Расстановки по хеллингеру как проходят: Как проходят расстановки по методу Берта Хеллингера?

Содержание

Как проходят расстановки по методу Берта Хеллингера?

Что такое расстановки по методике Берта Хеллингера? Сейчас этот метод уже преподают в институтах психологии, так что в достоверности его можно не сомневаться. Суть работы заключается в том, что с помощью энергетического поля идет движение духа, подсознания, и можно решить многие свои проблемы, которые не удавалось решить другими способами.

Расстановщик (тренер или терапевт, как его еще называют) начинает работать с запросом клиента, настраивается на него, чтобы понять, какая именно проблема на данный момент действительно важна.

Порой ведь проблем столько, что мы сами не знаем с чего начать… Это может быть здоровье, проблемы в личной жизни, в поиске партнера, с работой или в ведении бизнеса, с эмоциональным состоянием, например – постоянная депрессия или хроническая усталость и другие.

Далее выясняют про родительскую семью, были ли неблагополучные ситуации, ранние смерти, болезни, тайны, аборты, убийства или самоубийства, раскулачивание.

.. Каждый человек несет в себе силу и энергию своего рода. Бывает, что человеку приходится нести на себе что-то тяжелое, жизнь не приносит радости, он проживает не свою судьбу.

Если вы пытались аутотренингом, самовнушением помочь себе, и ничего не вышло, то именно расстановка должна помочь. Эффект заметен сразу же после и во время расстановки, но действовать она может от месяца до года, и чтобы сохранить эффект, надо следовать советам терапевта и мысленно вспоминать ощущения.

Как все происходит на расстановках?

Клиент выбирает заместителя для себя, вызывает его. Далее терапевт по своему усмотрению выбирает других заместителей, в зависимости от запроса. Начинается движение. Обычно вначале заместители (а они начинают кое-что новое чувствовать и следуют за энергией тех, кого замещают) могут чувствовать себя по-разному, но не находятся в состоянии гармонии, а ведь ради этого и делается вся работа.

Потом терапевт проводит со всеми работу, направляя их слова и действия.

Могут проявиться самые разные чувства и эмоции в этом поле: смех, слезы, апатия, замкнутость, любовь, страсть, одиночество, воодушевление… В итоге работы все заместители выстраиваются по своему порядку, родовой иерархии и клиент чувствует облегчение.

Бывают, конечно, случаи, когда клиент не готов к такой работе, например, ему сложно душой принять кого-то из родных из-за слишком тяжелой боли… Но потом все-таки человек приходит к пониманию.

Мы не виноваты, что так складывается в жизни, просто повторяем ошибки тех, кто пришел раньше. Не виноваты и они. Но мы можем это исправить и помочь себе и окружающим!

Автор: 

Сергей Круцкевич – семейный психолог международной квалификации, биоэнергетик, автор и тренер оздоровительных программ, сертифицирован по семейной системной терапии Берта Хеллингера, организационным и структурным расстановкам, неоднократный участник семинаров и интенсивных курсов Берта и Софии Хеллингер.

Является соучредителем Украинской Ассоциации Расстановок. Имеет опыт общей практики более 20 лет, системной практики – с 2003 года.

СТАТЬИ на эту же ТЕМУ

КАК ПРОХОДИТ РАССТАНОВКА. Ошибки аиста

КАК ПРОХОДИТ РАССТАНОВКА

Эта часть повествования скорее предназначена для профессиональных расстановщиков, для тех, кто только делает свои первые шаги на пути творческого процесса, коим являются системные семейные расстановки. Для тех, кто открыт поддержке и видению коллеги, прошедшего солидный отрезок пути в этом направлении и имеющего за плечами большой практический опыт.

В этом разделе я хочу описать основные шаги или вехи расстановочной работы, как это вижу и понимаю я, обратить внимание на узловые моменты, знание последовательности которых облегчит работу начинающим расстановщикам и будет полезно всем интересующимся этой темой для собственного личностного развития и роста. Итак, расстановка. Шаг за шагом.

1. Выяснение запроса

Клиент, который хочет заказать расстановку, садится на стул рядом с терапевтом. Иногда терапевт ставит около себя два стула. В зависимости от того, справа или слева от него садится заказчик, можно сделать вывод, берет ли он ответственность на себя или целиком вручает судьбу ведущему. Я задаю клиенту вопрос, где бы он чувствовал себя комфортнее.

Далее я прошу клиента коротко изложить суть дела:

– В чем состоит просьба? Что вы желаете рассмотреть? Что вы хотите улучшить?

Заказчик расстановки в нескольких фразах излагает суть своего вопроса. Многие люди за долгие годы буквально сроднились со своей бедой и непрочь еще раз в присутствии новых слушателей детально и сладостно посмаковать ее. Чаще всего это означает, что клиент не готов что-либо менять, он пришел в очередной раз пожаловаться и доказать всем, и себе в том числе, что ничего исправить нельзя и что ему хуже всех. Кроме того, длинный рассказ и некорректные отзывы о людях

(«этот гад меня достал», «эта сволочь не помогает детям») утомляют присутствующих и формируют предвзятое отношение к членам семьи клиента у сердобольных особ.

В зависимости от обстоятельств, я останавливаю человека либо вопросами: «Что можно здесь улучшить? Что было бы для тебя хорошим решением?», либо немного резким фрустрирующим заключением: «Сочувствую. Это действительно неразрешимая задача. Я вам помочь не в силах».

Как ни странно, это вскрывает в людях ресурсы, и мы начинаем конструктивный диалог.

Я прошу клиента сформулировать задачу таким образом, чтобы она была в зоне его ответственности, чтобы он мог оказывать на нее влияние. Запрос должен касаться лично клиента, а не другого члена семьи.

Например: «Пусть мама перестанет злиться и доводить меня до белого каления», – клиент меняет на: «Я хочу знать, как мне себя вести, чтобы у нас с мамой наладились близкие, доброжелательные отношения».

Или вместо фразы: «Я хочу, чтобы начальник ценил меня и поднял зарплату», – девушка говорит: «Какие шаги мне необходимо предпринять, чтобы мой труд оплачивался достойно?»

Иногда в запросе клиента звучат неоправданно высокие, нереальные ожидания: «У отца может начаться гангрена.

Я пришла сделать расстановку на избавление его от сахарного диабета». Бывают даже манипулятивно-угрожающие: «Или пусть он оставит жену и женится на мне, или я не знаю, что я с собой сделаю».

Я реагирую по-разному, все зависит от человека и причин его поведения. Часто вспоминаю слова Рут Алламанд: «Что я могу сделать, так это предоставить клиенту весь свой опыт и знания. Но я должна помнить, что я – меньше судьбы. Я не Иисус. Я делаю только то, что я могу. Я нахожу решение только там, где есть сфера влияния».

2. Вопросы, касающиеся важных событий

Когда клиент сформулировал тему расстановки, терапевт переходит к уточнению деталей. Особенно в случаях с нелегкими судьбами, исключенными из семьи, болезнями, предыдущими партнерствами. Феноменологическое восприятие удается лучше всего, если клиенту задают только самые необходимые вопросы, причем непосредственно перед расстановкой или уже в ее процессе.

Вот некоторые из них:

– Кто входит в состав семьи?

– Были ли в семье мертворожденные или рано умершие дети, были ли в семье особые судьбы, например, инвалидность?

– Были ли у кого-то из членов рассматриваемой системы (супругов, бабушек и дедушек) прочные связи, то есть был ли кто-нибудь из них помолвлен, состоял ли в браке или других значимых длительных отношениях до вхождения в настоящую систему или в процессе ее существования?

В случае необходимости (особенно, если запрос касается непосредственно семейных взаимоотношений) терапевт может также задать один или несколько из нижеперечисленных дополнительных вопросов:

– Был ли у вас, вашего мужа/вашей жены, у кого-то из ваших родителей партнер до брака?

– Есть ли у вас/вашего партнера зачатые до брака дети? Где эти дети живут? Есть ли у вас с ними контакт?

– Знают ли ваши дети о вашем/вашего партнера предыдущем браке? Знаете ли вы о том, что у вас есть сводные братья/сестры?

– Усыновляли ли вы/ваши родители ребенка? Вы сами являетесь приемным ребенком? Был ли восстановлен контакт с родными родителями?

– Был ли у вас/ваших родителей/родителей мужа/родителей жены ребенок, который умер? Об этом ребенке знают все? Его оплакали? Был ли у вас/вашей жены или предыдущей партнерши аборт?

– Вы/ваша жена/ваш муж/ваш отец/ваша мать/отец или мать вашей жены/вашего мужа рано потеряли одного или обоих родителей?

– Знает ли каждый из перечисленных выше лиц обоих своих родителей? (Даже если никогда их не видели!)

– Умирал ли кто-нибудь из женщин в родах?

– Был исключен кто-нибудь из членов семьи? У кого из членов семьи по-прежнему есть с ним контакт?

– Были ли у ваших детей/у вас расставания с одним из родителей или с обоими родителями (например, госпитализация в раннем возрасте; болезнь матери, повлекшая разлуку с ребенком; воспитание у бабушки, дедушки или тети, так что ребенок порой предпочитал или до сих пор предпочитает этого человека матери)?

– Были ли в роду случаи тяжелой физической или душевной болезни?

– Есть ли внутри семьи тенденции к самоубийству?

– Случались ли удары судьбы (бегство, потеря имущества и состояния, потеря работы)? –Был ли кто-нибудь лишен наследства? – Добился ли кто-нибудь наследства нечестным путем?

– Был ли кто-нибудь осужден?

– Находился ли кто-нибудь в концлагере? Есть ли среди членов семьи жертвы войны или военных преступлений? Погибшие? Был ли отец/дед в плену?

– Есть ли в вашей семье преступники? Жертвы преступления, насилия?

– Есть ли в семье случаи убийства?

– Есть ли в семье кто-нибудь, кто очень религиозен? Ушел в монастырь? Стал священником?

– Было ли над вами/вашим партнером/партнершей совершено насилие?

– Есть ли в семье люди, страдающие алкоголизмом или другими видами зависимости?

– Были ли случаи неизлечимых или наследственных болезней?

– Знаете ли вы могилы своих родителей/бабушек, дедушек? Вы их посещаете? Указаны ли на могильной плите имена умерших?

3. Принятие решения. Какую систему расставить?

Уяснив окончательно, какой исход расстановки для клиента является благоприятным, а какой нежелательным, ведущему необходимо принять решение: что расставлять? Какую систему? Нынешнюю семью или семью происхождения? Кто из членов семьи будет фигурировать? Будем ставить конкретных людей или абстрактные понятия, или и то и другое? Например: муж, жена и Тайна; Человек и Причина болезни.

Решения можно принимать самим, а можно согласовывать с клиентом. Я могу, обобщая всю полученную информацию, уточнить у него: «Правильно ли я вас поняла, что у вас не складываются взаимоотношения с сыном, потому что вы сами росли без отца? Я предлагаю для начала поставить вас и сына (или вас и вашего отца). Вы согласны?» Если человек совсем не подготовлен, впервые участвует в расстановках или сильно взволнован, решения я принимаю директивно.

4. Выбор заместителей

Из присутствующих на клиентской группе или обучающем семинаре людей клиент выбирает заместителей,например, себя и заместителей членов его семьи, предположим, жены и ребенка. Делается это по принципу минимализма. В ходе расстановки другие представители семьи вводятся клиентом дополнительно.

Заместителей выбирает клиент, руководствуясь не внешним сходством или какими-то умозаключениями, а внутренним чутьем, интуицией.

В ходе выбора заместителей некоторые участники, в силу каких-либо причин,могут отказаться от предложенной роли. Их решение следует уважать, но лучше до начала работы спросить, кто сегодня не готов помогать другим. Некоторые мастера расстановок, в том числе Берт Хеллингер, сами назначают заместителей клиентской семьи. Я доверяю этот выбор заказчику, но по ходу расстановки могу добавлять для клиента заместителей его дальних родственников, представителей больших фигур, например, Судьбы, Жизни, а также абстрактных понятий, таких как Цель, Преграда, Ресурсы.

5. Расстановка заместителей

Когда заместители выбраны, клиент расставляет их в пространстве по отношению друг к другу согласно своему внутреннему образу, видению своей семьи или сложившейся ситуации. Или просто доверяя импульсам своего тела в данный момент. При этом желательно, чтобы он брал заместителей обеими руками за плечи сзади и, таким образом находясь с ними в контакте, ставил на свои места.

Точно так же клиент поступает с остальными заместителями, пока все не будут расставлены в пространстве поля. Иногда бывает полезно, чтобы в заключение клиент обошел вокруг расставленной группы и подправил то, что, по его ощущениям, еще не полностью соответствует действительности. В это время клиент еще раз может сказать заместителю о том, чью роль он играет.

Затем он садится на то место, с которого хорошо видна вся расставленная система. Если по ходу расстановки ему нужно будет что-то лучше увидеть или услышать, он может пересесть на более комфортное для себя место, не пересекая пространство расстановки.

Во время расстановки заместителей терапевт должен следить за тем,чтобы клиент делал все сосредоточенно,двигался медленно, внимательно прислушиваясь к себе и своим физическим ощущениям. Следует останавливать и поправлять клиента, если он пытается с помощью заместителей создать нечто, напоминающее скульптуру, к примеру, вложить руку одного заместителя в руку другого.

Порядок расстановки фигур выбирает сам клиент,что в некоторых случаях помогает определить представление клиента об иерархии участников рассматриваемой системы.

От заместителей тоже требуется внутренний отказ от желания «спасать» клиента или ситуацию,от собственных представлений,намерений и страхов. Задача заместителя – наблюдать за всеми изменениями, которые происходят на уровне тела,ощущений в нем,возникающих чувств,мыслей,желаний. Например, он может ощутить жар или холод, у него появится желание смотреть в пол, усилится сердцебиение, возникнет внезапное ощущение напряжения, тяжести или реакция в виде «мурашек», дрожи, чувства гнева или бессилия, обиды или любви. Имеет смысл также обращать внимание на возникающие картинки, образы, или напрашивающиеся слова. О вспышках агрессии, жажде ударить другого человека в целях безопасности лучше сразу сказать ведущему.

Когда у меня возникает недоверие к кому-то из заместителей или появляется опасение за его неадекватное поведение, душевное или физическое состояние, я меняю заместителя. «Тебе сейчас лучше посмотреть на все это со стороны» или: «Сядь, тебе нужно отдохнуть», – мягко говорю я ему. Иногда я сама становлюсь на это место в расстановке, если вижу, что другим такая роль не под силу. Но в таком случае можно расстановку и прекратить, разъяснив клиенту проявленную негативную динамику.

6. Оценка происходящего на расстановочном поле

Уже с первых минут расстановки в процессе распределения заместителей в пространстве помещения терапевту открываются некоторые пласты информации и о клиенте, и о его системе. По тому, как клиент приглашает заместителей, разводит их по залу, в каком порядке расставляет членов семьи, можно сделать вывод, сосредоточен ли клиент на происходящем, взволнован или отстранен. Некоторые клиенты очень внимательны к процессу, другие небрежны, есть очень контролирующие личности, пытающиеся и в этом поле установить свой порядок.

По взглядам, выражению лица, позе, расположению в пространстве заместителей, ведущему многое становится ясно. У него в голове может уже на этом этапе возникнуть гипотеза о происходящем в системе, о взаимосвязях и групповой динамике. Он волен поделиться своими предположениями с автором расстановки, а может задать уточняющие вопросы:

– Кто в семье рано (преждевременно) ушел из жизни, были ли у вас аборты? – в случае, если заместитель клиента или другого члена семьи смотрят в определенную точку на полу.

– Ваш брат находится в депрессии? За кем из умерших родственников он стремится уйти? – если заместитель брата хочет выйти за пределы комнаты.

