Татьяна яковлева и маяковский фото: Очередной литературный фейк и его разоблачение

Содержание

Очередной литературный фейк и его разоблачение

на самом деле это фейк давно разоблачен, но история все равно кочует с паблика на паблик и все на голубом глазу воспринимают ее за правду. Хотя даже невооруженным глазом в ней видны дыры и логические несостыковки. А история сама по себе очень романтична  — женщина, поэт, неразделенная любовь и цветы.

«Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву. Между ними не могло быть ничего общего. Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов. Она вообще не воспринимала ни одного его слова, — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не трогала его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце осталось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один.

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви ему осталась тайная печаль, а нам — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму — Одну или вдвоем с Парижем!»

Ей остались цветы. Или вернее — Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, чайных роз орхидей, астр или хризантем.

Парижская фирма с солидным именем четко выполняла указания сумасбродного клиента — и с тех пор, невзирая на погоду и время года, из года в год в двери Татьяны Яковлевой стучались посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского». Его не стало в тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы.

Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы. Они не виделись, но факт существования человека, который так ее любит, влиял на все происходящее с ней: так Луна в той или иной степени влияет на все, живущее на Земле только потому, что постоянно вращается рядом. Она уже не понимала, как будет жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в цветах. Но в распоряжении, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, не было ни слова о его смерти. И на следующий день на ее пороге возник рассыльный с неизменным букетом и неизменными словами: «От Маяковского».

Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удается воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось. Цветы приносили в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда о нем уже забыли. В годы Второй Мировой, в оккупировавшем немцами Париже она выжила только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Если каждый цветок был словом «люблю», то в течение нескольких лет слова его любви спасали ее от голодной смерти. Потом союзные войска освободили Париж, потом, она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин — а букеты все несли.

Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды — маленькой, но неотъемлемой. И уже как пароль, который дает им пропуск в вечность, говорили, улыбаясь улыбкой заговорщиков: «От Маяковского». Цветы от Маяковского стали теперь и парижской историей. Правда это или красивый вымысел, однажды, в конце семидесятых, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от своей матери, и всегда мечтал попасть в Париж.

Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. Они долго беседовали обо всем на свете за чаем с пирожными. В этом уютном доме цветы были повсюду — как дань легенде, и ему было неудобно расспрашивать седую царственную даму о романе ее молодости: он полагал это неприличным. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны? Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд…

— Пейте чай, — ответила Татьяна — пейте чай. 
Вы ведь никуда не торопитесь?

И в этот момент в двери позвонили… Он никогда в жизни больше не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посыльного, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца. И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос посыльного произнес: «От Маяковского».

Собственно, первая же строчка Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве — дает понять, что автор фейка плохо разбирается в истории литературы. Молодненькая девушка из России (а Яковлева была молодой, если еще в 70-х была жива) должна была расти и фанатеть от популярных поэтов Серебряного века — Гумилев, Ахматова, Цветаева, Северянин, Есенин, вот это все. Или хотя бы знать о них. А они были предтечей Маяковского. Тут даже объяснять ничего не надо, любители поэзии все сами поймут. 

Стихи были, но вот Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы. Нет никаких причин не написать название фирмы. От этого история приобрела бы еще большую достоверность, хотя бы на первый вид. Но, автор фейка не знал, или ему было лень гуглить все цветочные фирмы и дату их основания, поэтому такое уклончивое описание.

Далее мы должны поверить,что гонорара за выступления (скока вешать в граммах?) хватило на букеты аж до 1970-х годов. Опять же не сказано как часто, если раз в год, то еще можно было понять и простить, но пассаж про немцев и париж позволяет думать, что присылали каждую неделю.

Нет, некоторые писатели получали охрененные деньги. Но за книгу. Или за собрание сочинений. Чтобы никому не известный советский поэт в Париже за встречи получил такое количество бабла — извините, быть такого не может. Всезнающий гугл подсказывает, что из Парижа Маяковский привез рено. И то, я думаю, купил он его на свои кровно нажитые еще в СССР денежки.

Далее инженер Рывлин, благодаря тому же гуглу, оказывается еще и поэтом и начинаешь догадываться, откуда растут ноги у этой истории. Самое смешное, что везде пишут, что Аркадий Рывлин целую поэму посвятил этим «Цветам от Маяковского», но везде вместо поэмы приводят только эту фейковую историю. Так что была ли сама поэма — вопрос. Наверное была, но искать дальше лениво, а за Рывлина обидно)))

Ну и пара кликов и мы находим то, что действительно произошло тогда:

Вот что сама Татьяна Яковлева рассказывала о Маяковском Василию Катаняну:
«- О Маяковском? Это было осенью двадцать восьмого года. У меня был бронхит, и я пошла к доктору Симону. Там в это время была его знакомая Эльза Триоле с Маяковским. Так мы с ним впервые увиделись. В стихотворении «Письмо Кострову…» он пишет: «Входит красавица в зал, в меха и бусы оправленная», но это образно, это впечатление. Я же вошла в гостиную к доктору с завязанным горлом, громко кашляя…

С первой же встречи все было так нежно, так бережно. В такси было холодно, и он, спросив разрешения, снял свое пальто, чтобы укутать мои ноги — такие мелочи. Когда на другой день мы обедали, все его внимание было сосредоточено на мне, и я вдруг поняла, что стала центром его внимания. Было неизвестно, во что это выльется, но что я стала центром его внимания — это факт. Помните в стихах:
Ураган,
огонь,
вода
подступают в ропоте.
Кто
сумеет
совладать?
Можете?
Попробуйте…
У него была такая своя элегантность, он был одет скорее на английский лад, все было очень добротное, он любил хорошие вещи. Хорошие ботинки, хорошо сшитый пиджак, у него был колоссальный вкус и большой шик. Он был красивый когда мы шли по улице, то все оборачивались. И он был чрезвычайно остроумный, обаятельный, излучал сексапил. Что еще нужно, чтобы завязался роман? Мы встречались каждый вечер, он заезжал за мной, и мы ехали в «Куполь», в синема, к знакомым или на его выступления. На них бывали буквально все артисты Монпарнаса, не только русская публика. Он читал много, но громадный успех имели «Солнце» и «Облако в штанах».
В моих глазах Маяковский был политическим поэтом по надобности, а по призванию — лирическим. Мы никогда не говорили о его убеждениях, это нам было совершенно не нужно. Он отлично понимал, что с моим туберкулезом я не выжила бы в Пензе и что в моем отъезде из России не было ничего политического.
Он уехал в Москву на несколько месяцев, и все это время я получала по воскресеньям цветы — он оставил деньги в оранжерее и пометил записки. Он знал, что я не люблю срезанные цветы, и это были корзины или кусты хризантем. Записки были всегда стихотворные, их лет через двадцать пять напечатал Роман Якобсон, у вас они тоже, кажется, известны? А в двух его стихотворениях, посвященных мне, есть строки, которые только я могу расшифровать. Больше никто! Вот это, например:
Пять часов,
и с этих пор
стих
людей
дремучий бор,
вымер
город заселенный,
слышу лишь
свисточный спор
поездов до Барселоны.
Вы можете мне объяснить, что за пять часов и что за поезд до Барселоны? А дело вот в чем. Я попросила Владимира Владимировича приехать на Монпарнасский вокзал к пяти часам, я провожала тетку, которая уезжала на гастроли с Шаляпиным в Барселону. А это в его глазах значило, что я знаю Шаляпина и Шаляпин в меня влюблен. Он думал, что тогда были все влюблены в меня, у него была такая «идефикс». А Федор Иванович и не смотрел в мою сторону, я для него была подругой его дочерей, мы с ними ходили в синема…
Или вот:
Не тебе,
в снега
и в тиф
шедшей
этими ногами,
здесь
на ласки
выдать их
в ужины
с нефтяниками…
Это были невинные вещи, старые нефтяники влюблялись и посылали мне розы, один из них — Манташев, друг нашей семьи. Мы все проводили у него уик-энды. Опять ревность Маяковского!
А что за «оскорбление» в строке «и это оскорбление на общий счет нанижем»? Я тогда отказалась вернуться с ним в Россию, он хотел, чтобы я моментально с ним уехала. Но не могла же я сказать родным, которые недавно приложили столько усилий, чтобы меня вывезти из Пензы, — «хоп! я возвращаюсь обратно». Я его любила, он это знал, у нас был роман, но роман — это одно, а возвращение в Россию — совсем другое. Отсюда и его обида, «оскорбление». Я хотела подождать, обдумать и, когда он вернется в октябре 1929 года, решить. Но вот тут-то он и не приехал. О его неприезде до сих пор говорят разное. Я и тогда не знала, что подумать — то ли ему ГПУ не дало визу, то ли он ее и не просил? Я предполагала и то и другое. Это трудно вам объяснить сегодня, полвека спустя. Я тогда думала, что он не хочет брать на себя ответственность, сажать себе на шею девушку, даже если ты и влюблен. Если бы я согласилась ехать, он должен был бы жениться, у него не было выбора. Я думала, что, может быть, он просто испугался? Я уже слышала о Полонской. Она была красива?
Поняв, что он не приедет, я почувствовала себя свободной. Осенью дю Плесси снова появился в Париже и начал за мной ухаживать. Я хотела устроить свою жизнь, иметь семью. Кстати, у вас писали, что я с ним развелась. Это опять неправда — он погиб в Сопротивлении у де Голля.
Но вас, конечно, интересуют письма Маяковского ко мне? О, я их держу в сейфе Гарварда, и они увидят свет только после того, как меня не станет…» (Василий Катанян «Лоскутное одеяло»)
Цветы вот оттуда достали и приукрасили. Все как-то забывают, что она замужем была и муж бы не оценил цветы «от Маяковского». Да и насколько я помню, она в году оккупации эмигрировала в США.

Подлинная история ничуть не хуже. Так что романтика и любовь была. 

Всем добра!

История любви маяковского и татьяны яковлевой. Биография. Законотворчество и социальные работы

Последние два года жизни Маяковского, мир его личных
переживаний и чувств связаны с именем Татьяны
Яковлевой.

За полтора с небольшим года до знакомства с Маяковским
Т.Яковлева приехала из России в Париж по вызову дяди,
художника А.Е.Яковлева.

Двадцатидвухлетняя, красивая, высокая, длинноногая
(«…вы и нам в Москве нужны, не хватает длинноногих»-
читаем мы в «Письме Татьяне Яковлевой»), с
выразительными глазами и яркими солнечными,
словно светящимися волосами, пловчиха и
теннисистка, она, фатально неотразимая,
обращала на себя внимание многих молодых и
немолодых людей своего круга.

Точно известен день знакомства — 25 октября 1928 года.
Вспоминает Эльза Триоле — известная французская
писательница, родная сестра Лили Брик: «Я познакомилась
с Татьяной перед самым приездом Маяковского в Париж и
сказала ей: «Да вы под рост Маяковскому».

Так, из-за этого «под рост», для смеха, я и познакомила
Володю с Татьяной.Маяковский же с первого взглядав
нее жестоко влюбился». А ещё в мемуарах Эльза напишет, что
сделала это для того, чтобы Маяковский не скучал в Париже.

Но существует мнение, что встреча была организована с
другими целями — отвлечь поэта от американки Элли Джонс,
родившей ему дочь и задержать поэта в столице Франции,
где Маяковский щедро оплачивал житье-бытье Эльзы и
Луи Арагона.

Через 21 день после отъезда Маяковского, 24 декабря
1928 года, Татьяна отправит письмо матери в Россию:
«Он такой колоссальный и физически, и морально, что
после него — буквально пустыня. Это первый человек,
сумевший оставить в моей душе след…»

Татьяна уклонялась от уговоров Маяковского ехать в
качестве его жены в Москву…
И еще одно обстоятельство настораживало Маяковского:он
читает в русском обществе Парижа посвященные любимой
стихи — она недовольна, он хочет напечатать их — она, не
торопясь вносить полную ясность в отношения с поэтом, не
дает согласия на это.
Ее уклончивость и осторожность были восприняты
Маяковским как замаскированный отказ.
В стихотворении сказано об этом прямо и резко:
Не хочешь?
Оставайся и зимуй…

Больше месяца длилась их первая встреча.
Перед отъездом Маяковский сделал заказ в парижской
оранжерее — посылать цветы по адресу любимой женщины.

И уехал в Москву один.

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся
любви нам осталось волшебное стихотворение «Письмо
Татьяне Яковлевой».

Он чуть ли не сам думал перебраться в Париж.
В итоге ему было отказано в выезде за границу.
Одна из подруг Маяковского Наталья Брюханенко
вспоминала: «В январе 1929 года Маяковский сказал,
что влюблен и застрелится, если не сможет вскоре
увидеть эту женщину».

Эту женщину он не увидел.

А в апреле 1930 года нажал на курок.

Есть ли какая-нибудь связь между этими событиями —
точно не скажет никто. Развязка случилась весной.

Еще в октябре 1929 года Лиля в присутствии
Маяковского вслух прочитала в письме сестры Эльзы
о том, что Татьяна собирается замуж за виконта дю
Плесси. Хотя на самом деле речь о свадьбе зайдет
лишь месяц спустя.

Яковлева с горькой иронией однажды признается,что
даже благодарна Лиле за это. В противном случае она,
искренно любя Маяковского, вернулась бы в СССР и
сгинула бы в мясорубке 37 года.

Татьяна с сестрой Людмилой и гувернанткой.
Пенза, 1908 г.

Дядя Татьяны, Александр Яковлев, выпускник
императорской Академии художеств, за год до
приезда Татьяны был удостоен ордена Почетного
легиона.
Оформить вызов для племянницы ему помог господин
Ситроен, владелец автоконцерна, с которым художник
согласился сотрудничать в обмен на ходатайство о
Татьяне.
Первые месяцы 19-летняя девушка провела на юге
Франции, где лечилась от туберкулеза, полученного
в голодные послереволюционные годы в Пензе.
А затем вернулась в Париж и поступила в школу моды.
Вскоре Татьяна пробует свои силы в моделировании
шляпок и преуспевает в этом.

Дядя вводит ее в мир светского Парижа.

На ее глазах разворачивается роман Коко Шанель с
Великим князем Дмитрием Павловичем,

она играет в четыре руки на рояле с Сергеем
Прокофьевым,знакомится с Жаном Кокто, которого
через несколько лет спасет от тюрьмы.

Кокто, поселившегося в одном гостиничном номере с
Жаном Маре, арестует полиция нравов. И Яковлева
примчится в полицейский участок Тулона и заявит,
что ее любовника Кокто арестовали по ошибке.
Великого драматурга немедленно освободят.

Общаясь с самыми выдающимися представителями
русской культуры — за ней ухаживает Федор Шаляпин,
свои рисунки дарят Михаил Ларионов и Наталья Гончарова,
— встречу с Маяковским Татьяна воспринимает совершенно
спокойно.

До наших дней дошли только письма поэта к ней.
В октябре 1929-го Эльза Триоле заботливо
сообщилаТатьяне о том, что поэту не дают визу.
Вероятно, не преминула рассказать и про его новое
увлечение актрисой Вероникой Полонской…

Что ж, Танина жизнь только начиналась…

Она приняла предложение одного из поклонников
— молодого французского дипломата Бертрана дю
Плесси, только что получившего назначение торговым
атташе в Варшаву.
Там, на четвертом месяце беременности, она и узнала о
самоубийстве «абсолютного джентльмена».

Брак с виконтом Бертраном дю Плесси стал для
Яковлевой, по ее словам, «бегством от Володи».
Она понимала, что Маяковского больше не выпустят
за границу, и хотела нормальной семьи. И так же
честно признавалась, что никогда не любила
дю Плесси.
В 1930 году у них родится дочь Фрэнсин.

Миловидный, похожий на звезду немого кино
Рудольфа Валентино, музыкант, пилот, знаток
антиквариата, дю Плесси был прекрасным человеком,
обожавшим свою жену.

Спустя три года семейная идиллия дала основательную
трещину: вернувшись домой в неурочный час, Татьяна
застала мужа в постели с подругой — Катей Красиной,
одной из трех дочерей бывшего народного комиссара
и дипломата Леонида Красина.

Брак не распался, но семейная жизнь с Бертраном
отныне будет лишь номинальной.

К тому же у самой Яковлевой в скором времени
появится новое увлечение — Александр Либерман.
Встреча случится в 1938 году, когда Алекс и
Люба Красина, дочь советского посла во Франции, на
которой он собирался жениться, приедут отдохнуть на юг.

Там же восстанавливала свои силы и Татьяна, попавшая
за год до этого в автокатастрофу. Увечья её были такими
страшными, что тело отправили в морг. Там она пришла
в себя и, к ужасу санитаров, начала стонать. В больнице
Яковлевой пришлось пережить тридцать пластических
операций.
И поездка на море была весьма и весьма кстати.

Красина сама разыскала Татьяну и познакомила
с Александром. Как потом будет вспоминать
Либерман, между ними «мгновенно возникло притяжение».
И больше они не расставались…

Официально женой Либермана Татьяна станет в 1941-м
году после гибели дю Плесси — над Ла-Маншем его
самолет был сбит фашистскими зенитчиками.
Из рук генерала де Голля Яковлева, как вдова героя,
получит орден. И вместе с Алексом и дочерью
Фрэнсин переедет в Соединенные Штаты.

Татьяна с дочерью Фрэнсин в Коннектикуте

Судьба всегда была к ней благосклонна.
Недаром в 20-х годах Татьяна писала матери:
«Мне на роду написано «сухой из воды выходить».
Даже во время оккупации, когда Яковлева организует
приют для 123 беспризорных детей, ей удастся получить
помощь от самих немцев.
Когда немецкий комендант Тура узнал, что перед ним
виконтесса дю Плесси, он спросил Татьяну, не потомок
ли она кардинала Ришелье, носившего то же родовое
имя.
Татьяна ответила, что скорее предпочтет быть потомком
Дамы с камелиями.
Комендант оценил ответ — он был профессором
французской литературы.
Именно он выправил ей пропуск на отъезд.

Отец Татьяны, Алексей Евгеньевич Яковлев, исчез с
горизонта своей бывшей семьи еще до революции.
Было известно, что он уехал в Америку, но где он, что с
ним — никто из родственников не ведал.
Но у бабушек есть способность находить иголку в стоге
сена.
Оказалось, Алексей Евгеньевич, превратившись в Эла
Джексона, претерпел за океаном немало невзгод.

Когда Татьяна, Алекс и Франсин в январе 1941года из
Лиссабона на португальском пароходе приплыли в
Нью-Йорк, на пристани их встречали двое мужчин, как
бы поменявшихся социальным статусом.

Бывший советский ответственный работник Семен
Либерман, отец Александра, превратился в
американского предпринимателя и вел буржуазный
образ жизни.
Алексей же Яковлев, дворянин, выпускник
петербургского кадетского корпуса, архитектор,
автомобилист, авиатор и бонвиван, стал
пролетарием и жил в рабочем поселке.

В первые месяцы пребывания в Нью-Йорке дворянская
фамилия еще раз сыграла Татьяне на руку. Ей удалось
устроиться дизайнером женских шляп как «графине дю
Плесси». Ее шляпки носили Марлен Дитрих, Эдит Пиаф,
Эсти Лаудер и другие состоятельные женщины.

Секрет ее успеха дочь Фрэнсин объясняет «культурным
уровнем и знанием законов общества, которые намного
превосходили ее дизайнерский талант. Она была
талантливым самодеятельным психиатром и могла
убедить любую, что она красавица».
Татьяна соглашалась с дочерью. «Они уходят от меня,
уверенные в себе, как призовые лошади», — говорила
она о своих клиентках.

Алекс, бывший в Париже сначала художником, а затем
главным редактором модного журнала «Vu», получил
предложение из американского журнала «Vogue».

Семейство Либерманов было довольно состоятельным.
В Нью-Йорке они занимали многоэтажный дом и
владели роскошным поместьем в Коннектикуте, которое
Джордж Баланчин называл страной Либерманией.
Гостями Либермании становились многие известные
русские, приезжавшие в Штаты.

Татьяна рекомендовала Диору нового секретаря.
Им был молодой Ив Сен-Лоран (фото 1950 г.)
Яковлева производила впечатление строгой женщины.
Прямая, величественная. И это можно было понять —
ведь её муж Алекс занимал очень высокое положение:
был одним из руководителей издательства Конденаст и
скульптором.


Яковлева с Валентиной Саниной.

Она дружила с музами других русских поэтов.
Была лучшей подругой Валентины Николаевны Саниной,
музы Вертинского.
Была близка с леди Абди,урожденной Ией Ге,
племянницей художника Ге, музой Алексея Толстого,
который вывел ее в образе героини романа «Аэлита».
Одним словом, подруг она выбирала себе под стать.

К заслугам Татьяны Яковлевой относится восхождение
Кристиана Диора и появление Ив Сен-Лорана.
Талантом своим они обязаны, разумеется, не ей. Но
пресса заговорила об этих кутюрье после того, как
Яковлева сказала мужу, что гении — именно они.

Она дружила с Иосифом Бродским, Александром
Годуновым, Михаилом Барышниковым, Натальей
Макаровой.


Охотно принимала у себя беглецов из советской России.

Чета Татьяны и Александра была одной из самых
известных в Нью-Йорке. Гостями на их шикарных
приемах становились все сливки города. При этом
семейная жизнь Яковлевой и Либермана тоже казалась
идеальной.
Автор книги «Татьяна. Русская муза Парижа» Юрий
Тюрин, первым проливший свет на судьбу Татьяны
Яковлевой, так описывает свои впечатления от супругов:
«В обыденной жизни Алекс был консервативен: сорочки
шьются только у портного в Англии, красное вино
заказывается во Франции, тридцать лет по утрам овсянка
на воде, полвека одна женщина.
«В течение прожитых лет в общей сложности мы не были
вместе пять дней, — признается Алекс. — Но это были
самые черные дни моей жизни».

Его глаза всегда светились любовью. Они даже ссорились
удивительно спокойно и уважительно.
Алекс недоволен тем, что Татьяна не притронулась к
завтраку.
Он ворчит, что она уже и так потеряла за неделю три фунта.
В ответ протяжно-просительное: «Алекс, не начинай». И все.
Никаких эмоциональных взрывов, обиженных глаз, надутых
щек.
Даже если кто-то из них на чем-нибудь зацикливался, другой
умело переводил ситуацию в юмор…

Из ее памяти так и не стерся краткий роман с Маяковским.
В середине 70-х годов один знакомый сказал ей, что едет в
Москву и увидится там с Лилей Брик. Татьяна вышла на минуту
в спальню и вернулась с белым кружевным носовым платком,
который попросила передать Лиле. «Она поймет», — сказала
Татьяна. «Я поняла», — горестно закивала Лиля, получив
неожиданный подарок.

Это был белый флаг, знак капитуляции.
В предсмертной записке Маяковский назначил Лилю Юрьевну
распорядителем своих бумаг и рукописей. В ванне своей
квартиры Лиля сожгла все до единого письма Татьяны.
Она приняла смертельную дозу снотворного в 1978 году,
сломав шейку бедра — ей было 86 лет, в таком возрасте кости
уже не срастаются.
Ей удалось остаться если не единственной,то главной
музой Маяковского.
Но до его писем Татьяне она добраться не могла. Татьяна
хранила их в запечатанном пакете, не публиковала и никому
не показывала, но разрешила сделать это дочери.


Дочь Франсин дю Плесси.

Накануне 85-го дня рождения у Татьяны произошло
кровоизлияние в кишечник. Операцию было делать
бессмысленно.
Через несколько дней Яковлевой не стало.
На надгробном камне жены Алекс Либерман приказал
выгравировать: «Татьяна дю Плесси-Либерман,
урожденная Яковлева, 1906-1991».
Муж хотел быть похороненным в одной могиле
с Татьяной и даже приготовил надпись для себя:
«Александр Либерман, 1912-…»
Но жизнь распорядилась по-другому.
После перенесенных инфаркта и клинической смерти
он женился на филиппинке Милинде, одной из медсестер,
ухаживавших в последние годы за Татьяной.
И завещал развеять свой прах над Филиппинами.
В 1999 году его воля была выполнена…

Вопреки воле покойницы, отец упрямо не отдавал
Франсин письма Маяковского — утверждал, что не помнит,
где лежит пакет.
Он не сказал этого даже на смертном одре, и Франсин
поняла:ревность Алекса была сродни ревности Лили, он
хотел остаться единственным в жизни Татьяны.
Франсин нашла бумаги сама: 27 страниц писем, 24
телеграммы и автографы некоторых стихотворений…
Архив парижского романа.

Эпилог.
В дневниковых записях М.Я.Презента, найденных в архивах
Кремля литературоведом Валентином Скорятиным, есть
упоминание о том, что поэт рано утром 14 апреля 1930 года,
за три часа до выстрела, поехал на телеграф и дал в Париж
на имя Татьяны Яковлевой телеграмму: «Маяковский
застрелился».
Слухи? Легенда? Факт? Трудно сказать…

В иллюстрировании использованы
материалы из архива Государственного музея
В.В. Маяковского и книги Юрия Тюрина «Татьяна».
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Последние два года жизни Маяковского, мир его личных
переживаний и чувств связаны с именем Татьяны
Яковлевой.

За полтора с небольшим года до знакомства с Маяковским
Т.Яковлева приехала из России в Париж по вызову дяди,
художникаА.Е.Яковлева.

Двадцатидвухлетняя, красивая, высокая, длинноногая
(«…вы и нам в Москве нужны, не хватает длинноногих»-
читаем мы в «Письме Татьяне Яковлевой»), с
выразительными глазами и яркими солнечными,
словно светящимися волосами, пловчиха и
теннисистка, она, фатально неотразимая,
обращала на себя внимание многих молодых и
немолодых людей своего круга.

Точно известен день знакомства — 25 октября 1928 года.
Вспоминает Эльза Триоле — известная французская
писательница, родная сестра Лили Брик: «Я познакомилась
с Татьяной перед самым приездом Маяковского в Париж и
сказала ей: «Да вы под рост Маяковскому».

Так, из-за этого «под рост», для смеха, я и познакомила
Володю с Татьяной. Маяковский же с первого взгляда в
нее жестоко влюбился». А ещё в мемуарах Эльза напишет, что
сделала это для того, чтобы Маяковский не скучал в Париже.

Но существует мнение, что встреча была организована с
другими целями — отвлечь поэта от американки Элли Джонс,
родившей ему дочь и задержать поэта в столице Франции,
где Маяковский щедро оплачивал житье-бытье Эльзы и
Луи Арагона.

