Цветаева встречаться нужно для любви: мудрые цитаты о любви » Notagram.ru

Содержание

мудрые цитаты о любви » Notagram.ru

Марина Цветаева — самый яркий нетленный символ, одновременно трагической и невероятно чистой, искренней русской поэзии.

«Самый московский поэт» появилась на свет 8 октября 1892 г. в семье очень творческих людей, которые и определили поэтическое будущее своей дочери. Детство Марины Цветаевой вполне можно считать настоящей идиллией. Хорошее образование, поездки за границу, знакомство с культурой старушки Европы — все это не могло пройти мимо юной Цветаевой, и она уже в 6 лет пишет первые стихи, а в 18, поражает своим слогом Пастернака и Мандельштама.

События 1917 года становятся переломными в судьбе Марины Цветаевой. Какая-то неведомая злая сила вырывает юную девушку из привычного ей мира, и безжалостно бросает в настоящий ад. Цветаева не находит себе места ни за границей, ни у себя на родине. Каждый последующий год приносит все больше и больше страданий поэтессе, но Цветаева продолжает писать. Писать трогательно, искреннее и по-настоящему, как только может писать человек, у которого осталась в жизни только одна любовь да надежда.

Марина и Анастасия Цветаевы, 1911 год.

Поэзия Марины Цветаевой невероятно эмоциональная, харизматичная и насыщенная. Ее стихи невозможно не любить, ведь их можно бесконечно перечитывать, погружаясь в огромное количество эмоций грусти и радости, боли и счастья, страха и смелости. Что касается любви, то вряд ли кто еще сможет написать так мудро и честно о ней, как это делала Цветаева. Чтобы в этом убедиться, Notagram.ru предлагает вам вспомнить лучшие ее слова, посвященные этому прекрасному чувству.

Марина Цветаева: мудрые цитаты о любви

  • Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.
  • Влюбляешься ведь только в чужое, родное – любишь.
  • Что можешь знать ты обо мне, раз ты со мной не спал и не пил?
  • Весь наш дурной опыт с любовью мы забываем в любви. Ибо чара старше опыта.

  • Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше – хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы – до всей моей души.
  • Юноша, мечтающий о большой любви, постепенно научается пользоваться случаем.
  • Женщины любят ведь не мужчин, а Любовь. Потому никогда не изменяют.
  • Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного.

  • Мужчины не привыкли к боли, – как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что все что угодно сделаешь, только бы перестали.
  • В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.
  • Любить – значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.
  • Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

  • О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? – Не зуб, не голова, не рука, не грудь, – нет, грудь, в груди, там, где дышишь, – дышу глубоко: не болит, но все время болит, все время ноет, нестерпимо!
  • «Стерпится – слюбится». Люблю эту фразу, только наоборот.
  • Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.
  • Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Несравненная Марина Цветаева - 25 строк любви

Поделиться на Facebook

Поделиться в ВК

Поделиться в ОК

Поделиться в Twitter

Одна из крупнейших русских поэтесс ХХ века, прозаик и переводчица Марина Ивановна Цветаева (1892 — 1941) начала писать стихи — не только на русском, но и на французском и немецком языках — ещё в шестилетнем возрасте. А её первый изданный сборник стихов в 18 лет сразу же привлёк внимание известных поэтов.

Судьба у Марины Цветаевой сложилась невероятно трагично. Война и нищета дают о себе знать. Один её ребёнок в 3-летнем возрасте умирает от голода в приюте, мужа по подозрению в политическом шпионаже расстреливают, вторую дочь репрессируют на 15 лет. Цветаева с сыном отправляется в эвакуацию в Чистополь, куда ссылали большинство литераторов – там ей обещают прописку и работу. Цветаева пишет заявление: «Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда». Но ей не дали и такой работы: совет счел, что она может оказаться немецким шпионом.

Пастернак, провожая Цветаеву в эвакуацию, дал ей для чемодана веревку, не подозревая, какую страшную роль этой веревке суждено сыграть. Не выдержав унижений, Марина Цветаева 31 августа 1941 года покончила жизнь самоубийством, повесившись на ней.

Мы собрали 25 цитат Марины Цветаевой о любви и жизни, которые раскрывают всю глубину и мудрость её трагической судьбы:

  1. «Я буду любить тебя все лето», – это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и – главное – куда дольше!
  2. Если бы Вы сейчас вошли и сказали: «Я уезжаю надолго, навсегда», – или: «Мне кажется, я Вас больше не люблю», — я бы, кажется, не почувствовала ничего нового: каждый раз, когда Вы уезжаете, каждый час, когда Вас нет – Вас нет навсегда и Вы меня не любите.
  3. Влюбляешься ведь только в чужое, родное – любишь.
  4. Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.
  5. Творчество – общее дело, творимое уединёнными.
  6. В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.
  7. Любить – значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.
  8. Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше – хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы – до всей моей души.
  9. Успех – это успеть.
  10. Что можешь знать ты обо мне, раз ты со мной не спал и не пил?
  11. Нет на земле второго Вас
    .
  12. Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.
  13. Слушай и помни: всякий, кто смеётся над бедой другого, дурак или негодяй; чаще всего и то, и другое.
  14. Единственное, чего люди не прощают – это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.
  15. Скульптор зависит от глины. Художник от красок. Музыкант от струн. У художника, музыканта может остановиться рука. У поэта – только сердце.
  16. «Стерпится – слюбится». Люблю эту фразу, только наоборот.
  17. Любимые вещи: музыка, природа, стихи, одиночество. Любила простые и пустые места, которые никому не нравятся. Люблю физику, её загадочные законы притяжения и отталкивания, похожие на любовь и ненависть.
  18. В одном я – настоящая женщина: я всех и каждого сужу по себе, каждому влагаю в уста – свои речи, в грудь – свои чувства. Поэтому все у меня в первую минуту: добры, великодушны, щедры, бессонны и безумны.
  19. Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!
  20. Никто не хочет – никто не может понять одного: что я совсем одна. Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.
  21. Мужчины не привыкли к боли, – как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.
  22. Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.
  23. О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? – Не зуб, не голова, не рука, не грудь, – нет, грудь, в груди, там, где дышишь, – дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо!
  24. Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного.
  25. Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Цитаты Цветаевой: высказывания, афоризмы, мысли поэтессы Марины Цветаевой

Стихи Марины Цветаевой


Влюбляешься ведь только в чужое, родное — любишь.


Шутим, шутим, а тоска всё растёт, растёт…


Мне постоянно хочется говорить с тобой.


Женщины говорят о любви и молчат о любовниках, мужчины — обратно.


Он был, как ромашка.
То любит, то не любит.


Что можешь знать ты обо мне,
Раз ты со мной не спал и не пил?


Здесь я не нужна, там — невозможна.


«Я буду любить тебя всё лето», — это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и — главное — куда дольше!


Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного…


Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.


Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.


Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть.


Любить, значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.


Если что-то болит — молчи, иначе ударят именно туда.


Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше — хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы — до всей моей души.


Никакая страсть не перекричит во мне справедливости. Делать другому боль, нет, тысячу раз, лучше терпеть самой. Я не победитель. Я сама у себя под судом, мой суд строже вашего, я себя не люблю, не щажу.


Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.


Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться.


Когда я перестану тебя ждать,
Любить, надеяться и верить,
То я закрою плотно окна, двери
И просто лягу умирать…


Я хочу, чтобы ты любил меня всю, все, что я есмь, все, что я собой представляю! Это единственный способ быть любимой или не быть любимой/

Пронзительные высказывания от несравненной Марины Цветаевой

"Знаете, для чего существуют поэты? Для того чтобы не стыдно было говорить самые больные вещи", - сказала когда-то Марина Цветаева. И первой нарушив устоявшиеся традиции женской лирики, буквально "закричала" о любви и наболевшем на весь мир. Так, мир услышал ее искреннюю, правдивую и невероятно чувственную поэзию.

Сегодня, в день рождения поэтессы, TengriMIX делится с вами подборкой самых пронзительных, "кричащих" цитат Марины Цветаевой.

Нет на земле второго Вас. 

"Стерпится - слюбится". Люблю эту фразу, только наоборот.


Марина Цветаева с мужем Сергеем Эфроном. © t-smertina.narod.ru

Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.

Грех не в темноте, а в нежелании света.

"Я буду любить тебя все лето" - это звучит куда убедительнее, чем "всю жизнь", и - главное - куда дольше!


Поэтесса в детстве. © t-smertina.narod.ru

Единственное, чего люди не прощают, - это того, что ты без них, в конце концов, обошелся.

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался.

Влюбляешься ведь только в чужое, родное - любишь.


Цветаева с дочерью Ариадной. © 7iskusstv.com

Мне совершенно все равно -
Где совершенно одинокой
Быть...

Не будь души, тело бы не чувствовало боли. Для радости его достаточно.

Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.


Марина Цветаева в возрасте 22 лет. © t-smertina.narod.ru

Слушай и помни: всякий, кто смеётся над бедой другого, дурак или негодяй; чаще всего и то, и другое.

Люби меня, как тебе удобно, но проявляй это так, как удобно мне. А мне удобно, чтобы я ничего не знала!


Марина Цветаева (справа) с сестрой Анастасией. © t-smertina.narod.ru

Напоследок, предлагаем вам посмотреть видео с трогательными и душевными песнями на стихи Марины Цветаевой и насладиться их лирикой.

"Мне нравится, что вы больны не мной…"

Известный романс на музыку Микаэла Таривердиева из культовой "Иронии судьбы или С легким паром". Закадровым голосом Аллы Пугачевой его исполняет Надя, 34-летняя учительница русского языка и литературы (героиня Барбары Брыльска). Стихотворение "Мне нравится, что вы больны не мной", которое стало широко известным именно благодаря комедии Эльдара Рязанова, Цветаева посвятила Маврикию Минцу, мужу своей сестры Анастасии.