– Какая трагедия случилась, что произошло в вашем роду (семье)? – когда все заместители семейной системы смотрят в одном направлении. (Следует заметить, что поза и взгляд в одном направлении всех родственников иногда означает и общую идею. Идея может быть любой – коммунизм, религиозная секта, эмиграция в Израиль. )

– Были ли в вашем роду самоубийства? Были ли в семье психически больные люди (шизофрения; маниакально-депрессивный психоз)? – если заместитель поднимает голову вверх и крутит шеей или поочередно то поднимает взгляд к небу, то опускает в землю.

Четких правил нет. Все нужно рассматривать только в контексте темы расстановки, своей интуиции, обратной связи заместителей и других подсказок знающего поля.

7. Вопросы к заместителям

Ведущий обращается ко всем заместителям: «Настройтесь на ту роль, которую вы получили от клиента. Любым удобным для вас способом. Прислушайтесь к своему дыханию, прислушайтесь к ощущениям в теле. Что с вами сейчас происходит? Какие чувства, желания, импульсы к движению у вас появляются? Как вам именно на том месте, на котором вы стоите сейчас? Кто в этом пространстве вам интересен? Кого вы видите? С кем чувствуете связь?»

Сделать паузу на некоторое время, дать возможность заместителям вчувствоваться, вжиться в роль, осознать, что с ними происходит, оглядеться и прислушаться к себе.

Затем терапевт начинает задавать заместителям вопросы о душевном состоянии, физических ощущениях, импульсах к перемещению. Порядок опроса терапевт определяет сам. Можно начинать с заместителя клиента, можно в том порядке, в котором представителей вводили в расстановку, можно сначала подойти к тем, кто себя чувствует плохо, сильно возбужден или хочет уйти. Можно руководствоваться порядком иерархии,а можно спросить у клиента, с кого бы начал опрос он. Опрашивать достаточно ведущих заместителей, а не всех. Но если у одного из «второстепенных» заместителей есть важная информация, он может сказать об этом ведущему.

Слушая ответы заместителей, терапевт одновременно принимает во внимание их дыхание, тембр голоса, взгляд, бледность или покраснение кожи, раскачивание тела из стороны в сторону, другие телесные реакции. Не всегда заместителю удобно описывать те чувства, которые он испытывает в процессе расстановки. Особенно если на них наложено «табу» в его семейной системе или человеку неловко огорчать клиента своим признанием.

Так, щеки женщины, замещающей тещу в расстановке, покрылись красными пятнами, ее била дрожь возбуждения, но она с трудом смогла вымолвить, что чувствует сильное сексуальное влечение к своему зятю. Клиентка, делавшая расстановку на взаимоотношения с матерью, горько расплакалась. Факт сексуальной связи ее матери с мужем клиентки несколько лет назад действительно имел место и стал жгучей раной и камнем преткновения в отношении дочери к матери.

Выражать злость, ярость, говорить «нет» насилию также непривычно для многих. Привычка быть «хорошей девочкой» или «хорошим мальчиком», улыбаться, даже если хочется плакать, свойственна и заместителям в расстановке. Иногда только по переминанию с ноги на ногу, сжатым кулакам и заигравшим на скулах желвакам мне удается распознать сдерживаемое чувство раздражения или праведного гнева. Чтобы удостовериться в правоте своих предположений, я вхожу в расстановку, становлюсь за таким клиентом или поочередно за каждым. Сверяю ощущения, снова выхожу и смотрю на все со стороны, делаю выводы.

8. Динамика. Понимать и сделать понятной

На этом этапе терапевт уже может находить подтверждение либо отвергать первоначальную гипотезу, а также формировать первичную и последующую стратегии ведения терапии. Здесь не следует торопиться! Дайте расстановке подействовать на вас самого. Но и медлить нежелательно, чтобы не пустить по ветру возникшую энергию.

На данной стадии у клиента можно поинтересоваться о том, что ему напоминает происходящее либо насколько все то, что он видит, похоже на то, что происходит в его реальной жизни.

К этому времени перед опытным терапевтом уже открыто видение того, что происходит в семейной системе заказчика расстановки, проявлены основные «болевые точки» взаимоотношений в семье.

Видно, кто из расставленных лиц больше других находится в опасности. Если терапевт по его позе и направленности к выходу понимает, что он хочет уйти или умереть, то следует, не задавая никому никаких вопросов, провести этого человека чуть дальше в направлении его взгляда и проследить за влиянием этого изменения на него и других заместителей. Либо поставить перед ним человека, за которым он хочет последовать. Либо попросить развернуться на 180 градусов и поинтересоваться: «Тебе так лучше или хуже?» Другими словами, проводить эксперименты и искать решение.

Довольно часто бывает,что все заместители смотрят в пол или в одном направлении. Для терапевта это сигнал о том, что перед ними должен стоять (лежать) кто-то, кто был забыт или исключен из системы. Например, рано умерший ребенок или кто-то погибший.

В этом случае терапевт должен спросить клиента, кто бы это мог быть, и ввести новую фигуру в расстановку.

Если же, например, женщина стоит безучастно, с печальным выражением лица и опущенными плечами в окружении своих детей так, что создается впечатление, будто они хотят помешать ей уйти, терапевт сразу задает клиенту вопрос: «Что произошло в родительской семье матери, что могло бы объяснить ее стремление уйти?» В этом случае, прежде чем продолжить работу с остальными заместителями, терапевту следует найти решение для матери.

Для каждого следующего шага в работе ведущий обращается за дополнительной информацией к клиенту, не делая больше и не расспрашивая больше, чем ему нужно для этого шага. При этом желательно сказать клиенту, для чего это нужно, разъяснить происходящее, показать открывшуюся динамику семьи. Благодаря этому семейная расстановка сохранит свою сосредоточенность на главном, свою особую «плотность» и напряжение.

Чем больше людей вы вводите в расстановку, чем больше вы хотите решить задач за один раз, чем больше вы стараетесь выложиться перед клиентом, тем более вероятен обратный результат. Ослабевает внимание присутствующих, снижается уровень энергии. Не зря говорят: лучшее – враг хорошего.

Б. Хеллингер пишет: «Существует один верный признак, по которому можно определить, на правильном пути расстановка или она сбилась с него. Если в наблюдающей группе нарастает беспокойство,а внимание ослабевает, то у расстановки больше нет шансов. И чем быстрее терапевт ее прекратит, тем лучше. Прекращение расстановки позволит всем участникам заново сосредоточиться, и через некоторое время можно будет начать снова. Иногда указание к дальнейшему движению приходит из наблюдающей группы. Но это должно быть только наблюдение. Догадки или толкования лишь усугубят путаницу. В этом случае терапевт должен прекратить дискуссию и вернуть группу к сосредоточенности и серьезности».

9. Набор решений. Ритуалы, фразы

Этот этап способствует упорядочению и завершению развернутой картины, всплывшей на поверхность в результате усилий всех участников расстановки и морфологического поля или, как его еще называют, знающего поля или поля силы. И задача расстановщика – помочь клиенту понять причину происходящего, осознать семейную динамику и взглянуть на вещи по-новому.

Для того чтобы завершить расстановку, мастера классических расстановок использовали одно из следующих направлений:

1) Расстановщик расставлял всех членов семьи, соблюдая иерархический порядок семейной системы. При этом он находил для клиента хорошее место. Когда всем членам семьи становилось лучше, чем в начале сессии, расстановку завершали.

2) Доверяя «движению души» заказчика расстановки и всех членов семейно-родовой системы, ведущий давал возможность передвигаться в пространстве до тех пор, пока каждый член системы не находил для себя хорошее место.

3) Помимо вышеперечисленных способов завершения расстановочного процесса или совместно с ними, ведущий использует исцеляющие ритуалы, благословение и разрешающие фразы. На них я остановлюсь подробнее в главе «Ритуалы» в следующей книге серии «Волшебная сила расстановок».

4) Иногда в ходе расстановки требуется ввод так называемых «больших фигур» – фигур, которые стоят выше человека или над ним. Такая необходимость может возникнуть, если, например, в жизни кого-то из членов системы было что-то особое, что выше и сильнее него, и оказало довольно сильное влияние на жизнь и/или судьбу. Для завершения процесса я ввожу большие фигуры, такие как Жизнь, Любовь, Судьба, Миссия, Богородица, Ангел Хранитель, Свобода. Или вспомогательные абстрактные понятия – цель, дом, страна, работа, деньги, успех.

10. Найти хорошее место для клиента

В результате прохождения всех этапов расстановки, передислокации членов семейной системы, установления порядка в семье, примирения с родственниками и близкими людьми на расстановочном поле вырисовывается совершенно другая картина семьи протагониста. Эта картина и является тем образом-решением,которое,как некая изначальная матрица рода, ДНК родовой системы, встраиваясь в сознание, память и душу клиента и в коллективное сознание и душу его семейной системы, способно гармонизировать всю систему и исцелить клиента от болезненных переплетений, освобождая его энергию для новых свершений.

Если расстановка удалась, ее поле воистину является полем любви и порядка. Полем Порядка любви. Я всегда спрашиваю клиента, есть ли у него желание встать на свое место в расстановке или ему достаточно только увидеть и взять этот образ в свое сердце. Чаще человек соглашается встать на свое место в семейной системе, проникнуться ее духом и энергией, подзарядиться силой рода. Он может еще раз склониться в поклоне перед родителями и всей своей семьей в знак благодарности за жизнь. Теперь новая внутренняя картина может иметь место в его сердце и развивать свое воздействие.

11. Вывести заместителей из ролей

После завершения расстановки терапевт или клиент освобождают заместителей от прожитых ими в расстановке ролей. В некоторых случаях, когда роли были особенно нелегки,клиент благодарит каждого участника,к примеру,следующими словами: «Я дал тебе роль своего отца. Я благодарю тебя за то, что ты сыграл ее для меня. Теперь я забираю у тебя эту роль обратно. Ты больше не мой отец. Ты Алексей».

Если в расстановке не было сильного напряжения,то роль можно просто с себя «стряхнуть», как стряхивают пыль. Другие примеры освобождения от влияния расстановочного процесса вы можете прочесть в следующей книге в главе «Безопасность в расстановках».

От хороших ресурсных ролей, таких как Любовь, Богатство, Удача, Счастье, Творчество, люди предпочитают не освобождаться.

12. Завершение процесса

Клиентов желательно до завершающего круга отпускать для осмысления процессов и отдыха. Многими из них, а я сужу и по себе тоже, это переживается как операция. На тонких планах это так и есть. Многие терапевты-расстановщики рекомендуют расстановку не обсуждать, даже «забыть». Вспомнить через полгода и спросить себя: «Что изменилось?»

Как психотерапевт, после каждой клиентской группы я предпочитаю «завершить гештальт» – получить обратную связь от участников, дать людям возможность задать вопросы, поделиться переживаниями, высказаться, если что-то осталось «за кадром», не озвученным, не прочувствованным. Провести параллель между расстановкой клиента и тем, что происходит в собственной семье.

В конце группы мы садимся в круг и погружаемся в одну из медитаций, способствующих очищению, гармонизации и душевному равновесию. Описание медитаций можно прочесть в главе «Безопасность в расстановках». Здесь я приведу только одну из них.

Медитация «СВЕТ ЗВЕЗД»

Все садятся в круг, плотным кольцом друг к другу. Ноги не скрещивать. Ступни ног стоят параллельно.

Левую руку кладем на колено соседа, ладонью вверх.

Правую руку ладонью вниз опускаем на левую руку соседа на вашем колене.

Спина прямая. Позвоночник устремлен к небу.

Макушка, как елочная игрушка, подвешена к потолку.

Закрываем глаза.

Делаем глубокий вдох и с выдохом отпускаем от себя все, что мы пережили сегодня.

Снова глубокий вдох и с выдохом освобождаемся от старого, ненужного.

Еще один глубочайший вдох – и тело полностью расслаблено.

Почувствуйте небосвод у себя над головой. Мысленно окиньте взглядом мириады сияющих звезд. Представьте, что с небес, с этих сияющих звезд на вас нисходит голубая, сияющая, чистая энергия. Потоки этой, одновременно сильной и нежной, энергии, мягко проходят через все ваше тело, от темени до кончиков пальцев рук и ног. Эта энергия вымывает из клеточек вашего тела старые обиды, горечь, боль и разочарование, все лишнее, все, что блокирует ваше развитие и духовный рост. И уносит все это в самый центр Земли, туда, где оно может трансформироваться и быть полезным.

Мощные потоки перламутровой голубой энергии заливают, очищая, все пространство вокруг вас, через окна водопадом выливаются на улицы города. Пропитывают, метр за метром, всю ПЛАНЕТУ ЗЕМЛЯ. Почувствуйте себя сидящими в потоках голубого блаженства на голубой планете. А энергии становится все больше и больше, она устремляется вверх, к звездам, с которых она пришла. И, усиленная тысячекратно, возвращается голубым пульсирующим светом ЧИСТОТЫ, МУДРОСТИ и ЛЮБВИ на планету Земля, в наш город, в нашу комнату и вливается в каждого из нас, наполняя вселенским сознанием.

Побудьте в пульсациях голубого блаженства несколько минут.

А сейчас из своей левой ладони толкните в ладонь соседа этот поток голубой перламутровой вибрирующей субстанции. Почувствуйте, как эта энергия течет по кругу, превращаясь в исцеляющую, сияющую голубым светом сферу.

Почувствуйте легкий ионизированный воздух. Насладитесь его чистотой. Дышите легко и свободно.

А сейчас мы постепенно будем возвращаться в настоящее, в эту комнату. На счет пять мы все откроем глаза. Почувствуем бодрость, прилив сил и улыбнемся друг другу.

Один, два, три… Четыре. Пять.

Завершить клиентскую группу по расстановкам можно следующими словами:

Уходя отсюда, оставьте все, что вам не принадлежит. И возьмите всю силу, которая принадлежит вам.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Как работает метод системных расстановок по Хеллингеру. Семейные расстановки

Содержание статьи

Метод системных расстановок – основанный на глубокой проработке способ познания себя и поиска ответов. Его ввел в практику Берт Хеллингер, немецкий философ и богослов. Практика имеет альтернативные названия – системные семейные расстановки, системно-феноменологический подход и прочее.

Что такое системные расстановки по Хеллингеру.

За основу расстановки взята некая общая система, в которой рассматривается конкретная ситуация. Изначально практика имела исключительно семейный толк, однако с развитием метода были добавлены другие социальные категории.

Психологический фундамент для практики заключается в феномене заместительского восприятия. Участник процесса фигурально входит в состояние прототипа – центрального фигуранта процесса. Кроме того, все участники получают роль, которую предлагает им клиент. Она замещает любой объект системы – от члена семьи, до чувств или материальных объектов. В идеальных условиях прототип чувствует взаимодействие выбранных элементов системы, осознает их связь на глубоком уровне. Таким образом происходит проработка: через взгляд со стороны, задаваемые вопросы, ощущение – прототип сознает самого себя.

Семейные расстановки по Хеллингеру

Как проходят системные расстановки по Хеллингеру

Управление действием принадлежит специально обученному расстановщику. Перед стартом прототип беседует с руководителем, отвечает на его вопросы и формирует собственные. В ходе расстановки конструируется система, которая, путем назначения людям определенного статуса, управляется расстановщиком.

Процесс направляется таким образом, чтобы подвести прототипа к пониманию его запроса. Например, у прототипа семейная проблема: непонимание со стороны старшего поколения семьи. Тогда людям, стоящим в кругу, назначается роль отца, матери, дедушек и бабушек и т.д., а также самого прототипа.

Расстановщик предлагает им взаимодействовать друг с другом. Они как бы подключаются к общему «полю», из которого им поступает информация. Она выражается в физических и физиологических ощущениях.