Через 21 день после отъезда Маяковского, 24 декабря
1928 года, Татьяна отправит письмо матери в Россию:
«Он такой колоссальный и физически, и морально, что
после него — буквально пустыня. Это первый человек,
сумевший оставить в моей душе след…»

Татьяна уклонялась от уговоров Маяковского ехать в
качестве его жены в Москву…
И еще одно обстоятельство настораживало Маяковского:он
читает в русском обществе Парижа посвященные любимой
стихи — она недовольна, он хочет напечатать их – она, не
торопясь вносить полную ясность в отношения с поэтом, не
дает согласия на это.
Ее уклончивость и осторожность были восприняты
Маяковским как замаскированный отказ.
В стихотворении сказано об этом прямо и резко:
Не хочешь?
Оставайся и зимуй…

Больше месяца длилась их первая встреча.
Перед отъездом Маяковский сделал заказ в парижской
оранжерее — посылать цветы по адресу любимой женщины.

И уехал в Москву один.

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся
любви нам осталось волшебное стихотворение «Письмо
Татьяне Яковлевой».

Он чуть ли не сам думал перебраться в Париж.
В итоге ему было отказано в выезде за границу.
Одна из подруг Маяковского Наталья Брюханенко
вспоминала: «В январе 1929 года Маяковский сказал,
что влюблен и застрелится, если не сможет вскоре
увидеть эту женщину».

Эту женщину он не увидел.

А в апреле 1930 года нажал на курок.

Есть ли какая-нибудь связь между этими событиями —
точно не скажет никто. Развязка случилась весной.

Еще в октябре 1929 года Лиля в присутствии
Маяковского вслух прочитала в письме сестры Эльзы
о том, что Татьяна собирается замуж за виконта дю
Плесси. Хотя на самом деле речь о свадьбе зайдет
лишь месяц спустя.

Яковлева с горькой иронией однажды признается, что
даже благодарна Лиле за это. В противном случае она,
искренно любя Маяковского, вернулась бы в СССР и
сгинула бы в мясорубке 37 года.

Татьяна с сестрой Людмилой и гувернанткой.
Пенза, 1908 г.

Дядя Татьяны, Александр Яковлев, выпускник
императорской Академии художеств, за год до
приезда Татьяны был удостоен ордена Почетного
легиона.
Оформить вызов для племянницы ему помог господин
Ситроен, владелец автоконцерна, с которым художник
согласился сотрудничать в обмен на ходатайство о
Татьяне.
Первые месяцы 19-летняя девушка провела на юге
Франции, где лечилась от туберкулеза, полученного
в голодные послереволюционные годы в Пензе.
А затем вернулась в Париж и поступила в школу моды.
Вскоре Татьяна пробует свои силы в моделировании
шляпок и преуспевает в этом.

Дядя вводит ее в мир светского Парижа.

На ее глазах разворачивается роман Коко Шанель с
Великим князем Дмитрием Павловичем,

она играет в четыре руки на рояле с Сергеем
Прокофьевым,знакомится с Жаном Кокто, которого
через несколько лет спасет от тюрьмы.


Кокто, поселившегося в одном гостиничном номере с
Жаном Маре, арестует полиция нравов. И Яковлева
примчится в полицейский участок Тулона и заявит,
что ее любовника Кокто арестовали по ошибке.
Великого драматурга немедленно освободят.

Общаясь с самыми выдающимися представителями
русской культуры — за ней ухаживает Федор Шаляпин,
свои рисунки дарят Михаил Ларионов и Наталья Гончарова,
— встречу с Маяковским Татьяна воспринимает совершенно
спокойно.

До наших дней дошли только письма поэта к ней.
В октябре 1929-го Эльза Триоле заботливо
сообщила Татьяне о том, что поэту не дают визу.
Вероятно, не преминула рассказать и про его новое
увлечение актрисой Вероникой Полонской…

Что ж, Танина жизнь только начиналась…

Она приняла предложение одного из поклонников
– молодого французского дипломата Бертрана дю
Плесси, только что получившего назначение торговым
атташе в Варшаву.
Там, на четвертом месяце беременности, она и узнала о
самоубийстве «абсолютного джентльмена».

Брак с виконтом Бертраном дю Плесси стал для
Яковлевой, по ее словам, «бегством от Володи».
Она понимала, что Маяковского больше не выпустят
за границу, и хотела нормальной семьи. И так же
честно признавалась, что никогда не любила
дю Плесси.
В 1930 году у них родится дочь Фрэнсин.

Миловидный, похожий на звезду немого кино
Рудольфа Валентино, музыкант, пилот, знаток
антиквариата, дю Плесси был прекрасным человеком,
обожавшим свою жену.

Спустя три года семейная идиллия дала основательную
трещину: вернувшись домой в неурочный час, Татьяна
застала мужа в постели с подругой – Катей Красиной,
одной из трех дочерей бывшего народного комиссара
и дипломата Леонида Красина.

Брак не распался, но семейная жизнь с Бертраном
отныне будет лишь номинальной.

К тому же у самой Яковлевой в скором времени
появится новое увлечение — Александр Либерман.
Встреча случится в 1938 году, когда Алекс и
Люба Красина, дочь советского посла во Франции, на
которой он собирался жениться, приедут отдохнуть на юг.

Там же восстанавливала свои силы и Татьяна, попавшая
за год до этого в автокатастрофу. Увечья её были такими
страшными, что тело отправили в морг. Там она пришла
в себя и, к ужасу санитаров, начала стонать. В больнице
Яковлевой пришлось пережить тридцать пластических
операций.
И поездка на море была весьма и весьма кстати.

Красина сама разыскала Татьяну и познакомила
с Александром. Как потом будет вспоминать
Либерман, между ними «мгновенно возникло притяжение».
И больше они не расставались…


Официально женой Либермана Татьяна станет в 1941-м
году после гибели дю Плесси — над Ла-Маншем его
самолет был сбит фашистскими зенитчиками.
Из рук генерала де Голля Яковлева, как вдова героя,
получит орден. И вместе с Алексом и дочерью
Фрэнсин переедет в Соединенные Штаты.

Татьяна с дочерью Фрэнсин в Коннектикуте

Судьба всегда была к ней благосклонна.
Недаром в 20-х годах Татьяна писала матери:
«Мне на роду написано «сухой из воды выходить».
Даже во время оккупации, когда Яковлева организует
приют для 123 беспризорных детей, ей удастся получить
помощь от самих немцев.
Когда немецкий комендант Тура узнал, что перед ним
виконтесса дю Плесси, он спросил Татьяну, не потомок
ли она кардинала Ришелье, носившего то же родовое
имя.
Татьяна ответила, что скорее предпочтет быть потомком
Дамы с камелиями.
Комендант оценил ответ – он был профессором
французской литературы.
Именно он выправил ей пропуск на отъезд.

Отец Татьяны, Алексей Евгеньевич Яковлев, исчез с
горизонта своей бывшей семьи еще до революции.
Было известно, что он уехал в Америку, но где он, что с
ним – никто из родственников не ведал.
Но у бабушек есть способность находить иголку в стоге
сена.
Оказалось, Алексей Евгеньевич, превратившись в Эла
Джексона, претерпел за океаном немало невзгод.

Когда Татьяна, Алекс и Франсин в январе 1941года из
Лиссабона на португальском пароходе приплыли в
Нью-Йорк, на пристани их встречали двое мужчин, как
бы поменявшихся социальным статусом.

Бывший советский ответственный работник Семен
Либерман, отец Александра, превратился в
американского предпринимателя и вел буржуазный
образ жизни.
Алексей же Яковлев, дворянин, выпускник
петербургского кадетского корпуса, архитектор,
автомобилист, авиатор и бонвиван, стал
пролетарием и жил в рабочем поселке.

В первые месяцы пребывания в Нью-Йорке дворянская
фамилия еще раз сыграла Татьяне на руку. Ей удалось
устроиться дизайнером женских шляп как «графине дю
Плесси». Ее шляпки носили Марлен Дитрих, Эдит Пиаф,
Эсти Лаудер и другие состоятельные женщины.


Секрет ее успеха дочь Фрэнсин объясняет «культурным
уровнем и знанием законов общества, которые намного
превосходили ее дизайнерский талант. Она была
талантливым самодеятельным психиатром и могла
убедить любую, что она красавица».
Татьяна соглашалась с дочерью. «Они уходят от меня,
уверенные в себе, как призовые лошади», — говорила
она о своих клиентках.

Алекс, бывший в Париже сначала художником, а затем
главным редактором модного журнала «Vu», получил
предложение из американского журнала «Vogue».


Семейство Либерманов было довольно состоятельным.
В Нью-Йорке они занимали многоэтажный дом и
владели роскошным поместьем в Коннектикуте, которое
Джордж Баланчин называл страной Либерманией.
Гостями Либермании становились многие известные
русские, приезжавшие в Штаты.

Татьяна рекомендовала Диору нового секретаря.
Им был молодой Ив Сен-Лоран (фото 1950 г.)
Яковлева производила впечатление строгой женщины.
Прямая, величественная. И это можно было понять —
ведь её муж Алекс занимал очень высокое положение:
был одним из руководителей издательства Конденаст и
скульптором.



Яковлева с Валентиной Саниной.

Она дружила с музами других русских поэтов.
Была лучшей подругой Валентины Николаевны Саниной,
музы Вертинского.
Была близка с леди Абди,урожденной Ией Ге,
племянницей художника Ге, музой Алексея Толстого,
который вывел ее в образе героини романа «Аэлита».
Одним словом, подруг она выбирала себе под стать.

К заслугам Татьяны Яковлевой относится восхождение
Кристиана Диора и появление Ив Сен-Лорана.
Талантом своим они обязаны, разумеется, не ей. Но
пресса заговорила об этих кутюрье после того, как
Яковлева сказала мужу, что гении — именно они.

Она дружила с Иосифом Бродским, Александром
Годуновым, Михаилом Барышниковым, Натальей
Макаровой.


Охотно принимала у себя беглецов из советской России.

Чета Татьяны и Александра была одной из самых
известных в Нью-Йорке. Гостями на их шикарных
приемах становились все сливки города. При этом
семейная жизнь Яковлевой и Либермана тоже казалась
идеальной.
Автор книги «Татьяна. Русская муза Парижа» Юрий
Тюрин, первым проливший свет на судьбу Татьяны
Яковлевой, так описывает свои впечатления от супругов:
«В обыденной жизни Алекс был консервативен: сорочки
шьются только у портного в Англии, красное вино
заказывается во Франции, тридцать лет по утрам овсянка
на воде, полвека одна женщина.
«В течение прожитых лет в общей сложности мы не были
вместе пять дней, — признается Алекс. — Но это были
самые черные дни моей жизни».

Его глаза всегда светились любовью. Они даже ссорились
удивительно спокойно и уважительно.
Алекс недоволен тем, что Татьяна не притронулась к
завтраку.
Он ворчит, что она уже и так потеряла за неделю три фунта.
В ответ протяжно-просительное: «Алекс, не начинай». И все.
Никаких эмоциональных взрывов, обиженных глаз, надутых
щек.
Даже если кто-то из них на чем-нибудь зацикливался, другой
умело переводил ситуацию в юмор…

Из ее памяти так и не стерся краткий роман с Маяковским.
В середине 70-х годов один знакомый сказал ей, что едет в
Москву и увидится там с Лилей Брик. Татьяна вышла на минуту
в спальню и вернулась с белым кружевным носовым платком,
который попросила передать Лиле. «Она поймет», – сказала
Татьяна. «Я поняла», – горестно закивала Лиля, получив
неожиданный подарок.


Это был белый флаг, знак капитуляции.
В предсмертной записке Маяковский назначил Лилю Юрьевну
распорядителем своих бумаг и рукописей. В ванне своей
квартиры Лиля сожгла все до единого письма Татьяны.
Она приняла смертельную дозу снотворного в 1978 году,
сломав шейку бедра – ей было 86 лет, в таком возрасте кости
уже не срастаются.
Ей удалось остаться если не единственной,то главной
музой Маяковского.
Но до его писем Татьяне она добраться не могла. Татьяна
хранила их в запечатанном пакете, не публиковала и никому
не показывала, но разрешила сделать это дочери.


Дочь Франсин дю Плесси.

Накануне 85-го дня рождения у Татьяны произошло
кровоизлияние в кишечник. Операцию было делать
бессмысленно.
Через несколько дней Яковлевой не стало.
На надгробном камне жены Алекс Либерман приказал
выгравировать: «Татьяна дю Плесси-Либерман,
урожденная Яковлева, 1906–1991».
Муж хотел быть похороненным в одной могиле
с Татьяной и даже приготовил надпись для себя:
«Александр Либерман, 1912-…»
Но жизнь распорядилась по-другому.
После перенесенных инфаркта и клинической смерти
он женился на филиппинке Милинде, одной из медсестер,
ухаживавших в последние годы за Татьяной.
И завещал развеять свой прах над Филиппинами.
В 1999 году его воля была выполнена…

Вопреки воле покойницы, отец упрямо не отдавал
Франсин письма Маяковского – утверждал, что не помнит,
где лежит пакет.
Он не сказал этого даже на смертном одре, и Франсин
поняла:ревность Алекса была сродни ревности Лили, он
хотел остаться единственным в жизни Татьяны.
Франсин нашла бумаги сама: 27 страниц писем, 24
телеграммы и автографы некоторых стихотворений…
Архив парижского романа.

Эпилог.
В дневниковых записях М.Я. Презента, найденных в архивах
Кремля литературоведом Валентином Скорятиным, есть
упоминание о том, что поэт рано утром 14 апреля 1930 года,
за три часа до выстрела, поехал на телеграф и дал в Париж
на имя Татьяны Яковлевой телеграмму: «Маяковский
застрелился».
Слухи? Легенда? Факт? Трудно сказать…

В иллюстрировании использованы
материалы из архива Государственного музея
В.В. Маяковского и книги Юрия Тюрина «Татьяна».
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»
http://www.sovsekretno.ru/magazines/article/1433
Игорь ИЗГАРШЕВ
из блога Лидия Лудянскаяhttp://blogs.mail.ru/mail/lidlud/470D791022803291.html


«Я все равно тебя когда-нибудь возьму – одну или вдвоем с Парижем» – эти знаменитые строки Владимира Маяковского были обращены к Татьяне Яковлевой , русской эмигрантке, уехавшей за рубеж в 1920-х гг. В Париже у них случился роман, продолжившийся затем в письмах. Маяковский уговаривал Яковлеву вернуться в СССР, но она осталась в Париже, где стала одной из самых заметных и ярких фигур русской эмиграции.

Татьяна Алексеевна Яковлева родилась в 1906 г. в Санкт-Петербурге, а детство провела в Пензе. Оттуда она и эмигрировала за рубеж, когда ей исполнилось 19 лет. Выехать ей удалось благодаря ее дяде, популярному во Франции художнику Александру Яковлеву. Он был знаком с владельцем автоконцерна Ситроеном и попросил его выхлопотать для Татьяны визу и паспорт.

Как и большинство русских красавиц-эмигранток, Татьяна Яковлева устроилась работать манекенщицей. Вскоре весь Париж был увешан рекламными плакатами чулок с изображением Татьяны на фоне пейзажей Cite. Уже в зрелом возрасте она признавалась: «Ноги у меня были потрясающие, влюблялись все мужчины ». В первые же годы парижской жизни у нее появилось множество поклонников, среди которых были даже Федор Шаляпин и Сергей Прокофьев.

Маяковский встретился с Татьяной Яковлевой в 1928 г. в доме у сестры Лили Брик Эльзы Триоле. Поэт влюбился с первого взгляда. Он провел в Париже чуть больше месяца, посвящая все свободное время долгим прогулкам по городу вдвоем с Татьяной. Высокие и статные, они были красивой парой. «Ты одна мне ростом вровень », – писал он в стихотворении, обращенном к ней. Но Маяковскому нужно было возвращаться в СССР, он долго уговаривал ее отправиться вместе с ним, но она отказалась.

Перед самым отъездом Маяковский оставил крупную сумму в одной из парижских оранжерей с просьбой отправлять букеты каждое воскресенье на адрес Яковлевой с его визитной карточкой. Фирма была солидной и еженедельно выполняла поручение: даже после смерти поэта Татьяна продолжала получать от него цветы.

Хотя Яковлева отказалась уехать вслед за Маяковским, она утверждала, что была в него влюблена. В письме матери она признавалась: «Он такой колоссальный и физически, и морально, что после него – буквально пустыня. Это первый человек, сумевший оставить в моей душе след ». Влюбленные писали друг другу письма, в которых не уставали признаваться друг другу в любви. Поэт писал: «Нельзя пересказать и переписать всех грустностей, делающих меня молчаливее ». К сожалению, письма Татьяны Яковлевой не сохранились – Лиля Брик, получившая доступ к архиву поэта после его смерти, очевидно, уничтожила все доказательства его любви к другой женщине – единственной музой должна была оставаться она сама. Незадолго до смерти Татьяна Яковлева сказала: «Я благодарна ей за это. В противном случае я вернулась бы в СССР за Маяковским, так сильно я его любила. И неминуемо сгинула бы в мясорубке 1937 года ».

В октябре 1929 г. Лиля Брик не без злорадства сообщила поэту новость о том, что его новая муза собралась замуж за виконта Бертрана дю Плесси, хотя речи о свадьбе тогда еще не было. Позже Татьяна все же стала его женой, и этот брак стал, по ее словам, «бегством от Володи». Она понимала, что уже не увидится с ним – Маяковского больше не выпускали за границу (по слухам, об этом позаботилась Лиля Брик). Подруга поэта Наталья Брюханенко вспоминала: «В январе 1929 года Маяковский сказал, что влюблен и застрелится, если не сможет вскоре увидеть эту женщину ». А в апреле 1930 г. он нажал на курок. Какие обстоятельства подтолкнули его к этому шагу, и было ли это самоубийством – биографы спорят по сей день.

Брак Яковлевой с виконтом дю Плесси вскоре распался – Татьяна узнала о его неверности. А вскоре у нее появилось новое увлечение – художник и скульптор Александр Либерман. Они познакомились на юге Франции, где Татьяна приходила в себя после страшной автокатастрофы, в результате которой ей пришлось пережить несколько пластических операций. Они поженились в 1941 г., после гибели виконта дю Плесси – его самолет был сбит фашистскими зенитчиками. А вскоре семья переехала в США.

Татьяна дю Плесси-Либерман пережила Маяковского на 60 лет. Хотя в ее судьбе было много крутых поворотов, она прожила долгую и счастливую жизнь. Сама о себе Яковлева говорила: «Мне на роду написано сухой из воды выходить ». В Нью-Йорке ей удалось устроиться дизайнером женских шляп как «графине дю Плесси». Ее дочь объясняла успех матери «культурным уровнем и знанием законов общества, которые намного превосходили ее дизайнерский талант. Она была талантливым самодеятельным психиатром и могла убедить любую, что она красавица ». Ее муж стал арт-директором журнала «Vogue», и семья жила в достатке. Вместе они прожили до глубокой старости, пока Татьяна дю Плесси-Либерман не скончалась накануне своего 85-летия в 1991 г.

Близкой подругой Татьяна была Валентина Санина – .

У скандального «глашатая революции» Владимира Маяковского было много сердечных увлечений. Но только двум женщинам — Лиле Брик и Татьяне Яковлевой — он ещё и посвящал свои лучшие стихи. Если о первой известно более чем достаточно, то история трагических взаимоотношений со второй до сих пор полна тайн…

Текст: Наталья Туровская

В один из ничем не примечательных в октябре 1929 года в маленькой квартирке в Полуэктовом переулке, которую чета Бриков делила с Владимиром Маяковским на радость сплетникам, распускавшим слухи о «жизни втроём», произошёл инцидент, положивший начало цепи роковых событий. Лиля Брик получила очередное письмо из Парижа от своей сестры Эльзы Триоле.

Нет, вы только послушайте, что пишет Эллочка! — неожиданно оживилась она и принялась громко читать вслух: «Нет никаких сомнений в том, что на днях Татьяна Яковлева выйдет замуж за виконта дю Плесси». Каково?!
— Ну что ж, отличная партия для неё, — отозвался из-за письменного стола Осип Брик.

И только Маяковский не проронил ни слова. Он помрачнел и выбежал курить в коридор, по пути натыкаясь на мебель, словно слепой…

На самом деле Лиля Брик тогда всё преувеличила: свадьба должна была состояться лишь через месяц. Но будучи обиженной на Маяковского (ещё бы, он посмел не просто влюбиться, но и посвятить даме сердца стихи, хотя раньше делал это только для неё), она не могла отказать себе в удовольствии посыпать соль на рану отвергнутого поэта. Позже, узнав об этом, Татьяна Яковлева никогда не простит Брик коварства. И лишь незадолго до своей смерти она неожиданно признается: «Я благодарна ей за это. В противном случае я вернулась бы в СССР за Маяковским, так сильно я его любила. И неминуемо сгинула бы в мясорубке 1937 года».

Рандеву в Париже

По иронии судьбы Владимира Маяковского с Татьяной Яковлевой познакомила всё та же Эльза Триоле. В своих мемуарах она объяснит это просто: чтобы он не заскучал вдали от родины. Возможно, таким образом она хотела избавить поэта от мучительной привязанности к своей сестре? Так или иначе, но доподлинно известно, что 25 октября 1928 года на шумной вечеринке у Эльзы Триоле и её супруга Луи Арагона они встретились впервые. Поздно ночью поэт вызвался провожать Татьяну домой и буквально через пять минут пути… рухнул перед ней на колени на булыжную парижскую мостовую и стал бурно признаваться в любви. Более того — он настаивал, чтобы она стала его женой и вернулась с ним в Россию. Однако столь стремительное развитие событий если и несколько смутило девушку, то большой неожиданностью для неё не стало.

Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица — высокая, стройная, под стать ему

Из воспоминаний художника В. И. Шухаева, современника В. Маяковского

К своим 22 годам Татьяна уже знала, что действует на мужчин как наркотик. Высокая, длинноногая, натуральная блондинка с выразительными глазами, она приковывала к себе взгляды везде, где появлялась. Яковлева родилась в дворянской семье, получила великолепное образование, чудом уцелела после революции 1917 года и в 1926 году уехала во Францию по вызову своего дяди, известного художника, жившего в Париже. Во Франции, вылечившись от чахотки, Татьяна начала работать манекенщицей в Доме моды Кристиана Диора, и вскоре её «загадочное лицо русского сфинкса» уже смотрело на парижан со всех рекламных плакатов. Благодаря связям дяди она быстро вошла в высший свет. Среди её поклонников были Вертинский, Прокофьев, Шаляпин… Драматург Жан Кокто был обязан Яковлевой… своим освобождением из тюрьмы. Он был задержан полицией нравов после того, как поселился в одном гостиничном номере вместе с Жаном Маре. Узнав о том, что Кокто в кутузке, почитательница его таланта Татьяна Яковлева тут же поспешила в полицейский участок Тулона и потребовала «немедленно освободить своего любовника Кокто, арестованного по глупейшему недоразумению»… Перед её чарами не устоял и великий пролетарский поэт Маяковский. Уже на следующий день после знакомства за обедом в ресторане Petite Chaumiere он взахлеб читал стихи, посвященные ей:

Ты не думай,
щурясь просто
из-под выпрямленных дуг.
Иди сюда,
иди на перекресток моих больших и неуклюжих рук.
Не хочешь? Оставайся и зимуй,
и это оскорбление
на общий счёт нанижем.
Я всё равно тебя
когда-нибудь возьму —
одну или вдвоём с Парижем.

Но Татьяна Яковлева не торопилась ответить неистовому Маяковскому «да». Они прекрасно проводили время вдвоём. Но одно дело — бурный роман с темпераментным поэтом, а другое — стать женой гражданина Советской России со всеми вытекающими отсюда последствиями. Отказаться от мехов и драгоценностей? Вернуться в голодную Москву и поступить куда-нибудь на службу? Нет, на это Яковлева решиться не могла. Да к тому же Маяковский во время бесконечных прогулок нет-нет да и заводил её в магазинчики дамского белья или парфюмерии, чтобы «выбрать подарок для Лили». И Татьяна понимала: там, в Москве, она может потерять Маяковского, не выдержав соперничества с Брик.

Маяковский уехал один и с разбитым сердцем. 24 декабря 1928 года Яковлева напишет своей матери: «Он такой колоссальный, и физически, и морально, что после него — буквально пустыня. Это первый человек, сумевший оставить в моей душе след…»

Роман в письмах

Незадолго до отъезда из Парижа Маяковский оставит все деньги одной из парижских оранжерей, попросив владельца еженедельно посылать цветы на адрес Татьяны Яковлевой. Она будет неизменно получать красивые букеты из роз и орхидей целых два года.

И теперь —
то ли первый снег,
то ли дождь на стекле
полосками —
в дверь стучится к ней человек,
он с цветами
от Маяковского.

Первое время они активно переписывались. В одном из писем Маяковский откровенно признавался: «Нельзя пересказать и переписать всех грустностей, делающих меня молчаливее». Письма Татьяны Яковлевой к Маяковскому до нас, увы, не дошли — об этом позаботилась Лиля Брик, после гибели поэта распоряжавшаяся его архивом.

Последнее письмо, отправленное Маяковским Татьяне, было датировано 5 октября 1929 года. После чего он впал в жесточайшую депрессию. Близкий друг Маяковского Василий Каменский в письме к матери Яковлевой утверждал: «Одно ясно — Таня явилась одним из слагаемых общей суммы назревшей трагедии. Это мне известно от Володи: он долго не хотел верить в её замужество. Полонская особой роли не играла». Возможно, Каменский был близок к истине больше, чем все биографы поэта.

«С тобой мы в расчете…»

Из дневника близкой приятельницы Маяковского Натальи Брюханенко: «В январе 1929 года Маяковский сказал, что влюблён и застрелится, если не сможет вскоре увидеть эту женщину». В апреле 1930 года Владимир Маяковский покончил с собой. Кто была эта таинственная женщина, которую поэт так хотел увидеть? И Лилю Брик, и свою последнюю музу — актрису Веронику Полонскую — он мог видеть, когда хотел. А вот за границу его больше не выпускали как неблагонадежного.

Как говорят,
«инцидент исперчен»,
Любовная лодка
разбилась о быт.
С тобой мы в расчете,
и не к чему перечень
Взаимных болей, бед и обид.