"Посвящение женщине"

Очень проникновенно эту песню исполняет артистка с неповторимым голосом - Тамара Гвердцители. Стихотворение "Посвящение женщине" было написано Цветаевой в период бурных отношений с поэтессой Софьей Парнок. Сапфическая любовь вспыхнула между Парнок и Цветаевой, когда последней было двадцать три года.

"Вчера еще в глаза глядел…"

2 года назад певица и рэп-исполнительница Тати записала на стихи Цветаевой очень ритмичную и приятную песню. Марина Цветаева посвятила произведение "Вчера еще в глаза глядел…" очередному возлюбленному - поэту Осипу Мандельштаму, роман с которым протекал весьма своеобразно, так как влюбленных разделяли сотни километром. Их короткие встречи сменялись длинными письмами и стихотворными дуэлями, в которых не было победителей и побежденных.

Подготовила: Нурлыайым Нурсаин

самые пронзительные цитаты о жизни и любви. Афоризмы и цитаты марины цветаевой

Вконтакте

Одноклассники

Марина Цветаева — лучшие цитаты поэтессы!Одна из крупнейших русских поэтесс ХХ века, прозаик и переводчица Марина Ивановна Цветаева (1892 - 1941) начала писать стихи - не только на русском, но и на французском и немецком языках - ещё в шестилетнем возрасте. А её первый изданный сборник стихов в 18 лет сразу же привлёк внимание известных поэтов.

Судьба у Марины Цветаевой сложилась невероятно трагично. Война и нищета дают о себе знать. Один её ребёнок в 3-летнем возрасте умирает от голода в приюте, мужа по подозрению в политическом шпионаже расстреливают, вторую дочь репрессируют на 15 лет.

Цветаева с сыном отправляется в эвакуацию в Чистополь, куда ссылали большинство литераторов – там ей обещают прописку и работу. Цветаева пишет заявление: «Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда». Но ей не дали и такой работы: совет счел, что она может оказаться немецким шпионом.

Мы собрали 25 цитат Марины Цветаевой о любви и жизни, которые раскрывают всю глубину и мудрость её трагической судьбы:

«Я буду любить тебя все лето», – это звучит куда убедительней, чем «всю жизнь» и – главное – куда дольше!

Если бы Вы сейчас вошли и сказали: «Я уезжаю надолго, навсегда», – или: «Мне кажется, я Вас больше не люблю», - я бы, кажется, не почувствовала ничего нового: каждый раз, когда Вы уезжаете, каждый час, когда Вас нет – Вас нет навсегда и Вы меня не любите.

  • Влюбляешься ведь только в чужое, родное – любишь.
  • Встречаться нужно для любви, для остального есть книги.
  • Творчество – общее дело, творимое уединёнными.
  • В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел .
  • Любить – значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.

Если я человека люблю, я хочу, чтоб ему от меня стало лучше – хотя бы пришитая пуговица. От пришитой пуговицы – до всей моей души.

  • Успех – это успеть.
  • Что можешь знать ты обо мне, раз ты со мной не спал и не пил?
  • Нет на земле второго Вас .
  • Я не хочу иметь точку зрения. Я хочу иметь зрение.
  • Слушай и помни: всякий, кто смеётся над бедой другого, дурак или негодяй; чаще всего и то, и другое.
  • Единственное, чего люди не прощают – это то, что ты без них, в конце концов, обошёлся.

Скульптор зависит от глины. Художник от красок. Музыкант от струн. У художника, музыканта может остановиться рука. У поэта – только сердце.

  • «Стерпится – слюбится». Люблю эту фразу, только наоборот .

Любимые вещи: музыка, природа, стихи, одиночество. Любила простые и пустые места, которые никому не нравятся. Люблю физику, её загадочные законы притяжения и отталкивания, похожие на любовь и ненависть.

В одном я – настоящая женщина: я всех и каждого сужу по себе, каждому влагаю в уста – свои речи, в грудь – свои чувства. Поэтому все у меня в первую минуту: добры, великодушны, щедры, бессонны и безумны.

  • Насколько я лучше вижу человека, когда не с ним!

Никто не хочет – никто не может понять одного: что я совсем одна. Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.

Мужчины не привыкли к боли, – как животные. Когда им больно, у них сразу такие глаза, что всё что угодно сделаешь, только бы перестали.

Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку .

О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? – Не зуб, не голова, не рука, не грудь, – нет, грудь, в груди, там, где дышишь, – дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо!

Я хочу такой скромной, убийственно-простой вещи: чтобы, когда я вхожу, человек радовался .

Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно - много - двух. Нечеловечески - всегда одного.

Русская поэтесса и прозаик Марина Ивановна Цветаева — одна из ярчайших представительниц Серебрянного века литературы. Цитаты Марины Цветаевой и сейчас достойны внимания и увлекают читателя в ее мир.

Творческая душа навеки - М. Цветаева

Самым первым сборником был выпущенный в 1910 г. «Вечерний альбом», который был скорее дневником молодой образованной девушки в стихах. В нем еще много полудетских мыслей и мечтаний. В 1912 г. — сборник «Волшебный фонарь», и в 1914 - поэма «Чародей».

Уже в более зрелом возрасте ее чувства на бумаге все более откровенны. Уже стихотворения посвящены всем граням человеческой любви, родине и поэтическому чуду в душе творца. Цитаты Марины Цветаевой поражают глубиной и необычностью образов и силой: «Они (чувства) знают, что они — только тень грядущих достоверностей».

На протяжении всей тажелой жизни она не отступала от своего таланта — все так же искренне рассказывать о самых потаенных мыслях в строфах величайшей красоты.

Для того чтобы усилить эмоциональность сказанного, поэтесса использовала необычный синтаксис и особые лексические контрасты. Все стихи живы, переливчаты; ритмика их очень разнообразна. Цветаева не писала по «нормам и правилам».

Особенности творчества. Цитаты

Сама поэтесса относила себя к тому контингенту творцов, которые пишут только чистую лирику, хранящиеся внутри духа образы. Цитаты Марины Цветаевой передают всю гамму мыслеформ их творца.

Она называла таких творцов — поэты «круга». Иных же, пишущих о своем времени и народе, называла поэтами «стрелы». Все ее творчество — это исповедь и патетика. Очень сильные и волнительные эмоции нам передает Марина Цветаева; декламируют все влюбленные молодые и зрелые, опытные.

И обыгрывая в одном из стихов свое имя, она сравнивает себя с вездесущей морской пеной, которая меняет форму.

Конечно, под влиянием времени и событий творчество претерпевает изменения, как и душа поэтессы. В годы переворота муж поэтессы был на службе. Он состоял в чине офицера белого движения. Сама Цветаева с двумя детьми находилась на грани нищенского существования.

Вера в любовь и насыщенную яркую жизнь, что сквозит в предыдущих сборниках, исчезли, но в творчестве все же осталась густая эмоциональная напряженность.

В эти особенно тяжкие годы строфы поэзии отображают сочувствие к отверженным и гонимым. В это время она написала сборник под названием «Лебединый стан», который целиком посвящен житию белогвардейцев, их задачам и стремлениям.

Любовь как герб в художественном мире поэтессы

Поэтесса не раз отображала в своих стихах глубокое различие между любовью Божественной и человеческой. Хоть человеческая любовь, она знала, сильнее будоражит ум.

Она не могла не восхищаться, не парить в высоте вдохновения. Ее любовь все время «выплескивалась» наружу, об этом повествуют цитаты Марины Цветаевой.

И как сердце мне испепелил
Этот даром истраченный порох!

Написала она в стихотворении «Вы, идущие мимо меня». Она не могла позволить себе пропускать чудесные минуты жизни. И другим старалась показать красоту бытия.

Поэтесса никогда не боялась любить — слишком ярко это выражают цитаты Марины Цветаевой.

В то же время не только страсти наполняют ее стихи, но и сердечные привязанности, и благоговение перед жизнью, и вера в бессмертную душу.

Перелом судьбы. Продолжение творения

Не просто грань, а полноценную нишу занимают в ее творчестве раздумия о жизни и душе. У нее был выпущен целый сборник стихотворений — «Час души». Цитаты Марины Цветаевой о жизненных трудностях также приходятся по душе современным читателям.

Жизнь для нее самой была соткана из глубокий драм, чередования поражений и вдохновений. Ее младшая дочь (Ирина Эфрон) погибла в голодные годы, что не сломило эту женщину.

По приезде в Европу (в 1922 г.) жизнь Цветаевой стала не особо легче. Но каждый день 2 часа с утра она писала. Такова была Марина Цветаева. Цитаты о жизни рассказывают нам о ней.

«Неподражаемо лжет жизнь: сверх ожидания, сверх лжи...».

Все тяготы эмигрантской жизни ложились на ранимую душу поэтессы, гравируя на ней свой отпечаток. Во всех стихах, во всех изречениях этой личности видно, что от прозорливого синтеза ума и души поэтессы не ускользали мельчайшие подробности человеческой жизни.

Поэтический мир современности знает Цветаеву как непревзойдённую лирическую натуру. Однако ее поэзии свойственна не только глубокая лирика, откровенность и патетика. Многие слова проникнуты пониманием сущности жизни и человека в ней как существа, состоящего из 2 стихий — земной и духовной.

Самое известное и мудрое высказывание о любви Цветаевой — «Любить — значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители».

Она понимала, как много боли принесла мужу — Сергею Эфрону. Поэтому в своей исповеди пишет: «БОГ, не Суди. Ты не был женщиной на земле». Теперь эти строфы стали песней. Также известна еще одна песня на ее стихи «Уж сколько их упало в эту бездну...».

Хоть жизнь поэтессы и оборвалась не по воле Бога, в которого верила — она покончила с собой в 1942 г., она любила жизнь. И любила мужа до конца жизни, что доказала, когда приехала за ним в Советскую Россию в жестокие годы репрессий. «Да в Вечности жена, не на бумаге!».