Как проходят расстановки по Хеллингеру

 

Им необязательно точно понимать, что происходит с их телом, однако через объяснения своих рецепций они донесут полезные сведения для прототипа. Взаимосвязь телесных сигналов при контакте заместителей формирует представление о ситуации: неприязнь, симпатия, страх, смущение, боль, горечь – символические знаки системы. Точности результата способствует такая расстановка, в которой заместители незнакомы друг с другом. Таким образом легче высказывать свои ощущения, касательно того, кто стоит напротив.

В результате взаимодействия достигается высокая концентрация психологического единения. Формируется общий эмоциональный фон: участники могут впасть в отчаяние, реветь, смеяться, не имея для этого конкретных причин.

Бытует мнение, что посредством расстановки достигается закрытие гештальта. То есть у прототипа существует некая жизненная ситуация, которая не получила воплощения в реальности, поэтому вызывает чувство незавершенности. Путем практики эта ситуация проецируется, закрывая гештальт. Таким образом проблема нивелируется, теряет значимость.

Как работают расстановки по Хеллингеру

Берт Хеллингер провел тысячи расстановок, опыт которых позволил ему обосновать принципы работы метода. Он классифицировал проблемные точки семейных связей на порядки, описав особенности взаимодействия членов семьи внутри них.

  • Закон принадлежности – первый порядок. Это принцип, при котором семья является априорной системой, в которой каждый имеет свое место. Ни один член не может быть из нее изъят по определению, вне зависимости от отношения к нему остальных элементов целого. Сюда входят не только члены семьи, но все, кто имеет какое-либо отношения к ней.
  • Иерархичность. Основа второго порядка – время. Приходящие в систему раньше имеют привилегию над теми, кто появился позднее. Отцы, старшие братья и сестры, первые супруги – авторитетнее. Это закон. Важно понимать, что «привилегия» здесь – не оценочное суждение, а способ классификации, присваивания определенного места.
  • Балансирование. Особенность этого порядка заключена в законе сообщающихся сосудов. Каждый, кто что-то берет из системы, должен уравновесить ее, и что-то отдать. Иначе возникает дисбаланс, ведущих к хаосу. На фигуральном уровне этот закон означает, что вклад каждого элемента системы должен иметь соответствующую оценку.
  • Геометричность. Хеллингер заметил, что в разных расстановках существует разные принципы построения фигур, при которых все участники чувствуют себя наиболее комфортно. Используя к этому порядку иерархичность, можно сформировать наиболее верную семейную расстановку.

Важно понимать, что метод – феноменологический. Это означает, что каждая расстановка уникальна, и каждый случай будет иметь обоснование только через практику. Иначе говоря, система не является универсальной. Она лишь инструмент познания.

 

Семейные расстановки по Хеллингеру

Какие существуют мнения о методе системных расстановок по Хеллингеру

Официальная наука не принимает этого метода, выводя его в ранг «псевдонаучных» или оккультных практик. Конкретно обосновать, почему метод оказывается действенным науке пока невозможно. Притом, это поддерживается популяризаторами метода: он получил активное распространение в религиозной среде, шаманстве, оккультизме. В период максимальной популярности расстановок православные философы называли их противоречащими ортодоксальным догматам.

На форумах можно встретить разную информацию о расстановках. Бытует мнение, что оно опасно – путем некомпетентного использования метода возможны психологические травмы. Слишком впечатлительным людям лучше воздерживаться от участия. Другие пишут восторженные отзывы, утверждая метод, как наиболее действенный в решении их проблемы.

Доподлинно определить, что на самом деле происходит во время практики, наверное, невозможно. Однако ряд источников и отзывы подтверждают: способ уходит в сторону от привычной картины мира.

Поделиться в соцсетях:

Вам будет интересно почитать:

История расстановок по Хеллингеру насчитывает почти 40 лет, и их популярность растет. Берт Хеллингер — немецкий психотерапевт, философ и богослов, глубоко исследовал связь неразрешенных семейно-родовых историй и текущее состояние человека. Хотим мы или нет, мы почти всегда наследуем программы наших предков. И метод расстановок позволяет заглянуть внутрь, понять причину проблемы и соответственно найти экологический путь решения ситуации

Находясь в эпицентре переживаний, человеку часто не хватает объективного взгляда на себя, на близких, и на ситуацию. Расстановка дает возможность посмотреть на происходящее со стороны.

Как проходят расстановки по Хеллингеру

Расстановки по Хеллингеру внешне выглядят как игра по определенному сценарию. Мастер открывает информационное поле — собственно, это такая 3D-модель подсознания героя расстановки. Заказчик расстановки, чья ситуация рассматривается, выбирает «заместителей» из собравшихся людей, которые будут «исполнять роли» заказчика и его родственников, иных людей и явлений, если это нужно для раскрытия ситуации. Ориентируясь на свои ощущения, заказчик расставляет фигуры в информационном поле. Затем он вместе с мастером расстановки наблюдает за происходящим. В это время заместители, находясь в информационном поле, «считывают» информацию поля.

С точки зрения обычного человека, это невероятно. Совершенно незнакомые с историей заказчика люди (заместители) начинают вести и чувствовать себя совершенно так, как если бы это были реальные родственники и явления из жизни героя расстановки. Они даже говорят, двигаются и ведут себя так, как будто знают человека, которого «замещают». И это не пустые фантазии — данные расстановок подтверждаются в реальности. Ориентируясь на ощущения заместителей, мастер расстановки определяет, какое надо выбрать действие для исправления проблемных мест в родовой системе или в ситуации.

Какие проблемы и как быстро решает расстановка

Чаще всего в расстановках происходит работа с семейной историей, хотя темы на расстановках бывают самые разные — здоровье, деньги и работа, выбор пути, отношения с партнером, страхи, пристрастия. Поле само подсказывает, где именно слабое место, где источник трудностей, где надо навести порядок.

Расстановка — очень глубокая вещь. Мы вытаскиваем на сознательный уровень то, что раньше мучило человека в подсознании, даем возможность посмотреть на все под новым углом зрения. Бывает, что трансформации происходят мгновенно, а иногда требуется несколько недель для завершения процесса расстановки.

Всем ли подходят расстановки?

Сложно сказать, так как нет метода, который не вызывал бы споров. Все мы разные, так и каждый расстановщик индивидуален. Мастер расстановок Эльвира Подгорная тонко чувствует поле и как биоэнергет видит то, что не видят заместители. Для расстановщика крайне важно тонко ощущать энергии, чувствование которых удается далеко не всем. У Эльвиры этот дар развит очень сильно. На расстановках под ее руководством вы, скорее всего, получите намного больше, чем будете ожидать. Запись на участие в расстановках по телефону 8 926 222 09 03.

Что такое системные расстановки? (часть 1)

Что такое расстановки?

С практической точки зрения, системные расстановки – это способ исследования и осознания некой важной жизненной темы в контексте, более широком, чем жизнь одного человека.

Возьмем, к примеру, ситуацию, когда кто-то в течение многих лет сталкивается с похожими и повторяющимися проблемами в отношениях с партнерами, родителями, друзьями или даже деньгами, работой или своим жизненным пространством. Расстановки дают возможность увидеть, что решения и действия человека, которые, на первый взгляд, диктуются его свободной волей и обстоятельствами, на самом деле определяются взаимодействием многих членов его рода – семейной системы – причем даже тех ее членов, о которых самому человеку ничего не известно. Это как если бы мы наблюдали за какой-то деталью сложного механизма – может показаться, что движения этой отдельной детали случайны и лишены логики. Но когда у нас появляется возможность взглянуть на работу всего механизма в целом, приходит понимание и становится ясно, что движение всего этого механизма согласовано и гармонично — даже несмотря на то, что отдельная деталь ничего не знает о силах, приводящих ее в движение. Системные расстановки как раз и дают эту возможность расширить фокус восприятия, чтобы увидеть интересующую нас жизненную тему как элемент большой картины. И удивительный факт: такое расширение восприятия часто приводит к тому, что в жизни человека «сами собой» происходят очень существенные изменения.

Кстати сказать, такое определение расстановок совершенно не исчерпывает этот очень сложный и многоплановый феномен, а скорее служит лишь указанием на него. Дальше я попытаюсь рассказывать о расстановках все более и более подробно.


Структура расстановочной группы Чаще всего расстановки проводятся в формате группы, хотя существуют и другие формы работы. В группе присутствует ведущий, отвечающий за ход процесса, (его обычно называют расстановщиком) и участники. Некоторые из участников приходят в группу, чтобы с помощью расстановки установить контакт с какой-то важной темой своей жизни. Человека, для которого делают расстановку, обычно называют клиентом. Другие приходят для того, чтобы принять участие в чужой расстановке в качестве фигур, замещающих реальных членов семейной системы клиента. Этих участников называют заместителями. И, наконец, третьи «просто» присутствуют при чужих расстановках, оставаясь наблюдателями и свидетелями историй, которые развертываются перед их глазами. Обычно этих людей называют наблюдателями. Соответственно, в ходе группы любой участник может выступать во всех трех ролях – в качестве клиента, когда расстановку делают лично для него, в качестве заместителя, когда его выбирают на какую-то роль, и в качестве наблюдателя во всех остальных случаях.

О том, в каком формате нравится проводить расстановочные группы лично мне, можно прочитать в моей новой большой статье «Ваша первая расстановочная группа: инструктаж перед погружением»


Процесс расстановки Расстановки проходят примерно так. Ведущий спрашивает, кто хочет заявить свою тему для работы. Если желающих несколько, ведущий выбирает одного. Этот участник (клиент) садится рядом с ведущим, и тот начинает задавать ему различные вопросы, связанные с темой клиента. Основная цель этих вопросов для ведущего – почувствовать, насколько «заряжен энергией» запрос клиента, ощутить отклик его семейной системы, найти так называемую «точку входа» в нее. Иначе говоря, найти ту тему, через которую система готова раскрыться, прийти в движение, проявить что-то важное. Часто случается так, что эта тема не совпадает с первоначальным запросом клиента. В такой ситуации клиент сам принимает окончательное решение о том, хочет ли он исследовать именно эту тему.

В результате разговора с клиентом у расстановщика обычно возникает внутреннее ощущение относительно того, возможна ли сейчас расстановка и кто из членов семейной системы клиента должен участвовать в начальной конфигурации. Далее клиенту предлагается выбрать из числа участников группы заместителей для этих членов системы и для него самого. После этого клиент должен молча и очень сосредоточенно, руководствуясь только своими внутренними ощущениями, расставить этих заместителей в помещении. После этого клиент возвращается на свое место, а дальнейшее сопровождение процесса берет на себя ведущий.

Удивительный и загадочный феномен расстановок состоит в том, что заместители в этой ситуации начинают отчетливо ощущать в своем теле эмоции, которые чувствуют замещаемые ими люди, связи, которые между ними существуют (например, притяжение, интерес, отторжение), и даже различные физические симптомы в теле. В подавляющем большинстве случаев эти ощущения вполне отчетливы. Я бы даже сказал: весьма отчетливы. Заместителю не нужно обладать какой-либо особой сверхчувствительностью. Достаточно «простого» согласия на некоторое время предоставить себя в распоряжение чужой семейной системы.

В современном варианте расстановок расстановщик обычно «позволяет» заместителям молча двигаться, следуя за своими ощущениями. Важно, чтобы движение при этом приходило изнутри, «само», а не диктовалось личными представлениями заместителя о том, что он должен чувствовать в данной ситуации и как он может «сделать клиенту хорошо». Такое движение, если оно действительно приходит из семейной системы клиента, почти всегда очень медленное. Заместитель же в этом случае играет роль приемника, медиума, «пустой бамбуковой флейты» на которой система клиента, а иногда и Нечто Большее, играет ту мелодию, которую она/оно хочет сыграть.

Более того, сам ведущий, в идеальном варианте, находится в таком же согласии с клиентской системой, не имея никакого личного мнения о том, что для клиента «хорошо» и что «плохо» и какое для него в данной ситуации может быть «хорошее решение». Он просто максимально, насколько это для него возможно, открывается тому, что приходит из системы клиента – через заместителей и через свое личное восприятие. По сути, единственная задача ведущего – помочь проявиться тому, что хочет проявиться. Именно это согласие с Чем-то Большим и уважение, с которым все присутствующие в группе относятся ко всему, что открывается в расстановке, и делает системные расстановки одной из самых мощных и глубоких духовных практик.

Любая семейная система – это всегда Нечто Большее по сравнению с любым отдельно взятым человеком, каким бы он ни был «продвинутым». И, соответственно, ведущий в расстановке лишь следует тому, что исходит из поля и что он, в меру своей чувствительности, оказывается в состоянии уловить – самостоятельно или с помощью заместителей и наблюдателей. Так, он может увидеть или почувствовать, что на каком-то месте не хватает какой-то фигуры, и ввести ее в расстановку, выбрав из числа наблюдателей. Если это действие оказалось в согласии с полем системы, то это почти сразу же почувствуют все присутствующие. Также ведущий может предложить заместителям произнести какие-то фразы, пришедшие к нему из поля. Если эти фразы отражают динамику, которая хочет проявиться, они немедленно окажут действие на ход расстановки.

Через какое-то время расстановка заканчивается. Обычно процесс расстановки занимает не более одного часа. Есть несколько способов и причин для окончания расстановки – о них я расскажу отдельно. Далее клиент возвращается на свое место, а проведенная расстановка начинает «жить своей жизнью» в сознании клиента и в поле его семейной системы.

Во второй части статьи рассказывается о некоторых физических основах работы системных расстановок, о различии между духовными и терапевтическими расстановками, а также о том, как можно использовать расстановки.

Перейти ко второй части…


Хотите получать информацию о моих ближайших расстановочных группах?


Расстановки по Хеллингеру. Системные расстановки. Семейные расстановки.

Я познакомился с расстановками в 2012 году, придя на группу заместителем. А в 2014 году начал учиться расстановкам.

Расскажу вам, что я понял и осознал за свой опыт.

 

Расстановки – бережная помощь человеку который мне доверяет, потому что он ко мне пришел.

Расстановки – это работа с запросом человека, с его личной историей и историей его рода, какой бы тяжелой и “за гранью разумного и морального” для меня она не оказалась.

Расстановки – это про связь с самим собой, с родом и предками. Человек становится целостным и наполненным энергией, силами.

Расстановки это духовная практика. Это взаимодействие с высокими энергиями и духом исцеления (spirit mind) в поле.

Расстановки это про жизнь и смерть, это про болезни и исцеление, это про принятие отвергнутых и исключенных чувств, тяжелых событий, травм и всего остального, что надо проработать в поле.

Расстановки – это НЕ про мораль хорошо или плохо. Расстановки это про принятие и следованию духу исцеления (spirit mind), который движет расстановку к целостности семейной системы человека. 

Во время расстановки – расстановщик держит вниманием поле, следит за процессами и за клиентом, помогая ему проходить сложные истории, особенно связанные с травмами.

Расстановщику надо быть здесь и сейчас ясным, открытым и вмещающим в себя любые проявленные истории (иногда – необъяснимо тяжелые, выбора жизни и смерти, масштаба геноцида и мировой войны) и при этом следовать движениям энергии в поле. В моем блоге Вы можете больше узнать о расстановках >>>

 

Я делаю расстановки индивидуально на фигурках (камнях, предметах) или в группе системных расстановок с заместителями.

Перед началом расстановки я всегда спрашиваю у клиента (человеку которому я делаю расстановку) – Что он хочет от расстановки? А именно, чего хочет вместо проблемы, с которой пришел на расстановку? Это общее направление движения в поле расстановки. 

Моя (расстановщика) цель – помочь клиенту согласно его запросу. За запросом клиента всегда стоит человек и его история. История на каждой расстановке всегда разная, и связана как напрямую с клиентом, так и с его мамой / папой / бабушкой и другими людьми, входящими в его семейную систему.