Известие о гибели Владимира Маяковского застало Татьяну, когда она была уже замужем за виконтом Бертраном дю Плесси. Позже она говорила, что это было всего лишь «бегством от Володи». В 1930 году у неё родилась дочь Фрэнсин. А спустя год Яковлева застанет мужа в постели с другой. Если до этого она просто не любила его, то теперь перестала уважать. И каждый из супругов зажил своей жизнью, не решаясь на развод лишь ради дочери. Спустя 7 лет Яковлева попадет в автомобильную аварию. Врачи буквально соберут её тело по частям после 30 пластических операций. В 1938 году она выйдет из больницы, чтобы отправиться отдохнуть к морю. Там Татьяна повстречает молодого художника Александра Либермана, на тот момент жениха дочери советского посла во Франции Любы Красиной. Несмотря на то, что Яковлева была намного старше, искра, вспыхнувшая между ними в первую встречу, зажгла костёр любви, который согревал обоих до конца жизни.

Она употребила свою бурную энергию на то, чтобы создать самое себя, и в этом «самозодчестве» стала одним из самых ярких примеров того времени. Мы — те, кто так её любил — будем очарованы Татьяной до конца дней

Из воспоминаний Фрэнсин Дю Плесси, дочери Татьяны Яковлевой от первого брака.

Жизнь после выстрела

Дальнейшая судьба Татьяны Яковлевой сложилась на удивление счастливо. В 1941 году после гибели Бертрана дю Плесси (его самолет фашистские зенитчики сбили над Ла-Маншем) она вышла замуж за Либермана и переехала в США. В Нью-Йорке громкий титул первого мужа помог ей добиться успеха на новом поприще. Неожиданно для всех Яковлева стала дизайнером женских шляп и весьма преуспела в этом. Кокетливые головные уборы «от графини дю Плесси» носили Марлен Дитрих, Эдит Пиаф, Эсте Лаудер и другие светские львицы. Секрет её успеха был не столько в таланте шляпницы, сколько в интуиции и умении убеждать. Яковлева могла убедить любую стареющую богачку в том, что новая шляпка сделает её неотразимой. «Они уходят от меня, уверенные в себе, как призовые лошади», — хвасталась она перед дочерью. Супруги Либерман — Дю Плесси были одной из состоятельных семей в Нью-Йорке. Им принадлежала роскошная вилла в Коннектикуте, в которой они с удовольствием принимали русских эмигрантов-диссидентов: писателей, поэтов, музыкантов, художников.

В течение прожитых лет в общей сложности мы не были вместе пять дней. Но это были самые чёрные дни моей жизни

Из воспоминаний Александра Либермана, второго мужа Татьяны Яковлевой

Татьяна Яковлева не дожила нескольких дней до своего 85-летия. И всё это время она трепетно хранила пожелтевшие от времени письма Маяковского. Часто перечитывала их и украдкой плакала, глядя в голубое небо Коннектикута. О чём она думала в эти минуты? Кто знает…

Чутьё на талант

Всю жизнь у Татьяны Яковлевой было потрясающее чутьё на талант. Это она познакомила в своё время Кристиана Диора с начинающим Ивом Сен-Лораном, которому в дальнейшем тот завещал свою империю. В 1974 году в Нью-Йорке с четой Либерман — Дю Плесси познакомился Иосиф Бродский. Алекс Либерман был первым, кто опубликовал Бродского на английском языке. Татьяна Яковлева, впервые услыхав его стихи, обронила пророческую фразу: «Помяните моё слово, этот мальчик получит Нобелевскую премию!» Что и случилось с Иосифом Бродским в 1987 году.

Загадочная телеграмма

Существует дневниковая запись М. Я. Презента, повествующая о том, что Владимир Маяковский ранним утром 14 апреля 1930 года, за три часа до рокового выстрела, поехал на телеграф и дал в Париж на имя Татьяны Яковлевой телеграмму: «Маяковский застрелился». Но других документальных подтверждений этой легенды нет…

У скандального «глашатая революции» Владимира Маяковского было много сердечных увлечений. Но только двум женщинам — Лиле Брик и Татьяне Яковлевой — он ещё и посвящал свои лучшие стихи. Если о первой известно более чем достаточно, то история трагических взаимоотношений со второй до сих пор полна тайн…

В один из ничем не примечательных в октябре 1929 года в маленькой квартирке в Полуэктовом переулке, которую чета Бриков делила с Владимиром Маяковским на радость сплетникам, распускавшим слухи о «жизни втроём», произошёл инцидент, положивший начало цепи роковых событий. Лиля Брик получила очередное письмо из Парижа от своей сестры Эльзы Триоле.

— Нет, вы только послушайте, что пишет Эллочка! — неожиданно оживилась она и принялась громко читать вслух: «Нет никаких сомнений в том, что на днях Татьяна Яковлева выйдет замуж за виконта дю Плесси». Каково?!

— Ну что ж, отличная партия для неё, — отозвался из-за письменного стола Осип Брик.

И только Маяковский не проронил ни слова. Он помрачнел и выбежал курить в коридор, по пути натыкаясь на мебель, словно слепой…

На самом деле Лиля Брик тогда всё преувеличила: свадьба должна была состояться лишь через месяц. Но будучи обиженной на Маяковского (ещё бы, он посмел не просто влюбиться, но и посвятить даме сердца стихи, хотя раньше делал это только для неё), она не могла отказать себе в удовольствии посыпать соль на рану отвергнутого поэта. Позже, узнав об этом, Татьяна Яковлева никогда не простит Брик коварства. И лишь незадолго до своей смерти она неожиданно признается: «Я благодарна ей за это. В противном случае я вернулась бы в СССР за Маяковским, так сильно я его любила. И неминуемо сгинула бы в мясорубке 1937 года».

РАНДЕВУ В ПАРИЖЕ

По иронии судьбы Владимира Маяковского с Татьяной Яковлевой познакомила всё та же Эльза Триоле. В своих мемуарах она объяснит это просто: чтобы он не заскучал вдали от родины. Возможно, таким образом она хотела избавить поэта от мучительной привязанности к своей сестре? Так или иначе, но доподлинно известно, что 25 октября 1928 года на шумной вечеринке у Эльзы Триоле и её супруга Луи Арагона они встретились впервые. Поздно ночью поэт вызвался провожать Татьяну домой и буквально через пять минут пути… рухнул перед ней на колени на булыжную парижскую мостовую и стал бурно признаваться в любви. Более того — он настаивал, чтобы она стала его женой и вернулась с ним в Россию. Однако столь стремительное развитие событий если и несколько смутило девушку, то большой неожиданностью для неё не стало.


Перед её чарами не устоял и великий пролетарский поэт Маяковский. Уже на следующий день после знакомства за обедом в ресторане Petite Chaumiere он взахлеб читал стихи, посвященные ей:

Ты не думай, щурясь просто из-под выпрямленных дуг.

Иди сюда, иди на перекресток моих больших и неуклюжих рук.

Не хочешь? Оставайся и зимуй, и это оскорбление на общий счёт нанижем.

Я всё равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоём с Парижем.

Но Татьяна Яковлева не торопилась ответить неистовому Маяковскому «да». Они прекрасно проводили время вдвоём. Но одно дело — бурный роман с темпераментным поэтом, а другое — стать женой гражданина Советской России со всеми вытекающими отсюда последствиями. Отказаться от мехов и драгоценностей? Вернуться в голодную Москву и поступить куда-нибудь на службу? Нет, на это Яковлева решиться не могла. Да к тому же Маяковский во время бесконечных прогулок нет-нет да и заводил её в магазинчики дамского белья или парфюмерии, чтобы «выбрать подарок для Лили». И Татьяна понимала: там, в Москве, она может потерять Маяковского, не выдержав соперничества с Брик.

Маяковский уехал один и с разбитым сердцем. 24 декабря 1928 года Яковлева напишет своей матери: «Он такой колоссальный, и физически, и морально, что после него — буквально пустыня. Это первый человек, сумевший оставить в моей душе след…»

РОМАН В ПИСЬМАХ

Незадолго до отъезда из Парижа Маяковский оставит все деньги одной из парижских оранжерей, попросив владельца еженедельно посылать цветы на адрес Татьяны Яковлевой. Она будет неизменно получать красивые букеты из роз и орхидей целых два года.

И теперь — то ли первый снег, то ли дождь на стекле полосками —

в дверь стучится к ней человек, он с цветами от Маяковского.

Первое время они активно переписывались. В одном из писем Маяковский откровенно признавался: «Нельзя пересказать и переписать всех грустностей, делающих меня молчаливее». Письма Татьяны Яковлевой к Маяковскому до нас, увы, не дошли — об этом позаботилась Лиля Брик, после гибели поэта распоряжавшаяся его архивом.

Последнее письмо, отправленное Маяковским Татьяне, было датировано 5 октября 1929 года. После чего он впал в жесточайшую депрессию. Близкий друг Маяковского Василий Каменский в письме к матери Яковлевой утверждал: «Одно ясно — Таня явилась одним из слагаемых общей суммы назревшей трагедии. Это мне известно от Володи: он долго не хотел верить в её замужество. Полонская особой роли не играла». Возможно, Каменский был близок к истине больше, чем все биографы поэта.

«С ТОБОЙ МЫ В РАСЧЕТЕ…»

Из дневника близкой приятельницы Маяковского Натальи Брюханенко: «В январе 1929 года Маяковский сказал, что влюблён и застрелится, если не сможет вскоре увидеть эту женщину». В апреле 1930 года Владимир Маяковский покончил с собой. Кто была эта таинственная женщина, которую поэт так хотел увидеть? И Лилю Брик, и свою последнюю музу — актрису Веронику Полонскую — он мог видеть, когда хотел. А вот за границу его больше не выпускали как неблагонадежного.

Известие о гибели Владимира Маяковского застало Татьяну, когда она была уже замужем за виконтом Бертраном дю Плесси. Позже она говорила, что это было всего лишь «бегством от Володи». В 1930 году у неё родилась дочь Фрэнсин. А спустя год Яковлева застанет мужа в постели с другой. Если до этого она просто не любила его, то теперь перестала уважать. И каждый из супругов зажил своей жизнью, не решаясь на развод лишь ради дочери. Спустя 7 лет Яковлева попадет в автомобильную аварию. Врачи буквально соберут её тело по частям после 30 пластических операций. В 1938 году она выйдет из больницы, чтобы отправиться отдохнуть к морю. Там Татьяна повстречает молодого художника Александра Либермана, на тот момент жениха дочери советского посла во Франции Любы Красиной. Несмотря на то, что Яковлева была намного старше, искра, вспыхнувшая между ними в первую встречу, зажгла костёр любви, который согревал обоих до конца жизни.

Она употребила свою бурную энергию на то, чтобы создать самое себя, и в этом «самозодчестве» стала одним из самых ярких примеров того времени. Мы — те, кто так её любил — будем очарованы Татьяной до конца дней

Из воспоминаний Фрэнсин Дю Плесси, дочери Татьяны Яковлевой от первого брака.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ВЫСТРЕЛА

Дальнейшая судьба Татьяны Яковлевой сложилась на удивление счастливо. В 1941 году после гибели Бертрана дю Плесси (его самолет фашистские зенитчики сбили над Ла-Маншем) она вышла замуж за Либермана и переехала в США. В Нью-Йорке громкий титул первого мужа помог ей добиться успеха на новом поприще. Неожиданно для всех Яковлева стала дизайнером женских шляп и весьма преуспела в этом. Кокетливые головные уборы «от графини дю Плесси» носили Марлен Дитрих, Эдит Пиаф, Эсте Лаудер и другие светские львицы. Секрет её успеха был не столько в таланте шляпницы, сколько в интуиции и умении убеждать. Яковлева могла убедить любую стареющую богачку в том, что новая шляпка сделает её неотразимой. «Они уходят от меня, уверенные в себе, как призовые лошади», — хвасталась она перед дочерью. Супруги Либерман — Дю Плесси были одной из состоятельных семей в Нью-Йорке. Им принадлежала роскошная вилла в Коннектикуте, в которой они с удовольствием принимали русских эмигрантов-диссидентов: писателей, поэтов, музыкантов, художников. В течение прожитых лет в общей сложности мы не были вместе пять дней. Но это были самые чёрные дни моей жизни

Из воспоминаний Александра Либермана, второго мужа Татьяны Яковлевой

Татьяна Яковлева не дожила нескольких дней до своего 85-летия. И всё это время она трепетно хранила пожелтевшие от времени письма Маяковского. Часто перечитывала их и украдкой плакала, глядя в голубое небо Коннектикута. О чём она думала в эти минуты? Кто знает…

ЧУТЬЁ НА ТАЛАНТ

Всю жизнь у Татьяны Яковлевой было потрясающее чутьё на талант. Это она познакомила в своё время Кристиана Диора с начинающим Ивом Сен-Лораном, которому в дальнейшем тот завещал свою империю. В 1974 году в Нью-Йорке с четой Либерман — Дю Плесси познакомился Иосиф Бродский. Алекс Либерман был первым, кто опубликовал Бродского на английском языке. Татьяна Яковлева, впервые услыхав его стихи, обронила пророческую фразу: «Помяните моё слово, этот мальчик получит Нобелевскую премию!» Что и случилось с Иосифом Бродским в 1987 году.


ЗАГАДОЧНАЯ ТЕЛЕГРАММА

Существует дневниковая запись М. Я. Презента, повествующая о том, что Владимир Маяковский ранним утром 14 апреля 1930 года, за три часа до рокового выстрела, поехал на телеграф и дал в Париж на имя Татьяны Яковлевой телеграмму: «Маяковский застрелился». Но других документальных подтверждений этой легенды нет…

Цветы от Маяковского — великая история любви поэта к Татьяне Яковлевой

Одна из самых трогательных историй любви произошла в Париже. Фразу «Цветы от Маяковского» Татьяна Яковлева слышала от посыльного цветочной фирмы несколько раз в неделю на протяжении многих десятков лет. Это были Цветы необычайной красоты, пропитанные любовью поэта на расстоянии сотен километров. И эту любовь не смогла победить даже смерть!

Владимир Маяковский и Татьяна Яковлева

Могли они быть вместе? Вряд ли. Между ними была огромная разница. Она  — утонченная эмигрантка из России, воспитанная на строках Тютчева и Пушкина. Он – модный советский поэт, рвущий и рубящий своим слогом.

Ее пугал страстный напор Владимира Маяковского. Никакие его слова, ни верность и преданность, ни его слава не смогли растопить сердце Татьяны Яковлевой. Она осталась равнодушной, а он уехал в Москву в одиночестве.

От этой молниеносно вспыхнувшей любви, оставшейся без ответа, поэту осталась только печаль. Мы получили замечательное стихотворение – «Письмо Татьяне Яковлевой». Ну а ей остались Цветы от Маяковского.

Цветы от Маяковского

Владимир Маяковский выступал в Париже и всю заработанную сумму положил на банковский счет одной флористической фирмы. Условие было одно: несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой должны были приносить самые лучшие букеты от поэта.

Компания сдержала свое слово, и теперь в любую погоду в дверь Татьяны стучал посыльный и приносил роскошные цветы, произнося одну лишь фразу: «От Маяковского».

Букеты были необычайной красоты из самых разных цветов: чайных роз, хризантем, георгин, фиалок, гортензий, черных тюльпанов, астр, орхидей…

Любовь сильнее смерти

Владимир Маяковский умер в 30-м году. Несмотря на отсутствие их встреч, для нее это известие стало сильным ударом. Он простым своим фактом существования влиял на ее жизнь. Его любовь была сильнее расстояний и растворилась в цветах. Она не понимала, как станет жить без этого.

Однако эта любовь оказалась сильнее самой смерти. В условиях цветочной компании ничего не говорилось о действиях в случае смерти поэта. И на следующий день в ее дверь снова постучали, это был посыльный все с таким же прекрасным букетом и все с той же фразой: «От Маяковского».

Посыльные продолжали приносить цветы и в 30-м, когда поэт умер, и в 40-м, когда о нем стали забывать.

Любовь, спасающая жизнь

Во время Второй Мировой войны Татьяна Яковлева смогла выжить только благодаря тому, что продавала свои букеты. Любовь Владимира Маяковского спасла ее от голодной смерти.

После освобождения Парижа и входа наших войск в Берлин, она плакала от счастья. А букеты продолжали приносить.

Посыльные становились старше, на смену им приходили новые. И они знали, что прикасаются к ставшей историей Великой любви, произнося, словно заговор заветную фразу с улыбкой: «От Маяковского».

Разве это не красивая сказка?

Аркадий Рывлин, советский инженер, слышал эту историю от своей мамы. Он захотел узнать, чем она закончилась и в 70-х поехал в Париж. Татьяна Яковлева согласилась принять своего соотечественника.

За чашкой чая Аркадий наблюдал цветы в доме повсюду. Долго не решаясь задать свой главный вопрос, он все-таки решился:

 — Разве это не красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд…

— Пейте чай, — ответила Татьяна — пейте чай. Вы ведь никуда не торопитесь?

И в этот момент раздался звонок в дверь.
В проеме появился небывалой красоты букет цветов, за которым не было видно посыльного: золотые хризантемы, так похожие на кусочки солнца. Из глубины этого великолепия раздался голос: «От Маяковского»…

Цветы от Маяковского, или как Лиля Брик заставила поэта остаться в России

Владимир Маяковский, кроме того, что был великим поэтом, очень любил путешествовать. Исследователи его творчества подсчитали, что он преодолел более 150 000 километров. Причем в Берлине и Париже он бывал чаще всего.

Ему сильно мешало незнание иностранных языков. Приходилось пользоваться помощью друзей. Как он сам говорил, в Америке он разговаривал на «Бурлюке» (Давид Бурлюк — художник, эмигрировавший в США), во Франции на «Триоле» (Эльза Триоле — сестра Лили Брик, французская писательница).

В своих письмах из Парижа поэт жаловался на скуку. Но скоро скучать ему не пришлось. Однажды Эльза Триоле увидела красивую длинноногую девушку и шутя обмолвилась: «Вы хорошо подойдете Маяковскому».

Лиля Брик и Эльза Триоле

Так начинается легенда об отношениях Владимира Маяковского и Татьяны Яковлевой, которой он посвящал стихи. Далее предание рассказывает о том, как он влюбился, звал ее замуж, но утонченная девушка, испугавшись такого напора, отказала ему. Поэт уехал в Москву, но не исчез из ее жизни. Однажды в квартиру Яковлевой постучал посыльный из цветочного магазина со словами: «Вам цветы от Маяковского».

Поэт, покидая Францию, оставил большую сумму заработанных денег на счетах магазина и попросил периодически доставлять цветы по указанному адресу. Так они и делали в течение многих десятилетий.

Скорее всего, эта красивая легенда не является правдой. Отношения между Маяковским и Яковлевой действительно были. Но реальность гораздо интереснее, чем вымысел.

Татьяна Яковлева

Эльза Триоле действительно выступила в роли свахи. У нее были для этого свои причины. Дело в том, что до ее сестры Лили Брик дошли сведения, что в США Владимир Владимирович встречался с Элли Джонс, матерью его единственной дочери, и у поэта возникли серьезные мысли об эмиграции. Допустить этого было никак нельзя! Иначе Лиля теряла статус музы великого коммунистического поэта и благополучное материальное положение. Она попросила сестру «отвлечь» Владимира от этих мыслей и познакомить с интересной женщиной.

Легкого флирта не получилось. Маяковский действительно влюбился. С первого взгляда. После встречи поэт вызвался проводить девушку домой. Татьяна вспоминала, что в холодном такси у нее сильно мерзли ноги. Он заботливо снял с себя пальто и укрыл их. Татьяна Алексеевна рассказывала журналистке Зое Богуславской, что после этого они встречались каждый день. Он читал ей стихи, дарил цветы, ревновал.

Владимир Маяковский и Татьяна Яковлева

Теперь Лиле Брик стоило беспокоиться по другому поводу. Она поняла, что поэт серьезно влюблен. Девушка писала ему гневные письма, упрекала в предательстве. Маяковский вернулся в Москву. После разговора с Лилей снова уехал в Париж, сделал Татьяне предложение. Но та не готова была расстаться со своей свободой и ответа не дала.

Маяковский уехал в Москву, но обещал вернуться в октябре 1929 года. В сентября он подал заявление на визу, но получил неожиданный отказ. Как так? Он столько раз выезжал за границу, был «витриной советской литературы», и вдруг такое недоверие. Ничего хуже быть не могло.

Лиля Брик

Гораздо позже станет известно, что Лиля Брик подключила все свои связи, чтобы пока Володю не выпускали за границу. В Париже Татьяне сказали, что в Москве Владимир вернулся к Лиле и бороться с нею бесполезно. Ее письма не доходили до адресата. Вскоре Татьяна Яковлева вышла замуж за виконта дю Плесси. О чем Брик не преминула оповестить поэта. Татьяна тяжело пережила расставание, но впереди была Вторая мировая война, эмиграция в Америку, новый брак, а это совсем другая история…

От этого романа нам осталось прекрасное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой», где есть строчки: «Я все равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоем с Парижем».

Псссс..!! У нас есть Telegram чат, отвечаем на любые вопросы про путешествия 😎😎😎

https://t.me/+_uEw2fz-11k4NmM6

Татьяна Яковлева — последняя любовь Маяковского. Биография Татьяны Яковлевой. Письмо татьяне яковлевой

Осенью 1924 г. Маяковский уехал в Париж. Париж подарил поэту надежду на взаимную любовь, любовь простую, человеческую… Татьяна Яковлева сопровождала поэта в качестве переводчицы. Маяковский и Татьяна Яковлева сразу влюбились друг в друга. С первого же дня их знакомства возник новый «пожар сердца», и засветилась «лирики лента» новой любви. Натуральная блондинка, длинноногая, спортивная. Все, видевшие их вместе, отмечали, что они — очень красивая пара.

Из воспоминания художника В.И. Шухаева: «Маяковский сразу влюбился в Татьяну». И, дальше: «… когда Маяковский бывал в Париже, мы всегда видели их вместе. Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица — высокая, стройная, под стать ему. Маяковский производил впечатление тихого, влюбленного. Она восхищалась и явно любовалась им, гордилась его талантом». См. сноску №1, стр.126

О том, что они внешне составляли хорошую пару, говорили и другие. Глядя на них, люди в кафе благодарно улыбались, на улице оборачивались вслед им. Маяковского восхищала ее память на стихи, ее «абсолютный»слух, и то, что она не парижанка, а русская, парижской чеканки… элегантная и воспитанная, способная постоять за себя!

Влюблённый Маяковский покорил молодую эмигрантку. Он нежно, трепетно ухаживал. В холодную погоду мог снять с себя пальто и укутать ноги девушке. Первый раз поэт изменил своей постоянной Музе: два стихотворения он написал и посвятил Татьяне Яковлевой.

О своей любви к Яковлевой поэт говорит в стихах «Письмо товарищу Кострову о сущности любви». Любовь В.Маяковского готова сметать все преграды. Он сравнивает ее со стихийным бедствием, порожденным «ураганом, огнем и водой»:

это значит:

в глубь двора

и до ночи грачьей,

блестя топором,

рубить дрова,

это с простынь,

бессоннницей

срываться,

ревнуя к Копернику,

его, a не мужа Марьи Иванны,

считая своим соперником.

Нам Любовь не рай да кущи, Нам Любовь Гудит про то, Что опять В работу пущен Сердца Выстывший мотор.

Безусловно, «Письмо товарищу Кострову… » — одно из интимнейших лирических произведений В.В. Маяковского. В «Письме товарищу Кострову…» поэт отвергает и игру в любовь, и ее внешний антураж, и брак, и страсть обладания, и традиционное представление о ревности. Именно из этого стихотворения, как ни из какого другого, становится ясно, что значит для него любовь. Нет, не любовь к определенной женщине, а любовь как чувство, как состояние души. Он говорит о любви как о чувстве огромном, дающем силу жить, как о движущей силе своего творчества. Эта сила — любовь к людям, каждому человеку и ко всему человечеству. Сердце поэта, кажется, готово вместить весь мир, его чувства приобретают «вселенские» масштабы. Наверное, поэтому для их выражения Маяковский использует такие преувеличенные, емкие слова: «Из зева до звезд взвивается слово золоторожденной кометой», или «Распластан хвост небесам на треть»

«Письмо Татьяне Яковлевой» написано в 1928 году. Любовь Маяковского не была только личным переживанием. Она вдохновляла его на борьбу и творчество, воплощалась в поэтические шедевры, проникнутые пафосом революции:

В поцелуе рук ли,

в дрожи тела

близких мне

моих республик

пламенеть.

Я не люблю

парижскую любовь:

любую самочку

шелками разукрасьте,

потягиваясь, задремлю,

озверевшей страсти.

Ты одна мне

ростом вровень,

стань же рядом

с бровью брови,

важный вечер

рассказать

по-человечьи.

Пять часов,

и с этих пор

дремучий бор,

город заселенный,

слышу лишь

свисточный спор

поездов до Барселоны.

В черном небе

молний поступь,

в небесной драме,-

не гроза,

ревность двигает горами.

Глупых слов

не верь сырью,

не путайся

этой тряски,-

я взнуздаю,

отпрысков дворянских.

Страсти корь

сойдет коростой,

но радость

неиссыхаемая,

буду долго,

буду просто

разговаривать стихами я.

Ревность,

вспухнут веки,

впору Вию.

за Советскую Россию.

на плечах заплаты,

лижет вздохом.

мы не виноваты —

ста мильонам

было плохо.

к таким нежны —

выпрямишь не многих,-

в Москве нужны

не хватает

длинноногих.

этими ногами,

выдать их

с нефтяниками.

Ты не думай,

щурясь просто

из-под выпрямленных дуг.

Иди сюда,

иди на перекресток

моих больших

и неуклюжих рук.

Не хочешь?

Оставайся и зимуй,

оскорбление

на общий счет нанижем.

Я все равно

когда-нибудь возьму —

или вдвоем с Парижем.

«Письмо Татьяне Яковлевой» во многом схоже по содержанию с предшествующим посланием. Маяковский все так же не приемлет страсть, ревность «чувства отпрысков дворянских», для него по-прежнему не имеют значения узы брака. Однако акцент в изображении переживания сделан на другом — на том, что революционное противостояние и гражданская война наложили свой отпечаток на все, даже на взаимоотношения мужчины и женщины. В данном случае они стали непреодолимым барьером между Т. Яковлевой, эмигранткой, много перенесшей во время войны, и поэтом. «Я не сам, а я ревную за Советскую Россию». По его мнению, случившееся с дворянством хотя и страшно, но закономерно: «…мы не виноваты — / ста мильонам было плохо».

Теперь же, спустя восемь лет после окончания войны, он призывает ее вернуться, он говорит ей о своей любви.

