой акушерский гинеколь. 32: 210–219. 2008. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

41

Green GE, Mortele KJ, Glickman JN и Benson CB: опухоли яичника Бреннера: сонографические и компьютерные особенности томографической визуализации. J Ultrasound Med. 25: 1245–1254. 2006 г., PubMed / NCBI

42

Шерер Д.М., Даллул М., Саламе Дж. И др.: Цветная допплерография опухоли Бреннера во время беременности.J Ultrasound Med. 28: 1405–1408. 2009 г., PubMed / NCBI

43

Dierickx I, Valentin L, Van Holsbeke C и др. al: Визуализация при гинекологических заболеваниях (7): клинические и ультразвуковые. особенности опухоли Бреннера яичника. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 40: 706–713. 2012. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

44

Валентин Л., Амей Л., Теста А. и др.: Ультразвуковые характеристики различных видов придатков злокачественные новообразования.Gynecol Oncol. 102: 41–48. 2006. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

45

Exacoustos C, Romanini ME, Rinaldo D и др. al: Предоперационные сонографические особенности пограничных опухолей яичников. Ультразвуковой акушерский гинеколь. 25: 50–59. 2005. Просмотр статьи: Google Scholar

46

Паскуаль М.А., Трессерра Ф., Грассес П.Дж., Labastida R и Dexeus S: пограничные кистозные опухоли яичника: результаты серой и цветной доплеровской сонографии.J Clin Ультразвук. 30: 76–82. 2002. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

47

Хассен К., Госсейн М.А., Руссе П. и др.: Характеристика сосочковых выступов у доброкачественных и доброкачественных пограничные и злокачественные новообразования яичников на обычных и цветных Допплерография. AJR Am J Roentgenol. 196: 1444–1449. 2011 г. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

48

Fruscella E, Testa AC, Ferrandina G и др. al: Ультразвуковые особенности различных гистопатологических подтипов пограничные опухоли яичников.Ультразвуковой акушерский гинеколь. 26: 644–650. 2005. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

49

Дараи Э., Тебул Дж., Уокер Ф. и др.: Эпителиальная карцинома яичников с низким потенциалом злокачественности. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol. 66: 141–145. 1996. Просмотреть статью: Google Scholar: PubMed / NCBI

50

Testa AC, Ferrandina G, Timmerman D и др. al: Визуализация при гинекологических заболеваниях (1): ультразвуковые особенности метастазы в яичники различаются в зависимости от происхождения первичная опухоль.Ультразвуковой акушерский гинеколь. 29: 505–511. 2007 г. Просмотр статьи: Google Scholar: PubMed / NCBI

51

Testa AC, Mancari R, Di Legge A и др .

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

2022 © Все права защищены.