Главное понимать – мы все живем в последний раз.

Иногда так сильно любишь человека, что хочется уйти от него. Посидеть в тишине, помечать о нем…

Единственный, кто не знаком с печалью – Бог. – М. Цветаева

У детей прошлое и будущее сливаются в настоящее, которое кажется незыблемым.

В жизни есть и другие важные вещи, не только любовь и страсть.

Цветаева: Иногда так хочется отдать душу за возможность отдать душу за что-нибудь.

Постоянная игра в жмурки с жизнью не приводит ни к чему хорошему.

Если взять будущих нас, то дети становятся старше, чем мы, мудрее. Из-за этого – непонимание.

Такое странное ощущение. Если рассматривать вас, как дорогого мне – останется лишь боль. Если считать вас чужим – добро. Но вы для меня ни тот, ни другой – я ни с кем из вас.

Женщины часто заводят в туман.

Продолжение красивых цитат Марины Цветаевой читайте на страницах:

Я – в жизни! – не уходила первая. И в жизни – сколько мне еще Бог отпустит – первая не уйду. Я просто не могу. Я всегда жду, чтобы другой ушел, все делаю, чтобы другой ушел, потому что мне первой уйти – легче перейти через собственный труп.

Я могу без Вас. Я ни девочка, ни женщина, я обхожусь без кукол и без мужчин. Я могу без всего. Но, быть может, впервые я хотела этого не мочь.

Я говорю всякие глупости. Вы смеетесь, я смеюсь, мы смеемся. Ничего любовного: ночь принадлежит нам, а не мы ей. И по мере того, как я делаюсь счастливой - счастливой, потому что не влюблена, оттого, что могу говорить, что не надо целовать, просто исполненная ничем не омраченной благодарности, - я целую Вас.

Мечтать ли вместе, спать ли вместе, но плакать всегда в одиночку.

Вы когда-нибудь забываете, когда любите – что любите? Я – никогда. Это как зубная боль – только наоборот, наоборотная зубная боль, только там ноет, а здесь – и слова нет.

Нужно писать только те книги, от отсутствия которых страдаешь. Короче: свои настольные.

Друг! Равнодушье – дурная школа! Ожесточает оно сердца.

Я никому не необходима, всем приятна.”

Самое ценное в жизни и в стихах - то, что сорвалось.

Доблесть и девственность! Сей союз. Древен и дивен, как смерть и слава.

“Никто не хочет – никто не может понять одного: что я совсем одна.

Любить человека – значит видеть его таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.

Знакомых и друзей – вся Москва, но ни одного кто за меня – нет, без меня! – умрет.

В мире ограниченное количество душ и неограниченное количество тел.

Гетто избранничества. Вал. Ров.
Пощады не жди.
В этом христианнейшем из миров
Поэты - жиды.

Если душа родилась крылатой -
Что ей хоромы - и что ей хаты!

Знаю все, что было, все, что будет,
Знаю всю глухонемую тайну,
Что на темном, на косноязычном
Языке людском зовется - Жизнь.

И если сердце, разрываясь,
Без лекаря снимает швы, -
Знай, что от сердца - голова есть,
И есть топор - от головы…

Императору - столицы,
Барабанщику - снега.

Некоторым без кривизн -
Дорого дается жизнь.

Не люби, богатый - бедную,
Не люби, ученый - глупую
Не люби, румяный - бледную,
Не люби, хороший - вредную:
Золотой - полушку медную!

Не стыдись, страна Россия!
Ангелы - всегда босые…

Пусть не помнят юные
О сгорбленной старости.
Пусть не помнят старые
О блаженной юности.

Сердце - любовных зелий
Зелье - вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

Целому морю - нужно все небо,
Целому сердцу - нужен весь Бог.

А равнодушного – Бог накажет!
Страшно ступать по душе живой.

Бессрочно кораблю не плыть
И соловью не петь.

Благословляю ежедневный труд,
Благословляю еженощный сон.
Господню милость – и Господен суд,
Благой закон – и каменный закон.

Всех по одной дороге
Поволокут дроги –
В ранний ли, поздний час.

Горе ты горе, – солёное море!
Ты и накормишь,
Ты и напоишь,
Ты и закружишь,
Ты и отслужишь!
Горечь! Горечь! Вечный привкус
На губах твоих, о страсть! Горечь! Горечь!
Вечный искус –
Окончательнее пасть.

Гусар! – Ещё не кончив с куклами,
– Ах! – в люльке мы гусара ждём!

Дети – это мира нежные загадки,
И в самих загадках кроется ответ!

Есть некий час – как сброшенная клажа:
Когда в себе гордыню укротим.
Час ученичества – он в жизни каждой
Торжественно-неотвратим.

Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.

За князем – род, за серафимом – сонм,
За каждым – тысячи таких, как он,
Чтоб пошатнувшись, – на живую стену
Упал и знал, что – тысячи на смену!

Зверю – берлога,
Страннику – дорога,
Мёртвому – дроги.
Каждому – своё.

Знай одно: что завтра будешь старой.
Остальное, деточка, – забудь.

И слёзы ей – вода, и кровь –
Вода, – в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха – Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

И так же будут таять луны
И таять снег,
Когда промчится этот юный,
Прелестный век.

Каждый стих – дитя любви,
Нищий незаконнорожденный,
Первенец – у колеи
На поклон ветрам – положенный.

Кто в песок, кто – в школу.
Каждому – своё.
На людские головы
Лейся, забытьё!

Кто дома не строил –
Земли недостоин.

Кто приятелям не должен -Т
от навряд ли щедр к подругам.

Легче лисёнка
Скрыть под одеждой,
Чем утаить вас,
Ревность и нежность!

Любовь! Любовь! И в судорогах и в гробе
Насторожусь – прельщусь – смущусь – рванусь.

Люди, поверьте: мы живы тоской!
Только в тоске мы победны над скукой.
Всё перемелется? Будет мукой?
Нет, лучше мукой!

Мы спим – и вот, сквозь каменные плиты
Небесный гость в четыре лепестка.
О мир, пойми! Певцом – во сне – открыты
Закон звезды и формула цветка.

Не люби, богатый – бедную,
Не люби, учёный – глупую,
Не люби, румяный – бледную,
Не люби, хороший – вредную:
Золотой – полушку медную!

Одна половинка окна растворилась.
Одна половинка души показалась.
Давай-ка откроем – и ту половинку,
И ту половинку окна!

Олимпийцы?! Их взгляд спящ!
Небожителей – мы – лепим!

Руки, которые не нужны
Милому, служат – Миру.

Смывает лучшие румяна Любовь.

Стихи растут, как звёзды и как розы,
Как красота – ненужная в семье.

Уж вечер стелется, уже земля в росе,
Уж скоро звёздная в небе застынет вьюга,
И под землёю скоро уснём мы все,
Кто на земле не давали уснуть друг другу.

Я женщин люблю, что в бою не робели,
Умевших и шпагу держать, и копьё, –
Но знаю, что только в плену колыбели
Обычное – женское – счастье моё!

Осыпались листья над Вашей могилой,
И пахнет зимой.
Послушайте, мертвый, послушайте, милый:
Вы всe-таки мой.

Смеетесь! – В блаженной крылатке дорожной!
Луна высока.
Мой – так несомненно и так непреложно,
Как эта рука.

Опять с узелком подойду утром рано
К больничным дверям.
Вы просто уехали в жаркие страны,
К великим морям.

Я Вас целовала! Я Вам колдовала!
Смеюсь над загробною тьмой!
Я смерти не верю! Я жду Вас с вокзала –
Домой.

Пусть листья осыпались, смыты и стерты
На траурных лентах слова.
И, если для целого мира Вы мертвый,
Я тоже мертва.

Я вижу, я чувствую,-чую Вас всюду!
– Что ленты от Ваших венков! –
Я Вас не забыла и Вас не забуду
Во веки веков!

Таких обещаний я знаю бесцельность,
Я знаю тщету.
– Письмо в бесконечность. – Письмо
в беспредельность-
Письмо в пустоту.

Моя душа чудовищно-ревнива: она бы не вынесла меня красавицей.
Говорить о внешности в моих случаях – неразумно: дело так явно, и настолько – не в ней!
– Как она Вам нравится внешне? – А хочет ли она внешне нравиться? Да я просто права на это не даю, – на такую оценку!
Я – я: и волосы – я, и мужская рука моя с квадратными пальцами – я, и горбатый нос мой – я. И, точнее: ни волосы не я, ни рука, ни нос: я – я: незримое.
Чтите оболочку, осчастливленную дыханием Бога.
И идите: любить – другие тела!

– Карл Великий – а может быть и не Карл Великий – сказал: “С Богом надо говорить – по-латыни, с врагом – по-немецки, с женщиной – по-французски…” (Молчание.) И вот – мне иногда кажется – что я с женщинами говорю по-латыни…

Есть вещи, которые мужчина – в женщине – не может понять. Не потому, что это ниже или выше нашего понимания, дело не в этом, а потому, что некоторые вещи можно понять только изнутри себя, будучи.

Действующих лиц в моей повести не было. Была любовь. Она и действовала – лицами.

Любить – видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители.
Не любить – видеть человека таким, каким его осуществили родители.
Разлюбить – видеть вместо него: стол, стул.

Знаете для чего существуют поэты? Для того, чтобы не стыдно было говорить самые большие вещи.

“У каждого из нас, на дне души, живет странное чувство презрения к тому кто нас слишком любит.
(Некое “и всего-то”? – т.е. если ты меня так любишь, меня, сам ты не бог весть что!)
Может быть потому что каждый из нас знает себе настоящую цену.”

Цитаты Марии Цветаевой — 21 самых проникновенных (лучшие)

Гениальная поэтесса! Печальная история жизни… Авторская подборка из 21 проникновенной цитаты Марины Цветаевой в картинках от редакции журнала 1таймер.ру.