И даже то, что она может ответить отказом, не обескураживает поэта. Финал стихотворения «Я все равно тебя когда-нибудь возьму — / одну или вдвоем с Парижем» свидетельствует об уверенности Маяковского как в том, что его любовь найдет отклик в сердце женщины, так и в том, что идеи революции овладеют и Францией.

Вечная тема лирики — любовь — проходит через все творчество Владимира Маяковского, начиная с ранних стихов и кончая последним незавершенным стихотворением «Неоконченное». Относясь к любви как к величайшему благу, способному вдохновить на дела, на труд, Маяковский писал: «Любовь — это жизнь, это главное. От нее разворачиваются и стихи, и дела, и все прочее. Любовь — это сердце всего. Если, оно прекратит работу, все остальное отмирает, делается лишним, ненужным. Но если сердце работает,-оно не может не проявиться во всем». Для Маяковского характерна широта лирического восприятия мира. Личное и общественное сливалось в его поэзии. И любовь — интимнейшее человеческое переживание — в стихах поэта всегда связана с социальными чувствами поэта-гражданина (поэмы «Люблю», «Про это», стихотворения «Письмо Татьяне Яковлевой», «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви»).

Жизнь Маяковского со всеми ее радостями и горестями, болью, отчаянием — вся в его стихах. Произведения поэта рассказывают нам о его любви, о том, когда и какой она была. В ранних стихах Маяковского упоминание о любви встречается дважды: в цикле лирических стихов 1913 года «Я» и лирическом стихотворении «Любовь» О любви в них говорится вне связи с личными переживаниями поэта. Но уже в поэме «Облако в штанах» поэт рассказывает о своей безответной любви к Марии, в которую он влюбился в 1914 году в Одессе. Он так охарактеризовал свои чувства:

Мама!

Ваш сын прекрасно болен!

Мама!

У него пожар сердца.

Пути Марии и Владимира Маяковского разошлись. Но прошло не более года, и сердце его снова разрывают муки любви. Любовь к Лиле Брик принесла ему много страданий. Его чувства находят отражение в поэме «Флейта-позвоночник», написанной осенью 1915 года. Спустя несколько лет, уже в советское время, Маяковский пишет одну за другой поэмы «Люблю» (1922) и «Про это» (1923). В тяжелом отчаянии, размышляя о жизни и смерти, он говорит о первостепенном «для него значении любви: «Страшно — не любить, ужас — не сметь» -и сожалеет, что радости жизни не коснулись его. Но вот в начале 1929 года в журнале «Молодая гвардия» появляется «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви». Из этого стихотворения видно, что в жизни поэта появилась новая любовь, что «опять в работу пущен сердца выстывших! мотор». Это была Татьяна Яковлева, с которой Маяковский встретился в Париже осенью 1928 года.

О встрече Маяковского с Татьяной Яковлевой так вспоминали ее друзья — художник В.И. Шухаев и его жена В.Ф. Щухаева: «…Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица — высокая, стройная, под стать ему. Маяковский производил впечатление тихого влюбленного. Она восхищалась и явно любовалась им, гордилась его талантом». В двадцатых годах, так как у Татьяны было плохое здоровье, ее дядя, художник А.Е. Яковлев, живший в Париже, взял племянницу к себе. Когда Маяковский вернулся в Москву, Татьяна очень по нему скучала. Она писала матери: «Он всколыхнул во мне тоску по России… Он такой колоссальный и физически, и морально, что после него буквально пустыня. Это первый человек, оставивший в моей душе след… Его чувства ко мне настолько сильны, что нельзя их не отражать хотя бы в малой мере». Посвященные Татьяне Яковлевой стихотворения «Письмо товарищу Кострову…» и «Письмо Татьяне Яковлевой» проникнуты счастливым ощущением большой, настоящей любви.

Стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» было написано в ноябре 1928 года. Любовь Маяковского никогда не была только личным переживанием. Она вдохновляла его на борьбу и творчество, воплощалась в поэтические шедевры, проникнутые пафосом революции. Здесь об этом сказано так:

В поцелуе рук ли,

губ ли,

В дрожи тела

близких мне

красный

цвет

моих республик

тоже

должен

пламенеть

Гордость и ласка звучат в строках, обращенных к любимой:

Ты одна мне

ростом вровень,

стань же рядом

с бровью брови,

про этот

важный вечер

рассказать

по-человечьи.

О ревности как о проявлении глубокой любви Маяковский пишет с легкой иронией:

Ревность,

жены,

слезы…

ну их!

Сам он обещает не обижать любимую ревностью:

…я взнуздаю

я смирю

чувства

отпрысков дворянских.

Свою любовь Маяковский не представляет вдали от родины, поэтому настойчиво зовет Татьяну Яковлеву в Москву:

Мы теперь

к таким нежны —

спортом

выпрямишь не многих, —

вы и нагл

в Москве нужны,

не хватает

длинноногих.

Конец стихотворения звучит как призыв откликнуться на его любовь:

Ты не думай,

щурясь просто

из-под выпрямленных дуг

Иди сюда,

иди на перекресток

моих больших

и неуклюжих рук.

/ / / Анализ стихотворения Маяковского «Письмо Татьяне Яковлевой»

Оригинальное творчество В. Маяковского было наполнено неординарными и весьма увлекательными работами. Он был достаточно идейным человеком и верил в социализм. По его мнению, не может быть у человека личного счастья, если нет счастья в обществе. Он был отчаянным патриотом, и никогда бы не предал родину из-за любви к женщинам.

Однажды, путешествуя в Париже, Маяковский встретил там россиянку Татьяну Яковлеву. Побывав в таком романтичном городе, она не захотела возвращаться в Россию и осталась жить за границей. Владимир был безумно влюблен в женщину, он предложил ей замужество, он просил ее вернуться на родину. Но, Татьяна отказала ему, намекнув на то, что будет его женой только в том случае, если они останутся жить в Париже. Конечно, Маяковский не согласился на такие условия и уехал домой.

Уже на территории своей родины он пишет стихотворную работу в форме резкого письма и отправляет его Татьяне. В самом начале стихотворения, автор говорит о том, что его чувства патриота намного сильнее, чем любовь. Он говорит о том, что совершенно не верит в любовь французских женщин. Он не любит тех, кто за косметикой и нарядами прячет свою истинную сущность.

Обращаясь к Татьяне, Владимир просит ее стать рядом, вровень с ним. Он уговаривает женщину вернуться, он пишет и напоминает ей о настоящем быте, который не возможно вычеркнуть их жизни. Маяковский безумно ревнует Татьяну, ведь он понимает, что у такой красавицы и без него масса поклонников. Также он пишет о том, что его гложет всероссийская ревность за то, что такие прекрасные женщины просто покидают свою родину.

Маяковскому совершенно нечего предложить Яковлевой. Кроме любви, у него нет ничего. Он понимает о том, что получит отказ. И это вызывает злость в его душе.

Последние строки стихотворения наполнены сарказмом, грубостью. Он называет Татьяну предательницей. И, при всем этом, все равно, обещает добиться ее согласия. Но, этим двум людям больше не сужено было встретиться. В скором времени, Маяковский покинул этот мир, совершив самоубийство.

Владимир Маяковский — один из самых неординарных поэтов советского времени. Его стихи могли воодушевлять людей, обличать человеческие слабости или недостатки общественного строя, но самыми удивительными были его стихотворения на любовную тему. В отличие от большинства поэтов, Маяковский даже лирические творения облекал в резкую, порой грубую форму. Но это не отталкивало, а, наоборот, помогало раскрыть всю глубину чувств поэта. Ниже будет представлен анализ «Письма Татьяне Яковлевой».

История написания

Это стихотворение — одно из самых лиричных и пронзительных среди всех творений поэта-бунтаря. Одним из пунктов анализа «Письма Татьяне Яковлевой» будет история, благодаря которой в появилось одно из лучших его лирических произведений. — это реальная личность, парижское увлечение поэта, которое с ним случилось в самом романтичном городе.

В 1928 г. Владимир Маяковский приехал в Париж, где и состоялось его знакомство с русской эмигранткой, красавицей Татьяной Яковлевой. Она уже несколько лет проживала во Франции: в 1925 г. она приехала к родственникам и решила остаться в этой стране. Маяковский влюбился в Татьяну, и чувство его было настолько сильным, что он предложил ей вернуться обратно в Советский Союз в статусе законной жены.

В анализе «Письма Татьяне Яковлевой» Маяковского следует добавить, что русская красавица сдержанно принимала его ухаживания, однако намекала на возможную женитьбу. Но, получив предложение, ответила отказом. Маяковский, полный боли и разочарования, возвращается в Москву и оттуда посылает женщине письмо, полное сарказма и душевных переживаний. В анализе стихотворения «Письмо Татьяне Яковлевой» следует отметить, что поэт считал ее человеком, который понимает и разделяет его чувства, но проживание во Франции было неприемлемым для поэта.

Общественные мотивы

Одним из пунктов анализа стихотворения «Письмо Татьяне Яковлевой» является поиск мотивов в произведении. Здесь не следует забывать, что Маяковский был поэтом-оратором, часто выступавшим с трибун, поддерживавшим советскую власть и не признававшим никакой другой политический строй.

Также в анализе «Письма Татьяне Яковлевой» следует написать, что поэт не боялся писать о трудностях, которые были в советское время. Но тем не менее он ни за что не променял бы свою страну, поэтому презирал буржуазию. Вместе с тем ему было жаль, что много талантливых людей покинули Советский Союз. В этом стихотворении общественный мотив органично сочетается с темой любви.

Любовная линия

Одним из важных пунктов анализа «Письма Татьяне Яковлевой» является лиричная составляющая стихотворения. Маяковский считал эмигрантку из России выгодно отличающейся от французских дам. Пускай это и было сказано в резкой форме. Лишь ее одну он считал себе ровней, и тем больнее ему было услышать от нее отказ.

Несмотря на резкий и едкий тон письма, в его строках чувствуются любовь и отчаяние, которые вместе с тем неотделимы от общественных взглядов Маяковского. Он ревновал Татьяну не только к мужчинам, с которыми она общалась, но и ко всему миру, потому что женщина любила путешествовать. Но несмотря на всю страсть, которую поэт испытывал к Татьяне, долг перед обществом и политические убеждения для него были важнее.

Окончание произведения

Также в анализе стихотворения Маяковского «Письмо Татьяне Яковлевой» можно отдельным пунктом выделить его концовку. В последних строках говорится о том, что поэт все равно добьется своего и завоюет ее, пускай не одну, а с Парижем. Как это можно объяснить?

Здесь идет объединение двух мотивов: общественного и любовного. Под ее взятием не одной, а с Парижем имелось в виду, что он был уверен в том, что коммунистический строй будет во всем мире. И даже буржуазный Париж сменит свой капиталистический уклад. Но и надежда на то, что, может быть, Татьяна переменит свои убеждения и согласится вернуться. В этих строках можно увидеть надежду Маяковского на новую встречу со своей возлюбленной Татьяной Яковлевой и уверенность в абсолютной победе коммунизма.

Ритм и рифмовка стихотворения

Еще одним пунктом анализа «Письма Татьяне Яковлевой» является стиль написания. Стихотворение написано знаменитой «лесенкой» Маяковского, и это сразу придает творению узнаваемый ритм. Благодаря ей поэту удается не только интонационно выделять наиболее значимые слова и выражения, но и эмоционально окрасить все стихотворение. Поэт отказывается от точной рифмовки, но при этом ему удается добиться значительной звуковой близости.

Средства выразительности

В анализе стихотворения Маяковского «Письмо Татьяне Яковлевой» следует отметить, что поэт употреблял простую лексику, чтобы разговор о любви походил на обычный разговор о жизни. Поэтому в тексте используется много предметов из обыденной действительности. Он старается поддерживать разговорную интонацию, чтобы его произведение получилось простым и убедительным.

Также при анализе «Письма Татьяне Яковлевой» Маяковского следует отметить, что он использует и метафоры, для того чтобы придать своему творению большую выразительность. В стихотворении присутствует и гипербола, которая в сочетании с метафорами делает монолог еще более эмоциональным и энергичным.

Анализ стиха «Письмо Татьяне Яковлевой» показывает читателям, насколько эмоциональной и бескомпромиссной натурой был поэт. Ведь даже несмотря на недостатки политического строя, для Маяковского он был лучшим в мире. Он не смог пойти с собой на компромисс и изменить убеждения для того, чтобы быть вместе со своей возлюбленной. Но поэту удалось создать одно из своих лучших лиричных произведений, в котором он слова о любви облекал в резкую форму и тем самым сделал свое творение еще выразительнее.

Любовная лирика Владимира Владимировича Маяковского также не проста и оригинальна, как его жизнь и партийное творчество. У поэта было множество женщин, которые были для него музами, им он посвящал свои стихотворения, но среди всех них более всего интересна русская эмигрантка, живущая в Париже — Татьяна Яковлева.

Их знакомство произошло в 1928 году, Маяковский почти сразу влюбился в Яковлеву, вместе с тем предложив ей руку и сердце, но, что самое главное, получил отказ, так как Татьяна не хотела возвращаться на родину и выбрала Париж, а не влюблённого поэта. Надо сказать, она опасалась не без оснований, так как волны арестов одна за другой топили Россию в крови и позоре. Ее бы могли привлечь к суду без малейшего повода, как и ее мужа, ведь подобные беды всегда ударяли по целому семейству.

Вернувшись в Россию, Маяковский написал известное многим саркастичное, пронзительное и пылкое стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой», где ярко и яростно выражал свои эмоции по отношению к возлюбленной. Например, в первых строках стихотворения Маяковский хочет сказать о том, что он не променяет родную страну ни на что, подчёркивая, что он — патриот. Лихорадка чувства не в силах сломить его железную волю, но она накалена до предела.

Поэту не только далёк Париж. Он больше он не любит «парижскую любовь» и женщин, которые всячески пытаются скрыть себя за шелками и косметикой, однако Маяковский выделяет Татьяну среди всех них: «Ты одна мне ростом вровень» — показывая её прекрасной и желанной, как бы доказывая, что она не должна находиться среди тех, неестественных и жалких.

При всём этом Маяковский ревнует Татьяну к Парижу, но знает, что предложить ей что-то кроме своей любви не может, ведь в Советской России настали такие времена, когда голод, болезни и смерть уравняли все классы. Многие люди наоборот стремились покинуть страну, как это сделала женщина, покорившая его сердце. «Вы и нам в Москве нужны: не хватает длинноногих» — кричит Маяковский о стремлении российских людей покинуть страну, выехать за границу и жить припеваючи. Ему обидно, что страну покидают лучшие и покидают не напрасно, не из пустого каприза. Что было бы с этой утонченной аристократкой на родине? Бесконечное унижение от одного только вида заморенных напастями улиц. Увы, ее легкой поступи не быть лишь у него на перекрестках «больших и неуклюжих рук».

Нестерова Елена:

Вскоре я наткнулась на один сервис эти курсы.

Узнать больше>>


Как написать итоговое сочинение на максимальный балл?

Нестерова Елена:

К учебе всегда подходила очень ответственно, но с русским языком и литературой с первого класса были проблемы, по этим предметам все время были тройки. Ходила к репетиторам, часами занималась сама, но все давалось очень тяжело. Все говорили, что мне просто «не дано»…

За 3 месяца до ЕГЭ (2018) начала искать различные курсы по подготовке к экзамену в интернете. Чего я только не пробовала и вроде небольшой прогресс был, но русский язык и литература давались ооочень тяжело.

Вскоре я наткнулась на один сервис , где профессионально готовят к ЕГЭ и ГИА. Не поверите, но за 2 месяца, занимаясь на данной платформе мне удалось написать ЕГЭ по литературе на 91 балл! Уже потом я узнала, что эти курсы распространяются в федеральных масштабах и являются самыми эффективными в России на текущий момент. Больше всего понравилось то, что подготовка идет легко и непринужденно, а преподаватели курсов становятся чуть ли не друзьями, в отличие от обычных репетиторов с завышенным чувством собственной значимости. В общем если вам нужно подготовиться к ЕГЭ или ГИА (по любому предмету), то однозначно рекомендую эти курсы.

Узнать больше>>

Финал жесток: «Оставайся и зимуй, и это оскорбление на общий счет нанижем». Так случилось, что влюбленные были по разные стороны баррикад. Маяковский высмеивает в Татьяне идеологического противника, труса, которому пренебрежительно бросил «Оставайся!», считая это оскорблением. Куда ей, из Парижа, зимовать в российских широтах? Однако он все еще страстно любит в ней женщину, которая не имеет никакого отношения к политике. Его внутренний конфликт между свободным творцом и партийным поэтом обострился до крайности: Маяковский начинает осознавать, какие жертвы преподносит на алтарь партии. Ради чего? Того, что ничего, по сути, не изменилось в итоге революционной борьбы. Только декорации и лозунги перевоплотились в другой мишуре и фальши. Все пороки предыдущего государства неизбывны и в новом, и в каком бы то ни было государстве. Может, именно Татьяна Яковлева породила в нем сомнение в правильности своего одинокого пути.

Интересно, что у Татьяны было множество ухажёров, среди которых, возможно, были и знатные, богатые люди, но Маяковский не может представить себе Яковлеву, ужинающую с ними, и говорит об этом в своём стихотворении. Он видит её только рядом с собой и в заключении пишет: «Я всё-равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоём с Парижем» — но через полтора года после написания столь ироничного и в то же время трогательного стихотворения Маяковский лишает себя жизни, так и не заполучив того, чего так сильно желал. Быть может, потеря возлюбленной положила начало болезненной рефлексии автора, что подточила его душевное здоровье. Это делает стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» ещё более трагическим и печальным.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Татьяна Яковлева.Любовь Маяковского, жена графа, жена основателя Conde Nast, «прекрасная шляпница»..


Хотя она родилась в Санкт-Петербурге, в 1911–25 годах Татьяна Яковлева жила в Пензе, окончила здесь школу. Семья была интеллигентной, жаждущей всего французского — культуры и роскоши и с трудом пережила суровые годы революции и голода.

Татьяна с сестрой Людмилой и гувернанткой. Пенза, 1908 г.

Татьяне 5 лет.

В 1926 году Яковлева уехала во Францию по вызову дяди-художника, работала модисткой. Двадцатидвухлетняя, красивая, высокая, длинноногая, с выразительными глазами и яркими светящимися желтыми волосами, пловчиха и теннисистка, она, фатально неотразимая, обращала на себя внимание многих молодых и немолодых людей своего круга.

Маяковского с Яковлевой его познакомила сестра Лили Брик Эльза Триоле. В своих мемуарах сама Эльза напишет, что сделала это для того, чтобы Маяковский не скучал в Париже. Но существует мнение, что встреча была организована с другими целями — отвлечь поэта от родившей ему дочь американки Элли Джонс и задержать в столице Франции, где он щедро оплачивал житье-бытье Эльзы и ее спутника Луи Арагона.

Финал этой истории известен: Маяковский влюбился в Татьяну и настойчиво принялся уговаривать ее выйти за него замуж. Чуть ли не сам думал перебраться в Париж.

В итоге ему было отказано в выезде за границу. Одна из подруг Маяковского Наталья Брюханенко вспоминала: «В январе 1929 года Маяковский сказал, что влюблен и застрелится, если не сможет вскоре увидеть эту женщину». Эту женщину он не увидел. А в апреле 1930 года нажал на курок.

Есть ли какая-нибудь связь между этими событиями — точно не скажет никто. Развязка случилась весной. А еще в октябре 1929 года Лиля в присутствии Маяковского вслух прочитала в письме сестры Эльзы о том, что Татьяна собирается замуж за виконта дю Плесси. Хотя на самом деле речь о свадьбе зайдет лишь месяц спустя.

Яковлева до последнего дня не забудет Брик случая с письмом. И с горькой иронией однажды признается, что даже благодарна ей за это. В противном случае она, искренно любя Маяковского, вернулась бы в СССР и сгинула в мясорубке 37-го года.

Во Франции Татьяна пробует свои силы в моделировании шляпок и преуспевает в этом. Никого не оставляет равнодушным и ее красота: афиши с лицом Яковлевой, рекламирующей тот или иной товар, развешаны по всему городу.

Дядя вводит ее в мир светского Парижа. На ее глазах разворачивается роман Коко Шанель с великим князем Дмитрием Павловичем, она играет в четыре руки на рояле с Сергеем Прокофьевым, знакомится с Жаном Кокто, которого через несколько лет спасет от тюрьмы. Кокто, поселившегося в одном гостиничном номере с Жаном Маре, арестует полиция нравов. И Яковлева примчится в полицейский участок Тулона и заявит, что ее любовника Кокто арестовали по ошибке. Великого драматурга немедленно освободят.

Общаясь с самыми выдающимися представителями русской культуры — за ней ухаживает Федор Шаляпин, свои рисунки дарят Михаил Ларионов и Наталья Гончарова, — встречу с Маяковским Татьяна восприняла совершенно спокойно. До наших дней дошли только письма поэта к ней. Корреспонденцию Татьяны, хранившуюся в архиве Маяковского, после его смерти уничтожила Лиля Брик. Так и не простившая ему «предательства» — посвящение своих стихов другой женщине.

Брак с виконтом Бертраном дю Плесси стал для Яковлевой, по ее словам, «бегством от Володи». Она понимала, что Маяковского больше не выпустят за границу, и хотела нормальной семьи. И так же честно признавалась, что никогда не любила дю Плесси.

В 1930 году у них родится дочь Фрэнсин. А еще через год Татьяна застанет в постели мужа другую женщину. На развод она не станет подавать только из-за дочери. Но семейная жизнь с Бертраном отныне будет лишь номинальной.

К тому же у самой Яковлевой в скором времени появится новое увлечение — Александр Либерман. По иронии судьбы, знакомство с двенадцатилетним Алексом произойдет в первый год ее пребывания в Париже. У дяди Александра был роман с матерью Алекса Генриеттой Пакар, и он попросил племянницу присмотреть за мальчиком.

Следующая встреча случится в 1938 году, когда Алекс и Люба Красина, дочь советского посла во Франции, на которой он собирался жениться, приедут отдохнуть на юг. Там же восстанавливала свои силы и Татьяна, попавшая за год до этого в автокатастрофу. Увечья женщины были такими страшными, что ее тело первым делом отправили в морг. Там она пришла в себя и, к ужасу санитаров, начала стонать. В больнице Яковлевой пришлось пережить тридцать пластических операций. И поездка на море была весьма и весьма кстати.

Внимание приехавших на тот же курорт молодых привлекли антикварные стулья, которые, по словам продавца, уже были приобретены мадам дю Плесси. Красина сама разыскала Татьяну и еще раз познакомила с Александром, уже возмужавшим и симпатичным молодым человеком. Как потом будет вспоминать Либерман, между ними «мгновенно возникло притяжение». И больше они не расставались.

С мужем Алексом Либерманом

Официально женой Либермана Татьяна станет в 1941-м году после гибели дю Плесси — над Ла-Маншем его самолет был сбит фашистскими зенитчиками. Из рук генерала де Голля Яковлева, как вдова героя, получит орден. И вместе с Алексом и дочерью Фрэнсин переедет в Соединенные Штаты.

Судьба всегда была к ней благосклонна. Недаром в 20-х годах Татьяна писала матери: «Мне на роду написано «сухой из воды выходить». Даже во время оккупации, когда Яковлева организует приют для 123 беспризорных детей, ей удастся получить помощь от самих немцев. Генерал Херинг был поражен красотой Татьяны и… фамилией дю Плесси, которая, по его мнению, указывала на прямое родство с кардиналом Ришелье.

С дочерью Франсин в Коннектикуте

В первые месяцы пребывания в Нью-Йорке дворянская фамилия еще раз сыграла Татьяне на руку. Ей удалось устроиться дизайнером женских шляп как «графине дю Плесси». Ее шляпки носили Марлен Дитрих, Эдит Пиаф, Эсти Лаудер и другие состоятельные женщины. Секрет ее успеха дочь Фрэнсин объясняет «культурным уровнем и знанием законов общества, которые намного превосходили ее дизайнерский талант. Она была талантливым самодеятельным психиатром и могла убедить любую, что она красавица». Татьяна соглашалась с дочерью. «Они уходят от меня, уверенные в себе, как призовые лошади», — говорила она о своих клиентках.

Алекс, бывший в Париже сначала художником, а затем главным редактором модного журнала «Vu», получил предложение из американского журнала «Vogue». В течение последующих пятидесяти лет он будет арт-директором холдинга Конденаст и автором самых выдающихся журнальных обложек. Так, в 1989 году именно ему пришла в голову идея поместить на первой полосе знаменитое фото обнаженной Деми Мур, находившейся на тот момент на 8-м месяце беременности.

Семейство Либерманов было довольно состоятельным. В Нью-Йорке они занимали многоэтажный дом на Лексингтонавеню и владели роскошным поместьем в Коннектикуте, которое Джордж Баланчин называл страной Либерманией.

Гостями Либермании становились многие известные русские, приезжавшие в Штаты.

Знаменитый историк моды Александр Васильев так вспоминает о своем визите в дом Яковлевой-Либермана: «Это было накануне Рождества 1986 года. В их поместье в Коннектикуте меня привез Геннадий Шмаков, секретарь Яковлевой, автор известной в Америке книги «Звезды русского балета».

Татьяна и Кристиан Диор

Татьяна рекомендовала Диору нового секретаря. Им был молодой Ив Сен-Лоран. Без него она не могла и шагу ступить. Геннадий готовил ей по утрам каши и другие вкусные вещи и находился при ней неотлучно. Говорил все время «мы»: «Мы с Татьяной ездили в город», «Мы легли спать»…

Яковлева производила впечатление строгой женщины, ее можно было испугаться. Прямая, величественная. И это можно было понять — ведь ее муж Алекс занимал очень высокое положение: был одним из руководителей издательства Конде-наст и скульптором, который пользовался в Америке такой же поддержкой властей, как у нас Церетели.

Татьяна была крашеной блондинкой, носила прическу а-ля Мирей Матье и очки-стрекоза в стиле 70-х. Из одежды предпочитала брюки и блузку. У нее был прекрасный маникюр, длинные ухоженные ногти с ярким лаком.

Дом был оформлен в стилистике 30-х годов: все было белым. Я обратил внимание, что на столике лежала подшивка журналов «Дом и усадьба» за 1914–1917 годы. На стенах висели рисунки Михаила Ларионова, на которых были изображены Дягилев и Нижинский. Когда я заметил хозяйке, что рисунки выцветают на ярком свету, Яковлева ответила: «На мой век хватит».