Ход расстановки зависит от запроса и истории клиента. Каждая расстановка уникальна. Например: Если у женщины плохие отношения с мужем, то для начала надо поставить заместителя женщины и заместителя ее мужа, с смотреть что между ними происходит. А дальше работать в поле с рамках запроса клиента.

В истории может быть исключение или травма. Например: Чьи-то чувства были исключены (или отвергнуты) или чья травма проявилась в поле – всегда по-разному. В этом месте будет прерванное движение энергии в поле. Задача для меня (расстановщика) – помочь клиенту увидеть и принять историю, и дать движение энергии в поле, чтобы она “потекла дальше” от предков к клиенту в наше время. 

Или в истории может быть клиент в переплетении. Например: Клиент находится в переплетении с чувствами другого человека (мамы, папы или дальнего родственника). Задача для меня (расстановщика) – определить с кем переплетение и помочь клиенту разомкнуть это переплетение, и дать движение энергии в поле, чтобы она “потекла дальше” к клиенту в наше время. В моем блоге Вы можете больше узнать как проходят расстановки >>>

Приходите на группы системных расстановок по Хеллингеру и посмотрите как проходят расстановки. Вот ссылка на расписание>>>

 

Лучше ничего не ждать, потому что ожидания порождают страдания, а это утечка энергии вниз. 

В расстановках нет понятий хорошая или плохая расстановка, но если расстановка состоялась – то определенные перемены она приносит. Все зависит от “вместимости” клиента.

Чем меньше думает клиент головой, меньше задает вопросов задает клиент во время расстановки и после расстановки – тем больше хороших перемен ему придет из поля.

После расстановки, как минимум – человека “отпускает” и ему становится физически легче чем до расстановки. Это уходят внутренние блокировки – как личные, так и родовые, в том числе и давно ушедших предков. Начинает течь та самая энергия от предков к потомкам. Человеку после расстановки надо пойти домой и отдохнуть в тишине, а лучше в одиночестве, чтобы энергию сохранить. А утром уже решить куда и как направить высвободившуюся энергию, с чего продолжить жизнь.

А бывают случаи, когда трудная ситуация, болезнь или проблема начинает разрешаться и уходить из жизни человека. Для этого, человеку надо быть готовым и открытым к переменам.

 

Я мало ходил к психологам на консультации, но в целом представляю как проходит консультация у психолога. Расстановки – помогающая профессия, не похожая на другие.

Расстановки это работа больше с чувствами и меньше с логикой.

В расстановках вместо долгих разговоров о проблеме и ее анализа – я делаю диагностику, если клиент не знает что с ним происходит и почему. И что вообще ему делать в текущей ситуации.

На вопросы клиентов: Что делать или что происходит в моей ситуации?

Я отвечаю – Надо расставить и посмотреть. А после принимать решение. Это диагностика.

Для начала я ставлю одного заместителя на роль клиента и смотрю в поле и наблюдаю, что происходит на самом деле. Какие энергии есть и кто еще находится в поле, кроме клиента(его заместителя).

Сверяюсь с клиентом. После ставлю второго заместителя, согласно запросу клиента и смотрю что меняется в поле. Ставлю диагностику на паузу. Сверяюсь с клиентом.

Клиент решает что делать, возможно ему нужна только диагностика. Или клиент решает с чем хочет работать, что исцелять и идем в расстановку – если нужна расстановка. 

 

    • Семья и отношения – между мужем и женой, родителями и детьми, проблемы между поколениями, как выйти замуж, отношения между партнерами, как избежать развода, перезагрузка отношений, пережить измену, как начать новую жизнь после развода и другие вопросы по этой теме;
    • Деньги и карьера – как больше заработать, что мешает зарабатывать, убрать страхи и ограничения в сфере денег,  как избавиться от бедности, как построить карьеру и другие вопросы по этой теме;
    • Я и смысл жизни – найти себя и свое Я в жизни и пространстве, определить смысл жизни и другие вопросы по этой теме;
    • Эмоции и чувства – депрессивные состояния, чувство страха, тревожность, подавленность, “потеря вкуса к жизни”, агрессия, тревога, неудовлетворенность, эмоциональная зависимость, низкая самооценка, неуверенность в себе, психологическая травма, одиночество, возрастные кризисы и другие вопросы по этой теме;
    • Здоровье и лишний – зависимость от алкоголя и других наркотиков, что или кто на самом деле стоит за болезнью, как исцелиться от заболевания в т.ч. передающегося по роду из поколения в поколение, как захотеть жить в здоровом теле, избавиться от жира, откуда берутся болезни, зачем болезни нужны, о чем говорит болезнь и другие вопросы по этой теме.

На этом все. Спасибо что прочитали до конца. Свои вопросы задавайте мне на сайте в комментариях внизу страницы и в соцсетях. Если нужна помощь и Вы чувствуете внутреннее движение – приходите на расстановки.

Успехов, встретимся на расстановках!

Интервью психолога Дмитрия Басова о семейных расстановках |

Интервью психолога Дмитрия Басова о расстановках.

Корреспондент: – Здравствуйте, Дмитрий!

Дмитрий: – Здравствуйте!

К: – Сейчас в Москве очень много предложений о всякого рода психологических тренингов, в том числе семейных расстановок по Берту Хеллингеру. Порой эта информация очень противоречива, отдает эзотерикой и мистикой, и на первый взгляд выглядит абсурдной. Дмитрий, Вы являетесь официальным расстановщиком «Hellinger Sciencia», информация о Вас размещена на официальном сайте Берта Хеллингера, расскажите, пожалуйста, нашим читателям –  что же такое семейные расстановки и как это работает?

Д: – Да, действительно сейчас в интернете очень много разного рода информации о методе семейных расстановок, и разобраться в ней порой не просто.  Даже в профессиональных кругах есть разные мнения относительно того, что такое расстановки. Я расскажу Вам о своем виденье и понимании расстановок.

К: – Да, расскажите, пожалуйста.

Д: – Для себя я отношу семейные расстановки к методу психотерапии, (некоторые расстановщики относят семейные расстановки к духовным практикам и эзотерике)  хотя и признаю, что то, что открыл и описал автор метода, немецкий психотерапевт и философ Берт Хеллингер выходит далеко за пределы психологии и для многих людей становится философией, концепцией миропонимания и частью мировоззрения. Если говорить о расстановках в практическом ключе, то на сегодняшний день расстановки – это один из самых эффективных методов психотерапии.

К: – Дмитрий, скажите, пожалуйста, а почему этот метод так эффективен?

Д: – Во-первых, за счет своей глубины, а во-вторых, за счет своей краткосрочности. Семейная расстановка показывает те глубинные бессознательные причины, которые лежат в нашей семейной системе. Фактически расстановка показывает нам, что происходит у нас в душе, и в душах наших близких. Из этой бессознательной динамики становится видна причина проблемной ситуации, о которой идет речь в расстановке.

К: – Дмитрий, скажите, а что дает клиенту определение бессознательной причины происходящего в его жизни, и что ему делать с этим дальше?

Д: – О, это очень хороший вопрос! Когда мы что-то не осознаем, оно управляет нами из бессознательного. Ведь не будем же мы спорить с Фрейдом и говорить, что нашей жизнью и судьбой управляет сознание. Я думаю, что очень немногие люди скажут, что они специально выбрали болеть, страдать от конфликтов и быть бедными. В своем сознании мы все хотим быть богатыми, здоровыми и преуспевающими. Но в жизни каждого из нас возникает определенное  «НО», про которое мы говорим: «Так сложилось, я не понимаю почему, но я не мог ничего сделать …» Вот это пресловутое «НО» и есть бессознательная динамика, которая по факту управляет нашей жизнью и определяет нашу судьбу. Если в психоанализе уходит от 100 до 300 часов терапии, чтобы осознать и разобраться в этой динамике, то благодаря методу семейной расстановки это возможно увидеть за 1 раз, всего за 1 расстановку.

Так вот, благодаря расстановке, то, что было скрыто и управляло нами, выходит на свет и становится осознанным. Теперь мы можем с этим взаимодействовать и принимать свои решения. Помимо того, что расстановка показывает причины происходящего в нашей жизни, расстановка помогает найти путь решения в каждой конкретной ситуации. Проиллюстрирую это простым примером из семейных расстановок.

Ко мне на расстановку обратилась женщина, 10-летний сын которой жаловался на постоянные дискомфортные ощущения в области сердца и связанный с этим страх смерти. Врачи никаких отклонений от нормы не нашли. В расстановке мы ставили заместителей: за мать и за отца ребенка, за самого ребенка, и за причину болей в сердце. Из расстановки становится видно, что фигура причины является мужчиной и страдает болями в сердце. Это выглядело так:  Заместитель причины тянет руки к фигуре матери ребенка и ложиться на пол (что на языке семейной системы обозначает, что он умер). Фигура мамы ребенка отворачивается от этого мужчины и не может на него смотреть. Фигура отца ребенка стоит в стороне безучастно.  Заместитель ребенка тянет руки к  мужчине, лежащему на полу. Из этой расстановки становится понятно, что кто-то с «сердечными симптомами» был исключен из семейной системы и имеет отношение к клиентке, а через нее и к ее сыну. По закону сохранения баланса в семейной системе, если кто-то был исключен, кто-то из более младших членов семейной системы возьмет эту роль на себя и будет его замещать, нести в себе его симптомы. В этой расстановке тем исключенным мужчиной был первый мужчина матери ребенка, с которым у нее была сильная любовь, но с которым она разорвала отношения из-за его болезни (порока сердца). Как выяснилось позже, тот мужчина умер от порока сердца через полгода после того как она его бросила. Из этой расстановки стала очевидна не только причина, но и путь решения  – перестать исключать этого мужчину и дать ему должное место в своей душе. Сделать клиентке это было не так уж легко, поскольку были вытеснены очень сильные чувства, и прикасаться к ним было страшно и больно. Но, получив поддержку группы, она могла прожить эту боль, принять судьбу своего первого партнера, дать ему место в своей душе и отпустить его с любовью. Уже вечером того же дня у ребенка прошли симптомы и в области сердца появилось приятное ощущение теплоты. Но на этом история не закончилась. Через неделю у ребенка возобновились все симптомы. На следующей расстановочной группе была сделана только диагностическая расстановка, из которой стало видно, что женщина опять не смотрит на своего первого партнера и отворачивается от него. (Видимо горевание по первой любви было столь сильным, что она не справилась без поддержки и опять закрыла чувства). Дальше было принято решение работать в индивидуальной психотерапии. В общей сложности ей понадобилось около года, чтобы прожить все эти чувства, т.к. в ходе терапии проявилась история, что она не отгоревала своего отца, который погиб когда ей было 12 лет. Со слов самой клиентки: «Терапия изменила всю мою жизнь, я стала более свободна и спонтанна, ушло внутреннее напряжение, появилась энергия к жизни и у меня и у сына (горевание, особенно подавленное, забирает очень много сил и энергии), прошли головные боли, наладились отношения с мужем, появилось больше взаимопонимания.

К: – Да, звучит впечатляюще! А как происходит сама расстановка?

Д: – Внешне все выглядит очень просто! Собирается группа людей, каждый со своим запросом. Клиент озвучивает свой запрос, и мы начинаем работать. Сначала ставим заместителя за клиента, потом добавляем других заместителей по мере необходимости на роли других участников, необходимых для данной расстановки, и наблюдаем со стороны, что начинает происходить в расстановке. Заместили начинают испытывать чувства и проживать отношения друг к другу (это отношение отражает то, что происходит в душе (бессознательном ) у того человека, которого он замещает). Все происходит молча, и из телесных движений и перемещения заместителей в пространстве расстановки становится понятно, что происходит в той ситуации, которой касался запрос.

К: – Дмитрий, скажите, пожалуйста, а как заместители чувствуют то, что происходит в душе у того человека, которого они замещают.

Д: -До конца этот феномен до сих пор не разгадан. В современной астрофизике есть теория духовного или энергоинформационного поля (кому как больше нравится). Так вот, эта теория говорит нам о том, что информация о настоящем, прошлом и будущем находится в любой точке пространства. Берт Хеллингер просто нашел это опытным путем. Он заметил, что когда заместителя просят войти в роль другого человека он начинает испытывать его чувства и порой даже ощущать его физические ощущения (например, боль в спине или затруднение в дыхании).

К: – Дмитрий, а это не опасно для заместителя?

Д: – Нет. Все эти ощущения временны и не остаются с заместителем дольше, чем он находится в поле расстановки. Каждая семейная система имеет свои границы, и она не пустит никого постороннего взять с собой и унести какой-либо симптом.

К: – В интернете сейчас очень много отзывов о расстановках, и все они разные, есть восторженные, есть резко негативные. У Вас на сайте в основном сдержанно-позитивные, с благодарностью. Скажите, пожалуйста, от чего зависит эффективность расстановки?

Д: – Эффективность расстановки зависит от многих факторов.  Во-первых, от клиента и его готовности прикасаться к проблеме, проживать чувства и что-то менять в своей душе, работать над собой. Во-вторых, от профессионализма психотерапевта, который проводит расстановку, от его умения увидеть и выделить основную динамику. От стойкости терапевта, когда важно не поддаться сопротивлению клиента и не пойти по ложному пути. От мужества расстановщика увидеть правду и показать ее клиенту, какой бы тяжелой она не была. И конечно же от того, как клиент формулирует свой запрос на расстановку.

К: – Дмитрий, скажите, пожалуйста, а что такое запрос на расстановку?

Д: – Запрос на расстановку – это буквально 2 – 3 фразы, описывающие ситуацию, и желание что-то в этом изменить. Здесь не нужна лишняя информация, рассказ предысторий, мысли и догадки. Скорее, все это мешает при формулировании запроса. Лишняя информация отвлекает от главного и создает проекции у заместителей. Я люблю делать расстановку «с чистого листа», когда клиент озвучивает только свою проблему, и что он хотел бы от расстановки. Вся необходимая информация приходит из расстановки. Если нам нужны какие-то факты из истории семьи я спрашиваю об этом клиента уже во время расстановки.

К: – Дмитрий, а приведите, пожалуйста, пример хорошего запроса на расстановку!

Д: – Это очень просто. Например, если на расстановку приходит женщина и ее проблема касается сложных отношений в семье, запрос можно сформулировать так: «У меня постоянные конфликты с мужем, отношения рушатся. Я хотела бы понять, почему так происходит в моей жизни, и что нужно сделать, чтобы сохранить семью и наладить отношения». Это буквально 2 фразы, но этого уже достаточно для расстановки. Никаких подробностей рассказывать не нужно. Поскольку расстановка проходит в группе, это обеспечивает комфорт и безопасность клиента.

К: – Дмитрий, скажите, а как правильно сформулировать запрос на расстановку, если четко не можешь определить свою проблему или проблем очень много.

Д: – Все очень просто. Нужно прислушаться к себе, к своим внутренним ощущениям и почувствовать, что является самым важным сейчас, что беспокоит Вас больше всего. Это не сложно сделать, можно на минуту закрыть глаза, погрузиться в себя и подождать то, что придет изнутри. Если этого сделать не получается, то я рекомендую прийти на индивидуальную консультацию перед расстановкой для того, чтобы выделить главное и сформулировать из этого запрос.