На этой странице сайта собрана 21 цитата русской поэтессы Серебряного века, прозаика, переводчицы Марии Цветаевой. Читать цитаты Цветаевой в картинках

🔥 P.s. если кто-то вдохновлен творчеством Марии, или цитаты “созвучны”, на ютубе в свободном доступе рекомендуем лучший фильм о Марине Цветаевой “Круги на воде. Марина Цветаева: путь в петлю” (Спасибо создателям и этой прекрасной женщине, которая читает и ведет рассказ)


  1. Если у Вас за спиной кричат «Дурак!», то это не повод оглядываться. Цветаева

  2. Человечески любить мы можем иногда десятерых, любовно — много — двух. Нечеловечески — всегда одного… Цветаева

  3. Наши лучшие слова — интонации. Цветаева

  4. Крылья — свобода, только когда раскрыты в полёте, за спиной они — тяжесть. Цветаева

  5. Встречаться нужно для любви, для остального есть книги. Цветаева

  6. Благословляю Вас на все четыре стороны. Цветаева

  7. О, Боже мой, а говорят, что нет души! А что у меня сейчас болит? — Не зуб, не голова, не рука, не грудь, — нет, грудь, в груди, там, где дышишь, — дышу глубоко: не болит, но всё время болит, всё время ноет, нестерпимо! Цветаева

  8. Грех не в темноте, а в нежелании света. Цветаева

  9. Ни один человек ещё не судил солнце за то, что оно светит и другому… Цветаева

  10. Любить, значит видеть человека таким, каким его задумал Бог и не осуществили родители. Цветаева

  11. Душа — под музыку — странствует. Странствует — изменяется. Вся моя жизнь — под музыку. Цветаева

  12. Грустно признаться, но хороши мы только с теми, в чьих глазах ещё можем что-либо приобрести или потерять. Цветаева

  13. Успех — это успеть! Цветаева

  14. Первая причина неприятия вещи есть неподготовленность к ней. Цветаева

  15. То, что Вы называете любовью, я называю у Вас хорошим расположением духа. Чуть Вам плохо (нелады дома, дела, жара) — я уже не существую. Цветаева

  16. Я знаю, что я вам необходима, иначе не были бы мне необходимы — Вы. Цветаева

  17. Если я на тебя смотрю, это не значит, что я тебя вижу! Цветаева

  18. Любезность — или нежелание огорчить? Глухота — или нежелание принять? Цветаева

  19. Быть современником — творить своё время, а не отражать его. Цветаева

  20. Не слишком сердитесь на своих родителей, — помните, что и они были вами, и вы будете ими. Цветаева

  21. Мне нужно от Вас: моя свобода к Вам. Мое доверие. — И еще знать, что Вам от этого не смутно. Цветаева

Любите друг друга!

Опубликовано 25.09.2020 19:00

«Встречаться нужно для любви, для остального есть книги», – писала Марина Ивановна Цветаева… Вот мы и собрались…

18 сентября в Тимашевском образовательном центре собрались почитатели поэзии М.Цветаевой, чтобы торжественно открыть стелу в память поэта.

«Я вечности не приемлю!

Зачем меня погребли?

Я так не хотела в землю

С любимой своей земли…»

Любовь, по Цветаевой, есть все внешнее, ставшее внутренней болью, все пережитое, проведенное сквозь собственное сердце… А ведь как просто и как верно…

Двенадцать писем Марины Ивановны (написанные с 1934 по 1939 гг.), адресованные родственнице и подруге Наталье Гайдукевич (проживала в Тимашеве с 1915 по 1918 гг.), учителю иностранного языка Тимашевской школы, стали началом Цветаевских костров, поэтических встреч в честь великого русского поэта, точкой отсчета нашей причастности к ее имени.

Открывая стелу, все участники словно находились в ощущении того, что обе женщины, Марина Ивановна и Наталья Александровна, незримо тоже с ними. Ведь птица Феникс возрождается всегда там, где ее помнят и ждут:

«Птица Феникс я, только в огне пою!

Поддержите высокую жизнь мою!

Высоко горю и горю дотла,

И да будет вам ночь светла.»

Ничто в жизни не происходит случайно. Неслучайно уже девять лет на земле Тимашева горят Цветаевские костры. Неслучайно руководитель СДК Тимашево М.А.Савич приняла участие в конкурсе социально-культурных проектов ПАО «Лукойл» и неслучайно ею было принято решение о финансовом вложении в установку стелы.

В уютном уголке на территории Тимашевской школы, под сенью многолетних деревьев, в кругу единомышленников, где только искреннее восхищение и любовь, общая радость и общая боль, тишина и умиротворение, можно было говорить о вечном, о непроходящем – о культурном наследии поэта Цветаевой и ее судьбе. И мы говорили…

Любовь Алексеевна Наумова – руководитель Тимашевского образовательного центра, Ю.М.Рощупкин – друг школы, идеолог Цветаевских костров, В.А.Чаплыгин – глава с.п.Тимашево, Т.А.Образкова, Г.Б.Ермакович, Н.Н.Санакова – учителя русского языка и литературы, бессменные сценаристы, режиссеры, поэты, конкурсанты Цветаевских костров, М.А.Савич – автор проекта «Стела в память поэта М.Цветаевой», А.И.Сидоршина – гость и друг школы, заместитель директора по воспитательной работе школы №174 города Самара и автор проекта «Цветаевские чтения», любители русской поэзии – учителя и ученики школы, гости, земляки – все, без кого не гореть на земле Цветаевским кострам, не гореть так ярко и высоко.

Несмотря на глобальные и тревожные события в стране, в мире, мы встретились для ЛЮБВИ, как завещала Марина Цветаева. Мы были там, чтобы поддержать великую песнь великого человека – поэта настоящего и будущего, чтобы в пенатах Тимашевской школы, под окнами краеведческого музея вписать новую страницу в историю малой родины, чтобы выразить любовь к русскому слову и России.

Т.Александрова.

 

Конкурс

В девятый раз зажегся Цветаевский костер, но зажегся необычно – дистанционно. Видеоролики почитателей творчества М.Цветаевой были получены от учеников Самары, Ульяновска, Отрадненского образовательного округа, Казахстана. Всего 48 работ. В конкурсе приняли участие и руководители учащихся.

Победители были приглашены на открытие стелы в память М.Цветаевой. В адрес знаменательного праздника пришло много поздравительных телеграмм: из Германии, Самары, Казани. А это значит, что свет Тимашевского Цветаевского костра виден во всех уголках поэтического мира.

Парижское обозрение - Десять афоризмов русской революции

Марина Цветаева

Марина Цветаева - один из самых известных русских поэтов двадцатого века. Она родилась в Москве в 1892 году у отца-классика и матери-пианистки. Свой первый сборник стихов она опубликовала в семнадцать лет. Она пережила русскую революцию и последовавший за ней голод в Москве и писала о них. В 1922 году Цветаева и ее муж Сергей Эфрон вместе с двумя детьми бежали из России.Они жили в условиях растущей бедности в Париже, Берлине и Праге. В 1939 году они вернулись в Москву, а через два года, в 1941 году, ее муж и дочь были арестованы по обвинению в шпионаже. Ее муж был казнен, а дочь заключена в тюрьму. Цветаева, похоже, не знала, что ее муж был шпионом: когда полиция допросила ее, она прочитала им французский перевод своих стихов и ответила на их вопросы с таким замешательством, что полиция пришла к выводу, что она невменяема. Цветаева и ее сын были эвакуированы в Елабугу, где в августе 1941 года Цветаева покончила жизнь самоубийством.Эти афористических фраз взяты из дневников и записных книжек, которые она вела, когда жила в Москве с 1917 по 1922 год:

    1. Предательство уже указывает на любовь. Знакомого нельзя предать.

    2. Вы не хотите, чтобы люди знали, что вы любите определенного человека? Тогда скажите: «Я его обожаю!» Но некоторые люди знают, что это значит.

    3. Чувственная любовь и материнство практически исключают друг друга.Подлинное материнство мужественно.

    4. Я должен пить тебя из кружки, но я пью тебя по каплям, от которых у меня кашляет.

    5. Сердце: это скорее музыкальный, чем физический орган.

    6. Сколько материнских поцелуев выпадает на недетские головы - и сколько нематериальных - на детские головы!

    7. Насыщенный раствор. Вода больше не растворяется.Таков закон. Вы раствор, насыщенный мной. Я не бездонный чан.

    8. Все невысказанное не сломлено. Так, например, нераскаявшееся убийство - осталось. То же самое и с любовью.

    9. Родство по крови грубое и сильное, родство по выбору - нормально. А что нормально может порвать.

    10. Любить - это видеть человека таким, каким его задумал Бог, а его родители не смогли создать его.Не любить - значит видеть человека таким, каким его сделали родители. Разлюбить: значит вместо него увидеть стол, стул.

Выдержки из Земных знаков: Московские дневники, 1917–1922 гг. , Марина Цветаева, перевод Джейми Гамбрелл. Опубликовано с разрешения New York Review Books Classics.

Джейми Гэмбрелл - писатель о русском искусстве и культуре. Ее переводы включают «День опричника » Владимира Сорокина, «Метель » и, для NYRB Classics, Ice Trilogy .В 2016 году она была удостоена Премии Торнтона Уайлдера за переводы.

Марина Цветаева считается одним из самых известных поэтов России ХХ века. Наряду с многочисленными пьесами в стихах и прозе, ее произведения включают несколько длинных стихотворений, среди которых Поэма конца , Поэма горы и Крысолов .

Великая русская поэтесса Марина Цветаева о любви против понимания и парадоксальной психологии нашего сопротивления идеям. Сборы мозгов

«Людям трудно принять то, что их подавляет», - заметил Боб Дилан в 1991 году в беседе с журналистом Полом Золло о бессознательном и творческом процессе.