Я ей не понравился — был в высокой шапке из куницы, а в волосах носил черный бант в стиле XVIII века. «Как у ненавистного Лагерфельда», — сказала Татьяна.

Оттаяла она только на третий день, когда согласилась сфотографироваться со мной и поболтать. Но фаворитом я ее не стал. Меня приблизил Алекс, который пригласил в свою мастерскую, показал работы, а потом дал заказ для журнала «Вог».

Яковлева производила впечатление строгой женщины, ее можно было испугаться )Яковлева была знаменита своими афоризмами. «Норка — только для футбола, а для леди — только соболя», — как-то сказала она. Имелось в виду, что в норковой шубке можно ходить только на стадион, а в свет выходить позволительно в соболях.

Шляпки от Татьяны

Она дружила с музами других русских поэтов. Была лучшей подругой Валентины Николаевны Саниной, музы Вертинского. Была близка с леди Абди, урожденной Ией Ге, племянницей художника Ге, музой Алексея Толстого, который вывел ее в образе героини романа «Аэлита». Одним словом, подруг она выбирала себе под стать.

К заслугам Татьяны Яковлевой относится восхождение Кристиана Диора и появление Ив Сен-Лорана. Талантом своим они обязаны, разумеется, не ей. Но пресса заговорила об этих кутюрье после того, как Яковлева сказала мужу, что гении — именно они.

Она дружила с Иосифом Бродским, Александром Годуновым, Михаилом Барышниковым, Натальей Макаровой. Охотно принимала у себя беглецов из советской России.

Дома была прислуга, которая говорила по-английски. Когда я остановился у Яковлевой, утром следующего дня горничная спросила у меня, не хочу ли я киселя. Я удивился предложению, так как кисель последний раз пил на полднике в детском саду. «А Татьяна всегда пьет его по утрам», — ответили мне.

Вкусы в еде у нее остались русскими. Что меня поразило — это огромная тарелка с черешней, привезенной из Чили, которая ярким пятном выделялась на рождественском столе».

Чета Татьяны и Александра была одной из самых известных в Нью-Йорке. Гостями на их шикарных приемах становились все сливки города. При этом семейная жизнь Яковлевой и Либермана тоже казалась идеальной. Автор книги «Татьяна. Русская муза Парижа» Юрий Тюрин, первым проливший свет на судьбу Татьяны Яковлевой, так описывает свои впечатления от супругов: «В обыденной жизни Алекс был консервативен: сорочки шьются только у портного в Англии, красное вино заказывается во Франции, тридцать лет по утрам овсянка на воде, полвека одна женщина.

«В течение прожитых лет в общей сложности мы не были вместе пять дней, — признается Алекс. — Но это были самые черные дни моей жизни».

С дочерью и мужем

Его глаза всегда светились любовью. Они даже ссорились удивительно спокойно и уважительно. Алекс недоволен тем, что Татьяна не притронулась к завтраку. Он ворчит, что она уже и так потеряла за неделю три фунта. В ответ протяжно-просительное: «Алекс, не начинай». И все. Никаких эмоциональных взрывов, обиженных глаз, надутых щек. Даже если кто-то из них на чем-нибудь зацикливался, другой умело переводил ситуацию в юмор…

Татьяна жалуется, что Силия положила на стол не те салфетки. Алекс примирительно: «Дорогая, ты дрессируешь ее уже семнадцать лет, и она, слава богу, научилась отличать бумажные от текстильных. Еще через семнадцать все будет по правилам». Татьяна в ужасе: «Ты думаешь, что мне еще так долго мучиться на этом свете? Нет, если ты настоящий джентльмен, то пропусти даму вперед».

Накануне 85-го дня рождения у Татьяны произошло кровоизлияние в кишечник. Операцию было делать бессмысленно. Через несколько дней Яковлевой не стало. Отпевание прошло в русской церкви, а похороны — в Коннектикуте, где на надгробном камне жены Алекс Либерман приказал выгравировать: «Татьяна дю Плесси-Либерман, урожденная Яковлева, 1906–1991».

Александр хотел быть похороненным в одной могиле с Татьяной и даже приготовил надпись для себя: «Александр Либерман, 1912-…» Но жизнь распорядилась по-другому. После перенесенных инфаркта и клинической смерти он женился на филиппинке Милинде, одной из медсестер, ухаживавших в последние годы за Татьяной. И завещал развеять свой прах над Филиппинами. В 1999 году его воля была выполнена…

Любовная лирика Маяковского: Письмо Татьяне Яковлевой

Любовная лирика Владимира Владимировича Маяковского также не проста и оригинальна, как его жизнь и партийное творчество. У поэта было множество женщин, которые были для него музами, им он посвящал свои стихотворения, но среди всех них более всего интересна русская эмигрантка, живущая в Париже — Татьяна Яковлева.

Их знакомство произошло в 1928 году, Маяковский почти сразу влюбился в Яковлеву, вместе с тем предложив ей руку и сердце, но, что самое главное, получил отказ, так как Татьяна не хотела возвращаться на родину и выбрала Париж, а не влюблённого поэта. Надо сказать, она опасалась не без оснований, так как волны арестов одна за другой топили Россию в крови и позоре. Ее бы могли привлечь к суду без малейшего повода, как и ее мужа, ведь подобные беды всегда ударяли по целому семейству.

Вернувшись в Россию, Маяковский написал известное многим саркастичное, пронзительное и пылкое стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой», где ярко и яростно выражал свои эмоции по отношению к возлюбленной. Например, в первых строках стихотворения Маяковский хочет сказать о том, что он не променяет родную страну ни на что, подчёркивая, что он — патриот. Лихорадка чувства не в силах сломить его железную волю, но она накалена до предела.

Поэту не только далёк Париж. Он больше он не любит «парижскую любовь» и женщин, которые всячески пытаются скрыть себя за шелками и косметикой, однако Маяковский выделяет Татьяну среди всех них: «Ты одна мне ростом вровень» — показывая её прекрасной и желанной, как бы доказывая, что она не должна находиться среди тех, неестественных и жалких.

При всём этом Маяковский ревнует Татьяну к Парижу, но знает, что предложить ей что-то кроме своей любви не может, ведь в Советской России настали такие времена, когда голод, болезни и смерть уравняли все классы. Многие люди наоборот стремились покинуть страну, как это сделала женщина, покорившая его сердце. «Вы и нам в Москве нужны: не хватает длинноногих» — кричит Маяковский о стремлении российских людей покинуть страну, выехать за границу и жить припеваючи. Ему обидно, что страну покидают лучшие и покидают не напрасно, не из пустого каприза. Что было бы с этой утонченной аристократкой на родине? Бесконечное унижение от одного только вида заморенных напастями улиц. Увы, ее легкой поступи не быть лишь у него на перекрестках «больших и неуклюжих рук».

Финал жесток: «Оставайся и зимуй, и это оскорбление на общий счет нанижем». Так случилось, что влюбленные были по разные стороны баррикад. Маяковский высмеивает в Татьяне идеологического противника, труса, которому пренебрежительно бросил «Оставайся!», считая это оскорблением. Куда ей, из Парижа, зимовать в российских широтах? Однако он все еще страстно любит в ней женщину, которая не имеет никакого отношения к политике. Его внутренний конфликт между свободным творцом и партийным поэтом обострился до крайности: Маяковский начинает осознавать, какие жертвы преподносит на алтарь партии. Ради чего? Того, что ничего, по сути, не изменилось в итоге революционной борьбы. Только декорации и лозунги перевоплотились в другой мишуре и фальши. Все пороки предыдущего государства неизбывны и в новом, и в каком бы то ни было государстве. Может, именно Татьяна Яковлева породила в нем сомнение в правильности своего одинокого пути.

Интересно, что у Татьяны было множество ухажёров, среди которых, возможно, были и знатные, богатые люди, но Маяковский не может представить себе Яковлеву, ужинающую с ними, и говорит об этом в своём стихотворении. Он видит её только рядом с собой и в заключении пишет: «Я всё-равно тебя когда-нибудь возьму — одну или вдвоём с Парижем» — но через полтора года после написания столь ироничного и в то же время трогательного стихотворения Маяковский лишает себя жизни, так и не заполучив того, чего так сильно желал. Быть может, потеря возлюбленной положила начало болезненной рефлексии автора, что подточила его душевное здоровье. Это делает стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» ещё более трагическим и печальным.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Красота спасет мир

Муза Диора, модельер, прекрасная модель и Последняя любовь Владимира Маяковского Татьяна Яковлева (25 марта 1906 – 28 апреля 1991)

Последняя любовь Владимира Маяковского Татьяна Яковлева
Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского случилась с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву. Между ними не могло быть ничего общего. Русский эмигрант, точеный и утонченный, воспитанный на Пушкине и Тютчеве, не брал ни слова из рубленых, жестких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов.
Она вообще не восприняла ни одного его слова, даже в реальной жизни. Свирепый, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем издыхании, он пугал ее своей безудержной страстью. Ее не тронула ни его собачья преданность, ни его известность. Ее сердце оставалось равнодушным. И Маяковский уехал в Москву один.

От этого мигом вспыхнувшей и не состоявшейся любви, у него осталась тайная скорбь, а у нас — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Возьму я вас с Парижем на раз-два!»

Фотомодель и последняя любовь Владимира Маяковского Татьяна Яковлева (25 марта 1906 – 28 апреля 1991)

Тем временем у нее остались цветы.Вернее, Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк знаменитой парижской цветочной компании с единственным условием. Так и было – несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой должны дарить букет самых красивых и необычных цветов. В частности, гортензии, пармские фиалки, черные тюльпаны, чайные розы из орхидей, астры и хризантемы. Парижская фирма с солидным именем четко следовала указаниям экстравагантного клиента. И с тех пор, несмотря на погоду и время года, из года в год Татьяне Яковлевой доставались букеты фантастической красоты.В дверь постучал посыльный с единственной фразой: «От Маяковского».

Уже привыкнув к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она знала, что он где-то рядом и посылает ей цветы. Они не виделись, но факт существования человека, который так сильно ее любит, повлиял на все, что с ней происходит. Таким образом, Луна влияет в той или иной степени на все живое на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.

Он покончил жизнь самоубийством в 1930 году – это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы.Она уже не понимала, как будет жить дальше – без этой безумной любви, растворенной в цветах. Однако в распоряжении цветочной фирмы влюбленным поэтом не было ни слова о его смерти. А на следующий день на ее пороге появился гонец с неизменным букетом и неизменными словами: «От Маяковского».

Валентина Санина и Яковлева

Действительно, большая любовь сильнее смерти, но не каждый может реализовать это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому это удалось.Цветы привозили и в 1930-х, когда он умер, и в 1940-х… Между тем, во время Второй мировой войны, в оккупированном немцами Париже, она выжила только благодаря тому, что продавала эти роскошные букеты на бульваре. Если в каждом цветке было слово «любовь», то на несколько лет слова его любви спасли ее от голодной смерти.

Потом союзные войска освободили Париж, потом, она плакала от всего своего счастья, когда русские вошли в Берлин. И она продолжала получать эти чудесные цветы любви.На ее глазах вырастали вестники, на смену прежним приходили новые, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды. И уже как пароль, дающий им пропуск в вечность, сказали, улыбаясь улыбкой заговорщиков: «От Маяковского». Цветы от Маяковского теперь стали парижской историей.

Правдивая и красивая история, однажды, в конце 1970-х, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от матери, и всегда мечтал попасть в Париж.Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла свою соотечественницу. Они долго говорили обо всем на свете.

В этом уютном доме повсюду были цветы – как дань легенде, и расспрашивать седовласую королевскую даму о любви ее юности было неудобно. Но в какой-то момент все-таки не выдержал, спросил, правда ли, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны. Разве эта история не красивая сказка? Неужели столько лет подряд… Татьяна ответила – пей чай.Ты не торопишься, да?

И в этот момент раздался звонок в дверь… Он никогда в жизни не видел такого роскошного букета, за которым не было видно лица посыльного. Букет золотых японских хризантем, словно сгустки солнца. И из охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос вестника сказал: «От Маяковского».

Родилась 105 лет назад в Санкт-Петербурге, детство провела в Пензе. Однако вскоре она переехала во Францию. Официальной причиной поездки в Париж была необходимость лечения туберкулеза.Яковлевой удалось покинуть Россию благодаря покровительству г-на Ситроена, самого владельца автоконцерна. Ситроен дружил с дядей Татьяны, известным художником Александром Яковлевым, который помогал ему создавать эскизы будущих автомобилей.

Кристиан Диор и Татьяна Яковлева, 1950 год

В Париже 19-летняя Татьяна сразу окунулась в бурную светскую жизнь французской столицы. Красота девушки помогла ей устроиться на подиум. И очень скоро весь город любовался рекламными постерами, украшенными лицом русской красавицы Татьяны Яковлевой.

К сожалению, история любви Владимира Маяковского и Татьяны Яковлевой закончилась трагически. Маяковский уехал в Россию и больше никогда не видел Татьяну. Ходили разговоры, что именно Брик сделал все, чтобы поэт не получил возможности уехать за границу. А Маяковский прямо сказал: «Если не увижу Татьяну, застрелюсь». Именно это он и сделал в апреле 1930 года.
                                    
Яковлев пережил его более чем на 60 лет. Она успела выйти замуж за виконта дю Плесси, родить ему дочь, овдоветь и снова выйти замуж.Но Маяковский все равно не ушел из ее жизни.

В июле 1941 года сам Шарль де Голль отдал ей орден. Она была вдовой французского лейтенанта Бертрана дю Плесси, сбитого фашистами над Средиземным морем. Она была легендарной Татьяной Яковлевой, последней любовью Маяковского, ближайшей подругой Марлен Дитрих и музой Кристиана Диора…

Последняя любовь Владимира Маяковского Татьяна Яковлева

Фото Татьяны Яковлевой 1970-х

Татьяна Яковлева в возрасте

Прекрасная Татьяна Яковлева

Божественно прекрасная Татьяна Яковлева

Шикарная модель Татьяна Яковлева

Последняя любовь Маяковского Татьяна Яковлева

Либерман и его жена Татьяна Яковлева

Маленькая девочка Таня Яковлева

Муза поэта Татьяна Яковлева

Поэт Владимир Маяковский

Русская красавица Татьяна Яковлева

Татьяна и ее дочь Франсин в Коннектикуте

Юная модель Татьяна Яковлева

Владимир Маяковский — русский футурист

Владимир Маяковский – русский футурист


Гениальные произведения Владимира Маяковского вызывают истинное восхищение у миллионов его поклонников.Он заслуженно принадлежит к числу величайших поэтов-футуристов ХХ века. Кроме того, Маяковский проявил себя как незаурядный драматург, сатирик, кинорежиссер, сценарист, художник, а также редактор нескольких журналов. Его жизнь, многогранное творчество, как и личные отношения, были полны любви и переживаний.
Талантливый поэт родился 19 июля 1893 года в Багдати, маленьком грузинском селе в Российской империи. Его мать Александра Алексеевна принадлежала к казачьему роду с Кубани, а отец Владимир Константинович работал простым лесником.У Владимира было два брата – Костя и Саша, которые умерли в детстве, а также две сестры – Оля и Люда.
Маяковский прекрасно знал грузинский язык и с 1902 года учился в гимназии в Кутаиси. Уже в юности он был полон революционных идей и, учась в гимназии, участвовал в революционной демонстрации.
В 1906 году умер его отец. Причиной смерти стало заражение крови в результате укола пальца простой иглой. Это событие потрясло Маяковского и впоследствии он вообще избегал булавок и иголок.

В том же году Александра Алексеевна забрала детей и переехала в Москву. Владимир продолжил обучение в гимназии, где посещал занятия вместе с Александром, братом поэта Б. Пастернака. Однако после смерти отца материальное положение семьи значительно ухудшилось. Как следствие, в 1908 году Владимир не смог оплатить свое обучение, и его исключили из гимназии.

Маленький Владимир Маяковский. фото 1904


В Москве молодой человек начал общаться со студентами, увлекавшимися революционными идеями.В 1908 и 1909 годах Владимира трижды арестовывали, но за недостатком улик его вынуждены были отпустить. Во время следствия Маяковского часто переводили в различные места заключения. В результате он оказался в Бутырской тюрьме, где провел одиннадцать месяцев и начал писать стихи.
В 1911 году художница Евгения Ланг, с которой Владимир был в дружеских отношениях, порекомендовала ему заняться живописью. Во время учебы в Училище живописи, ваяния и зодчества познакомился с основателями группы футуристов Гилея и присоединился к ним.
Первым опубликованным произведением Маяковского стала поэма «Ночь» (1912). В то же время молодой поэт выступал в артистическом подвале, который назывался «Бродячая собака».
Владимир вместе с членами группы кубофутуристов объезжал города России, где читал лекции и читал свои стихи. Максим Горький считал, что среди футуристов Маяковский был единственным настоящим поэтом.
Первый сборник молодого поэта I вышел в свет в 1913 году и состоял всего из четырех стихотворений. В следующем году Владимир написал трогательное стихотворение «Послушай», поразившее читателей своим блеском и чуткостью.

Гениальный Владимир Маяковский


В 1914 году он создал трагедию «Владимир Маяковский», которая была представлена ​​публике на сцене петербургского театра «Луна-парк». При этом Владимир выступил ее режиссером, а также исполнителем главной роли.
В 1914 году молодой поэт твердо решил пойти в армию, но его политическая неверность напугала власти. На фронт он не попал и в ответ на пренебрежение написал стихотворение «Тебе», в котором дал свою оценку царской армии.Кроме того, вскоре он написал блестящие произведения «Облако в штанах» и «Объявлена ​​война».
В следующем году произошла судьбоносная встреча Владимира с семьей Бриков.
С 1915 по 1917 годы, благодаря протекции М. Горького, поэт служил в автошколе. Осип Брик купил два стихотворения Владимира и вскоре издал их.
В 1915 году Маяковский опубликовал в «Новом сатириконе» серию произведений «Гимны». Вскоре появилось два больших сборника произведений — «Просто как мычание» (1916) и «Революция» (1917).

Оригинал Владимир Маяковский


Октябрьскую революцию великий поэт встретил в штабе восстания в Смольном. Он сразу стал сотрудничать с новой властью и участвовал в первых встречах деятелей культуры.
В 1917-1918 годах он выпустил несколько произведений, посвященных революционным событиям (например, «Ода революции», «Наш марш»).
Позднее, в 1919 году, Маяковский был актером, сценаристом и режиссером трех фильмов. Затем поэт стал сотрудничать с РОСТА и работал над агитационными и сатирическими плакатами.Параллельно Маяковский работал в газете «Искусство коммуны».
Кроме того, в 1923 году Владимир организовал группу «Левый фронт искусств», а также журнал «ЛЕФ».
В это время он создал несколько ярких и запоминающихся произведений: «Об этом» (1923), «Севастополь-Ялта» (1924), «Владимир Ильич Ленин» (1924). Вообще именно годы Гражданской войны оказались для Владимира лучшим временем, о чем он упоминает в поэме «Хорошо» (1927).
В 1922-1924 годах поэт посетил Францию, Латвию и Германию.В 1925 году Владимир отправился в Америку, побывав в Мексике, Гаване и многих городах США.

Удивительный Владимир Маяковский


Начало 1920-х годов ознаменовалось бурной полемикой между Маяковским и Сергеем Есениным, непримиримым противником футуристов. Кроме того, Маяковский был поэтом революции и города, а Есенин в своем творчестве превозносил деревню.
Однако Владимир не мог не признать безусловного таланта своего оппонента, хотя и критиковал его за консерватизм и пристрастие к алкоголю.Их объединяла тема самоубийства, которая была в творчестве обоих поэтов.
В 1926-1927 годах Маяковский создал 9 киносценариев.
К концу 1920-х годов Маяковский написал две пьесы для театра Мейерхольда: «Клоп» (1928) и «Ванна» (1929). В них сатирическое изложение действительности 1920-х годов сочетается со взглядом в будущее.
В 1930 году у Владимира возникли проблемы со здоровьем. Личная жизнь поэта превратилась в безуспешную борьбу за счастье. Ему было очень одиноко, потому что Брики — его постоянная опора и утешение — уехали за границу.
Нападки были со всех сторон и ранимая душа Маяковского не выдержала. 14 апреля 1930 года Владимир выстрелил себе прямо в сердце.
Похоронен на Московском Новодевичьем кладбище.
После смерти Маяковского его произведения были запрещены. В 1936 году Лиля Брик написала письмо Иосифу Сталину с просьбой помочь в сохранении памяти о великом поэте. В своем постановлении Сталин высоко оценил достижения поэта и дал разрешение на публикацию его произведений.

Личная жизнь

Его личная жизнь долгие годы оставалась нестабильной, так как в своей жизни он разрывался между несколькими женщинами.
Маяковский встретил Лилю Брик в 1915 году. Она была любовью всей его жизни. В то время молодой поэт встречался со своей сестрой Эльзой Триоле. Однажды девушка пригласила Владимира в квартиру Бриков. Там Маяковский впервые прочитал стихотворение «Облако в штанах», а потом торжественно посвятил его Лиле. Вы знаете, прототипом героини этого стихотворения была скульптор Мария Денисова (Владимир влюбился в нее в 1914 году).
Лиля стала музой Маяковского. Ей он посвящал почти все свои любовные стихи.
Влюбленные вместе играли в фильме «Закованные кино» в 1918 году. Более того, с 1918 года Брики и великий поэт стали жить вместе, что вполне соответствовало существовавшему в то время брачно-любовному понятию. Нередко Маяковский давал им деньги, а Лиле дарил роскошные подарки.

Лиля и Владимир


Однако у поэта были романы с другими женщинами. В 1920 году у Маяковского были близкие отношения с художницей Лилей Лавинской, которая родила им сына Глеба-Никиту (1921-1986).
Позже, в 1926 году, он познакомился с Элли Джонс, эмигранткой из России, которая родила ему дочь Елену-Патрицию (1926-2016). Также у него были романы с Софьей Шамардиной и Натальей Брюханенко.

Элли Джонс


В Париже выдающийся поэт познакомился с Татьяной Яковлевой. Маяковский хотел, чтобы она приехала в Москву, но она отказалась. Вместе с Татьяной Маяковской выбрали подарок для Лили – автомобиль «Рено». Брик стала второй женщиной-водителем в Москве. Потом в 1929 году Владимир решил поехать к Татьяне, но у него возникли проблемы с визой.

Татьяна Яковлева


Последней любовью Владимира стала молодая замужняя актриса Вероника Полонская. Поэт хотел, чтобы его 21-летняя возлюбленная ушла от мужа, но Вероника не решалась на столь серьезные перемены в жизни.

Вероника Полонская


Трудности в личной жизни подтолкнули Маяковского к роковому шагу. Актриса была последней, кто видел Владимира перед смертью. Он попросил ее не идти на запланированную репетицию. Когда дверь закрылась, раздался роковой выстрел.Полонская не решилась присутствовать на похоронах, так как родственники поэта считали ее виновницей.

В 1930 году место его рождения Багдади было переименовано в Маяковский в его честь.

В 1967 году Театр на Таганке поставил поэтический спектакль «Слушай» по произведениям Маяковского. Роль поэта исполнил Владимир Высоцкий, также вдохновленный его поэзией.

В 1938 году станция метро «Маяковская» была открыта для посетителей. В 1974 году в центре Москвы в здании, где Маяковский проживал с 1919 по 1930 год, был открыт Российский государственный музей Маяковского.

В 2007 году сценическая биодрама Крейга Волка «Маяковский выходит на сцену» (по его сценарию «Во весь голос») получила литературную премию ПЕН-США в номинации «Лучшая драма на сцене».
Источник: mayakovskiy.ouc.ru

Владимир Маяковский – русский футурист

Осип Брик, Лиля Брик и Владимир

Скованный фильмом. Маяковский и Брик

Мария Денисова

Awesome Владимир Маяковский

Светлый Владимир Маяковский

Привлекательный Владимир Маяковский

Удивительный Владимир Маяковский

Даниил Федоров.Портрет Владимира Маяковского

Великий Владимир Маяковский в 1914 году

Замечательный Владимир Маяковский, 1924 год. фото Н. Петрова

Памятник Владимиру Маяковскому в Москве

Милый Маяковский в детстве с сестрой Людмилой

Сказочный поэт Маяковский Владимир

Известный поэт Маяковский Владимир

Поэт-фантаст Маяковский Владимир

Красавец поэт Маяковский Владимир

Невероятный поэт Маяковский Владимир

Выдающийся поэт Маяковский Владимир

Ростовцев Вадим Николаевич.Портрет Маяковского

Талантливый поэт Маяковский Владимир

Могила Маяковского

Молодой Маяковский

«Поэма Маяковского» Письмо Татьяне Яковлевой. Стихотворение Б.В. Маяковского «Письмо Татьяне Яковлевой» (Восприятие, интерпретация, оценка)

Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского случилась с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.

Между ними не могло быть ничего общего.Русская эмигрантка, точеная и утонченная, воспитанная на Пушкине и Тютчеве, не воспринимала ни слова из рубленых, резких, рваных стихов модного советского поэта, «ледокола» из Страны Советов.

Она вообще не воспринимала ни одного его слова — даже в реальной жизни. Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на последнем издыхании, он пугал ее своей необузданной страстью. Ее не тронула его собачья преданность, ее не подкупила его слава. Ее сердце оставалось равнодушным.И Маяковский уехал в Москву один.

От этой мигом вспыхнувшей и несостоявшейся любви у него осталась тайная грусть, а для нас — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Я тебя все равно когда-нибудь возьму — Наедине или вместе с Парижем!»

Она оставила цветы. Вернее, Цветы. Весь свой гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил на банковский счет известной парижской цветочной компании с единственным условием, чтобы несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой приносили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий, пармских фиалок, черных тюльпаны, чайные розы, орхидеи, астры или хризантемы.Парижская фирма с солидным названием четко выполняла указания экстравагантной клиентки — и с тех пор, независимо от погоды и времени года, из года в год к Татьяне стучали посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковского». Дверь Яковлевой. Он умер на тридцатом году — это известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она уже привыкла к тому, что он регулярно вторгается в ее жизнь, она уже привыкла знать, что он где-то есть и шлет ей цветы.Они не виделись, но факт существования человека, который так сильно ее любит, повлиял на все, что с ней произошло: так Луна в той или иной степени влияет на все живое на Земле только потому, что постоянно вращается рядом.

Она уже не понимала, как ей жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в цветах. Но в заказе, оставленном цветочной фирме влюбленным поэтом, о его смерти не было ни слова. А на следующий день на пороге ее дома появился гонец с тем же букетом и теми же словами: «От Маяковского.