Запрос на расстановку обязательно должен быть личностно значим для клиента и актуален. Если это не так, и мы начинаем расставлять что-то не очень значимое или делаем что-то из любопытства —  в этом нет энергии, система не раскрывается, динамика идет вяло и запутанно. Так вот, запрос должен быть актуален и сформулирован с позиции своей ответственности. Например, если кто-то говорит: «Я хочу зарабатывать миллион долларов» или «Я хочу выйти замуж». Я всегда отвечаю: «Зарабатывай», «Выходи замуж». Тогда мы выходим на то, что этому что-то мешает, и здесь важно, чтобы клиент перестал ждать результат от меня и был готов сам что-то делать. К сожалению, в нашей стране в менталитете людей очень глубоко засело, что чтобы что-то было хорошо, это для них должен кто-то сделать: родители, государство, партия и т.д. В расстановке так не получится. От того, что мы что-то переставим в пространстве, ничего не изменится, это не магия. В расстановках все изменения в ситуации наступают вслед за изменениями в душе клиента. Расстановка лишь показывает, что нужно изменить и в каком направлении. Если клиент этого не делает по каким-либо причинам, то и ждать изменений не приходится. Расстановка указывает путь. Если человек хочет и может идти, он идет по нему сам, если же он не готов и не хочет меняться, а предпочитает остаться в душе ребенком и ждать все от других – он уходит обиженным или разозленным на ту правду, которую он увидел из расстановки, и на терапевта, конечно же. Если я вижу, что клиент готов работать, для него важны изменения, но пока  он не может идти сам, ему нужна поддержка и обратная связь – я приглашаю его в психотерапию, где он индивидуально, с моей помощью может пройти этот путь.

К: – А что происходит с клиентом после расстановки?

Д: У всех по-разному. Если клиент не готов к изменениям и внутренне боится или не хочет их, то его начинает «колбасить», тем самым система толкает его к изменениям, и здесь все зависит от выбора клиента, от вектора приложения его внутренних усилий. Либо вперед к изменениям, либо назад к тому, чтобы вытеснить, обесценить и «замазать» то, что проявилось на расстановке. Если клиент готов идти по намеченному пути, он чувствует облегчение, продолжает душевную работу, начатую на расстановке, и в его жизни начинают появляться изменения в контексте его запроса. Часто инициатива этих изменений происходит от другой стороны, например от мужа. В семейной системе есть закон: если меняется 1 элемент системы, чтобы сохранить баланс вынуждена меняться вся система. Если внутренние изменения произошли у клиента в душе, проявить их внешний эквивалент может другой член системы. Приведу пример: на 2 день после расстановки мне позвонила женщина и рассказала, что ее бывший муж позвонил ей из-за границы и предложил материальную помощь ей и сыну. До расстановки ситуация была примерно следующей: муж принципиально не платил алиментов, всячески избегал их и за 3 года, которые прошли после развода не отдал в семью ни копейки. Жена, в свою очередь, не уважала и презирала его, и началось это сразу после их свадьбы (мол, не тот мужчина – не такой, как папа). В ходе расстановки, касающейся здоровья их сына, она начала уважать своего бывшего мужа как свой выбор, как отца ребенка и как человека. Это и дало свои результаты. В семейной системе мы все связаны на бессознательном уровне и расстояние в 5000 километров здесь не помеха.

К: – Да, это конечно впечатляет! Дмитрий, скажите, а это правда, что расстановка работает абсолютно со всеми проблемами?

Д: – И да и нет одновременно. Есть случаи, когда расстановка не показана. Это тяжелые психические заболевания в периоды обострения, острое горе на стадиях шока и отрицания. В остальном расстановка работает со всеми проблемами, которые возникают у нас на жизненном пути. Это и тяжелые заболевания, и психосоматика, и несчастные случаи, и разного рода отношения, в том числе и с деньгами и т.д. Единственное, что нельзя делать, это воспринимать расстановку как лекарство от всех проблем. В некоторых случаях расстановка показывает, что уже слишком поздно и ничего сделать нельзя. Тогда нам остается только смириться с судьбой.

К: – Дмитрий, я слышала мнение, что расстановку можно делать только раз в жизни, это действительно так?

Д: – Нет, это заблуждение и, кстати, довольно-таки распространенное. Эти слова приписывают Берту Хеллингеру, но я сам наблюдал на его семинаре в Германии как в течение трех дней он сделал 2 расстановки одному и тому же человеку.

К: – А как часто можно делать расстановки?

Д: – Здесь нет однозначного ответа. Я всегда говорю о том, что расстановку можно делать тогда, когда созрел актуальный запрос. Когда Вы чувствуете, что готовы идти дальше. Это может быть и неделя, и месяц, и год. Кто делает расстановки очень часто, как правило, не готов работать сам и ждет что-то от расстановки как от волшебной палочки, а это скорее показание к личной психотерапии, чем к расстановкам.

К: – Я слышала, что сейчас стали модны индивидуальные расстановки и расстановки на фигурках . Как Вы относитесь к этому?

Д: – Метод расстановки был создан как метод групповой психотерапии, и лучше всего делать расстановку в группе. Там меньше проекций, больше всего видно и сильнее энергетика поля. Но, если есть необходимость, например нужна полная конфиденциальность, то расстановку можно делать индивидуально. Если клиент готов работать и расстановка проводится правильно, то эффективность работы ничуть не ниже, чем в группе. Просто индивидуальная расстановка более трудоемка для расстановщика и требует большей квалификации. Что касается расстановок на фигурках, я бы это вообще не называл расстановками. Для меня расстановка – это работа с полем семейной системы, а через неодушевленные предметы невозможно получить информацию из поля.

К: – Существуют разные форматы проведения расстановок: открытые группы, двухдневные семинары, клиентские группы. В каком формате предпочитаете работать Вы?

Д: – Как и большинство европейских расстановщиков, я работаю в формате клиентской группы, где нет посторонних лиц, пришедших просто посмотреть на чужие проблемы, а есть только клиенты, замотивированные решать свои проблемы. Все участники такой группы имеют равные права, что создает атмосферу безопасности и доверия, помогает раскрыться каждому клиенту, что непосредственно влияет на глубину и эффективность расстановки.

К: – Дмитрий, скажите, пожалуйста, как часто Вы проводите расстановки в Москве и как к Вам можно попасть в клиентскую группу по семейным расстановкам?

Д: – Как правило, 2-3 раза в месяц. Для того, чтобы попасть ко мне в клиентскую группу нужно заранее подать заявку через сайт, т.к. количество мест в клиентской группе ограничено.

К: – Спасибо, Дмитрий, что уделили нам время и столь подробно ответили на наши вопросы.

————————————————————————————————————————————-

В настоящий момент я не занимаюсь расстановками по методу Берта Хеллингера. Это связанно с изменением моих теоретических и профессиональных взглядов в сторону психоаналитической психотерапии и психоанализа. На данный момент я готов предложить Вам более долгосрочный и более эффективный инструмент изменения качества своей жизни к лучшему: — ГРУПП – АНАЛИЗ. Клиентская психоаналитическая группа. А так же психоаналитическую психотерапию в индивидуальном формате: Психоаналитическая психотерапия.

Терапия Берта Хеллингера | Институт семейных расстановок с Марком Уолинном

BERT HELLINGER
(1925-2019)

Величие человека — это то, что делает его равным другим. ~ Берт Хеллингер

Берт Хеллингер был настоящим мастером. Он также был моим величайшим учителем.

Хеллингер произвел революцию в сердце и душе семейной терапии, высветив бессознательную и часто разрушительную привязанность внутри семьи.Он заметил, что травмирующие события, такие как преждевременная смерть одного из родителей, брата, сестры или ребенка, оставление, преступление или самоубийство, могут оказывать мощное воздействие на последующие поколения. Опутанные прошлым несчастьем, члены семьи часто сохраняют паттерны тревоги, депрессии, гнева, вины, страха, хронических заболеваний и неудовлетворенных отношений.

Определяя то, что он назвал «Порядками любви», Хеллингер заметил, что необходимо уважать определенные руководящие принципы, чтобы любовь в семье текла здоровым образом.И когда эти приказы нарушаются, например, когда ребенок неосознанно несет судьбу родителя, возникают страдания и несчастья. Хеллингер обнаружил, что каждый член нашей семьи занимает особое место и имеет равное право принадлежать к семейной системе. Это в равной мере относится к мертворожденным и абортированным младенцам, а также к неудачникам и преступникам в нашей семье, которые могли быть отвергнуты по причине аморальности, преступного проступка или жестокого обращения. Если кого-либо из членов семьи не уважают, забывают, исключают или игнорируют каким-либо образом, кто-то в более позднем поколении может повторить свою судьбу, разделив подобное несчастье.Только когда мы признаем и чтим тяжелые судьбы тех, кто был до нас, мы сможем восстановить «Порядки любви» и разорвать цепь трагических судеб.

Хеллингер разработал работу по семейным расстановкам, эффективный терапевтический процесс, который помогает разрушить деструктивные семейные стереотипы несчастья, болезни, неудач и зависимости. Результаты часто бывают немедленными и меняют жизнь.

Берт Хеллингер

Работа с семейными расстановками

Психотерапевт

Берт Хеллингер произвел революцию в сердце и душе семейной терапии, осветив бессознательную и часто разрушительную привязанность внутри семьи.

Берт Хеллингер История семейных расстановок

Берт Хеллингер

Существует множество направлений философской мысли, психологических теорий и практик, которые входят в семейные расстановки и влияют на них. Это была новаторская работа немецкого терапевта Берта Хеллингера, который за несколько лет выделил из этой работы отдельную модальность, используя эти очень богатые потоки. Он назвал этот новый способ работы Семейными расстановками.

Вместо того, чтобы перечислять здесь эти многочисленные влияния, которые интегрированы в работу Хеллингера, ниже приводится полное приложение из Скрытая симметрия любви .Здесь Гунтхард Вебер и Хантер Бомонт вместе с Бертом Хеллингером подробно описывают влияние профессиональной жизни Хеллингера.

Приложение

ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ РАБОТЫ ХЕЛЛИНГЕРА

Берт Хеллингер считает, что его родители и дом своего детства первыми повлияли на его дальнейшую работу. Их особая форма веры обеспечила всей семье иммунитет против искажений национал-социализма.Из-за его неоднократного отсутствия на необходимых собраниях организации гитлерюгенда и участия в нелегальной католической молодежной организации он был в конечном итоге классифицирован гестапо как «подозреваемый в том, что он враг народа». Его побег из гестапо парадоксальным образом стал возможен, когда его призвали в армию. Всего 17 лет он стал солдатом и испытал на себе реалии битвы, захвата, поражения и жизни в лагере для военнопленных в Бельгии вместе с союзниками.

Вторым важным фактором, несомненно, было его детское желание стать священником.В возрасте 20 лет, сразу после выхода из лагеря для военнопленных, он вступил в католический религиозный орден и начал долгий процесс очищения тела, разума и духа в тишине, учебе, созерцании и медитации.

Его 16 лет в Южной Африке в качестве миссионера зулусов также сильно повлияли на его более позднюю работу. Там он руководил большой школой, преподавал и одновременно исполнял обязанности приходского священника. Он с удовлетворением рассказывает, что 13 процентов всех черных африканцев, посещавших в то время университет в Южной Африке, были студентами этой одной миссионерской школы.Он выучил зулусский язык достаточно хорошо, чтобы учить и служить, но он рассказывает забавные анекдоты о вежливом достоинстве зулусов, когда он случайно сказал что-то грубое, а не то, что хотел. Со временем он стал чувствовать себя с ними как дома, насколько это возможно для европейца. Процесс ухода из одной культуры, чтобы жить в другой, обострил его понимание относительности многих культурных ценностей.

Его особая способность воспринимать системы во взаимоотношениях и его интерес к общечеловеческой общности, лежащей в основе культурного разнообразия, стали очевидны в те годы.Он увидел, что многие зулусские ритуалы и обычаи имеют структуру и функции, аналогичные элементам католической мессы, указывая на общий человеческий опыт, и он экспериментировал с включением зулусской музыки и ритуалов в мессу. разнообразие и обоснованность действий по-разному. Священное присутствует везде.

Следующим важным фактором стало его участие в межрасовом, экуменическом тренинге по групповой динамике под руководством англиканского духовенства.Они привезли из Соединенных Штатов такую ​​форму работы с группами, которая ценит диалог, феноменологию и индивидуальный человеческий опыт. Он впервые испытал новое измерение заботы о душах. Он рассказывает, как один из тренеров однажды спросил группу: «Что для вас важнее, ваши идеалы или люди? Чем бы вы пожертвовали ради другого? » Последовала бессонная ночь, так как вопрос имел глубокий смысл. Хеллингер говорит: «Я очень благодарен этому служителю за то, что он спросил об этом.В некотором смысле этот вопрос изменил мою жизнь. Эта фундаментальная ориентация на людей с тех пор сформировала всю мою работу. Хороший вопрос многого стоит ».

Его решение покинуть религиозный орден через 25 лет было мирным. Он описывает, как постепенно ему стало ясно, что быть священником больше не было надлежащим выражением его внутреннего роста. С присущей ему безупречностью и последовательным действием он отказался от жизни, которую так долго знал. Он вернулся в Германию, начал психоаналитическое обучение в Вене, встретил свою будущую жену Герту, и вскоре они поженились.У них нет детей.

Психоанализ должен был стать следующим важным источником влияния. Как и все, что он делал, он с головой погрузился в психоаналитическое обучение, в конце концов прочитав полное собрание сочинений Фрейда, а также большую часть другой соответствующей литературы. Но с не менее типичной любовью к исследованиям, когда его обучающий аналитик дал ему копию Primal Scream Янова незадолго до того, как он завершил свое обучение (книга, которую обучающий аналитик сам не читал), Хеллингер немедленно захотел узнать больше.Он посетил Янова в Соединенных Штатах, в конце концов завершив девятимесячный тренинг с ним и его бывшим главным помощником в Лос-Анджелесе и Денвере.

Психоаналитическое сообщество в Вене проявило меньший энтузиазм, чем он, по поводу этого способа включения телесного опыта в терапевтический процесс, и он снова столкнулся с вопросом о том, что было более важным — верность группе или любовь к истине и исследованию. Любовь к свободному исследованию победила, и отделение от психоанализа стало неизбежным.Однако его навыки телесной психотерапии оставались важным элементом его работы еще долгое время после того, как его связь с Яновым перестала быть плодотворной.

Несколько других терапевтических школ оказали большое влияние на его работу: в дополнение к феноменологической / диалогической ориентации групповой динамики от англиканцев, фундаментальная потребность людей объединиться с силами природы, которую он узнал от зулусов. в Южной Африке — психоанализ, которому он научился в Вене, и телесной работе, которую он изучил в Америке.

Он проявил интерес к гештальт-терапии через Рут Коэн и Иларион Петцольд и тренировался с ними обоими. В этот период он познакомился с Фанитой Инглиш и через нее познакомился с транзактным анализом и работами Эрика Берна. Со своей женой Гертой он интегрировал то, что он уже узнал о групповой динамике и психоанализе, с гештальт-терапией, первичной терапией и транзактным анализом. Его работа с анализом сценариев привела к открытию, что некоторые сценарии действуют в разных поколениях и в системах семейных отношений.Постепенно прояснялась и динамика идентификации в этот период. Книга Ивана Босзорменьи-Надя « Invisible Bonds » и его признание скрытой лояльности и необходимости баланса между отдачей и получением в семьях также были важны.

Он обучался семейной терапии с Рут МакКлендон и Лесли Кадис, где он впервые столкнулся с семейными расстановками. «Я был очень впечатлен их работой, но не мог ее понять. Тем не менее я решил, что хочу работать системно.Затем я подумал о работе, которую уже делал, и понял: «Это тоже хорошо. Я не собираюсь отказываться от этого, пока не пойму системную семейную терапию ». Так что я просто продолжал делать то, что делал раньше. Через год я снова подумал об этом и с удивлением обнаружил, что работаю систематически ».