Более чем полвека назад великая русская поэтесса Марина Цветаева (8 октября 1892 г. - 31 августа 1941 г.) исследовала парадоксальный психологический механизм этого сопротивления в одном из восьми прекрасных произведений в ее сборнике эссе об искусстве и искусстве. письменность, Искусство в свете совести ( публичная библиотека ) - открытие, воплощающее мое давнее высказывание о том, что литература - это подлинный Интернет, поскольку я нашел «ссылку» на книгу в сноске в изысканной переписке Цветаевой с Пастернака и Рильке, с которым, в свою очередь, «связали» трогательные мемуары Марины Абрамович.

Марина Цветаева

В настроении одинаковой культурной и политической восприимчивости Цветаева пишет:

Не любить произведение - это, в первую очередь, самое важное, не признавать его: не находить в нем заранее познанного. Первая причина непринятия работы - это неподготовленность к ней… Физическое отворачивание головы: я ничего не вижу на этой картине, поэтому не хочу на нее смотреть. - Но, чтобы увидеть, нужно посмотреть; чтобы действительно увидеть, нужно очень внимательно присмотреться.Разочарование глаза, который привык видеть с первого взгляда, что означает, что привык видеть по своему старому следу, глазами других… [глаз] привык не к познанию, а к узнаванию.

Цветаева считает единственной позицией, с которой мы имеем право - интеллектуальную, творческую, моральную - отклонить идею или произведение искусства:

Единственный достойный уважения случай, единственное законное неприятие произведения - это неприятие его в полном объеме… Никто не обязан любить, но каждый нелюбящий человек обязан знать - во-первых, что это он не любит, а во-вторых, почему ему это не нравится.

Прекрасно дополняя идеи своего соотечественника Льва Толстого о парадоксальной природе любви, она добавляет:

Тот, кто что-то любит, ничего не любит.

Хотя наша инстинктивная реакция на то, что мы не понимаем, состоит в том, чтобы отвергать это, Цветаева напоминает нам, что такое отрицание неадекватно и наносит ущерб нашей эволюции - будь то в искусстве, в политике или в нашей частной жизни. Она пишет:

Не идти вперед (в стихах, как и во всем) означает идти назад, то есть покинуть сцену.

Чаще всего мы отвергаем то, что восстает против существующего положения вещей и бросает им вызов, но такое неприятие, предупреждает Цветаева, противоречит созидательной силе, которая продвигает нас вперед. И снова то, что верно в отношении поэзии, верно и в отношении самой жизни:

Нет поэта, который отверг бы любую стихийную силу, следовательно, любое восстание.

[…]

Человеческое существо не принимает (отвергает, даже изгоняет): волю, разум, совесть.

В этой сфере у поэта может быть только одна молитва: не понимать неприемлемого - позволь мне не понимать, чтобы меня не соблазнили.Единственная молитва поэта - не слышать голосов: дай мне не слышать, чтобы я не отвечал. Ибо для поэта услышать - значит уже ответить, а ответить - значит уже утверждать, хотя бы по страстности его отрицания. Единственная молитва поэта - это молитва от глухоты.

Дополни этот конкретный фрагмент из книги Искусство в свете совести с Ханной Арендт о мышлении и знании и Андре Жидом о жизненно важной роли искусства как в принятии реальности, так и в ее восстании против нее.

Поэма недели | Поэзия


«Неподвижный триумф» ... Пражские мосты в тумане. Фото: Reuters

Марина Цветаева, родившаяся в 1892 году, входила в выдающуюся «большую четверку» русских поэтов, в которую также входят Анна Ахматова, Борис Пастернак и Осип Мандельштам. Эти писатели, конечно же, принадлежат к более широкому современному движению, которое расцвело в Европе и Америке в начале 20 века. Хотя их поэзия не отрывается от традиционной формы, ее язык и выразительный диапазон создают новую территорию воображения.

Советская революция и последовавшая за ней борьба за власть обрекали этих поэтов стать жертвами и героическими свидетелями исторической травмы. Пастернак и Ахматова пережили Сталина и в конечном итоге получили ограниченное признание за пределами своей родины. Только в своих стихах Цветаева и Мандельштам осуществили старый русский афоризм о том, что «поэт переживает царя».

Цветаева была высокообразованной дочерью профессора изящных искусств Московского университета и матери-пианистки.Когда ее мать умерла от туберкулеза, 14-летняя девочка добровольно бросила учебу на фортепиано и погрузилась в сочинение стихов. У нее был ранний литературный успех и ранний брак с Сергеем Ефроном, от которого у нее было трое детей. Эфрон воевал с Белой армией в гражданской войне: его неоднозначная карьера закончилась казнью в 1941 году. Это был тот самый год, когда Марина, одна в маленьком городке Елабуга, прожила жизнь в крайней нищете и безвестности в различных эмигрантских общинах. никогда не могла эмоционально принадлежать, доходила до изнеможения.После ссоры со своим сыном-подростком, которого она обожала, она повесилась.

Как и многие английские читатели, своим открытием Цветаевой я обязан талантливой поэтессе и писательнице Элейн Файнштейн. Сотрудничая с различными российскими учеными, в частности с Ангелой Ливингстон, Файнштейн в начале 1970-х подготовил подборку переводов, которые оказали огромное влияние и постоянно переиздаются. Совсем недавно в сборнике стихов и переводов Файнштейна (Carcanet, 2002) добавлены тексты Цветаевой, а также множество других переводов стихов из России и других стран.

Файнштейн написал биографии Теда Хьюза, Пушкина и Ахматовой, а также Цветаевой. Но Цветаева - писатель, с которым ее творческая связь носит наиболее личный характер. В своем новом романе «Русский Иерусалим» именно Цветаева, подобно Вергилию, ведет автора в путешествие по подземному миру, во время которого она встречает или подслушивает литературных деятелей, которые ее вдохновляли, и наконец добралась до Одессы своей еврейской общины. , Белорусские предки. «Все русские - евреи», - заявила Цветаева, сама не еврейка, и это типично смелое утверждение является эпиграфом к книге.Это не может просто означать, что русских поэтов боялись и преследовали как угрозы статус-кво: в этом отношении почти все независимые русские были евреями. Хотя они могли быть «внутренними», если не настоящими эмигрантами, русские поэты до недавнего времени обожествлялись простыми людьми. Но это правда в более глубоком смысле: эти писатели составляют творческую семью. Как показывает «Русский Иерусалим», это семья, превосходящая временные границы.

Переводы Файнштейна доказывают, что стихотворение может быть возрождено на его родном языке.В «Русском Иерусалиме» она вспоминает спор во время телеэкрана на Кембриджском фестивале поэзии между ней и Иосифом Бродским по вопросу о переводе рифмы и размера. Бродский до безумия настойчив: рифмовать сложно, но единственный способ попасть в Карнеги-холл - это «практика, практика, практика». Возмущенный Файнштейн указывает, что Мильтон, Шекспир и другие иногда отвергали рифму. Но Бродский непреклонен. В своей собственной работе он был, с разными результатами, переводчиком «рифм или перебор».

Подход Файнштейна более рискованный. В своем переводе она применяет модернистские методы, сохраняя скелет оригинальных форм строфы, но играя ритм, как шар из глины, растягивая его на промежутки между средними линиями, перекатывая вперед в анджамбле, оттягивая назад, прерывая, всегда делая он гибкий и непредсказуемый. Риски окупаются: стихотворение становится живым организмом, что бывает редко и, к счастью, с метрическим переводом. Борис Пастернак писал о поэтической форме Цветаевой, что она «возникла из жизненного опыта - личного, не узкогрудого и не одышки от строчки к строчке, но богатых, компактных и обволакивающих последовательностей строфы за строфой в ее обширных периодах непрерывного ритма».Это описание побудило Файнштейна изучать Цветаеву. И те качества, которые Пастернак находит в русской просодии Цветаевой, присутствуют и в английских переводах.

Цветаева переехала в Чехословакию в 1921 году, где снимался великолепный эпизод «Поэма конца», который заново переживает последние фазы ее самого интенсивного любовного романа. Я выбрал восьмое стихотворение цикла, мощное, почти гипнотическое произведение, которое, кажется, повторяет собственный путь пары, когда они пересекают Прагу, цепляясь друг за друга и обсуждая их надвигающееся расставание.(Обратите внимание, что в предпоследней строфе «как он заканчивается» в оригинале имеется отступ, важный эффект, который может быть воспроизведен не во всех браузерах, но который могут себе представить читатели.)

Я благодарен Майклу Шмидту из Carcanet Press и Элейн Файнштейн за разрешение представить это стихотворение - прекрасное завершение нашего небольшого «фестиваля переводов» последних недель.

Последний мост Я не сдамся и не вырву свою руку это последний мост последний мост между

водой и твердой землей

: и я откладываю эти монеты на смерть для Харона, цена Леты

эта тень -деньги из темной руки я беззвучно вдавливаю в темную тьму его

теневые деньги не мерцают и звенят в нем монеты для теней: у мертвых хватит маков

Этот мост

Влюбленные по большей части без надежды : страсть тоже всего лишь мост, средство связи

Приятно прижаться к ребрам, двигаться в призрачной паузе ни к чему, кроме ничего

ни рук, ни ног, только кость моего бока живое там, где оно давит прямо на вас

жизнь только в этой стороне, ухо и эхо это: там я прилипаю, как белок к яичному желтку, или эскимос к его меху

клей, прижимая к вам: сиамские близнецы a не ближе.Женщина, которую вы называете матерью

, когда она все забыла в неподвижном торжестве, только для того, чтобы нести вас: она не держала вас ближе.