Говорят, что большая любовь сильнее смерти, но не всем удается воплотить это высказывание в реальную жизнь. У Владимира Маяковского получилось. Цветы приносили и в тридцатом, когда он умер, и в сороковом, когда его уже забыли .Во время Второй мировой войны в оккупированном немцами Париже она выжила только благодаря тому, что продавала эти роскошные букеты на бульваре.Если в каждом цветке было слово «любовь», то на несколько лет слова его любви спасли ее от голодной смерти .Потом союзные войска освобождали Париж, потом она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин — и все несли букеты. На ее глазах взрослели вестники, старые сменялись новыми, и эти новые уже знали, что становятся частью великой легенды — маленькой, но цельной. И уже, как пароль, дающий им пропуск в вечность, сказали, улыбаясь улыбкой заговорщиков: «От Маяковского». Цветы от Маяковского теперь стали парижской историей.Правда или красивая выдумка, когда-то, в конце семидесятых годов, советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю в юности, от матери, и всегда мечтал побывать в Париже.

Татьяна Яковлева была еще жива, и охотно приняла своего соотечественника. Они долго говорили обо всем на свете за чаем с пирожными.

В этом уютном доме повсюду были цветы — как дань легенде, и расспрашивать седовласую царственную даму о романтике ее юности ему было неудобно: он считал это неприличным.Но в какой-то момент он все-таки не выдержал, спросил, правда ли, что цветы от Маяковского спасли ее во время войны? Разве это не красивая сказка? Неужели столько лет подряд… — Чай пей, — ответила Татьяна, — пей чай. Вы не торопитесь, не так ли?

И в этот момент раздался звонок в дверь… Он никогда в жизни не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно посланца, букета золотых японских хризантем, похожих на сгустки солнца.И из-за охапки этого сверкающего на солнце великолепия голос вестника сказал: «От Маяковского».

«Письмо Татьяне Яковлевой» Владимир Маяковский

В поцелуе рук
губ,
в дрожи тела
рядом со мной
красный
Цвет
республики мои
тоже
должен
пылать.
Я не люблю
Парижская любовь:
Любая женщина
Украшать шелком
Потягиваться, дремать,
Говорить —
Тубо —
Собаки
Неистовая страсть.
Ты для меня единственная
прямой рост,
приблизиться
бровью,
подарить
об этом
важный вечер
рассказать
человечнее.
Пять часов,
и отныне
стих
людей
дремучий лес,
вымерший
населенный город,
слышу только
свисток спор
поезда в Барселону.
В черном небе
молниеносный шаг,
гром
безобразный
в небесной драме —
не гроза
а этот
просто
ревность двигает горы.
глупые слова
не верь сырью
не путайся
эта тряска,
взнуздываю
смирюсь
чувства
отродье благородное.
страсть корь
сойдёт струпом,
но радость
неисчерпаемая
буду долго
буду просто
говорю стихами.
Ревность,
жен,
слез…
ну их! —
опухшие веки,
подходит Виу.
Я не сам
и я
завидую
Советской России.
Пила
на плечах пластыря,
их
потребление
лижет со вздохом.
Что,
мы не виноваты
сто миллионов
было плохо.
Нам
теперь
так нежно —
спорт
выпрями не много, —
ты и нам
нужен в москве
не хватает
длинноногий.
Не для тебя,
в снегу
и в тифе
ходить
с этими ногами
здесь
на ласки
раздавать их
на обедах
с нефтяниками.
Вам не кажется, что
просто косит
из-под выпрямленных дуг.
Иди сюда,
Иди на перекресток
Мой большой
и корявые руки.
Не хотите?
Оставайся и зимуй
и эту
обиду
спустим на общий счет.
мне все равно
ты
когда-нибудь я возьму
один
или вместе с Пэрис.

// / Анализ стихотворения Маяковского «Письмо Татьяне Яковлевой»

Оригинальное произведение В.Маяковский был наполнен неординарными и очень захватывающими произведениями. Он был достаточно идейным человеком и верил в социализм. По его мнению, у человека не может быть личного счастья, если нет счастья в обществе. Он был отчаянным патриотом и никогда не предал бы свою родину из-за своей любви к женщинам.

Однажды, путешествуя по Парижу, Маяковский встретил там русскую женщину Татьяну Яковлеву. Побывав в таком романтическом городе, она не захотела возвращаться в Россию и осталась жить за границей.Владимир был безумно влюблен в женщину, он предлагал ей жениться, он просил ее вернуться на родину. Но, Татьяна отказала ему, намекнув, что будет его женой, только если они останутся в Париже. Разумеется, Маяковский не согласился на такие условия и уехал домой.

Уже на территории своей родины он пишет стихотворное произведение в виде острого письма и отправляет его Татьяне. В самом начале стихотворения автор говорит, что его чувства патриота гораздо сильнее любви.Он говорит, что вообще не верит в любовь француженок. Он не любит тех, кто скрывает свою истинную природу за косметикой и нарядами.

Повернувшись к Татьяне, Владимир просит ее встать рядом с ним, наравне с ним. Он уговаривает женщину вернуться, пишет и напоминает ей о реальной жизни, которую невозможно перечеркнуть в их жизни. Маяковский безумно ревнует Татьяну, ведь понимает, что у такой красавицы много поклонников и без него. Он также пишет, что его гложет всероссийская ревность к тому, что такие красивые женщины просто покидают родину.

Маяковскому абсолютно нечего предложить Яковлевой. У него нет ничего, кроме любви. Он понимает, что его отвергнут. И это вызывает гнев в его душе.

Последние строки стихотворения наполнены сарказмом и грубостью. Он называет Татьяну предательницей. И при всем этом, так или иначе, обещает добиться ее согласия. Но, этим двум людям уже не суждено было встретиться. Вскоре Маяковский покинул этот мир, покончив с собой.

Любовь играет роль в жизни каждого человека.Если кто-то не представляет жизни без любви, то другому она «подрезает крылья». Для кого-то она свет в окошке, а кто-то произносит это слово сквозь зубы, проклиная все на свете. И все же мир держится на любви. Пока в мире есть любовь, жизнь продолжается. Не случайно русский драматург начала ХХ века Евгений Шварц в своей пьесе «Обыкновенное чудо» вложил в уста Мастера-волшебника следующие слова: «Слава смельчакам, которые смеют любить, зная что всему этому придет конец.»

Владимир Маяковский, современник Евгения Шварца, испытал такие же драматические испытания. Известная тогда актриса Татьяна Яковлева в 1925 году уехала в Париж к своему дяде, художнику А. Яковлеву. Маяковский познакомился с ней в 1928 году. Доподлинно неизвестно, почему, по свидетельству многих друзей поэта, взаимная любовь не могла принести влюбленным счастья. Ведь весной 1929 года поэт, еще раз оказавшись в Париже, строил планы на дальнейшую совместную жизнь. Правда, сама Татьяна согласилась выйти замуж за известного поэта при условии, что он уедет из советской России, находившейся тогда в тяжелом положении.Однако осенью 1929 года Владимиру Владимировичу впервые было отказано в визе для поездки, которая должна была все решить, а позже пришло известие, что Татьяна Яковлева собирается выйти замуж.

Маяковский посвятил своим любовным переживаниям два произведения: «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» и «Письмо Татьяне Яковлевой» . Оба стихотворения написаны в излюбленном жанре Маяковского — монологе, и каждое посвящено конкретному человеку.Первое «Письмо…» адресовано редактору «Комсомольской правды», в которой работал поэт, оказавшемуся в Париже, а второе — изначально не предназначенное для публикации — передано любимой женщине. Для Маяковского любовь — это чувство, которое меняет человека, воскрешает его, иногда воссоздает его заново, как птица Феникс из пепла.

В «Письме к Татьяне Яковлевой», анализ которого будет представлен ниже, тема любви представлена ​​с драматической стороны.Кроме того, поэт делает попытку придать вечным чувствам иной смысл. Непосредственно в начале стихотворения, в русле глубоко интимных чувств мужчины к женщине, стоят слова иного, социального плана:

Будь то в поцелуе рук, губ,
в трепете тела рядом со мной
красный цвет моих республик
тоже должен гореть.

Ассоциативное сближение в цвете губ возлюбленной и знамени не кажется кощунственным: такое сравнение вызвано стремлением перевести разговор о чувстве, связывающем только влюбленных, в разговор о счастье миллионов.Такая неразрывность личного и общественного характерна для многих стихотворений Маяковского. Даже ревность приобретает более высокий смысл:

Я не в себе, но завидую Советской России.

Два плана — личный и общественный — очень умело сочетаются у Маяковского: было бы несправедливо упрекать поэта в неискренности, ибо он действительно верил в великое будущее своего Отечества и не понимал, как променять его на «ужины с нефтяники» .

напоминание о «парижской любви» , вызывающее презрительное отношение героя к «самкам» , должно стать весомым аргументом для адресата письма (Татьяны Яковлевой) о необходимости вернуться в Москву. НО «ужин с нефтяниками» воспринял как акт предательства по отношению к голодной и холодной Москве, где «недостаточно длинноногий» . Только такая героиня, которая «по снегу и тифу» ходила «те ножки» , может стать героем «бровь до брови» , а это значит, что только она с ним «ростового уровня» .

Предельная откровенность, присущая поэзии, подкрепляется словами о «собаках звериной страсти» о ревности, которая «горы двигает» , о «кори страсти» — письмо как будто наполнено силой интимная страсть. Но оно всегда переведено в социальную плоскость. Такая двумерность определяет композиционный строй стихотворения: порыв страсти сдерживается, выносится в берега напоминанием об эпохе, о той реальности, полпредом которой является поэт.

Поэтому, когда накал чувств заставляет героя в конце выкрикнуть:

иди сюда,
иди на перекресток
мой большой
и неуклюжие руки

слова о грядущих переменах в итоге становятся окончательными. Герой ставит точку в их споре:

мне все равно
ты
когда-нибудь возьму
один
или вместе с Пэрис.
  • «Лиличка!», анализ стихотворения Маяковского
  • «Сидящие», анализ стихотворения Маяковского
  • «Облако в штанах», анализ стихотворения Владимира Маяковского

Поэт-трибун, оратор, смело высказывающий свою точку зрения на любое общественное или политическое событие.Поэзия была для него рупором, позволявшим ему быть услышанным современниками и потомками. Но поэт мог быть не только «громаном-лидером», нередко в его произведениях звучал неподдельный лиризм, не «брызнувший в платки», а по-боевому направленный на службу времени.

Таково стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой». Это сложное, многогранное произведение, в котором поэт, идя от конкретной встречи с реальной героиней, переходит к широкому обобщению, раскрывая свой взгляд на сложнейший порядок вещей и окружающую среду.

пассионарная корь

Заболеть паршой

Но радость

неисчерпаемый,

я буду долго

я просто

Я говорю стихами.

Эта встреча с соотечественником в Париже всколыхнула душу лирического героя, заставила задуматься о времени и о себе.

Ты для меня единственный

уровень роста,

Подойди ближе

С бровями-бровями.

важный вечер

Скажи

Больше людей.

В этом стихотворении поэт использует синекдоху, столь часто встречающуюся в других его произведениях. Но здесь метафоры нанизаны на нить, как бусинки в жемчужном ожерелье. Это позволяет автору ярко и весомо говорить о своей духовной близости с героиней, без лишних слов и повторов создавать атмосферу задушевной беседы с любимым человеком. Героиня сейчас живет в Париже, ездит в Испанию…

я слышу только

свисток спорный

Поезда в Барселону.

Но поэт уверен, что Яковлева не потеряла связь с родиной, и ее отъезд — временное заблуждение.

Маяковский считает себя представителем страны, выступает от ее имени.

За Советскую Россию.

И постепенно выстраивается образ лирического героя — патриота огромной страны, гордящегося ею. Маяковский уверен, что героиня, пережившая непростые времена с родиной, обязательно вернется обратно.

С этими ножками

отдать их

С нефтяниками

Язык стихотворения свободный и раскованный, автор не боится самых смелых метафор и сравнений.Он пишет для думающего читателя — отсюда ассоциативность образов, неожиданные эпитеты и олицетворения. Поэт ищет новые формы. Ему наскучил традиционный метр. Ветер перемен ворвался в Россию и на страницы лирики Маяковского. Автор пленен грандиозностью свершений, он хочет быть участником «великого строительства» и призывает к тому же героиню. В такое судьбоносное время нельзя оставаться в стороне от событий.

Вам не кажется

щурится всего

Из-под выпрямленных дуг.

Иди сюда,

Перейти на перекресток

мой большой

И корявые руки.

Поэма написана не в традиционном эпистолярном жанре, хотя и называется «Письмо…». Скорее, это ассоциативное воспоминание о мимолетной встрече, положившей начало большой дружбе. Конец стихотворения звучит достаточно оптимистично, мы вместе с автором уверены, что героиня вернется, будет жить на родине с близкими ей людьми.

мне все равно

когда-нибудь возьму

Или вместе с Пэрис.

Мне не нравится парижская любовь. Письмо Татьяне Яковлевой

Любовь играет роль в жизни каждого человека. Если кто-то не представляет жизни без любви, то другому она «подрезает крылья». Для одних она свет в окошке, а для других сквозь стиснутые зубы произносит это слово, проклиная все на свете. И все же мир держится на любви.Пока в мире есть любовь, жизнь продолжается. Не случайно русский драматург начала ХХ века Евгений Шварц в своей пьесе «Обыкновенное чудо» вложил в уста Мастера-волшебника следующие слова: «Слава смельчакам, которые смеют любить, зная что всему этому придет конец».

Такие же драматические испытания пережил современник Евгения Шварца Владимир Маяковский. Известная тогда актриса Татьяна Яковлева в 1925 году уехала в Париж к своему дяде, художнику А.Яковлев. Маяковский познакомился с ней в 1928 году. Доподлинно неизвестно, почему взаимная, по свидетельству многих друзей поэта, любовь не смогла принести влюбленным счастья. Ведь весной 1929 года поэт, еще раз оказавшись в Париже, строил планы на дальнейшую совместную жизнь. Правда, сама Татьяна согласилась выйти замуж за известного поэта при условии, что он покинет советскую Россию, находившуюся тогда в тяжелом положении. Однако осенью 1929 года Владимиру Владимировичу сначала было отказано в визе для поездки, которая должна была все решить, а позже пришло известие, что Татьяна Яковлева собирается выйти замуж.

Маяковский посвятил своим любовным переживаниям два произведения: «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» и «Письмо Татьяне Яковлевой» … Оба стихотворения написаны в любимом Маяковским жанре — монологе, и каждое посвященный конкретному человеку. Первое «Письмо…» адресовано редактору «Комсомольской правды», в которой поэт работал в Париже, а второе — изначально не предназначенное для публикации — было передано любимой женщине.Для Маяковского любовь — это чувство, которое меняет человека, возрождает его, иногда воссоздавая его заново, как птицу Феникс из пепла.

В «Письме к Татьяне Яковлевой», анализ которого будет представлен ниже, тема любви представлена ​​с драматической стороны. Кроме того, поэт пытается придать вечным чувствам иной смысл. Непосредственно в начале стихотворения слова иного, социального характера стоят наравне с глубоко интимными чувствами мужчины к женщине:

То ли в поцелуе рук, то ли губ,
в трепетах тела рядом со мной
красный цвет моих республик
тоже должен гореть.

Ассоциативное сближение в цвете губ возлюбленной и знамени не кажется кощунственным: такое сравнение вызвано желанием перевести разговор о чувстве, связывающем только влюбленных, на разговор о счастье миллионов. Эта неразрывность личного и общественного характерна для многих стихотворений Маяковского. Даже ревность приобретает более возвышенный смысл:

Я не в себе, но я завидую Советской России.

Два плана Маяковского — личный и общественный — сочетаются очень умело: было бы несправедливо упрекать поэта в неискренности, ведь он действительно верил в великое будущее своего Отечества и не понимал, как обменять его на «Ужины с нефтяниками » .

Напоминание о «Парижской любви» , вызывающее у героя презрение к «Самкам» , должно стать весомым аргументом для адресата письма (Татьяны Яковлевой) о необходимости вернуться в Москву.И «Ужин с нефтяниками» воспринимается как акт предательства по отношению к голодной и холодной Москве, где «Недостаточно длинноногой» … Только героиня, которая «По снегу и тифу» гуляла » С этими ногами» , может стать с героем «Бровь к брови» , а значит только она с ним «Рост в линию» .

Предельную откровенность, свойственную поэзии, поддерживают слова «Собаки звериной страсти» , о ревности, которая «Горы двигает» , о «Корь страсти» — письмо как будто наполнено сила интимной страсти.Но она постоянно переводится в социальный план. Эта двойственность определяет композиционный строй стихотворения: порыв страсти обуздывается, выносится в берега напоминанием об эпохе, о той реальности, полномочным представителем которой выступает поэт.

Поэтому, когда накал чувств заставляет героя в конце выкрикнуть:

Иди сюда,
иди на перекресток
мои большие
и неуклюжие руки —

слова о грядущих переменах в итоге становятся окончательными.Герой ставит точку в их споре:

мне все равно
ты
когда-нибудь возьму —
один
или вместе с Пэрис.
  • «Лиличка!», Анализ стихотворения Маяковского
  • «Присаживаясь», анализ стихотворения Маяковского
  • «Облако в штанах», анализ стихотворения Владимира Маяковского

Произведение написано в форме обращения к русской эмигрантке, покинувшей родину после революции и живущей в Париже, где поэт побывал в 1928 году.С актрисой Татьяной Яковлевой поэта связывало светлое, но недолговечное чувство. Причиной их расставания стало неприятие Яковлевой новой России и нежелание Маяковского отрекаться от родины.

В стихотворении неожиданно, открыто и доверительно звучат два откровения: поэта-лирика и поэта-гражданина. Они тесно переплетены, и драма любви проявляется через драму социальную. В поцелуе губ и рук поэт видит красный цвет флага республик.Он старается отбросить пустые «сентименты» и слезы, от которых только как у Вия» опухнут веки. Однако это не лишает стихи глубоко лирической окраски. Он откровенен в описании ярких чувств к своей избраннице, достойных его и «растущие наравне», с чем не идут ни в какое сравнение парижские дамы в крашеных шелках. Стихотворение пронизано чувством боли (которое поэт называет ревностью) за Советскую Россию в ее трудный период, когда свирепствует тиф, » частота слизывает вздох» и это плохо для ста миллионов.Однако автор поэтических строк принимает и любит свою страну такой, какая она есть, поскольку чувство любви есть «неисчерпаемая радость». Концовка стиха звучит оптимистично. Поэт готов сделать все, чтобы аристократка Татьяна Яковлева не боялась холодных московских снегов и тифа, но воспримет как личную обиду, если она решит провести зиму в Париже.

Стихотворение – одно из самых уникальных в творческом арсенале поэта.

Анализ стихотворения «Письмо Татьяне Яковлевой» Маяковского

Футуристические творения В.Маяковского сложны для восприятия из-за необычного оформления. Они доставляют истинный восторг читателям, сумевшим расшифровать их смысл. Стихотворение, о котором идет речь в статье, изучается в 11 классе. Предлагаем облегчить вашу работу с помощью краткого анализа «Письмо Татьяне Яковлевой» по плану.

История создания — произведение было создано в 1928 году, после знакомства с русской женщиной, эмигрировавшей во Францию. Впервые он был опубликован только в 1956 году.

Тема стихотворения — любовь к женщине и к Родине.

Композиция — По смыслу стихотворение можно разделить на несколько частей: обращение к адресату послания и создание ее образа, рассказ о Родине, обещание покорить женщину. Произведение не разделено на строфы. Некоторые стихи разбиты на несколько строк. Визуально текст напоминает лестницу слов.

Жанр – сообщение.

Стихотворный размер — четырехстопный ямб, перекрестная рифма АБАБ.

Метафоры — «украсить любую самку шелками», «собаки зверской страсти», «стих людей в дремучем лесу», «свистящий спор поездов в Барселону», «ревность шевелится громом», «страсть собьет струпья» .

Эпитеты — «важный вечер», «черное небо», «большие, неуклюжие руки».

История создания

История создания поэмы связана с поездкой В. Маяковского в Париж. Там он познакомился с Татьяной Яковлевой, эмигрировавшей за границу в 1925 году. Женщина понравилась поэту, и из симпатии зародилась любовь. Маяковский предлагал Яковлевой вернуться на родину, но она отказалась.

У поэта были серьезные намерения, он собирался жениться на эмигрантке.Она сдержанно воспринимала его ухаживания, давая понять, что они будут вместе только в том случае, если поэт переедет во Францию. По возвращении в Россию Владимир Владимирович в 1828 году написал анализируемое произведение.

Тема

В стихотворении переплетаются две темы — любовь к женщине и любовь к Родине. Лирический герой разрывается между этими чувствами, понимая, что не будет счастлив, если выберет что-то одно. С первых же строк он дает понять, что любовь к женщине не может затмить его чувства патриотизма, поэтому говорит, что даже в поцелуях и объятиях цвет его республик должен «гореть».

Постепенно лирический герой переходит к рассуждениям о женской красоте. Француженки его не привлекают, так как прекрасна в них только внешность, а под скорлупой пустота. Он отделяет адресата своего послания от француженок, потому что у этой женщины русские корни.

Лирический герой просит возлюбленную переехать в Россию. Он понимает, что женщина прекрасно знает изнанку Родины, поэтому описывает Советскую Россию, ничего не скрывая и не приукрашивая.В этих описаниях дополняется и портрет возлюбленной. Герой знает, через что она прошла: «не тебе по снегу и тифу ходить этими ногами…».

В последних строках мужчина приглашает возлюбленную в свои объятия, но знает, что она откажется, поэтому просто обещает завоевать ее любовь.

Поэма развивает мысль о том, что любовь вдохновляет людей на самые смелые поступки. Также автор доказывает, что человек не может выбирать между патриотизмом и любовью к другому человеку.

Состав

По смыслу стихотворение можно разделить на несколько частей: обращение к адресату послания и создание ее образа, рассказ о Родине, обещание покорить женщину. Произведение не разделено на строфы. Формальная организация отражала черты футуристической литературы. Визуально текст напоминает лестницу слов.

Жанр

Жанр стихотворения – послание, так как у него есть адресат.Стихический метр – четырехстопный ямб. Автор использовал перекрестную рифму ABAB. В произведении присутствуют как мужские, так и женские рифмы.

Средства экспрессии

Для раскрытия образа любимой женщины, воспроизведения чувств лирического героя и реализации идеи используются выразительные средства. Это сложные ассоциативные комплексы, характеризующиеся своеобразием. Ключевую роль играют метафоры: «любую самку украсить шелками», «собаки зверской страсти», «стихи людей в дремучем лесу», «свистят споры поездов в Барселону», «ревность движет громом», «страсть будет чесаться.Эпитеты к зрительным картинам, чувствам и эмоциям выразительности: «важный вечер», «черное небо», «большие, неуклюжие руки».

Анализ стихотворения Маяковского «Письмо Татьяне Яковлевой»

Лирика Владимира Маяковского очень своеобразна и отличается особым своеобразием. Дело в том, что поэт искренне поддерживал идеи социализма и считал, что личное счастье не может быть полным и всеобъемлющим без счастья общественного. Эти два понятия так тесно переплелись в жизни Маяковского, что ради любви к женщине он никогда бы не предал Родину, а наоборот, очень легко мог это сделать, так как не мыслил своей жизни вне России.Конечно, поэт часто критиковал недостатки советского общества с присущей ему резкостью и прямолинейностью, но в то же время считал, что живет в самой лучшей стране.

В 1928 году Маяковский уехал за границу и встретился в Париже с русской эмигранткой Татьяной Яковлевой, которая в 1925 году приехала навестить родственников и решила остаться во Франции навсегда. Поэт влюбился в красивую аристократку и предложил ей вернуться в Россию в качестве законной жены, но получил отказ.Яковлева сдержанно восприняла ухаживания Маяковского, хотя и намекнула, что готова выйти за поэта замуж, если он откажется вернуться на родину. Страдая от безответного чувства и от осознания того, что одна из немногих женщин, так хорошо понимающих и чувствующих его, не собирается ради него расставаться с Парижем, Маяковский вернулся домой, после чего отправил возлюбленной стихотворное послание «Письмо Татьяне Яковлевой». — резкий, полный сарказм и в то же время надежда.

Это произведение начинается фразами о том, что любовная лихорадка не может затмить чувства патриотизма, так как «красный цвет моих республик тоже должен пылать», развивая эту тему, Маяковский подчеркивает, что не любит «парижскую любовь», вернее, парижанок, которые за нарядами и косметикой умело маскируют свою истинную сущность.При этом поэт, обращаясь к Татьяне Яковлевой, подчеркивает: «Ты один мой рост, рядом бровь стоишь», считая, что коренная москвичка, несколько лет живущая во Франции, выгодно отличается от жеманных и легкомысленных парижанок.

Пытаясь уговорить избранницу вернуться в Россию, Маяковский без прикрас рассказывает ей о социалистической жизни, которую так настойчиво пытается вычеркнуть из памяти Татьяна Яковлева. Ведь новая Россия — это голод, болезни, смерть и нищета, завуалированные под равенством.Оставив Яковлеву в Париже, поэт испытывает острое чувство ревности, так как понимает, что у этой длинноногой красавицы и без него достаточно поклонников, она может позволить себе поездку в Барселону на концерты Шаляпина в компании таких же русских аристократов. Однако, пытаясь сформулировать свои чувства, поэт признается, что «я не в себе, но завидую Советской России». Таким образом, Маяковского гораздо больше гложет обида на то, что лучшие из лучших покидают родину, чем обычная мужская ревность, которую он готов обуздать и смирить.

Поэт понимает, что кроме любви ему нечего предложить девушке, поразившей его своей красотой, умом и чуткостью. И он заранее знает, что его отвергнут, когда он обратится к Яковлевой со словами: «Иди сюда, на перекресток моих больших и неуклюжих рук». Поэтому финал этого любовно-патриотического послания наполнен едкой иронией и сарказмом. Нежные чувства поэта переходят в гнев, когда он обращается к возлюбленной с довольно грубой фразой: «Останься и зимуй, а эту обиду мы положим за общий счет.Этим поэт хочет подчеркнуть, что считает Яковлеву предательницей не только по отношению к себе самой, но и к своей Родине. Однако этот факт нисколько не охлаждает романтического пыла поэта, который обещает: «Я заберет вас всех пораньше, в одиночку или вместе с Пэрис.»