Прочтение им статьи Джея Хейли об «извращенном треугольнике» привело к открытию важности иерархии в семьях. Затем последовала дополнительная работа по семейной терапии с Теей Шонфельдер, а также обучение по гипнотерапии и нейролингвистическому программированию Милтона Эриксона.Провокационная терапия Фрэнка Фарелли оказала большое влияние, как и холдинговая терапия, разработанная Иреной Прекоп. Самым важным элементом, который он взял из НЛП, был упор на работу с ресурсами, а не с проблемами. Его использование историй в терапии, конечно, отдает должное Милтону Эриксону. Первая история, которую он рассказал во время терапии, была «Две меры счастья».

Те, кто знаком со всем спектром психотерапии, поймут, что вклад Хеллингера заключается в его уникальной интеграции различных элементов.Он не утверждает, что открыл что-то новое, но нет сомнений в том, что он осуществил новую интеграцию. У него есть естественная способность броситься в новую ситуацию, погрузиться в нее, и, когда он узнает, чему нужно учиться, двигаться дальше. Конечно, его ранние опыты неизгладимо научили его важности и умению прислушиваться к авторитету своей собственной души — поскольку, хотя это и не является надежным, это единственная реальная защита, которая у нас есть от обольщения ложными авторитетами.Его настойчивое стремление видеть то, что нам говорят, а не слепое принятие того, что нам говорят, в сочетании с непоколебимой преданностью и доверием к собственной душе, является фундаментальной основой, на которой строится эта работа.

В каком-то смысле он абсолютный эмпирик.

Во всем этом его философским товарищем был Мартин Хайдеггер, который сам не чужд опасностей ложных авторитетов, хотя глубокие поиски Хайдеггером истинных слов, которые резонируют в душе, должны быть общими с теми предложениями, которые клиенты произносят в созвездиях, предвещающих изменения к лучшему, сигнализируя о возобновлении потока любви.

Следует упомянуть еще одно влияние — или, лучше сказать, спутник: архетипическая немецкая любовь Хеллингера к музыке. Да, опера; и еще раз да, особенно Вагнер.

Вышеупомянутое приложение полностью взято из: Hellinger, B, Weber, G & Beaumont, H. (1998) Скрытая симметрия любви . Феникс: Zeig, Tucker & Co., Inc., стр. 327-330.

Берт Хеллингер, Семейные расстановки и феномен суррогатного восприятия

Берт Хеллингер, Семейные расстановки и феномен суррогатного восприятия
Джон Харрис info @ livingmaps.co.uk www.livingmaps.co.uk
(более короткая версия этой статьи была опубликована в выпуске журнала BACP «Therapy Today» за декабрь 2020 г.)

В 1980-х годах из Германия. Его цель заключалась в том, чтобы прервать передачу вины, боли и страданий последующим поколениям. С момента своего создания этот терапевтический подход значительно вырос в популярности, которая продолжает расти с выдающейся скоростью из года в год.Он расширился до сфер организационных, образовательных и экологических группировок, а в 2004 году претерпел изменения, внесенные его основателем. Несмотря на широкое распространение в Европе, этот метод только начинает находить применение в Соединенных Штатах. Его основатель Берт Хеллингер (1925-2019) является автором или соавтором более 30 книг и много путешествовал в течение последних 30 лет своей жизни, читая лекции, семинары и учебные курсы по Европе, США, Южной Америке, России, Китаю. , Ближний Восток и Япония.Хеллингер не формализовал какую-либо квалификацию или стандарт обучения, и в результате большинство практикующих дополняют или изменяют его первоначальные идеи, включая свой существующий терапевтический опыт или вводя новшества по своему усмотрению. Как и большинство новых инноваций, он не обходился без критики или споров относительно методологии, квалификации специалистов и целесообразности (Ulsamer, 2005; Cohen, 2006).

Антон Хеллингер родился в Германии в 1925 году. Вера католической семьи Берта Хеллингера послужила ему прививкой против господствующей идеологии национал-социализма.Хеллингер считал, что его родители, дом его детства и детское желание стать священником оказали большое влияние на его жизнь. В юности он сопротивлялся попыткам местного движения гитлерюгенда завербовать его, и впоследствии он привлек внимание гестапо своим участием в незаконных собраниях католической молодежи. Тем не менее, в 1942 году его призвали в немецкую армию и отправили на Западный фронт, где он испытал рукопашный бой, ужасы битвы, поражение, пленение и заключение в лагере для военнопленных союзников в Бельгии, из которого он позже сбежал (Hellinger et al. ., 1998). По словам Коэна (2006, стр. 2), «Жестокость и разрушительность нацистской эпохи занимают центральное место в работе всей жизни Хеллингера. Спустя шестьдесят лет после прекращения войны, когда все жертвы и преступники либо мертвы, либо постарели, Хеллингер продолжает сосредотачиваться на отголосках и отголосках этой коллективной травмы ».

Вскоре после своего возвращения в Германию в 1945 году в возрасте 20 лет он исполнил свое раннее детское желание и начал обучение в качестве католического священника в иезуитских традициях.Это включало «долгий процесс очищения тела, разума и духа в тишине, учебе, созерцании и медитации» (Hellinger et al., 1998, стр. 327). Примерно в то же время он взял религиозное имя «Суитберт», происхождение имени «Берт», под которым он стал известен. К началу 1950-х он был рукоположен в католический священник и работал миссионером в Южной Африке среди зулусов, но не раньше, чем изучал философию и теологию в Вюрцбургском университете в Германии.За 16 лет работы в Южной Африке он занимал различные должности, включая священника, школьного учителя и директора. Он также смог продолжить учебу и получил степень бакалавра и диплом в области образования в Университете Южной Африки.

Наряду с его служением и обучением два других источника личного обогащения за это время оставили в нем глубокий след. Первым было его погружение в зулусскую культуру и ее духовные традиции. На него особенно повлияло уважительное отношение этой культуры к предкам и ее беззаботная философия по отношению к жизни (Cohen, 2006).Зулусы считали себя звеном в генетической и наследственной цепи, которая была очень жива. В религиозной традиции зулусов есть три источника внешней силы: Земля, Небо и Предки; третий является наиболее важным и считается конструктивным ресурсом большой полезности (Lawson, 1985). По словам Коэна (2006, с. 3), «Хеллингер стал сторонником их взглядов на взаимозависимость между живыми и мертвыми». Хеллингер свободно владел зулусским языком, был известен своим участием в их ритуалах и церемониях и начал ценить их уникальное мировоззрение.Он заметил, что «многие зулусские ритуалы и обычаи имеют структуру и функции, аналогичные элементам католической мессы» и «даже экспериментировал с включением зулусской музыки и ритуалов в мессу» (Hellinger et al., 1998, стр. 327-
, 328). ).

Другим существенным и изменяющим жизнь влиянием в последние годы пребывания Хеллингера в Южной Африке было его полное погружение в обучение групповой динамике под руководством англиканских священников, приехавших из Северной Америки. Как и его опыт общения с зулусской культурой, это было поучительно, поскольку продемонстрировало многочисленные сходства между людьми из разных культур.В первую очередь через обучение групповой динамике он освоил совершенно новый способ заботы о людях, который ценит диалог, субъективный опыт и самовыражение. Это было его первое знакомство с психологической моделью и методом заботы о личном росте и развитии других за пределами его религиозного образования. Во время тренинга Group Dynamics один из его тренеров задал вопрос, который сильно повлиял на его пребывание в Церкви: «Из людей и идеалов, что вы цените больше всего?» По словам Хеллингера, последовала бессонная ночь, в которой он осознал свои основные принципы. Ориентация была направлена ​​на помощь другим, и вскоре после этого он принял решение оставить религиозный орден.Это было отголоском решения его родителей подняться над социальным и политическим давлением в поддержку фашизма. Священничество больше не было точным выражением его продолжающегося личного роста, и через 25 лет он оставил Церковь, вернулся в Европу и начал обучение психоанализу (Hellinger et al., 1998).

Это начало эпического 15-летнего путешествия через многочисленные психотерапевтические тренинги и более интенсивную работу по личному развитию как в Европе, так и в Соединенных Штатах. За психоаналитическим обучением в Австрии последовало погружение в практику терапии Primal Scream в Лос-Анджелесе.Книга Янова «Первобытный крик» и период его изучения этого подхода ориентировали Хеллингера на работу с телом, что сохранялось на протяжении всей его карьеры терапевта и развития подхода Семейных расстановок. Технический специалист Эрика Берна познакомил его с анализом сценария, который привел Хеллингера к его концептуализации, согласно которой семейные сценарии действуют из поколения в поколение. За обучением гештальт-терапии последовало НЛП, где Хеллингер резонировал с концепцией работы с ресурсами, а не с проблемами.Погружение в гипнотерапевтический подход Милтона Эриксона также присутствовало в это время, наряду с другими модальностями, слишком многочисленными, чтобы перечислять их здесь. На протяжении всего этого периода философия Мартина Хайдеггера сопровождала Хеллингера и еще больше обогатила его знания и феноменологический взгляд на жизнь. Завершением этого впечатляющего резюме стало дальнейшее обучение семейной терапии Рут МакКлендон и Лесли Кадис, на которых, в свою очередь, оказали влияние пионеры семейной терапии Вирджиния Сатир и Иван Босзорменьи-Надь.Решение Хеллингера работать системно возникло в результате его знакомства с методами и философией этих выдающихся системных практиков, и их влияние всегда остается вне поля зрения во время Семейных расстановок (McQuillan & Welford, 2013; Hellinger et al., 1998; Cohen, 2006).

Именно на тренировках с Кадисом и МакКлендоном Хеллингер впервые познакомился с зарождающейся формой Семейных расстановок, которую он далее развил и усовершенствовал. Терапия реконструкции семьи Сатира требовала присутствия в кабинете настоящих членов семьи, как и совместная семейная терапия Босомени-Надя.В своей терапевтической работе Сатир заметила, что неуравновешенные люди были продуктом несбалансированных семей, и часто начинала диалог между поколениями членов семьи, чтобы добиться примирения. Теория Босорменьи-Надя об ответственности перед поколениями и его книга «Невидимая лояльность» подкрепили эту идею, а его утверждения о том, что бессознательные правила управляют семьями, несомненно, повлияли на Хеллингера. Краеугольным камнем работы Хеллингера является идея о том, что семьями управляют силы порядка, иногда известные как порядки любви, и что согласование с этими силами приносит мир и силу всем членам системы.В отличие от подходов Сатира и Босзорменьи-Надя, в расстановке семей нет необходимости в присутствии реальных членов системы. Хеллингер полностью развил эту идею и усовершенствовал процесс использования представителей вместо членов семьи. Семейная расстановка, хотя и проводится в групповой обстановке, не является ни групповой терапией, ни семейной терапией, хотя она может иметь положительный эффект на группу и семью лица, у которого возникла проблема, несмотря на их отсутствие (Satir et al., 1991 ; Boszormenyi-Nagy, Spark, 1973; Ulsamer, 2008).По сути, это краткая индивидуальная терапия, проводимая в групповом контексте.

Семейная расстановка начинается в поддерживающей и конфиденциальной групповой обстановке, когда человек представляет проблему, которая исследуется в контексте его более широкой семейной системы. Фасилитатор обычно пытается решить проблемы, связанные с судьбами родителей, бабушек и дедушек, или определить, где упорядочивающие силы игнорируются или упускаются из виду, и изучить цену этого для клиента и найти решение.Члены группы заменяют членов семьи, которые связаны с проблемой презентации клиента; они также могут представлять абстрактное качество, например страну происхождения или семейную тайну. Ответственный за проблему, который вызвался работать, также выбирает кого-то, кто будет представлять себя, и под руководством фасилитатора размещает представителей в пространстве группы, размещая их в пространстве и отношениях. Один представитель назначается за раз в быстрой последовательности; иногда добавляется больше, когда фасилитатор работает над решением.Настройка заключается в том, что клиент стоит позади представителя, кладет руки ему на плечи и осторожно перемещает их в место, которое кажется правильным в отношении рассматриваемого вопроса. Нет ничего необычного в том, что брат или сестра, которые умерли молодыми, или родственники, исчезнувшие постыдным образом, представлены, но есть много других возможных ролей. Обычно ближе к концу созвездия клиент оказывается на том же месте, которое раньше занимал его представитель. После первоначальной настройки фасилитатор ждет и наблюдает, как в игру вступает феномен суррогатного восприятия (Torsten Preiss, 2012; Ulsamer, 2008; Hellinger, 2006).

Общая формула консультации и семейной расстановки схожи. Клиент приносит проблему, и время тратится на ее прояснение и уточнение, затем используются различные методы подходов, чтобы «проработать ее», затем сессия подходит к концу, и время уделяется интеграции и выделению ресурсов. В обоих случаях используются основные условия консультирования, например, безусловное позитивное отношение, отсутствие суждений, теплота, конгруэнтность и сочувствие.Однако есть и многие вещи, которые не похожи друг на друга. Семейная расстановка проводится в контексте группы людей, даже если только один человек одновременно представляет проблему и работает над ее решением. По сути, семейная расстановка — это психотерапия, хотя и с упором на использование другого типа инструментов для доступа к важной информации о клиенте и его семейной системе, и этот инструмент является суррогатным восприятием представителей.
В традиционной психотерапии и консультировании информация, предоставляемая клиентом, имеет решающее значение и имеет первостепенное значение для сеанса, как и предположения, интерпретации и формулировки терапевта (Schneider, 2007).Семейные расстановки отличаются тем, что помимо вклада клиента и терапевта, другие важные данные поступают из «поля знания».
Восприятие представителей модерируется фасилитатором, который обычно дает некоторые базовые инструкции, такие как «не действуй, не будь терапевтом и не будь добрым». Скорее, представителей просят позволить появиться любым ощущениям, чувствам, импульсам и эмоциям и сообщить о любых таких явлениях фасилитатору. Чаще всего, что удивительно, представители могут получить доступ к точной информации о людях, за которых они выступают, и с этой информацией появляется новая, ранее невидимая, живая карта системной динамики.Согласно Коэну (2006), восприятие представителей субъективно и может содержать компоненты личной проекции, но это не влияет на процесс. Появление широкого спектра аффективного материала — от сильных эмоций до оцепенения и безразличия — это нормально. Наряду с информацией о том, как себя чувствуют представители, большое значение имеет освещение взаимоотношений между ними. Этот мощный терапевтический ресурс, сочетающий индивидуальный аффект и динамику отношений и богатый бессознательным материалом, передаваемым поколениями от представителей как живых, так и мертвых, был метко назван врачом и известным фасилитатором Семейных расстановок Альбрехтом Маром (Torsten Preiss , 2012).Что касается преимуществ от пребывания в этом поле знания, Найду и др. (2019), которые исследовали, как группа психологов переживает роль представителей, обнаружили, что испытуемые получили новую и иную точку зрения и стали больше доверять своему собственному субъективному опыту. А Рул (2014), проводивший подобное исследование среди непрофессионалов, заметил, что представители почувствовали эмоциональную разрядку и исцеление в результате своего участия, даже если чувства возникли где-то в другом месте, — но также отметил, что люди с естественным чувством находили этот процесс. легче, чем когнитивные (Cohen, 2006; Naidu et al., 2019; Рул, 2014).