Пойми: мы спали в одно целое, и теперь я не могу прыгнуть, потому что не могу отпустить твою руку

и меня не оторвут, когда я прижимаюсь к тебе: этот мост не муж а вот любовник: а просто проскальзывает мимо

наша опора: ибо трупами питается река! Я кусаюсь, как клещ, ты должен вырвать мои корни, чтобы избавиться от меня

, как плющ, как клещ, нечеловеческий безбожный, чтобы выбросить меня, как вещь, когда нет

в этом пустом мире вещей .Скажем, это всего лишь сон, ночь, а потом утро

экспресс в Рим? Гранада? Я не узнаю себя, когда отталкиваюсь от Гималаев постельного белья.

Но эта тьма глубока: теперь я согреваю тебя своей кровью, слушай эту плоть. Это гораздо правдивее, чем стихи.

Если тебе тепло, то к кому ты завтра пойдешь за этим? Это бред, пожалуйста, скажите, что этот мост не может закончиться

, так как он заканчивается

- Так вот? Его жест мог сделать ребенок или бог.- И другие? - Кусаюсь! Еще немного времени. Последний из них.

Воскресная поэма: Марина Цветаева - чтение Ильи Каминского и Жана Валентина

[ребенок] не умер окончательно, а все же (во мне) - жил. Вот почему ваш Рильке не упомянул мое имя. Назвать [позвонить / говорить] - значит разобрать: отделить себя от вещи. Я никого не назову - никогда ». Как отмечает Каминский, молчание Цветаевой - примечательный факт: «Марина Цветаева, поэт, столь одержимая русским языком, , русский поэт своего поколения, , поэт, писавший элегии для всех, в том числе для живых, в своей элегии. момент выбрал , а не говорить.”

Сергей Ефрон и Марина Цветаева

Для Цветаевой поэтика была не только политической, но и сугубо личной. Она не столько переводила, сколько переписывала Рильке, Пушкина, Шекспира и Лермонтова. По словам Каминского, «ученые называют ее лучшую переводческую работу - ее вариант« Путешествие »Бодлера - произведением, переведенным« не с французского на русский », а с« Бодлера на Цветаеву »».

И это в какой-то мере то, как Каминский и Валентин подошли к самой Цветаевой.«Подражание звукам Цветаевой дает именно это: попытку имитации, которая не может подняться до уровня оригинала», - пишет Каминский.

«Переводить - значит жить. Значение слова ekstasis - стоять вне своего тела. Мы этого не требуем. (Хотелось бы, чтобы мы могли, когда-нибудь.) Жан Валентайн и я утверждаем, что мы два поэта, которые полюбили третьего и провели два года, читая ее вместе ... Эти страницы - фрагменты, заметки на полях. «Сотрите все, что написали, - говорит Мандельштам, - но сохраните пометки на полях.’

Это «дань уважения» Цветаевой запечатлевает моменты, линии и фрагменты, как талантливый художник запечатлевает человека с помощью нескольких удачно нанесенных штрихов углем. Как понимают художники, точный рендеринг - не всегда лучший способ запечатлеть человека, сцену или идею. Важнее всего не полнота или точность, а интуиция, сочувствие и хитрость. И в этом смысле Dark Elderberry Branch блестяще преуспевает.

Эта необычная книга не только позволяет нам сесть за стол напротив одного из величайших поэтов России, но и пользоваться этой привилегией, имея рядом двух одаренных гидов - гидов, которые сами по себе являются гениями языка.Было бы упущением не остановиться и не пододвинуть стул.

из Стихи для Блока


Тебя зовут - птица в моей руке,
кусок льда на моем языке.
Быстрое раскрытие губ.
Ваше имя - четыре буквы.
Мяч застрял в полете,
серебряный колокольчик у меня во рту.

Камень, брошенный в тихое озеро.
- это звук твоего имени.
Легкий стук копыт ночью
- ваше имя.
Твое имя у моего виска
- резкий щелчок взведенного ружья.

Твое имя - невозможно -
поцелуй в глаза,
холод закрытых век.
Твое имя - поцелуй снега.
Голубой глоток ледяной родниковой воды.
С твоим именем - сон углубляется.

15 АПРЕЛЯ 1916


Покушение на Ленина


Вечер того же дня. Мой сосед, коммунист Зак,
врывается на кухню:

«А ты счастлив?»

Я смотрю вниз - конечно, не из робости: боюсь его обидеть.(Ленин
расстрелян. Белая Армия вошла в город, все коммунисты
повешены, Закс первый среди них.) Уже чувствую щедрость
победившей стороны.

"А ты ... ты очень расстроен?"

«Я?» (Дрожь в плечах.) «Для нас, марксистов, не признающих
личность в истории, это, вообще говоря, не важно - Ленин
или кто-то еще. Это вы, представители буржуазной культуры »(новый спазм
),« с вашими Наполеонами и вашими Цезарем »(дьявольская улыбка),
».. . но для нас, нас, нас, вы понимаете. . . Сегодня Ленин, а завтра
-

.

Обиженный за Ленина (!), Промолчу. Неловкая пауза. А потом
быстро-быстро, он говорит:

“—Марина, у меня есть сахар, три четверти фунта,
он мне не нужен; может, вы бы приняли его для своей дочери? »

ДНЕВНИК , МОСКВА, 1918-19



из Попытка ревности


Как твоя жизнь с этим другим?
Проще, правда? Удар весел
и длинная береговая линия -
и память обо мне

скоро станет дрейфующим островом
(не в океане, а в воздухе!).
Души - вы будете сестрами -
сестра, а не любовница.

Как твоя жизнь с обычной
женщиной? Без бога внутри нее?
Королева вытеснена -

Как вы сейчас дышите?
Вздрагиваешь, просыпаешься?
Что ты делаешь, бедняга?

«Истерик и перебоев -
хватит! Я сниму собственный дом! »
Как твоя жизнь с этим другим,
с тобой, со мной.

Вареное яйцо на завтрак?
(Если заболеете, не вините меня!)

Как живется с открыткой?
Ты, стоявший на Синае.

Как твоя жизнь с туристом
на Земле? Ребро ( или ты ее любишь?)
- тебе нравится?

Это жизнь? Ты кашляешь?
Вы напеваете, чтобы заглушить мышей в уме?

Как живете с дешевыми товарами: рынок растет?
Как целовать гипсовую пыль?

Тебе наскучило ее новое тело?
Как дела с земной женщиной,
без шестого чувства?

Ты счастлив?

Нет? В неглубокой яме - как твоя жизнь,
мои возлюбленные.Как мой
с другим мужчиной?

1924




из Стихи для Ахматовой


Я не отстану от тебя. Я охранник.
Вы - узник. Наша судьба такая же.
И здесь в той же открытой пустоте
нам приказывают то же самое - уходите.

Итак, я ни к чему не опираюсь.
Я это вижу.
Отпусти меня, мой пленник,
подойти к той сосне.

ИЮНЬ 1916



Таинственное исчезновение фотографа на Тверской улице,
, который долго и упорно фотографировал (бесплатно) советскую элиту.

СЛЕДЫ ЗЕМЛИ , 1919-20



Не так давно в Кунцево я вдруг перекрестился, увидев дуб.
Очевидно, источник молитвы - не страх, а восторг.

СЛЕДЫ ЗЕМЛИ , 1919-20




Об Илье Каминском

Илья Каминский родился в Одессе (бывший Советский Союз) в 1977 году и прибыл в США в 1993 году, когда его семье было предоставлено убежище от американского правительства.

Каминский - автор книги Dancing In Odessa (Tupelo Press, 2004), получившей премию писателя Уайтинга, премию Меткалфа Американской академии искусств и литературы, премию Дорсета и стипендию Рут Лилли, ежегодно присуждаемую фондом Poetry . журнал. Танцы в Одессе также был назван «Лучшим сборником стихов 2004 года» по версии журнала ForeWord Magazine . В 2008 году Камински был удостоен литературной стипендии Фонда Ланнана

.

Стихи из его новой рукописи, Deaf Republic , были удостоены премии Левинсона журнала Poetry и премии Pushcart.

Его переводная антология поэзии ХХ века, Ecco Anthology of International Poetry , была опубликована Харпер Коллинз в марте 2010 года.

Его стихи переведены на множество языков, а книги изданы в Голландии, России, Франции, Испании. Другой перевод готовится к печати в Китае, где его стихи были удостоены Международной поэтической премии Иньчуань.

Камински работал клерком в юридической службе Сан-Франциско и в Национальном центре иммиграционного права.

В настоящее время он преподает английский язык и сравнительную литературу в Государственном университете Сан-Диего.

Для получения дополнительной информации об Илье и его творчестве посетите его сайт.

О Джин Валентайн

Жан Валентайн (Фото Макса Гринстрита)

Джин Валентайн родилась в Чикаго, получила степень бакалавра искусств. из колледжа Рэдклифф и большую часть жизни прожила в Нью-Йорке. Она выиграла Йельскую премию молодых поэтов за свою первую книгу, Dream Barker , в 1965 году.Ее одиннадцатый сборник стихов , Разбить стекло (2010) от Copper Canyon Press, был финалистом Пулитцеровской премии в области поэзии. Дверь в гору: новые и сборники стихов 1965–2003 был лауреатом Национальной книжной премии 2004 года в области поэзии. Ее последняя книга - [Корабль] из Red Glass Books.

Валентайн была государственным поэтом Нью-Йорка в течение двух лет, начиная с весны 2008 года. В 2009 году она получила Премию Уоллеса Стивенса от Академии американских поэтов, приз в размере 100 000 долларов, который отмечает выдающееся и доказанное мастерство в искусстве поэзии.Валентин получил стипендию Гуггенхайма и награды от NEA, Института Бантинга, Фонда Рокфеллера, Нью-Йоркского совета искусств и Нью-Йоркского фонда искусств, а также премию Мориса Инглиша, Премию Тисдейла за поэзию, и Приз Мемориала Шелли от Общества поэзии Америки в 2000 году. Она также была удостоена резиденций в Колонии Макдауэлла, Яддо, Укроссе и Фонде Ланнана.