Следует отметить, что Маяковскому так и не удалось больше увидеть Татьяну Яковлеву. Через полтора года после написания этого письма в стихах он покончил жизнь самоубийством.

Вечная тема лирики — любовь — проходит через все творчество Владимира Маяковского, начиная с ранних стихотворений и заканчивая последним неоконченным стихотворением «Неоконченное».Ссылаясь на любовь как на высшее благо, способное вдохновить на труд, на труд, Маяковский писал: «Любовь есть жизнь, это главное. От нее разворачиваются стихи, дела и все прочее. Любовь – это сердце всего. Если он перестает работать, все остальное отмирает, становится лишним, ненужным. Но если сердце работает, оно не может не проявляться во всем. Маяковскому свойственна широта его лирического восприятия мира. Личное и общественное слились в его поэзии.А любовь — самое сокровенное человеческое переживание — в стихах поэта всегда связана с общественными чувствами поэта-гражданина (стихи «Люблю», «Об этом», стихи: «Письмо Татьяне Яковлевой», «Письмо товарищу Костров из Парижа о сущности любви»).

Жизнь Маяковского со всеми ее радостями и горестями, болью, отчаянием — все в его стихах. Произведения поэта рассказывают нам о его любви, о том, когда и какой она была. В ранних стихах Маяковского упоминание о любви встречается дважды: в цикле лирических стихотворений 1913 года «Я» и лирической поэме «Любовь».О любви говорят вне связи с личными переживаниями поэта. Но уже в стихотворении «Облако в штанах» поэт рассказывает о своей безответной любви к Марии, в которую он влюбился в 1914 году в Одессе. Свои ощущения он описал так:

Ваш сын совершенно болен!

Его сердце в огне.

Пути Марии и Владимира Маяковских разошлись. Но не прошло и года, как его сердце снова разрывают любовные муки. Любовь к Лили Брик принесла ему немало страданий.Его чувства отражены в стихотворении «Хребетная флейта», написанном осенью 1915 года. Через несколько лет, уже в советское время, Маяковский пишет одно стихотворение за другим — «Люблю» (1922) и «Про это» ( 1923). В тяжелом отчаянии, размышляя о жизни и смерти, он говорит о первостепенном значении для него любви: «Страшно не любить, ужас не сметь» — и сожалеет, что радости жизни не коснулись его. Но в начале 1929 года в журнале «Молодая гвардия» появляется «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви.Из этого стихотворения видно, что в жизни поэта появилась новая любовь, что «замерзший мотор снова пускается в работу». Это была Татьяна Яковлева, с которой Маяковский познакомился в Париже осенью 1928 года.

Встреча Маяковского с Татьяной Яковлевой вспоминали ее друзья — художник В. И. Шухаев и его жена В. Ф. Шухаева: «…Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица — высокая, стройная, под стать ему. Маяковский производил впечатление тихого любовника.Она восхищалась и явно восхищалась им, гордилась его талантом. Татьяна была дочерью русских родителей. В двадцатые годы, так как у Татьяны было слабое здоровье, ее дядя, художник А.Е. Яковлев, живший в Париже, взял племянницу к себе. Когда Маяковский вернулся в Москву, Татьяна очень скучала по нему. Она писала матери: «Он пробудил во мне тоску по России… Он настолько колоссален и физически, и умственно, что после него буквально пустыня. Это первый человек, оставивший след в моей душе»…Его чувства ко мне настолько сильны, что нельзя не отражать их хотя бы в малой степени. Стихи, посвященные Татьяне Яковлевой «Письмо товарищу Кострову…» и «Письмо Татьяне Яковлевой» проникнуты счастливым чувством большой, настоящей любви.

Стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» написано в Ноябрь 1928 г. Любовь Маяковского никогда не была только личным опытом, она вдохновляла его на борьбу и творчество, воплощаясь в поэтических шедеврах, проникнутых пафосом революции.Здесь сказано об этом так:

То ли в поцелуе рук,

В трепетах тела

Близких мне

Республик моих

Гори.

Гордость и умиление звучат в строчках, обращенных к любимой:

Ты для меня единственная

Уровень роста,

Приближайся

С бровью бровью,

Об этом

Важный вечер

Скажи

По-человечески.

О ревности, как проявлении глубокой любви, Маяковский пишет с легкой иронией:

Ревность,

Сам он обещает не обижать возлюбленную ревностью:

… Обузду,

Отпрыск дворянский.

Маяковский не представляет свою любовь вдали от родины, поэтому настойчиво звонит Татьяне Яковлевой в Москву:

Нам сейчас

На такую ​​нежную —

Многих не распрямишь, —

В Москве нужен

Не хватает

Легги.

Конец стихотворения звучит как призыв откликнуться на его любовь:

Ты не думаешь

Прищурившись просто

Из-под выпрямленных дуг.

Иди сюда,

Иди на перекресток

Мой большой

И руки корявые.

Много оскорблений пришлось пережить поэту. Ему бы не понравился отказ Татьяны Яковлевой приехать к нему в Москву «на ниточку». Уверенность в том, что любовь в конце концов победит, выражается в словах:

Мне все равно

Когда-нибудь возьму —

Или вместе с Пэрис.

Маяковский очень переживал разлуку, каждый день посылал ей письма и телеграммы, с нетерпением ждал поездки в Париж.Но встретиться им было уже не суждено: Маяковскому было отказано в поездке в Париж в январе 1930 года. Через три месяца Маяковского не стало. Судьба Татьяны Яковлевой сложилась неудачно. Выйдя замуж за виконта дю Плесси, она родила девочку и вскоре развелась с ним. Вспоминая об этом, Шухаевы писали: «У нас сложилось впечатление, что Таня не любила дю Плесси, но у нее была настоящая любовь к Маяковскому, и нам казалось, что они созданы друг для друга. Когда мы узнали о трагической гибели Владимира Владимировича, то с сожалением и горечью подумали, что если бы они были вместе, этого бы не случилось.

Незадолго до смерти Маяковский написал стихотворение «Неоконченное», в котором есть такие строки:

На второй,

Ты, должно быть, лег

Может быть,

А у тебя есть это

Я не торопясь,

И молниями телеграмм

Мне не надо

Просыпайся и тревожь…

Маяковский был таким поэтом: трибуном, новатором и тонким лириком, который мог иметь доступ ко всему оттенки человеческих чувств.

«Письмо Татьяне Яковлевой» Владимир Маяковский

То ли в поцелуе рук или губ, то ли в трепете тела близких мне тоже должен пылать красный цвет моих республик. Я не люблю парижскую любовь: укрась любую самку шелками, потянувшись, задрему, сказав — тубо — собакам звериной страсти. Ты один мой рост, встань рядом со своей бровью, позволь мне рассказать тебе об этом важном вечере по-человечески. Пять часов, и с этого времени дремучий лес людей замер, обитаемый город замер, только слышу свистящий спор поездов на Барселону.В черном небе молнии поступь, гром в небесной драме, не гроза, а просто ревность двигает горы. Не верь глупым словам, не смущайся этой тряской — обуздаю, смирю чувства потомства знатного. Страсть корь сойдет, как струп, но радость неисчерпаемая, буду я долго, только стихами поговорю. Ревность, жены, слезы… ну их! — опухнут веки, в самый раз Вию. Я не в себе, но я завидую Советской России.Увидел на плечах заплатки, чахлость их слизывает со вздохом. Ну, мы не виноваты — сто миллионов стало плохо. Мы сейчас такие ласковые — спортом многих не выпрямишь — и нам в Москве не хватает длинноногих. Не вам, по снегу и в тиф, ходить с этими ногами, вот за ласку их на обеды с нефтяниками выдавать. Не подумайте, щурясь только что из-под выпрямленных дуг. Иди сюда, иди на перекресток моих больших и неуклюжих рук.Не хочу? Оставайтесь и спите, а это оскорбление общего счёта. Я все равно возьму тебя когда-нибудь — одну или вместе с Пэрис.

Анализ стихотворения Маяковского «Письмо Татьяне Яковлевой»

Лирика Владимира Маяковского очень своеобразна и отличается особым своеобразием. Дело в том, что поэт искренне поддерживал идеи социализма и считал, что личное счастье не может быть полным и всеобъемлющим без счастья общественного. Эти два понятия так тесно переплелись в жизни Маяковского, что ради любви к женщине он никогда бы не предал Родину, а наоборот, очень легко мог это сделать, так как не мыслил своей жизни вне России.Конечно, поэт часто критиковал недостатки советского общества с присущей ему резкостью и прямолинейностью, но в то же время считал, что живет в самой лучшей стране.

В 1928 году Маяковский уехал за границу и встретился в Париже с русской эмигранткой Татьяной Яковлевой, которая в 1925 году приехала навестить родственников и решила остаться во Франции навсегда. Поэт влюбился в красивую аристократку и предложил ей вернуться в Россию в качестве законной жены, но получил отказ.Яковлева сдержанно восприняла ухаживания Маяковского, хотя и намекнула, что готова выйти за поэта замуж, если он откажется вернуться на родину. Страдая от безответного чувства и от осознания того, что одна из немногих женщин, так хорошо понимающих и чувствующих его, не собирается ради него расставаться с Парижем, Маяковский вернулся домой, после чего послал возлюбленной поэтическое послание — резкое, полное сарказм и в то же время надежда.

Это произведение начинается фразами о том, что любовная лихорадка не может затмить чувства патриотизма, так как «красный цвет моих республик тоже должен гореть», развивая эту тему, Маяковский подчеркивает, что не любит «парижскую любовь», вернее, парижскую женщины, которые за нарядами и косметикой умело маскируют свою истинную сущность.При этом поэт, обращаясь к Татьяне Яковлевой, подчеркивает: «Ты один мой рост, рядом бровь стоишь», считая, что коренная москвичка, несколько лет живущая во Франции, выгодно отличается от жеманных и легкомысленных парижанок.

Пытаясь уговорить избранницу вернуться в Россию, Маяковский без прикрас рассказывает ей о социалистической жизни, которую так настойчиво пытается вычеркнуть из памяти Татьяна Яковлева. Ведь новая Россия — это голод, болезни, смерть и нищета, завуалированные под равенством.Оставив Яковлеву в Париже, поэт испытывает острое чувство ревности, так как понимает, что у этой длинноногой красавицы и без него достаточно поклонников, она может позволить себе поездку в Барселону на концерты Шаляпина в компании таких же русских аристократов. Однако, пытаясь сформулировать свои чувства, поэт признается, что «я не в себе, но завидую Советской России». Таким образом, Маяковского гораздо больше гложет обида на то, что лучшие из лучших покидают родину, чем обычная мужская ревность, которую он готов обуздать и смирить.

Поэт понимает, что кроме любви ему нечего предложить девушке, поразившей его своей красотой, умом и чуткостью. И он заранее знает, что его отвергнут, когда он обратится к Яковлевой со словами: «Иди сюда, на перекресток моих больших и неуклюжих рук». Поэтому финал этого любовно-патриотического послания наполнен едкой иронией и сарказмом. Нежные чувства поэта переходят в гнев, когда он обращается к возлюбленной с довольно грубой фразой: «Останься и зимуй, а эту обиду мы положим за общий счет.Этим поэт хочет подчеркнуть, что считает Яковлеву предательницей не только по отношению к себе самой, но и к Родине. Однако этот факт нисколько не охлаждает романтического пыла поэта, который обещает: «Я заберу вас всех пораньше, одних или вместе с Пэрис».

Следует отметить, что Маяковскому так и не удалось больше увидеть Татьяну Яковлеву. Через полтора года после написания этого письма в стихах он покончил жизнь самоубийством.

Не иди за мной — я могу не повести тебя.
Не иди впереди меня, может быть, я не пойду за тобой.
Иди бок о бок, и мы станем единым целым.

Если тебе нужны деньги, иди к незнакомцам; если вам нужен совет, идите к своим друзьям; а если тебе ничего не нужно, иди к своим родственникам.

Если чувствуешь, что ты где-то не там, вставай и иди туда, куда зовет внутренний голос.

Если хочешь идти быстро, иди один. Если вы хотите пойти далеко, идите вместе.

Ночью, когда ты посмотришь на небо, ты увидишь мою звезду, ту, на которой я живу, над которой я смеюсь.И ты услышишь, что все звезды смеются. У вас будут звезды, которые умеют смеяться!

Когда-нибудь вам скажут, что о вашу доброту вытирают ноги. Не верю. Оставайся добрым. Ведь добро просто, и оно спасает мир.

Ничего не принимайте на свой счет. Все, что люди говорят или делают, является проекцией их собственной реальности. Если вы выработаете иммунитет к чужим взглядам и мнениям, то избежите ненужных страданий.

Никогда не возвращайся. Нет смысла возвращаться. Даже если есть те самые глаза, в которых тонули мысли. Даже если тянет туда, где все было так мило, туда никогда не попадешь, забудешь навсегда, что было. Те же люди живут в прошлом, которое они всегда обещали любить. Если вы об этом вспомнили — забудьте, вы никогда туда не пойдете. Не верьте им, они чужие. Ведь они когда-то ушли от тебя. Убили веру в душу, в любовь, в людей и в себя.Живите просто тем, что живете, и хоть жизнь и похожа на ад, смотрите только вперед, никогда не возвращайтесь назад!

Хелен Патриция Томпсон и ее сын. Американский Маяковский. Почему гражданин США считает себя внуком поэта. Что она рассказала об этой встрече

— Когда Маяковский узнал о вашем существовании, он хотел вернуться?

Я уверен, что Маяковский хотел иметь семью, он хотел жить с нами.Все, что о нем пишут, контролировала Лиля Брик. Неправда, что он не хотел детей. Он очень любил детей, не зря писал для них. Конечно, между двумя странами была очень сложная политическая ситуация. Но был и личный момент. Когда Лиля узнала о нас, она хотела отвлечь его внимание… Она не хотела рядом с Маяковским еще одну женщину. Когда Маяковский был в Париже, Лиля попросила свою сестру Эльзу Триоле познакомить Маяковского с какой-нибудь местной красавицей.Ей оказалась Татьяна Яковлева. Очень привлекательная женщина, очаровательная женщина из хорошей семьи. Я этого совсем не отрицаю. Но я должен сказать, что это была игра Брика. Она хотела, чтобы он забыл женщину и ребенка в Америке.

— Многие думают, что именно Татьяна Яковлева была последней любовью Маяковского.

Ее дочь, американская писательница Фрэнсис Грей, приехала в Россию задолго до меня. И все думали, что она дочь Маяковского. Фрэнсис даже опубликовал статью в «Нью-Йорк Таймс» о последней музе Маяковского, о ее матери.Она говорит, что 25 октября он рассказал о своей бесконечной любви к Татьяне Яковлевой. Но у меня есть письмо к маме от 26 октября, он просил ее встретиться. Я думаю, он хотел прикрыть политически опасные отношения с моей матерью громким романом с Яковлевой.

В архиве Маяковского сохранились только письма Лили Брик. Как вы думаете, почему она уничтожила переписку с другими женщинами?

Лиля была тем, кем она была. Думаю, она хотела войти в историю одна.Она имела влияние на публику. Нельзя отрицать, что она была очень умной, опытной женщиной. Но, на мой взгляд, она тоже была манипулятором. Я не знал Брикова лично, но думаю, что они построили себе карьеру на Маяковском. Говорили, что он грубый и неуправляемый. Но мать рассказывала о нем совсем другое, а его друг Давид Бурлюк говорил, что он был очень чутким и добрым человеком.

— Как вы думаете, Лиля плохо влияла на Маяковского?

Мне кажется, что роль Бриков очень спорная.Осип помогал ему публиковаться в самом начале его карьеры. Лиля Брик, можно сказать, входила в комплект. Когда Маяковский познакомился с ней, он был очень молод. И взрослая, зрелая Лиля была ему, конечно, очень симпатична.

— Елена Владимировна, скажите, почему Маяковский в предсмертной записке определил свою семью так: мать, сестры, Лиля Брик и Вероника Полонская. Почему он ничего не сказал о тебе?

Сам много думал об этом, мучил меня этот вопрос.Когда я уехал в Россию, я встретил последнюю возлюбленную моего отца, Веронику Полонскую. Я посетил ее в доме престарелых актера. Она очень тепло ко мне отнеслась, подарила статуэтку своего отца. Она сказала, что Маяковский говорил с ней обо мне, о том, как он скучает. Он показал ей ручку Parker, которую я подарил ему в Ницце, и сказал Полонской: «Мое будущее — в этом ребенке». Я уверен, что она тоже любила его. Очаровательная женщина. Вот я и задал ей этот самый вопрос: почему?

— А почему вас не было в завещании?

Полонская сказала мне, что мой отец сделал это, чтобы защитить нас.Он защитил его, когда включил в завещание, и, наоборот, не упомянул нас. Не уверен, что дожил бы спокойно до этих дней, если бы НКВД тогда узнало, что у советского поэта Маяковского в Америке растет ребенок от дочери кулака.

Я знаю, что он любил меня, что он был счастлив стать отцом. Но он боялся. Быть женой или ребенком инакомыслящего было небезопасно. И Маяковский стал раскольником: если вы прочтете его пьесы, то увидите, что он критиковал бюрократию и направление, в котором двигалась революция.Его мать не винила его, и я не виню его.

— Вероника Полонская была единственной, кому Маяковский рассказал о вашем существовании?

Другая подруга отца, Софья Шамардина, писала в своих воспоминаниях о том, что Маяковский рассказывал ей о своей дочери в Америке: «Никогда не думала, что можно так скучать по ребенку. Девочке уже три года, она больна рахитом, и я ничего не могу для нее сделать! Маяковский говорил обо мне с другим своим другом, рассказывал, как ему тяжело не растить собственную дочь.Но когда в России вышла книга воспоминаний, эти фрагменты просто выбросили. Возможно, потому, что Лиля Брик не хотела его публиковать. Вообще я считаю, что в биографии отца еще много белых пятен, и считаю своим долгом рассказать правду о своих родителях.

Когда вы приехали в Россию, нашли ли вы какие-либо другие документальные подтверждения того, что Маяковский вас не забыл?

Одну удивительную находку я сделал, когда был в Санкт-Петербурге. Я просмотрел бумаги отца и нашел там рисунок цветка, сделанный детской рукой.Кажется, это мой рисунок, в детстве я точно такой же рисовала…

Скажи, ты чувствуешь себя дочерью Маяковского. Вы верите в генетическую память?

Я очень хорошо понимаю своего отца. Когда я впервые прочитал книги Маяковского, я понял, что мы одинаково смотрим на мир. Он считал, что если у тебя есть талант, то ты должен использовать его для общественных, общественных действий. Я вас понимаю. И моей целью было создание учебников, книг, из которых дети узнают что-то о мире и о себе.Писала учебники по психологии и антропологии, истории, старалась все это преподнести так, чтобы дети поняли. Я также работал редактором в нескольких крупнейших американских издательствах. Она редактировала художественную литературу, в том числе Рэя Брэдбери. Мне кажется, отличное занятие для дочери футуриста — работать с писателями-фантастами.

— У вас есть фотографии на стене. Вы тоже унаследовали этот талант от отца?

Да, я люблю рисовать.В 15 лет она поступила в художественную школу. Я, конечно, не профессиональный художник, но что-то получается.

— Можешь ли ты назвать себя революционером?

Я думаю, идея революции моего отца — это идея установления социальной справедливости. Я сама революционерка в своем понимании, то есть в связи с ролью женщины в обществе и в семье. Я преподаю философию феминизма в Нью-Йоркском университете. Я феминистка, но не из тех, кто стремится принизить роль мужчины (что свойственно многим американским феминисткам).Мой феминизм — это желание сохранить семью, работать на ее благо.

— Расскажите о своей семье.

У меня замечательный сын Роджер, юрист по интеллектуальной собственности. Он внук Маяковского. В его жилах течет удивительная кровь – кровь Маяковского и кровь борца за независимость Америки (предок моего мужа был одним из основоположников Декларации независимости). У меня есть внук, Логан. Он сейчас заканчивает школу. Он из Латинской Америки, Роджер усыновил его.И хотя он не родной правнук Маяковского, я замечаю, что у него точно такая же морщинка на лбу, как у моего отца. Смешно видеть, как он смотрит на портрет Маяковского и морщит лоб.

Если честно, я до сих пор очень скучаю по отцу. Мне кажется, если бы он знал меня сейчас, если бы знал о моей жизни, ему было бы приятно.

Вы почти всю жизнь прожили под именем Патриция Томпсон, а теперь имя Елена Маяковская числится и на вашей визитной карточке.

У меня всегда было два имени: русское — Елена и американское — Патрисия. Подружкой моей матери была ирландка Патрисия, и она помогла ей, когда я родился. Мою американскую крестную звали Елена, и мою бабушку тоже звали Елена.

— Скажи, почему ты плохо знаешь русский язык?

Когда я был маленьким, я не говорил по-английски. Я говорил по-русски, по-немецки и по-французски. Но я хотел играть с американскими детьми, а они не играли со мной, потому что я был иностранцем.И я сказал маме, что не хочу говорить на всех этих бесполезных языках, а хочу говорить по-английски. Потом меня научил мой отчим, англичанин. А русский остался на детском уровне.

Вы вообще говорили по-русски с мамой?

Я сопротивлялся, отказывался читать по-русски. Может быть, потому, что для меня смерть отца была трагедией, и я бессознательно оставил все русское. Кроме того, я всегда был индивидуалистом, думаю, я унаследовал это от отца.Поддержала меня в этом и мама, она была очень сильной, мужественной женщиной. Это она мне объяснила, что нельзя оставаться в тени своего отца, быть его дешевой имитацией. Она научила меня быть собой.

© Из личного архива Маяковской Елены

— Кого вы больше любите, американца или русского?

Я бы сказал — русский американец. Мало кто знает, что даже во время холодной войны я всегда старался помочь Советскому Союзу и России.Когда я работал редактором в Macmillan в 1964 году, я редактировал тест и отбирал фотографии для книги «Коммунизм: что это такое». Я намеренно сделал несколько правок в тексте, чтобы американцы понимали, какие хорошие люди живут в СССР. Ведь тогда американцы нарисовали не совсем адекватный образ советского человека. Выбирая фотографии, я старался найти самые красивые; показать, как советские люди умеют радоваться жизни. А когда я работал над детской книгой о России, я подчеркивал, что русские освободили крестьян еще до отмены рабства в Америке.Это исторический факт, и я думаю, что это важный факт.

Елена Владимировна, вы уверяете меня, что чувствуете и понимаете своего отца. Как вы думаете, почему он покончил жизнь самоубийством? У вас есть какие-нибудь мысли по этому поводу?

Во-первых, я хотел бы сказать, что даже если он покончил жизнь самоубийством, то не из-за женщины. У него были причины жить. Бурлюк сказал мне, что, по его мнению, Маяковскому подбросили пули в обувную коробку. В русской аристократической традиции получение такого подарка означало бесчестье.Позор для него начался с бойкота выставки; туда никто не пришел. Он понимал, что происходит. Это был посыл: если вы не будете себя вести, мы не будем публиковать ваши стихи. Это очень болезненная тема для творческого человека — быть свободным, иметь право. Он терял свободу. Маяковский видел во всем этом предсказание своей судьбы. Он просто решил, что есть только один путь смерти. И это, скорее всего, единственная причина его самоубийства. Не женщина, не разбитое сердце — это абсурд.

— Скажите, вам нравятся биографические книги, написанные о вашем отце?

Я, конечно, не читал всего, что было написано. Я не его биограф. Но некоторые факты, которые я читал в биографиях, переведенных на английский язык, явно не соответствовали действительности. Моя любимая книга шведского автора Бенгта Янгфельдта. Мужчина очень хотел найти ранее неизвестные факты об отце, и ему удалось кое-что раскопать.

Скажите, вы собираетесь писать биографию Маяковского для американцев? А вообще в Америке знают, кто такой Маяковский?

Образованные люди, конечно, знают.И они всегда очень интересуются, когда узнают, что я его дочь. И я не буду писать биографию. Но хотелось бы, чтобы биографию Маяковского написала женщина. Я думаю, что именно женщина способна понять особенности его характера и личности так, как не может понять ни один мужчина.

— Ваши родители решили никому не рассказывать о вашем существовании, и вы хранили тайну вплоть до 1991 года… Почему?

Вы представляете, что было бы, если бы в СССР узнали, что у певца революции Владимира Маяковского в буржуазной Америке есть внебрачная дочь?

— А почему вы решили раскрыть тайну матери и Маяковского?

Я считал своим долгом рассказать правду о своих родителях.Хорошо сфабрикованный миф о Маяковском исключил из его рассказа мою мать и меня. Эта недостающая часть истории должна вернуться.

— Как, по-твоему, твоя мама, Элли Джонс, отреагировала бы на твое решение раскрыть этот секрет?

Перед смертью, в 1985 году, моя мать сказала мне, что я должен сам принять решение. Она рассказала мне всю историю их любви, а я записал ее на магнитофон, получилось шесть кассет. Позже они послужили материалом для моей книги «Маяковский на Манхэттене».Думаю, она была бы рада узнать, что я написал книгу об их истории любви.

Кто был первым, кому ты раскрыл свой секрет?

Я впервые сказал об этом поэту Евгению Евтушенко, когда он был в Америке. Он мне не поверил и потребовал мои документы. Я тогда сказал: посмотри на меня! И тогда все поверили. И я очень горжусь тем, что стал профессором, опубликовал 20 книг. Все это я делала сама, никто не знал, что я дочь Маяковского. Я думаю, что если бы люди знали, что у Маяковского есть дочь, для меня были бы открыты все двери.Но ничего подобного не было.

— Вы посещали Россию сразу после этого?

Да, в 1991 году я приехал в Москву с сыном Роджером Шерманом Томпсоном. Мы встретились с родственниками Маяковского, с потомками его сестер. Со всеми друзьями и поклонниками. Когда мы подъехали к гостинице, я впервые увидел памятник Маяковскому на площади. Мы с сыном попросили водителя остановиться. Я не мог поверить, что мы были там…Я был в его музее на Лубянке, в комнате, где он застрелился. Я держал в руках календарь, открытый в день 14 апреля 1930 года… в последний день жизни моего отца.

Вы были на Новодевичьем кладбище?

Я привезла с собой в Россию прах моей матери. Она любила Маяковского всю жизнь, до самой смерти. Ее последние слова были о нем. На могиле отца на Новодевичьем кладбище я перекопал землю между могилами отца и его сестры.Туда я положила немного праха моей матери, засыпала его землей и травой. Я думаю, моя мать надеялась когда-нибудь соединиться с человеком, которого она так любила. И с Россией, которая всегда была в ее сердце.