Нередко можно услышать, как участники семинара, которые были представителями или клиентами, особенно впервые, описывают этот опыт как удивительный, мощный, захватывающий и невероятный. Менее распространены описания ощущения дискомфорта или трудностей. Они также сообщают, что чувствуют себя в безопасности, несмотря на то, что входят в сферу восприятия, которая, вполне возможно, выходит за рамки всего, что они испытывали раньше (Rhul, 2014; Naidu et al., 2019). Например, молодой человек может представлять прадеда или женщину средних лет или семейный дух стоицизма, который позволил им пережить войну.Хотя может возникнуть необходимость «отстранить» представителя, заменявшего члена системы с тяжелой судьбой или тяжелыми страданиями, это необычно. (Ulsamer (2008) подтверждает, что отстранение от ролика необходимо только в крайних случаях, но тем не менее уделяет время объяснению этого процесса.) В нашей жизни, за пределами семинара по семейным расстановкам, мы можем легко переходить в наши обычные области восприятия и выходить из них. . Например, просматривая телевизионную программу или фильм, мы можем поставить себя в положение персонажа, возможно, жертвы или преступника, оставить позади наши предрассудки и предвзятые идеи на короткое время и испытать восприятие персонажа (конечно, некоторый элемент личная проекция будет присутствовать).Это также может относиться к персонажу в книге, которую мы читаем, и я не сомневаюсь, что авторы романов в процессе воображения помещают себя в перцептивную сферу своих персонажей, оставляя позади свое обычное переживание себя.

Другие терапевтические подходы действительно видят примеры того, как клиенты оставляют позади свои обычные состояния восприятия и входят либо в состояния других, либо в возможные будущие собственные состояния восприятия. Ольсамер (2008) отметил наблюдения психодраматиста Греты Лойц о том, что спонтанное психодраматическое действие в роли незнакомца может быть настолько точным, что может быть непонятным при полном отсутствии знаний ролевого игрока.Более того, в гештальт-работе с двумя стульями или работе с пустым стулом суть техники состоит в том, чтобы перейти к точке зрения другого человека или желаемой перспективе будущего и взять на себя эту роль (Kellogg, 2014). Оба этих подхода, похоже, используют или отображают нечто вроде суррогатного восприятия; однако он не находится на переднем крае терапевтических парадигм, и вопросы об этом изменении позиции восприятия не задаются. Напротив, наиболее часто задаваемый вопрос фасилитаторов Семейных расстановок: как работает феномен суррогатного восприятия?

В статье 2016 года в журнале New Yorker журналист Буркхард Билгер пишет о своем опыте констелляции личной проблемы и описывает этот процесс как «как посещение экстрасенса под трезвым покровительством терапии».Что, собственно, вызывает вопрос: какие силы здесь действуют? Как люди, не знающие о чужой семье, могут точно представить чувства и представления ее членов? По словам Торстена Прейсса (2012), Хеллингер считал механизм суррогатного восприятия секретом, который не выиграет от дальнейшего исследования. Торстен Прейсс (2012) выдвигает возможность участия квантовой физики и зеркальных нейронов и напоминает нам, что одним из самых важных открытий в квантовой физике является то, как передача информации происходит за пределами пространства и времени.Ученые, изучающие этот предмет, обнаружили, что одновременные реакции в разных частицах в разных местах происходят через явление «нелокальности». В случае зеркальных нейронов исследователи пришли к выводу, что людям нужно увидеть только часть изображения, чтобы понять всю картину. Зеркальные нейроны помогают нам сопереживать, понимать и доверять другим и могут участвовать в суррогатном восприятии (Gallese, 2006). Теория морфогенетического поля Руперта Шелдрейка часто упоминается как по крайней мере частичное объяснение суррогатного восприятия.В «Теории морфогенетического поля» Шелдрейк утверждает, что «паттерны активности в настоящем резонируют с подобными паттернами активности в прошлом через связь во времени» (2020, с. 204). Его теория действительно охватывает составные части семейной расстановки: прошлое с точки зрения происхождения существующей проблемы и настоящее, которое проявляется в симптоме. Действительно, эти двое сходятся воедино, и во времени существует резонанс в виде материала, к которому имеют доступ представители. Однако ни одна научная теория не предложила окончательного объяснения суррогатного восприятия и, учитывая почти не поддающийся количественной оценке характер этого в высшей степени субъективного опыта, вероятно, никогда не предложит.Это поднимает вопрос о том, лучше ли объяснить опыт представителей в Семейных расстановках ненаучными терминами.

Шаман Дан Ван Кампенхаут сообщает нам, что тело представителя действует как точка привязки для душ и духов других, и что состояние сознания, с которым оно сталкивается, типично для шаманских практик (2001). Это естественное явление во многих традициях коренных народов, когда человек становится проводником сущности другого (Boring, 2018).Для трансперсональных психологов все тело действует как приемник, резонатор и усилитель информации, которая берет свое начало вне пространства и времени, как мы обычно воспринимаем их в современных западных культурах (Naidu et al., 2019). В западной психике слишком много внимания уделяется рациональному, логическому, интеллектуальному и тому, что может быть проверено эмпирически, но до сих пор Семейные расстановки не добились успеха в лабораторных условиях. Напротив, женское начало с его акцентом на «нерациональных» элементах, таких как дух, душа, сердце, чувства и эмоции, игнорировалось в современном мире, и в результате мы потеряли связь с нелинейным восприятием. штатов и других чувств коренных народов (Naidu et al., 2019). Однако на семинарах и семинарах по Семейным расстановкам в современном мире для людей совершенно нормально плавно переходить к этим архаичным состояниям восприятия, показывая, что они не так дремлющие, как можно было бы ожидать, и, фактически, к ним легко получить доступ.

То, что семейные расстановки представляют собой не настоящие истины, а, скорее, энергии, присутствующие в семейной системе, повсеместно согласны со сторонниками этого подхода. Например, созвездие может выявить (через представителей) члена семьи, который был исключен и в результате страдает, или может продемонстрировать, как муж вырывается из брака из-за интрижки или даже жестокого обращения.Следовательно, вполне может быть, что лучшая форма исследования суррогатного восприятия — это личный опыт. Любой, кто сталкивается с этим явлением, должен провести собственное расследование и решить, основываясь на своем участии в Семейных расстановках, существует ли суррогатное восприятие или нет. Опыт репрезентации состоит из множества компонентов: например, установка, восприятие телесных и других ощущений, получение доступа к чувствам по отношению к другим в поле, изменение порядка пространственного позиционирования фасилитатором и произнесение лечебных предложений между представителями, данными фасилитатором. .Другими словами, есть что исследовать, оценить и принять какое-то решение. Хеллингер (2001, стр. 2) описывает желание понять и контролировать неизвестное как научное исследование и утверждает, что в данном случае это бесполезно. Вместо этого он советует сделать паузу в наших попытках понять неизвестное, а скорее «позволить нашему вниманию сосредоточиться не на деталях, которые мы можем определить, а в целом». Он называет эту позицию «феноменологической», и она пронизывает его труды и учения.

Заключение
Хеллингер прожил необыкновенную жизнь: жизнь веры, служения, исследований, усилий, экспериментов, тяжелой работы и непоколебимой преданности поиску истины. Его родители, отказавшиеся от военной службы по соображениям совести, привили ему пытливый ум, который ставил личные ценности выше любой господствующей идеологии, и пожизненное обязательство помогать другим. Его опыт перерастания или пребывания вне групп привел к его теории о «группах совести» и важности принадлежности, которые он включил в свой подход.После 25 лет в Церкви, последовал 15-летний период погружения в психотерапевтические методы, и аспекты каждого метода, который он изучал, были использованы в Семейных расстановках. Эмиссары Вирджинии Сатир и Иван Босзорменьи-Надь первыми познакомили Хеллингера с систематической работой и концепцией использования заместителей для членов семьи, но он развил эту работу во что-то новое и свежее в терапевтическом мире. Обдумывание и теоретическое обоснование того, какие условия требуются для нормального функционирования систем (и, следовательно, их членов), и их применение в клинической практике привело к уточнению подхода Семейных расстановок к тому, чем он является сегодня, включая все другие его проявления.

В психотерапии суррогатное восприятие появляется еще в 1950-х годах в «Психодраме» Морено, но Хеллингер поставил его во главу угла в своем подходе, предпочитая не исследовать, как оно работает, а скорее принять его как дар и благословение. Научные исследования суррогатного восприятия не достигли большого прогресса, хотя теория морфического резонанса Шелдрейка, которая утверждает, что « вещи ведут себя так, как они делают, потому что они помнят, что они делали в прошлом » (2019, стр.4), помогает, как и его утверждения о том, что к информации в форме памяти может получить доступ кто-то, кроме владельца (Sheldrake, 2019).Традиционные традиции мудрости лучше объясняют процесс суррогатного восприятия, как и трансперсональная психология с ее акцентом на тонких энергетических полях и трансцендентных аспектах человеческого опыта. Для тех, кто находится в созвездии, представляющем кого-то или что-то, процесс просто доступен — никакого опыта или знаний не требуется, и есть личные преимущества (Rhul, 2013). Именно этот аспект Семейных расстановок отличает его от других психотерапевтических подходов.«Полевой резонанс», который испытывают представители, является надежным союзником фасилитатора, и к нему всегда относятся с большим уважением. Его истоки уходят в давние времена, в отличие от многих других основных инструментов констелляции, которые берут свое начало в гуманистической психологии. Это процесс, который может смягчить, согласовать, научить, просветить, оспорить, изменить, информировать и мягко деконструировать предвзятость или суждение представителя. На мой взгляд, лучше всего оценить это явление на собственном опыте.

Ссылки

Билгер, Б., 2016. Где немцы примиряются со своими мертвыми, житель Нью-Йорка, [онлайн] сентябрь. Доступно по телефону

Boring, F.M., 2012. Связь с прошлым наших предков: исцеление через семейные расстановки, церемонии и ритуалы. Беркли, Калифорния: Книги Северной Атлантики.

Boszormenyi-Nagy, I., & Spark, G., 1973. Невидимая лояльность: взаимность в семейной терапии между поколениями. Мэриленд США: Харпер и Роу.

Коэн, Д. Б., 2006. «Семейные расстановки»: инновационный системный феноменологический групповой процесс из Германии.Семейный журнал: Консультирование и терапия для пар и семей, 14 (3). 10.1177 / 1066480706287279

Галлезе, В., 2006. Воплощенное моделирование: от зеркальных нейронов к межличностным отношениям. Парма: Университет Пармы. Доступно по телефону

Хеллингер, Б., 2006. Нет волн без океана. Гейдельберг, Германия: Carl-Auer Systeme Verlag.

Хеллингер Б., Вебер Г. и Бомонт Х., 1998. Скрытая симметрия любви: что заставляет любовь работать в отношениях. Феникс, Аризона: Зейг, Такер и Тайзен.

Келлог, С., 2014. Трансформационная кафедра: использование психотерапевтических диалогов в клинической практике. Лэнхэм, Мэриленд: Роуман и Литтлфилд.

Лоусон, Э., 1985. Религии Африки. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

Маккуиллин Дж. И Уэлфорд Э., 2013. Сколько людей здесь собралось?
Групповая работа и теория семейных расстановок. Журнал транзактного анализа, 43 (4), стр.352-365. 10.1177 / 0362153713519743

Найду, Т., Гейлс, К., Эдвардс, С., 2019.Доступно по адресу
Rhul, S., 2013. Опыт клиентов семейных расстановок в психологическом исцелении. Доступно по адресу:
Torsten Preiss, I., 2012. Семейные расстановки раскрыты. Антверпен, Бельгия: Индра Торстен Прейсс.

Шнайдер Р., 2007. Семейные расстановки: основные принципы и процедуры. Гейдельберг, Германия: Carl-Auer Systeme Verlag.
Шелдрейк Р., 2020. Пути выхода за рамки и почему они работают. Великобритания: Coronet.

Шелдрейк Р., 2019. Память, привычки и целостность.Журнал Beshara, [онлайн], выпуск 13. Доступен по телефону

Ulsamer, B., 2008. Искусство и практика семейных расстановок. Гейдельберг, Германия: Carl-Auer Systeme Verlag.

Ван Кампенхаут, Д., 2001. Образы души: работа души в шаманских ритуалах и семейных расстановках. Гейдельберг, Германия: Carl-Auer Systeme Verlag.

Берт Хеллингер и история работы Family Constellation

История семейных расстановок

Представьте, что вы входите в ранние подростковые годы в нацистской Германии, боясь говорить правду о том, во что вы верите, из страха смерти.

Подозреваемый нацистскими властями в том, что он является врагом народа, прямо перед тем, как его призвали в армию и заставили сражаться за то, что вы ненавидели.

После трех лет боев молодой Берт Хеллингер был схвачен союзниками в 1945 году, но бежал и вернулся в Германию, где стал священником.

Как и многие представители того поколения, Хеллингер был глубоко потрясен войной и задавался вопросом, как нечто вроде нацизма смогло расти и процветать на его родине.

Что пошло не так и что из этого можно было извлечь?

Любопытство Хеллингера и его стремление ставить людей выше идеологии, невзирая на внешнее давление или издержки, стали способом быть им. Со временем это привело бы его к открытию работы Family Constellation.

Независимый ум и любознательный дух

Хеллингер стал католическим священником в начале 1950-х годов, но продолжил свою традицию независимого мышления и следования истине своего сердца.Возможно, его время в священстве было неизбежно ограничено.

Он оказался миссионером в Южной Африке, работая с зулусами в течение 16 лет. За это время он свободно владел зулусским языком и культурой. Они показали ему силу предков и то, как практики, связанные с ними, могут помочь освободить людей от предков, построить сообщество и помочь создать прочную и здоровую социальную ткань.

Эти инструменты, как понял Хеллингер, были полностью потеряны в современной психотерапии, которая почти полностью сосредоточена на личности.

Преодоление исцеления от предков с помощью психотерапии

В конце 1970-х Хеллингер оставил священство и вернулся в свою родную Германию, чтобы начать обучение психоанализу, гештальт-терапии, транзактному анализу, первичной терапии, гипнотерапии, НЛП и семейной терапии. Он стремился выделить лучшие из этих практик, в том числе то, чему он научился у зулусов.

Появление работы по семейным расстановкам

В начале 1980-х доктор Хеллингер начал объединять процесс восстановления семьи Вирджинии Сатир с групповой и семейной терапией, в частности с психодрамой Морено.Это было тогда, когда Хеллингер начал использовать членов группы для имитации семейной системы — основного формата того, что должно было стать работой по семейным расстановкам.

Работая с существующими моделями семейных систем, Хеллингер начал создавать свой собственный особый подход, который сосредоточился на ответах представителей с его целостным подходом. Другими словами, он не считал полезным разделять такие вещи, как разум и мозг, культура и семья, эмоции и мышление, обусловленность и образование, а скорее рассматривать их как единое непрерывное целое.

Хеллингер настаивал на предоставлении представителям очень небольшой справочной информации, которая, по его мнению, позволяла им получить доступ к более глубоким, потенциально скрытым динамикам человека, которого они представляли. Это менее определенное пространство восприимчивости стало известно как «Поле знания» (морфические или морфогенные поля Руперта Шелдрейка).

В качестве фасилитатора Хеллингер наблюдал за тонкими движениями в поле больше, чем за заранее задуманными позициями, и обращал внимание на импульсы и переживания тех, кто находился в поле.Он начал разрабатывать фундаментальную теорию своей работы по семейным расстановкам, названную «Порядки любви», которая определяет общие закономерности, нарушение которых приводит к диссонансу в семейной системе.

Термин «семейные расстановки» был впервые использован Альфредом Адлером в несколько ином контексте, но был придуман Хеллингером для описания его уникального подхода в 1990-х годах.

Рост семейных расстановок

Рост семейных расстановок как терапевтического метода исцеления в Германии и других странах Европы был значительным.Сейчас эту работу практикуют тысячи фасилитаторов. Семейные расстановки не так широко известны здесь, в Соединенных Штатах, но ситуация быстро меняется, так как с каждым днем ​​все больше и больше фасилитаторов изучают эту работу.

Семейные расстановки сейчас

Семейные расстановки существуют в Соединенных Штатах всего около двадцати лет. Многие практикующие специалисты верят, что мы находимся на переднем крае возможностей этой работы и ее потенциального воздействия на весь мир.

Family Constellations сочетает в себе нашу духовную природу и присущую ей силу с психологией таким образом, что позволяет людям испытывать глубокие, изменяющие жизнь перемены в значительно ускоренном темпе по сравнению с традиционными методами лечения. Невозможно переоценить важность более быстрого метода исцеления в настоящее время на нашей планете.

Дополнительные ресурсы, посвященные работе «Рождение семейных расстановок»

Вот вам бесплатный сборник рассказов Берта Хеллингера.От его времен в раздираемой войной Германии до работы священником у зулусов вы найдете здесь много скрытых драгоценных камней. Мне особенно нравится раздел вопросов и ответов в конце. Этот документ был создан для моих учеников Family Constellation. Не стесняйтесь читать или скачивать.

Джек

Семейные расстановки Берта Хеллингера и порядки любви Дейла Шустермана

Семейные расстановки Берта Хеллингера и порядки любви


• Что, если бы мужская наркомания действительно была поиском связи со своим отцом?

• Предположим, женщина с суицидными наклонностями бессознательно пыталась проследить судьбу своей тети, которая умерла в возрасте двух лет, за много лет до ее рождения.

• Что, если причиной рака груди женщины является потеря связи с ее матерью или с матерью ее матери?

• Что, если ее рак был скрытым желанием последовать за другим членом семьи, который умер от рака?

• Почему усыновители часто разводятся или теряют всякую близость в браке?

• Что, если мужчина не может установить прочные отношения с женщинами, потому что его бессознательная преданность матери и отцу диктует иное?

• Предположим, что хроническая боль в пояснице у человека на самом деле представляет собой необходимость проявить уважение к другому члену семьи, обычно к его матери или отцу.

• Как жестокое обращение в детстве влияет на будущие отношения, успех и здоровье?

• Что, если чувство вины действительно принадлежит кому-то из предыдущего поколения, которое не смогло справиться со своей собственной виной?

Все эти ситуации представляют возможную скрытую динамику в семейных системах людей, которая может бессознательно подтолкнуть их к проблеме, которая у них есть. Следует понимать, что для любого состояния возможно множество различных сценариев, и это всего лишь несколько примеров.Очевидно, что рак, например, имеет множество физических причин, но обычно также действуют скрытые семейные факторы.

Именно эту скрытую семейную динамику раскрывают Семейные расстановки Берта Хеллингера, отличительные черты его подхода. Он заметил, что существует определенный порядок в том, как любовь течет в отношениях, и когда этот порядок нарушается, последствия этого нарушения часто испытывают члены семьи в последующих поколениях. Они неосознанно принимают на себя эти последствия, неосознанно интегрируя их в свою жизнь, часто с пагубными последствиями.

Через Family Constellation человеку показывают истинное происхождение заявленной проблемы и новые возможности для распутывания и разрешения. Клиент может видеть и чувствовать любовь, снова текущую в его или ее семейной системе, и ему больше не придется жертвовать своим здоровьем или благополучием .

Работа Берта Хеллингера меняет мир, одну семью за другой. Бывший священник, ставший психоаналитиком и психотерапевтом, Хеллингер разработал уникальный и очень эффективный метод, помогающий людям разрешить их затруднения с трудными судьбами членов семьи в этом и предшествующих поколениях.
Берт Хеллингер использует множество источников для синтеза своих специальных методов, но в результате он по-новому взглянул на причины и способы устранения многих видов болезней. Перспективы, которые он предлагает, иногда противоположные тем, которые встречаются в господствующей психологии, сильно резонируют в душах людей, с которыми он работает, что могут быть немедленно увидены и прочувствованы ими и теми, кто наблюдает.

Хеллингер , которому сейчас за восемьдесят, провел последние несколько лет, путешествуя по миру, обучая и демонстрируя Семейные расстановки, Порядки Любви и Движения Души тысячам людей.В своей родной Германии, как и в остальной Европе, он очень хорошо известен. Он опубликовал множество книг, статей и видеозаписей своих семинаров. Сейчас у него шесть книг и более 20 видеокассет на английском языке с семинарами, демонстрирующими его интригующий бренд семейной системной терапии.

Семейные расстановки
Ключевым методом в этой работе является семейная расстановка, которая используется для исследования закономерностей, действующих в семейной системе клиента. Семейная система состоит из клиента плюс его или ее:

• детский

• супруга

• братья и сестры

• родители

• братья и сестры родителей

• дедушки и бабушки

• братья и сестры бабушек и дедушек

• бывшие партнеры родителей, бабушки и дедушки

Кроме того, любой, кто пострадал из-за того, что семья могла хоть как-то выиграть, подключается к системе.Например, если семейный бизнес пользуется большим преимуществом своих сотрудников, возникнет неосознанная потребность разрешить эту несправедливость со стороны будущих поколений. Созвездие показывает скрытую динамику, действующую внутри этой группы людей, которая влияет на клиента.

Как только проблема клиента определена , его / ее просят выбрать людей из группы, которые будут представителями различных членов семьи. Выбранные соответствующие члены семьи могут быть из этого или предыдущих поколений, живыми или мертвыми.Затем клиент помещает представителей в пространственные отношения друг к другу.

После этого клиент садится и смотрит созвездие вместе с фасилитатором. Это обычная процедура, но фасилитатор может выбрать другой курс, если созвездие или клиент, кажется, того заслуживают. Созвездию дается время на развитие.

Интересно, что теперь происходит то, что представителей членов семьи клиента начинают испытывать чувства, внутреннее знание и телесные ощущения, которые не являются полностью их собственными, но относятся к людям, которых они представляют.Иногда чувства — это просто чувства хорошего или не очень хорошего, связанного или не связанного с другими. Иногда чувства расплывчаты, но иногда они довольно специфичны и интенсивны. В одном случае мужчина временно потерял слух на одно ухо, и оказалось, что человек, которого он представлял, был фактически глухим на то же ухо.

Фасилитатор может спросить участников, как они себя чувствуют, переместить их в разные места и попросить их сказать определенные предложения, чтобы продемонстрировать и разрешить скрытую динамику, действующую в семейной системе, или осторожно «протолкнуть» картинку дальше, чтобы раскрыть более глубокие уровни опыта.

Ритуалы часто используются. Это не механические ритуалы, а те, которые происходят из созвездия. Иногда один человек глубоко кланяется другому, чтобы выразить уважение, которого не хватало в отношениях. Когда это будет сделано, другие участники глубоко почувствуют последствия этого действия.

Часто фасилитатор ставит представителей родителей, бабушек и дедушек и даже прабабушек и дедушек в очередь за своим представителем. Каждый кладет руки на плечи идущего впереди потомка.Это приносит представителю чувство огромной силы и расширения возможностей.

Имея дело с мертвыми , фасилитатор может попросить представителя лечь на землю, чтобы изобразить умершего. Скорбящий родитель или супруг может спонтанно встать на колени или лечь рядом со своим любимым человеком. Это не скульптура тела, а естественные движения души, совершаемые в теле для решения проблемы.

Созвездие становится «картинкой» для наблюдения души клиента .Часто представители других членов семьи вводятся в созвездие, чтобы любовь могла быть восстановлена ​​в областях, которые потеряли эту связь. Если возможно, фасилитатор восстанавливает гармоничный поток любви и достоинства между различными членами семьи и освобождает представителя клиента от отождествления с трудными судьбами предшественников.

Цель созвездия — показать клиенту четкую картину семейной системы, новый способ представить себя и семейную динамику.Часто в конце созвездия клиенту разрешают стоять на своем собственном месте, чтобы испытать уравновешенную семейную систему. Клиент может почувствовать немедленные изменения в результате созвездия, или может потребоваться некоторое время, чтобы эти очень глубоко укоренившиеся паттерны выработались сами. В любом случае клиенту предоставляется возможность взять образцы, раскрытые в созвездии, и позволить им естественным образом развернуться в душе.

Этот способ работы феноменологический л в природе.Хеллингер работает с тем, что он наблюдает в созвездии. Хотя есть определенные закономерности, которые часто наблюдаются, каждая ситуация индивидуальна, и динамика каждого созвездия должна быть раскрыта заново. Клиенты часто удивляются, увидев динамику, которая работает в их семейной системе, и решение часто также является «неожиданностью». Иногда даже годы психотерапии не могут полностью раскрыть истинное происхождение проблемы человека, не говоря уже о ее решении. Фактически, сосредоточение внимания на патологии вполне может удерживать клиентов привязанными к их проблемам, а не направлять их к решению.

Новый подход.
Многие из техник, которые использует Хеллингер, существуют уже некоторое время, но его синтез их является довольно новым. Его знание Порядков Любви, которые действуют в отношениях, и его понимание различных уровней совести, которые связывают нас с нашей семейной системой, делают это мощным подходом к исцелению. Большинство методов лечения стремятся излечить или каким-то образом помочь отдельному клиенту. Однако, если проблема не имеет прямого отношения к клиенту, кроме того факта, что он или она принадлежит к определенной семье, терапия может никогда не предложить реального понимания.

Возьмем, к примеру, клиента, который бессознательно отождествляется с судьбой бабушки, умершей при родах. Этот клиент может страдать от бесплодия или испытывать трудности с интимными отношениями, и эти проблемы могут иметь некоторое отношение к судьбе бабушки. Хотя медицинская терапия и психотерапия, безусловно, будут здесь важны, обращение к глубокой, скрытой идентификации с семейной трагедией также может быть центральным, но часто недостающим звеном в уравнении исцеления.

Если на подсознательном уровне клиент считает, что принадлежность к семье требует наличия у него или нее проблемы со здоровьем, трудно получить полное исцеление, не обращаясь к этому неточному восприятию. С другой стороны, у клиента нет причин продолжать решать проблему, если прошлую трагедию рассматривать, уважать и помещать в надлежащую перспективу. И клиент, и человек, с которым он или она отождествляется, в данном случае бабушка, теперь могут с честью и достоинством занять свое законное место в семье.

Что наиболее важно, созвездие показывает картину динамики, действующей в семейной системе клиента, и, надеюсь, картину разрешения этой динамики. Часто выявления патологической динамики, действующей в семейной системе, самого по себе достаточно, чтобы начать решение проблемы.

Клиенту не говорят, что делать или как решить проблему. Работа клиента — открыть в своей душе следующие шаги, основанные на новых откровениях.Сложная задача, возможно, и самая сложная для клиента — сесть с изображениями созвездия и позволить естественному разворачиванию происходить в результате.

© 2003 Дейл Шустерман, Все права защищены.

Эта статья перепечатана с разрешения автора.

О работе системного созвездия (SCW) — Знание полевых схем

История

За последние 30 с лишним лет Работа по расстановке семей Хеллингеров (FCW) была разработана Бертом Хеллингером, немецким философом (как он сам себя называет).Хеллингеру уже за 80, и он все еще путешествует и преподает свое дело. После Второй мировой войны он стал католическим священником, был отправлен в Южную Африку и проработал с зулусами 16 лет. На него повлияла их жизненная позиция — когда мы в правильных отношениях с нашими предками, жизнь идет хорошо. Он вернулся в Германию, оставил священство и начал работать терапевтом, исследуя множество модальностей, включая первичный крик, транзакционный анализ, семейное моделирование Сатира, психодраму и другие.Встраивая эти процессы в свои собственные методы работы и используя феноменологический (обучение приходит на основе опыта) подход), Хеллингер начал предлагать свою работу и обучение фасилитаторов со всего мира.

В середине 90-х Хеллингера попросили содействовать организационному созвездию, что он и сделал, а затем решил, что это не та работа, для которой он призван. Гюнтер Вебер, давний коллега, начал развивать эту работу с организациями. В 2000 году Ян Якоб Стам и его жена Биби Шройдер основали Институт Берта Хеллингера в Нидерландах, где к настоящему времени подготовили более 800 фасилитаторов организационных расстановок (OCW).Благодаря сетям и учебным кружкам, сформированным для дальнейшего профессионального развития OCW, концепции Берта Хеллингера, Гунтхарда Вебера, а также Инсы Спаррера и Маттиаса Варги фон Кибеда (Структурные созвездия) и многих других способствовали дальнейшему развитию этой области.

Хеллингер со своей женой Софи продолжает развивать работу, расширяясь от работы над семейными системами до работы над семейной душой, работы с духом и разумом, а теперь и с созвездиями космической силы. Фасилитаторы прошли обучение на каждом из этих уровней (что объясняет некоторое разнообразие способов фасилитации SCW), и не все фасилитаторы эволюционировали с Hellinger.

Сотни созвездий со всего мира также развивают свою работу, находя множество новых адаптаций процесса и новых приложений для него. Сейчас есть созвездия, специализирующиеся на созвездиях церемоний, исцеляющих созвездиях, созвездиях снов, созвездиях творчества.

Диана кланяется своим учителям: Берту Хеллингеру, Каролле Кастильо, Джуди Уилкинс-Смит, Сьюзи Такер, Франческе Мейсон Боринг и Марку Волину (и многим другим). Диана очень счастлива, что в это время нашла свое место в семье Созвездие, и рада передать другим дары, данные в этой работе.

Созвездие Хеллингера | Крипалу

Джейми и Питер Фауст

Подход Хеллингера, основанный на работе Берта Хеллингера и методе семейных расстановок, был ведущим методом лечения в Европе в течение последних 20 лет. Такой подход эффективно помогает людям перейти от осознанного понимания проблем и событий к бессознательному, чтобы помочь прояснить истинный смысл того, почему все произошло.Этот метод использует семейное энергетическое поле как средство исследования отношений, а также построения решений нерешенных проблем.

Создавая представление о семейном поле в форме созвездия, он позволяет человеку экспериментально работать над проблемами, возникающими в семье происхождения или в предыдущих поколениях, которые все еще затрагивают их сегодня. Общее состояние здоровья в поле можно наблюдать, когда созвездие настроено, как у живого генеалогического древа.Расположение и положение каждого представителя по отношению друг к другу создает образец или систему души. Эта система выявляет скрытые здоровые и нездоровые связи, которые контролируют нашу жизнь без нашего ведома.

Во время семинара фасилитатор предлагает участникам выбрать из аудитории основных фигур в их родных семьях, поскольку они имеют отношение к представляемой проблеме. Затем клиент бесшумно и интуитивно размещает этих представителей в определенных местах вокруг центральной рабочей зоны.Кажется, что каждый представитель способен подключиться к индивидуальной энергии человека, которого он представляет, и сообщить, что этот человек чувствует и действует по отношению к другим в группе, даже если у них очень мало информации о человеке, которого они представляют.

Работа Constellation основана на связях между поколениями и глубоко укоренившемся бессознательном знании, которое так часто остается незамеченным, чтобы создать новую картину относительной истины. Такой подход к исцелению дает клиенту шанс «увидеть» правду о скрытых семейных связях — узнать это, рассказать об этом, назвать это — и освободиться от бремени семьи и освободиться от судеб других.

Подход Хеллингера следует принципу исцеления, согласно которому все энергетические системы стремятся к состоянию баланса, чтобы быть здоровыми. Семейные расстановки демонстрируют, что «за всем человеческим поведением стоит любовь», что существует огромная потребность в «балансе между отдаванием и получением, получением и потерей в системе» и что «каждый член имеет равное право принадлежать. » Подход Хеллингера в конечном итоге пытается выяснить, что разделяет, а что объединяет.

Работа завораживает своим воздействием на участников созвездия и тем, как помогает всей системе, а также наблюдателям двигаться к целостности.Этот феномен — часть большей тайны сознания, которая делает подход Хеллингера настолько мощным для переживания.

Джейми и Питер Фауст — координаторы созвездий, целители и учителя, прошедшие обучение в Институте Берта Хеллингера, США.

© Центр йоги и здоровья Крипалу. Все права защищены. Чтобы запросить разрешение на перепечатку, отправьте электронное письмо на адрес editor@kripalu.org.

.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.