Валентин преподавал в колледже Сары Лоуренс, Программе письма для выпускников Нью-Йоркского университета, Колумбийского университета и на 92-й улице Y в Манхэттене.

Ее лирические стихи погружают в жизнь мечты с проблесками личного и политического. В New York Times Book Review Дэвид Калстон сказал о своей работе: «Валентин обладает даром к резкой странности, но также и сказочным синтаксисом и манерой выстраивать строки. . . короткие стихи, чтобы увлечь нас двойственностью и плавностью чувств ». В интервью 2002 года с Евой Грубин Валентин так прокомментировал свою работу: «Я иду к духовному, а не от него.«Помимо собственных стихов, она перевела произведения русского поэта Осипа Мандельштама и Марины Цветаевой.

Для получения дополнительной информации о Жан Валентайн и ее работах посетите ее веб-сайт.

Обновление на диске членства Gwarlingo

Спасибо всем читателям, которые внесли свой вклад в Gwarlingo Membership Drive. Вместо того, чтобы продавать рекламодателям, я вместо этого «продаю» своим читателям! На данный момент более 115 читателей Gwarlingo внесли свой вклад, и было собрано 11 500 долларов из запланированной суммы в 15 000 долларов.Если вы еще не сделали пожертвование, вы можете посмотреть мое видео и все награды для участников, включая некоторые работы ограниченного выпуска, здесь, на сайте Gwarlingo.

Будьте в курсе последних новостей поэзии, книг и искусства, доставив Gwarlingo на ваш почтовый ящик. Это просто и бесплатно! Вы также можете следить за Гварлинго в Twitter и Facebook.

Просмотрите всех воскресных поэтов Гварлинго в «Указателе воскресных стихотворений».

Все стихи © Илья Каминский, Жан Валентин и Марина Цветаева.Эти стихи были опубликованы с разрешения авторов и Alice James Books. Все права защищены.

О «Письме к Амазонке» Марины Цветаевой

«ЛЮБОВЬ В СЕБЕ - это детство. Влюбленные - дети. У детей нет детей », - пишет русская поэтесса Марина Цветаева в своем« Письме к Амазонке ». «Нельзя жить любовью, - продолжает она. «Единственное, что переживает любовь, - это ребенок».

Хотя взрослая жизнь Цветаевой была разорвана трагедиями, она сохраняла детскую способность любить.У нее были страстные эпистолярные романы с двумя другими легендарными поэтами ее времени, Борисом Пастернаком и Райнером Марией Рильке. Она также вела живую, часто откровенную переписку с другими изгнанниками, покровителями, литературными протеже, учеными, интеллектуалами и потенциальными любовниками. В качестве примера можно привести письмо 1932 года, адресованное из Парижа, где Цветаева жила бедной эмигранткой, Натали Барни, очаровательной наследнице американского железнодорожного состояния. Переведенный Адорой Филлипс и Гаэль Коган как Письмо к Амазонке , он является образцом интенсивного эпистолярного стиля Цветаевой.Он колеблется между конфронтацией и соблазнением и бросает вызов Барни, поборнику романтических и сексуальных партнерств между женщинами. Влюбленные женщины не могут иметь детей вместе, говорит Цветаева, - это «единственное слабое место, единственная уязвимая точка, единственная брешь в идеальном единстве двух женщин, которые любят друг друга».

Тема однополого партнерства была в центре самого известного диалога Платона о любви, Симпозиум , в котором комик Аристофан рассказывает миф об изначальных людях, разделенных надвое разгневанными богами.Первоначальное насильственное деление заставляет каждого из нас искать другую половину, чтобы снова сделать нас целыми. Хотя большинство изначальных людей были андрогинными (мужчина-женщина), некоторые состояли из двух женщин, а другие - из двух мужчин. По мнению Аристофана, это объясняет, почему некоторые из нас могут восстановить свою изначальную целостность только в однополых союзах. Сократ, как обычно, делает более радикальное заявление. Он считает, что нашими эротическими занятиями движет фундаментальное человеческое желание - вечно обладать добром. В то время как большинство гетеросексуальных союзов, как правило, удовлетворяют это желание биологически - производя маленькие версии нас, смертных существ с ограниченной продолжительностью жизни, - лучшие формы союза приводят к более прочному и красивому потомству, например, героическим актам, произведениям искусства и т. Д. законы.Сократ говорит, что таких детей стоит иметь больше, потому что они более полно удовлетворяют желание своих родителей обрести бессмертие, причем независимо от пола и возраста своих родителей. Разве каждый из нас не предпочел бы отцом или матерью Илиаду или Конституцию США, а не обычного человеческого ребенка? Разве нет ничего пассивного в том, чтобы позволить нашим эротическим импульсам направлять свои эротические импульсы на секс и деторождение, что по умолчанию установлено нашей животной природой?

Аргумент Цветаевой в ее эссе о том, что любовные отношения между двумя партнерами могут быть завершены только ребенком, должен поразить опытных читателей ее сочинений.В других своих произведениях Цветаева всегда настаивала на том, что, поскольку она поэт, она имеет право «стряхнуть» природные данности, включая собственное женское тело. Природа не имеет абсолютного авторитета: ее притязания на нас следует подвергать сомнению, сопротивляться. Тем не менее, завершая Письмо к Амазонке , Цветаева в качестве подкрепления аргументации приводит природу: «Природа говорит: нет. Запрещая это нам, она защищает себя. Бог, запрещая нам что-то, делает это из любви; Природа, запрещая нам, делает это из любви к себе, из ненависти ко всему, что ей не принадлежит.

Грубо говоря, природа эгоистична. Его не волнуют мы, наши причины и мотивы, наша любовь и наша целостность. Она предполагает, что человеческая природа, опережая на четыре десятилетия работу Ричарда Докинза «Эгоистичный ген » (1976) Ричарда Докинза (1976), заботится только о воспроизведении большего количества экземпляров самой себя. Но если это так, то почему мы должны прислушиваться к природе? Цветаева отвечает, что молодые женщины делают это «не задумываясь, с помощью чистого и тройного жизненного инстинкта - молодости, вечности, утробы». Другими словами, наши инстинкты достаточно сильны, чтобы сорвать некоторые из наших самых заветных проектов и самых сокровенных обязательств.Поэтому Цветаева позиционирует однополую любовь как оскорбление природы.

Странно для Цветаевой писать. У нее были открытые, интимные отношения с женщинами. Ее цикл из 17 стихотворений «Подруга», посвященный ее возлюбленной, поэтессе Софии Парнок, содержит одни из самых захватывающих любовных стихов на русском языке. Однако здесь, в своем письме , она отвергает любовь между женщинами, и ее доводы убедительны. Что делает его неотразимым, так это психологическая мини-драма Цветаевой, в которой участвуют два влюбленных - Младший и Старший.Она позволяет нам взглянуть на серию эпизодов, как если бы через щель в двери, в ходе которых Старший Любовник признает все более выраженное желание Младшего иметь ребенка, «немного тебя, чтобы любить» и дистанцируется от нее. беспокойная возлюбленная, подталкивающая ее уйти. Из правдоподобного описания конкретной мини-драмы Цветаева делает обобщающий вывод: подобное напряжение преследует все случаи романтической и эротической любви между женщинами. Однако этот шаг мог быть просто провокацией.Барни был богатым человеком с хорошими связями, потенциальным покровителем. Тонко завуалированный исповедальный тон Цветаевой не только не желал оттолкнуть ее, но и предполагал, что она намеревалась подразнить женщину, которую называла «амазонкой» и «моим братом по женской линии». Она хотела, чтобы Барни ответил.

Представление о том, что аргумент Цветаевой является соблазнением, а мини-драма - формой приманки, дополнительно подтверждается вступительными абзацами письма Letter . Цветаева описывает способность противостоять природе как форму достижения:

Отказ - мотивация? Да, потому что для управления силой требуется гораздо более горькое усилие, чем для ее высвобождения, а для этого совсем не требуется усилий.В этом смысле вся естественная активность пассивна, в то время как вся желаемая пассивность активна (излияние - выносливость, подавление - действие). Что сложнее: удержать лошадь или дать ей бежать? И, учитывая, что мы сдерживаемая лошадь, что труднее: сдерживать или дать волю своей силе? […] Каждый раз, когда я сдаюсь, я чувствую дрожь внутри. Это я - земля, которая дрожит. Отказ? Борьба окаменела.


Природу нельзя дисциплинировать полностью - она ​​будет продолжать прорваться, а иногда и побеждать.Вместо того, чтобы подчиняться его контролирующей силе, мы должны стремиться развивать самообладание. В конце концов, это наша собственная природа , которая восстает против целей, которые мы ставим перед собой.

В своем проницательном и содержательном вступлении ученый Катрин Цепиела пишет, что «страстно изложенный случай Цветаевой теперь может вызывать симпатию к парам геев и лесбиянок, которые во всем мире борются за законное право рожать детей и строить семьи». Определяя стремление к биологическому воспроизводству как проистекающее из «эгоистичной природы», чьему авторитету над нами у нас есть причины сопротивляться, эссе Цветаевой также побуждает нас пересмотреть наши представления о браке и семье и продолжать думать о других способах быть вместе - а также иметь детей и заботиться о них.

¤

Оксана Максимчук - переводчик и автор двух сборников стихов на украинском языке. Она преподает философию в Университете Арканзаса.

Макс Розочинский - переводчик и поэт из Симферополя, Крым. Он работает над монографией на стихи Марины Цветаевой.