История взаимоотношений родителей Елены Владимировны, как и многие истории кратковременной романтической любви, полна теплых, но смутных воспоминаний и выводов, которым катастрофически не хватает фактического подтверждения. Многие описываемые события известны только со слов самой Маяковской или из воспоминаний ее матери.

Вот некоторые факты. В 1925 году Владимир Маяковский отправился в Америку по приглашению своего друга Давида Бурлюка. Маяковский не говорит по-английски и нуждается в переводчике. Ею становится Элли Джонс, которую до недавнего времени звали Елизаветой Петровной Зиберт. Родители Елизаветы Петровны, зажиточные крестьяне из Башкирии, потомки немецких эмигрантов, сразу после революции по совету друзей бежали в Канаду, а сама Лиза ненадолго осталась в России и работала в благотворительной организации.Она была хорошо образована и знала несколько языков, в том числе английский. На работе она познакомилась с англичанином Джорджем Джонсом, за которого вышла замуж и уехала — сначала в Англию, потом в Америку. Судя по всему, к моменту встречи с Маяковским и ее мужем Элли уже не было в живых, хотя официального развода не было.

Маяковский провел в США три месяца, в течение которых, по словам Елены Владимировны, Элли и Владимир не расставались: ходили на вечеринки, гуляли по Бруклинскому мосту и вообще вели себя достаточно безрассудно.Вот Патриция Томпсон цитирует свою мать в книге воспоминаний «Маяковский на Манхэттене. История любви с отрывками из воспоминаний Элли Джонс»: «Мы были рядом какое-то время, когда он спросил: «Ты что-нибудь делаешь — пользуешься какой-нибудь защитой?» А я ответила: «Любить — значит иметь детей», он сказал: «О, ты сумасшедшая, детка!» …Я уверен: за всю жизнь у поэта не было еще трех месяцев полной свободы и абсолютной преданности женщине. Когда мы впервые встретились, он пожелал: «Давай просто будем жить друг для друга.Пусть все останется между нами. Это не касается никого другого. Только ты и я. » Единственный раз, когда он жил с легким сердцем и был счастлив.»

Репродукция фотографии «Элли Джонс с дочерью Патрисией (дочерью Маяковского)». Государственный музей Владимира Владимировича Маяковского.

В поздравительной телеграмме к Новому году Маяковский просит Элли: «Пиши всем. Все. С Новым годом». Некоторые биографы предполагают, что таким образом Маяковский дает ей знать, что находится в процессе ее беременности.Долгое время, опасаясь цензуры, Элли не упоминает о своем состоянии («Я думаю, вы понимаете мое молчание») и лишь в письме от 6 мая просит прислать ей 600 долларов на оплату больничных счетов. Маяковский отвечает: «Дело не в том, что я не хотел помочь, а в том, что объективные обстоятельства не позволяют мне делать то, что я хочу». И все же НКВД не дремлет.

15 июня 1926 года у Элли рождается дочь, получившая фамилию законного мужа — Хелен Патрисия Джонс. Девочку все ласково называют так же, как и ее маму – Элли.Письмо Маяковского по случаю рождения дочери не сохранилось, но сохранился ответ Элли: «Я так обрадовалась твоему письму, мой друг! Почему раньше не писали? Я еще очень слаб. Я не могу много писать. Я не хочу расстраиваться, когда вспоминаю кошмарную для меня весну. Я жив. Я скоро поправлюсь. Извините, что огорчил вас глупой заметкой. »

«Рехт (Чарльз Рехт, адвокат, помогавший Маяковскому с его первой американской визой — Esquire) вернется в августе», — пишет далее Элли.- Я уверен, что вы получите визу. Если окончательно решитесь приехать — телеграфируйте. Я написал свой адрес. Я живу на Лонг-Айленде. Со мной Пэт. Она не покидала меня все это время. Милый. Я ждал, ждал писем от тебя — а они в твоих ящиках? Ах, Влад. »

Маяковский так и не приехал в Америку. На одной из пустых страниц записной книжки поэта за 1926 год написано просто — «дочь». Елена Владимировна считает, что этим обращением поэт обращается к своей далекой дочери, которую ему суждено было увидеть лишь однажды.В своей книге о Маяковском шведский биограф Бенгт Янгфельдт пишет, что, по словам Сони Шамардиной, одной из немногих, кто знал о существовании маленькой Элли, Маяковский признался ей, что «никогда не думал, что можно испытывать такие сильные чувства к ребенку». думать о ней все время. Однако он не мог помочь своей дочери материально или иным образом.

Фото: В. Хоменко/РИА Новости

Репродукция рисунка Владимира Маяковского «Элли Джонс». Государственный музей Владимира Владимировича Маяковского.

Единственная встреча отца и дочери состоялась в сентябре 1928 года. Маяковский прибыл в Ниццу, где Элли и ее дочь ждали своей американской визы. Он провел три дня с «двумя Элли», а 27 октября отправил письмо из Парижа (адрес — трогательная орфографическая ошибка неанглоговорящего: Ницца, авеню Шекспира, 16. M-me Elly Jonnes): «Две прелестные , две семьи Элли! Я уже соскучилась по вам всем. Мечтаю приехать к вам еще хотя бы на недельку.Вы примете? Будешь ласкать? Целую тебя во все восемь лап. Ваш Бык. »

И больше они никогда не виделись.

В 1993 году исполнилось 100 лет со дня рождения Маяковского. На симпозиуме в Нью-Йорке, посвященном жизни и творчеству поэта, Елена Владимировна выступила с докладом «Что значит быть дочерью Маяковского». К сожалению, сборник трудов симпозиума имеется только в пяти библиотеках США и только в бумажном виде, поэтому российским читателям остается только догадываться, как знаменитый отец повлиял на жизнь своей американской дочери.Ясно одно – в 1991 году Елена Владимировна вместе с сыном Роджером Шерманом впервые приехала в Россию. В Москве они встретились с родственниками Маяковского, посетили музей поэта на Лубянской площади и его могилу на Новодевичьем кладбище. Томпсон начинает активно выступать, давать интервью, рассказывать заинтересованной прессе о романе родителей, о единственной встрече с отцом, которая состоялась в 1928 году в Ницце, о том, что самой большой любовью поэта была Элли Джонс, но отношения был «политически опасен», и он «прикрывал» их громким романом с Татьяной Яковлевой.Томпсон также утверждает, что ее цель — реабилитировать отца, который «просто не мог покончить с собой из-за женщины». В 2003 году вышел русский перевод книги «Маяковский на Манхэттене: история любви», которая вышла в Америке в 1993 году. Материалом для этой книги послужили беседы Патриции с матерью и воспоминания самой Элли Джонс, который она успела надиктовать экранизировать еще при жизни.


Фото: Денисов Роман / Фотохроника ТАСС

В книге она подробно вспоминает о «длинных ногах» Маяковского и говорит о крепкой связи, соединившей ее с отцом на всю жизнь, что удивительно, учитывая, что Томпсон видела Маяковского всего один раз, и то в двухлетнем возрасте.Однако если посмотреть на фотографии Томпсона, сходство с поэтом сразу бросается в глаза. Но они, видимо, были похожи не только внешне.

Патриция выросла в Нью-Йорке и окончила школу музыки и искусств в 1944 году, любила рисовать, как и ее отец, и обладала неплохими способностями. Готовясь к своей юридической карьере, она получила степень бакалавра в Барнард-колледже Колумбийского университета. Затем она два года изучала право, даже написала проект диссертации под названием «Источники капитала в международном праве», но так и не защитилась.Во время учебы она начинает работать редактором в различных издательствах и, видимо, в этот раз нашла свое призвание. В 1960 г. получила степень магистра социологии, в 1973 г. защитила еще одну степень магистра в области семьи и потребительских отношений, а в 1980 г. стала магистром образования со специализацией по образовательным программам и преподаванию.

Томпсон долгое время преподавал в Lehman College Городского университета Нью-Йорка. Это, конечно, не самый престижный университет Нью-Йорка, но среди знаменитых выпускников колледжа писатель Андре Асиман («Зови меня своим именем»), правозащитница Летиция Джеймс и джазовый музыкант Боб Стюарт.Томпсон всегда называла себя адептом феминистской теории, и ее научные и академические интересы были в основном связаны с образованием и гендерными исследованиями. Например, в разные годы вела курсы «Еда, мода и феминизм», «Женщины и медиа», «Женщины и власть», «Матери и дочери», «Семейные отношения». С 1974 по 2000 год она активно выступала на семинарах и конференциях с докладами, написала несколько книг и выдвинула философскую теорию Гестиан, просемейный феминизм (от имени Гестии, богини домашнего очага): она утверждает, что стоит отделяющих домашние отношения от рыночных отношений, и что эти два локуса требуют от женщин разного поведения.

Однако в последние годы жизни Елена Владимировна целиком сосредоточилась на памяти об отце. Около 10 раз приезжала в Россию, в 2008 году награждена орденом Ломоносова (вручается «за высокие достижения в государственной, производственной, научной, общественной, культурной, общественной и благотворительной деятельности, в области науки, литературы и искусства» ), подтверждая ее родство с известным поэтом. Томпсон скончалась 1 апреля 2016 года, чуть не дожив до 90 лет, и завещала развеять ее прах над могилой отца.Нам не удалось выяснить, удалось ли нам это сделать.

* В документальном фильме «Владимир Маяковский: Третий лишний» (2013) также выдвигалась версия, что советский скульптор Никита Антонович Лавинский на самом деле был сыном Маяковского, но эта гипотеза не имеет подтверждения.

Дочь Патрисия Джей Томпсон

Василий Васильевич Катанян:

О том, что у Маяковского есть дочь, знали те, кто интересовался не только его творчеством, но и жизнью.Однако где она, кто она и почему о ней ничего не известно?

И вот она приходит к нам в гости. Я вышел встречать ее у подъезда и узнал ее издалека, хотя никогда раньше ее не видел. Она возвышалась над толпой прохожих — крупная, большеглазая, улыбчивая, одетая в пестром американском стиле. Она похожа на Владимира Владимировича, особенно на его сестру Ольгу — словом, на ту семью. Патрисия приехала со своим сыном Роджером. Он милый, веселый и умный человек.Подумать только, ведь Маяковский умер в тридцать семь лет, а его внуку было сорок два! Однако это случается. Внешне он похож на немца, толстяка, блондина, но по натуре американца. Поднимаемся к нам, садимся, первые фразы. Патриция волнуется, несколько раз начинает плакать, но через минуту уже смеется.

А история нашего знакомства такова.

После смерти поэта Лиля Юрьевна предприняла несколько попыток найти мать и дочь, пользуясь обратными адресами на конвертах от госпожи.Элли Джонс к Маяковскому в Москве и его тетрадям. Я обратилась в Америку к Давиду Бурлюку, который был знаком с Элли, попросила сделать это осторожно, а вдруг от девушки тайна рождения скрыта? Бурлюк ответил, что напрасно ходил по этим адресам, миссис Джонс переехала, а куда — неизвестно. Эльза Триоле ничего не могла понять, когда была в США. Поиски, предпринятые другом Маяковского Романом Якобсоном, жившим в Америке, также не увенчались успехом. «Дочь могла выйти замуж, взять фамилию мужа и не найти следов», — сказала Лиля Юрьевна.Когда я был в Нью-Йорке, я спросил Татьяну Яковлеву, знает ли она, что не так с миссис Джонс? И, к моему изумлению, она впервые услышала о ней и дочери — от меня в 1979 году!

А еще Хелен-Патриция и Роджер сидят у нас дома, в Москве! Как они были найдены?

«Я знала, кто мой отец, с девяти лет, — говорит Патрисия. — Но это была семейная тайна. Мама очень боялась Советов, ревновала к Лиле Брик и не хотела, чтобы Москва знала о нас.Меня удочерил муж мамы, которого я очень любила, и только когда они ушли, я начала искать контакты и сделала первую попытку, когда встретила Евтушенко. Я представилась ему дочерью Маяковского, но он не поверил и спросил, могу ли я это доказать. Я ответил, что могу, и дал ему свой номер телефона. Но он не звонил.

И оказалось, что Элен-Патрицию одновременно нашли корреспондент ТАСС в Нью-Йорке Сергей Бабич и я.Дело в том, что выставка Александра Родченко вернулась в Москву, а ее организаторы, молодые галеристы Джо Уокер, Кристофер Урсити и МакГиннесс посетили нас и сказали:

«Когда выставка, имевшая большой успех, уже закрывалась , в галерею пришла высокая 65-летняя дама и со словами «мю отец, мой отец» подошла к стенду, где висели знаменитые родченковские фотографии Маяковского. «Маяковский — мой отец, — объяснила она нам. «Патриция перешла к рассказу о матери, справедливо недоумевая, почему об их романе ничего не пишут в нашей стране — ведь ее отец так знаменит! Мы долго объясняли, что Маяковский был «великим поэтом-революционером» (тем более — почему?), а революционному поэту не грозит роман с эмигранткой (что в этом плохого?), что ханжеская система осудила такую ​​связь (за что?), что цензура не прошла такая деталь (зачем, собственно?).

Патрисия Дж. Томпсон (р. 1926), дочь Маяковского и Э. Джонса. Специалист по семейной психологии и экономике домохозяйств. Профессор. Проживает в США:

Таня Эйдинова (переводчик – сост.) Вспомнила одну вещь, сказанную Полонской, когда Маяковский рассказал ей обо мне, он сказал: «Этот ребенок – мое будущее. Теперь я склоняюсь перед будущим. »

Данный текст является вступительным фрагментом.

12. Кен Томпсон Кен Томпсон был одним из первых великих бородатых хакеров UNIX.На протяжении всей своей карьеры он занимался всем, что только казалось ему интересным, включая — в разное время — аналоговые вычисления, системное программирование, регулярные выражения и

Номер 41. Хантер С. Томпсон. Страх и ненависть в Лас-Вегасе (1971) По сути, писатель всегда должен отвечать следующему описанию: горький пьяница с загорелой кожей, одержимый бредовыми идеями, ходит полуголый, вечно без гроша в кармане, носит парусиновую шляпу и не выпускает

Номер 5.Джей МакИнерни. Яркие огни, большой город (1984) Мне немного стыдно за то, что я публично отплачиваю Джею Макинерни. Сначала этот американский писатель привлек меня не совсем адекватной причиной. Я видел его фото в нью-йоркских журналах, и он дикий

Лорд Томпсон на целине Последнее большое интервью Хрущев дал западному журналисту в августе 1964 года, незадолго до ухода с поста первого секретаря ЦК КПСС.

Бар «PJ Clarks» Леонард не обошел своим вниманием метрдотелей.В популярных ресторанах Америки это уважаемые и высокооплачиваемые люди. У них должно быть умение расположить к себе посетителей, правильно рассадить гостей, особенно именитых, чтобы каждый из

Патрисия Томпсон, или «Старые письма-откровения!» Да, как я это вижу, мои многие дни были наполнены встречами с людьми, которых я и мечтать не мог увидеть. И жизнь вдруг столкнулась с нашими судьбами, порой переплетая их самым непостижимым образом. И это случилось

Дочь С Аленой моя беременность протекала не так хорошо, как с Сашей.Во-первых, потому что у меня был бракоразводный процесс. К тому же в Динамо, где я работал, встал вопрос о моем моральном облике, провели партсобрание, обсуждали поведение коммуниста

DAILY THOMPSON (1958 г.р.) Перефразируя Джорджа Оруэлла, все спортсмены созданы равными, только одни больше, другие меньше. В век суперспециализации спортсмен может стать суперзвездой только благодаря силе —

ГЛАВА 41 АВТОМАТ ТОМПСОН Захваченный мной «Опель» был неуклюжим, неуклюжим грузовиком, не особенно приспособленным для путешествий по пустыне.Я понял это очень быстро, переехав из Сиди-Бу-Халфая на объездную дорогу Мартуб.

Александра Ильф (дочь Ильи Ильфа) Дочь Ильфа и Петрова ИЗ ДОСЬЕ: «Илья Ильф (настоящие имя и фамилия — Иехиэль-Лейб Ариевич Файнзильберг). Журналист, писатель, фотограф. Самый известный роман писателя — «Двенадцать стульев» — написан в соавторстве с Евгением Петровым.

44. Дочь В 1959 году в семье Гагариных произошло несколько радостных событий. Сначала 10 апреля Валентина Ивановна родила дочь Лену.Во-вторых, Гагарин стал кандидатом в члены КПСС (в те годы беспартийные не могли рассчитывать на карьерный рост). В-третьих, он написал

Джей Лейда На съемках «Бежиных лугов» 14 сентября 1933 года я оказался в Ленинграде по дороге во ВГИК. У меня было письмо с приглашением из этого института, несколько фотографий, сделанных мной в Америке, фотоаппарат и надпись

Исследователи жизни и творчества Владимир Владимирович Маяковский прекрасно знали, что поэт человек ветреный.Помимо Лили Брик, которую многие считают главной любовью своей жизни, у мастера слова было достаточно и других женщин в жизни.

Но у Владимира Владимировича был только один ребенок, и внебрачный. Глеб-Никита появился на свет благодаря роману писателя с художницей Елизаветой Лавинской. Но в 1991 году вдруг выяснилось: все это время поэт проживал за границей собственных дочери !

В 1925 году советский деятель культуры приехал в Штаты в творческую командировку.Там к нему приставили проводника и переводчика. Элли Джонс .

На самом деле женщину звали Элизабет Зиберт, она была дочерью промышленника, вовремя уехавшего из России. По свидетельствам очевидцев, между поэтом и образованной красавицей сразу же вспыхнула искра.

Маяковский и Джонс практически не расставались. На всех приемах пара появлялась исключительно вместе. Вместе они ходили не только на светские мероприятия и встречи с издателями.

Влюбленные бродили по Нью-Йорку, любуясь достопримечательностями. Именно тогда, по словам дочери поэта, мужчина написал стихотворение « Бруклинский мост ».

Бурный роман пары длился три месяца. Когда Маяковский уехал из Америки, Элли уже была беременна.

Вскоре на свет появилась Эллен Патрисия , единственная дочь поэта. К сожалению, сам Владимир Владимирович смог увидеть ее только один раз в Ницце, когда маленькой Пэт было три года.

Узнав от общих знакомых, что рядом его возлюбленная и дочь, Маяковский примчался к ним из Парижа, где находился в этот момент.

Дочь помнит его очень смутно, но с уверенностью говорит: знаменитый отец относился к ней очень нежно и нежно … После короткого свидания в Ницце в 1928 году мужчина написал своей « две Элли », Мечтая о новая встреча.

Маяковский взял с собой фотографию дочери.По словам друзей поэта, фотография осела на его столе. К сожалению, когда Маяковский ушел из мира, в вещах писателя следующим образом хозяйничала Лиля Брик .

Женщина тщательно уничтожила почти все улики дочери Владимира Владимировича. Она только пропустила страницу в своей записной книжке, где недалеко от нью-йоркского адреса было написано «дочь».

Мать Патриции очень боялась, что с ее малышкой расправятся советские власти.Еще до рождения девочки к женщине пришел уполномоченный и спросил, от кого ребенок.

Нельзя также забывать, что у Лили Брик было связи в НКВД … К счастью, наследница авторских прав Маяковского либо не захотела, либо не смогла устранить маленькую соперницу.

Я дала ребенку фамилию Джордж Джонс … Когда-то Элли вступила в фиктивный брак с этим мужчиной, чтобы сбежать из СССР, и вот старый друг помог ей во второй раз.

Позже дочь Маяковского вышла замуж и родила сына. Лишь на склоне лет, когда Союз приказал долго жить, женщина раскрыла тайну своего происхождения, назвавшись Еленой Владимировной Маяковской.

На видео ниже вы можете увидеть часть телепрограммы , где Патрисия была гостьей. После этих кадров все сомнения в том, действительно ли эта женщина дочь поэта, отпадают. Семейное сходство видно невооруженным глазом!

Перу Патриции принадлежит книга « Маяковский на Манхэттене: история любви », описывающая отношения ее родителей.Женщина считала, что ее отца послал в мир другой враг, и до конца жизни отстаивала эту точку зрения.

Владимир Маяковский — Academic Kids

Владимир Маяковский — Academic Kids

От академических детей

В Википедии нет статьи с таким точным названием.
  • Если вы создали эту страницу за последние несколько минут и она еще не появилась, она может быть не видна из-за задержки обновления базы данных. Попробуйте выполнить очистку ( https://academickids.com:443/encyclopedia/index.php?title=Vladimir_mayakovsky&action=purge ), в противном случае подождите и повторите попытку позже, прежде чем пытаться воссоздать страницу.
  • Если вы ранее создавали статью под этим заголовком, возможно, она была удалена. Смотрите кандидатов на скорейшее удаление по возможным причинам.
Навигация

Академическое детское меню

  • Искусство и культура
    • Арт ( http://www.acadekids.com/encyclopedia/index.php/Art )
    • Архитектура ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Architecture )
    • Культуры ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Cultures )
    • Музыка ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Music )
    • Музыкальные инструменты ( http://academickids.com/encyclopedia/index.php/List_of_musical_instruments )
  • Биографии ( http://www.acadekids.com/encyclopedia/index.php/Biographies )
  • Клипарт ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Clipart )
  • География ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Geography )
    • Страны мира ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Countries )
    • Карты ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Maps )
    • Флаги ( http://www.acadekids.com/encyclopedia/index.php/Flags )
    • Континенты ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Continents )
  • История ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/History )
    • Древние цивилизации ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Ancient_Civilizations )
    • Промышленная революция ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Industrial_Revolution )
    • Средневековье ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Middle_Ages )
    • Предыстория ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Prehistory )
    • Ренессанс ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Renaissance )
    • Хронология ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Timelines )
    • США ( http://www.acadekids.com/encyclopedia/index.php/United_States )
    • Войны ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Wars )
    • Всемирная история ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/History_of_the_world )
  • Тело человека ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Human_Body )
  • Математика ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.PHP/Математика )
  • Ссылка ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Reference )
  • Наука ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Science )
    • Животные ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Animals )
    • Авиация ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Aviation )
    • Динозавры ( http://www.academickids.ком/энциклопедия/index.php/Динозавры )
    • Земля ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Earth )
    • Изобретения ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Inventions )
    • Физические науки ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Physical_Science )
    • Растения ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Plants )
    • Ученые ( http://www.acadekids.com/encyclopedia/index.php/Scientists )
  • Социальные науки ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Social_Studies )
    • Антропология ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Anthropology )
    • Экономика ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Economics )
    • Правительство ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Government )
    • Религия ( http://www.acadekids.com/encyclopedia/index.php/Религия )
    • Праздники ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Holidays )
  • Космос и астрономия
    • Солнечная система ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Solar_System )
    • Планеты ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Planets )
  • Спорт ( http://www.academickids.ком/энциклопедия/index.php/Спорт )
  • Хронология ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Timelines )
  • Погода ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Weather )
  • Штаты США ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/US_States )

Информация

  • Домашняя страница ( http://academickids.com/encyclopedia/index.PHP )
  • Свяжитесь с нами ( http://www.academickids.com/encyclopedia/index.php/Contactus )

цветов Маяковского. Страница 1


Одна из самых трогательных историй жизни Маяковского случилась с ним в Париже, где он влюбился в Татьяну Яковлеву.

Между ними ничего не могло быть. Русский эмигрант, точный и утонченный, доведенный до Пушкина и Тютчева, не берет ни слова из рубленых, жестких, оборванных стихов модного советского поэта-«ледокола» из Страны Советов.

Она даже не восприняла ни одного его слова — даже в реальной жизни. Неистовый, неистовый, идущий вперед, живущий на последнем дыхании, он пугал ее своей необузданной страстью. Это не коснулось его собачьей преданности, его не покорила слава. Ее сердце остается равнодушным. Маяковский уехал в Москву один.

С этого мгновения вспыхнувшая любовь и состоявшаяся в ней тайна скорби, а мы — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами: «Мне все равно, ты когда-нибудь возьмешь — Раз или два Парижа!»

Она оставила цветы.А точнее — Цветы. Весь гонорар за парижские выступления Владимир Маяковский положил в банк за счет известной парижской цветочной компании с единственным условием, что несколько раз в неделю Татьяне Яковлевой привозили букет самых красивых и необычных цветов — гортензий. , пармские фиалки, черные розы, чайные розы, орхидеи, астры или хризантемы. Парижская компания с солидным именем четко выполняла поручения взбалмошной клиентки — и с тех пор, независимо от погоды и времени года, каждый год в дверь Татьяны Яковлевой стучат посыльные с букетами фантастической красоты и единственной фразой: «От Маяковский.Он умер в 1930 году — известие ошеломило ее, как удар неожиданной силы. Она привыкла к тому, что он регулярно вмешивается в ее жизнь, она привыкла знать, что он где-то там, и посылает ей цветы. не видела, но сам факт существования мужчины, который так ее любит, повлиял на все, что с ней происходит: так Луна в той или иной степени влияет на всех жителей земли, потому что постоянно вращается рядом.

Она не поняла как жить дальше — без этой безумной любви, растворенной в красках.Однако в распоряжении, в компании покинутой цветочной любви поэта, не было ни слова о его смерти. А на следующий день к ней на порог пришел гонец с тем же ароматом и теми же словами: «От Маяковского».

Говорят, что большая любовь сильнее смерти, но не всем удается сделать это заявление в реальной жизни. Владимир Маяковский удалось.Цветы привезли в 1930 году, когда он умер, и в 1940 году, когда о нем уже забыли.Во время Второй мировой войны в оккупированном немцами Париже она уцелела только потому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты.Если в каждом цветке было слово «любовь», то на несколько лет слово его любви спасло ее от голодной смерти. Потом союзные войска освобождали Париж, потом она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские пришли в Берлин — и все несли букеты. Вестники росли у нее на глазах, на смену старым приходили новые, а новые уже знали, что стать частью великой легенды — дело маленькое, но существенное. И теперь в качестве пароля, дающего им пропуск в вечность, они сказали с заговорщицкой улыбкой: «От Маяковского.» Цветы Маяковского и Париж теперь уже история. Правда или красивая фантазия, но однажды в конце 70-х молодой Аркадий Рывлин, будущий советский инженер, услышал рассказ от своей матери и захотел попасть в Париж.

Татьяна Яковлева была еще жива и с радостью приняла своего соотечественника.Они долго говорили обо всем за чаем с пирожными.

В этом уютном доме повсюду были цветы — как дань легенде, и ему было неудобно спрашивать седую царственную даму о ее молодости Роман: он думал, что это плохо.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.