Творческие отношения Софьи Парнок и Марины Цветаевой на JSTOR

Информация журнала

Русское обозрение - многопрофильный научный журнал, посвященный истории, литературе, культуре, изобразительному искусству, кино, обществу и политике народов бывшей Российской империи и бывшего Советского Союза.Каждый выпуск содержит оригинальные исследовательские статьи авторитетных и начинающих ученых, а также а также обзоры широкого круга новых публикаций. "Русское обозрение", основанное в 1941 году, является летописью. продолжающейся эволюции области русских / советских исследований на Севере Америка. Его статьи демонстрируют меняющееся понимание России через взлет и закат холодной войны и окончательный крах Советского Союза Союз. «Русское обозрение» - независимый журнал, не связанный с любой национальной, политической или профессиональной ассоциацией.JSTOR предоставляет цифровой архив печатной версии The Russian Рассмотрение. Электронная версия "Русского обозрения" - доступно на http://www.interscience.wiley.com. Авторизованные пользователи могут иметь доступ к полному тексту статей на этом сайте.

Информация для издателя

Wiley - глобальный поставщик решений для рабочих процессов с поддержкой контента в областях научных, технических, медицинских и научных исследований; профессиональное развитие; и образование.Наши основные направления деятельности выпускают научные, технические, медицинские и научные журналы, справочники, книги, услуги баз данных и рекламу; профессиональные книги, продукты по подписке, услуги по сертификации и обучению и онлайн-приложения; образовательный контент и услуги, включая интегрированные онлайн-ресурсы для преподавания и обучения для студентов и аспирантов, а также для учащихся на протяжении всей жизни. Основанная в 1807 году компания John Wiley & Sons, Inc. уже более 200 лет является ценным источником информации и понимания, помогая людям во всем мире удовлетворять свои потребности и реализовывать их чаяния.Wiley опубликовал работы более 450 лауреатов Нобелевской премии во всех категориях: литература, экономика, физиология и медицина, физика, химия и мир. Wiley поддерживает партнерские отношения со многими ведущими мировыми обществами и ежегодно издает более 1500 рецензируемых журналов и более 1500 новых книг в печатном виде и в Интернете, а также базы данных, основные справочные материалы и лабораторные протоколы по предметам STMS. Благодаря растущему предложению открытого доступа, Wiley стремится к максимально широкому распространению и доступу к публикуемому контенту, а также поддерживает все устойчивые модели доступа.Наша онлайн-платформа, Wiley Online Library (wileyonlinelibrary.com), является одной из самых обширных в мире междисциплинарных коллекций онлайн-ресурсов, охватывающих жизнь, здоровье, социальные и физические науки и гуманитарные науки.

Квир в Советском Союзе

Мой друг

Ты счастлив? Я знаю, что ты не

скажи это.

Это к лучшему - оставь.

Вы ушли

и целовались так много:

Печаль.

я вижу

Все трагические героини Шекспира

в тебе. Вы, юная и трагическая дама

Никто не спас.

Тебя так устали все эти разговоры о любви ,

всего этих строк!

Как элегантно,

чугунная повязка на твоей бескровной руке.

Я люблю тебя. - Как грозовая туча
над тобой -

Я люблю тебя как грех -
, потому что ты кусаешь, ты сжигаешь
и ты лучший, лучший из всех.

Из-за нас, потому что наша жизнь - другая -

из-за этих темных дорог,

для вашего соблазнения, на части,

для твоей гибели, тьма.

Потому что я говорю тебе, моему демону, твоему крутому лбу -

Я говорю тебе, прости меня,

потому что, даже если я разорву себя

раздельно

над твоим гробом, я не могу

спасет вас.

Из-за этой дрожи.Это

мечта?

Из-за этого острого удовольствия

, что вы

не

он .

Примечание переводчика:

Марина Цветаева, советская поэтесса, жила с 1892 по 1941 год, когда повесилась в ссылке. О Цветаевой известно многое: она дружила с Борисом Пастернаком, нобелевским лауреатом, написавшим Доктор Живаго ; она долго жила в Париже; она безумно любила своего мужа Сережу Эфрона; у нее был ряд страстных романов, в том числе, пожалуй, самый известный - с коллегой поэтессой Софией Парнок.Стихотворение выше представляет собой очень короткий отрывок из ее цикла стихов об их романе под названием Подруга - «подруга».

Мой отрывок, который я здесь перевел, является очень вольным переводом. Я закончу названием, которое я здесь перевел как «Мой друг», но сначала перейду к форме. Для меня стало очень важным, чтобы страсть оригинального стихотворения преобладала над всем остальным. У русского есть преимущество и красота в том, что он может вместить много чувств и глубину всего в одном слове; в английском это невозможно, и я считаю, что попытка сохранить русскую форму разбивает чувства и содержание.Русский язык имеет красивую рифмованную форму; Английский имеет прекрасную свободную форму. Почему бы не использовать это? Для меня это становится говорящим стихотворением: страсть Цветаевой к Парноку требует прочтения вслух. Для меня это требует более свободной формы, чем неестественный стих, который я, несомненно, дал бы ему.

Однако информацию о романе Цветаевой и Парнок найти на удивление сложно. Известно, что это было интенсивно; это длилось около двух лет; и он бросал вызов поэтам и формировал их в их творчестве.Парноку было 29 лет, а Цветаевой 22 года, когда они начали свои отношения; В обсуждениях их отношений Парнок часто играет традиционно мужскую роль, изображая ее хищницей, натравливающей на молодую добычу. Однако в стихотворении Цветаевой она изображает из себя как хищника, мальчика-пажа, жертву, скалу во время бури; для самой Цветаевой эти отношения раздвинули границы гендерных ролей и метафор, хотя, по ее словам, в основе стихотворения лежит « ироническая прелесть» (буквально: «ироническое очарование», которое я свободно передала здесь как «едкое наслаждение»). ») Парнок настойчиво женского пола.Этот резкий вызов бинарности: это очень нравится Цветаевой. В конце концов, она сказала: «Любить только женщин или только мужчин, сознательно исключив знакомую инверсию - какой ужас! Просто женщины или просто мужчины, намеренно исключая сверхъестественное знакомое - какая скука! "

Это интересно по сравнению с отношениями Цветаевой с Анной Ахматовой, еще одним выдающимся советским поэтом. Цветаева написала Ахматовой стихотворение; восхищение в стихе ясно, с последней строкой: «Я любил тебя.Однако их отношения полностью отличаются от отношений Цветаевой и Парнок: есть бесконечные форумы, на которых обсуждают потенциал грязной интриги Ахматовой и Цветаевой - они, возможно, являются самой популярной однополой парой в истории русской литературы, или, по крайней мере, я, кажется, обнаружил поэтому, читая эти форумы, - но один биограф Ахматовой, когда его спросили о сексуальности Ахматовой, закатила глаза и сказала: «Почему всегда должны быть лесбиянки? Могли они не просто восхищаться друг другом? »

Алисия Элер уже писала о том, как ориентироваться в дружбе с гомосексуальными женщинами, поэтому я не собираюсь пытаться превзойти это там, где она уже потрясла.Но здесь важно: хотя и увлекательно, но Ахматова и Цветаева имеют сексуальный элемент в своих отношениях, или мы довольны тем, что оставим это в восхищении? В этих обсуждениях в Интернете, кажется, почти возникает ощущение, что женщины должны иметь сексуальный элемент в своих отношениях, чтобы узаконить их: удешевляет ли это их отношения и сводит их к гетеронормативному мужскому взгляду? Я сама как квир-леди отправляю их - но я также спрашиваю, не важнее ли их платоническая любовь.Можно ли отнести это к другому, несексуальному, слою гомосексуальности?

Обсуждая эту причудливость - что означает «странный» даже , означает ? - я заинтересован в обсуждении небинарности и интерсекциональности. Как квир-люди, мы путешествуем по миру, разделенному: мужчина / женщина, хищник / жертва, черный / белый, шлюха / Мадонна и т. Д. Как квир-люди, мы склонны игнорировать эти аккуратные разделения и даже пересечения. Слишком часто перевод сам по себе используется как метафора контроля и подчинения, а контроль и подчинение - как метафора перевода.Я слышу разговоры о проникновении, доведении до конца, отдаче и принятии в отношении процесса перевода - на каком языке переводится язык? - когда эти вопросы, в конечном счете, бесполезны. Перевод фетишизируется и чрезмерно фетишизируется: если мы собираемся им заниматься, почему бы не владеть им? Если перевод должен быть сексуальным, почему бы не нарушить бинарные нормы секса - я имею в виду перевод? Нужно ли нам стыдиться? Нетрадиционные формы сексуальности сбивают с толку и пугают людей, как перевод.И, как и в случае с переводом, у всех, кажется, есть строгое мнение по этому поводу. Кто дает? Кто берет? Как узнать, когда он закончится? Миссионерского перевода нет.

Тогда, возможно, более полезно избавиться от этих метафор и принять небинарность перевода и странность. Есть спектр, который нам тоже не нужно фетишизировать. Вот почему я решил использовать название стихотворения не как «Подруга», а как «Мой друг». Есть чувство собственности в искусстве, и в творчестве Цветаевой есть спектр. Подруга , по-русски, означает не романтическую девушку, а близкую подругу сестры. В русских это ниспровергается, поскольку становится ясно, что их связывают романтические, не дружеские отношения; это не может быть переведено на английский таким образом. Вместо этого я выбрал «Мой друг»; Это не только устраняет гендерную принадлежность, оставив сюрприз в финале, но и подрывает характер их отношений, как в русском языке. Стихотворение все-таки иногда называли « ошибка», «Ошибка»: бывают ошибочные дружеские отношения; есть ошибочный секс; но не может быть ошибочного стиха.Здесь нет двоичного кода; все должно быть отвергнуто.

  Рэйчел Даум  - менеджер по рекламе Американской ассоциации литературных переводчиков и редактор отдела рекламы Drunken Boat Journal. Она получила степень бакалавра творческого письма в Университете Рочестера, где также получила сертификат по литературному переводу. В мае она закончила магистратуру по русскому языку и литературе в Университете Индианы, где также получила сертификат специалиста по литературному переводу.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *