Разбор слова по составу воздействие: Страница не найдена

Содержание

Морфема

Discover Eckher Semantic Web Browser: «http://xmlns.com/foaf/0.1/Person», «http://schema.org/Organization», «http://www.w3.org/2004/02/skos/core#definition», «http://www.wikidata.org/entity/Q1».

Discover English pronunciations: «Olaf Scholz», «Karl Nehammer», «Alexander Schallenberg», «omicron», «Dimitrescu», «DOGE», «fatale», «Dogecoin», «Niçoise», «Nahum», «Oisín», «cheugy», «bamlanivimab».

Create sequence logos for protein and DNA/RNA alignments using Eckher Sequence Logo Maker.

Compose speech audio from IPA phonetic transcriptions using Eckher IPA to Speech.

Browse place name pronunciation on Eckher IPA Map.

Enter IPA characters using Eckher IPA Keyboard.

Navigate the Semantic Web and retrieve the structured data about entities published on the web using Eckher Semantic Web Browser.

Turn your phone into a compass using Eckher Compass.

Browse word pronunciations online using Eckher Dictionary.

Author, enrich, and query structured data using Eckher Database for RDF.

Create TeX-style mathematical formulas online with Eckher Math Editor.

Create knowledge graphs using Eckher RDF Graph Editor.

Send messages and make P2P calls using Eckher Messenger.

Build event-sourced systems using Eckher Database for Event Sourcing.

View PDB files online using Eckher Mol Viewer.

Listen to your text using Eckher Text to Speech.

View FASTA sequence alignments online with Eckher Sequence Alignment Viewer.

Convert Punycode-encoded internationalized domain names (IDNs) to Unicode and back with Eckher Punycode Converter.

Explore the human genome online with Eckher Genome Browser.

Edit text files online with Eckher Simple Text Editor.

Send test emails with Eckher SMTP Testing Tool.

Разбор слов по составу: «заметный», «сильнее», «беспрестанно», «грустно», «перерыв», «неряшливо», «крикливость», «невозможно», «наушник», «тихо».

What do you call a person from Barbados?

What do you call a person from New Zealand?

What do you call a person from Niger?

What do you call a person from Switzerland?

What do you call a person from Finland?

What do you call a person from Denmark?

Розбір слів за будовою: «ходити», «батько».

Разбор слоў па саставе: «рассыпаць», «крычаць», «засеяць», «асенні», «адбіраць», «ісці».

Ударения в словах: «Шеншин», «мальбек», «хуцпа», «начав», «Майкоп».

Синонимы к словам: «потешить», «подхалимство», «хтонь», «тужить», «неблагоприятный», «непостоянный».

Антонимы к словам: «сжать», «демпинг», «этатизм», «иллюзия».

Определение, фонетический (звуко-буквенный) разбор и разбор слова по составу

На данной странице представлено лексическое значение слова «влияние», а также сделан звуко-буквенный разбор и разбор слова по составу с транскрипцией и ударениями.

Оглавление:

  1. Значение слова
  2. Звуко-буквенный разбор
  3. Разбор по составу

Значение слова

ВЛИЯНИЕ, я, ср.

1. Действие, оказываемое кем-чем-н. на кого-что-н., воздействие. Оказать в. на ход дел. Под чужим влиянием. Благотворное в.

2. Авторитет, власть. Человек с большим влиянием.

Под влиянием кого-чего, в знач. предлога с род. п. испытывая воздействие кого-чего-н., подчиняясь кому-чему-н. Действовать под влиянием аффекта.

Фонетический (звуко-буквенный) разбор

влия́ние

влияние — слово из 4 слогов: вли-я-ни-е. Ударение падает на 2-й слог.

Транскрипция слова: [вл’ий’ан’ий’э]

в — [в] — согласный, звонкий парный, твёрдый (парный)
л — [л’] — согласный, звонкий непарный, сонорный (всегда звонкий), мягкий (парный)
и — [и] — гласный, безударный
я — [й’] — согласный, звонкий непарный, сонорный (всегда звонкий), мягкий (непарный, всегда произносится мягко)
— [а] — гласный, ударный
н — [н’] — согласный, звонкий непарный, сонорный (всегда звонкий), мягкий (парный)
и — [и] — гласный, безударный
е — [й’] — согласный, звонкий непарный, сонорный (всегда звонкий), мягкий (непарный, всегда произносится мягко)
— [э] — гласный, безударный

В слове 7 букв и 9 звуков.

Цветовая схема: влияние


Разбор слова «влияние» по составу

влияние

Части слова «влияние»: влия/ни/е
Состав слова:
влия — корень,
ни — суффикс,
е — окончание,
влияни — основа слова.



«боль» — морфемный разбор слова, разбор по составу (корень суффикс, приставка, окончание). «больной» — морфемный разбор слова, разбор по составу (корень суффикс, приставка, окончание) Словообразовательный разбор слова болеть

Схема разбора по составу больной:

боль н ой

Разбор слова по составу.

Состав слова «больной»:

Соединительная гласная : отсутствует

Пocтфикc : отсутствует

Морфемы — части слова больной

больной

Подробный paзбop cлoва больной пo cocтaвy. Кopeнь cлoвa, приставка, суффикс и окончание слова. Mopфeмный paзбop cлoвa больной, eгo cxeмa и чacти cлoвa (мopфeмы).

  • Морфемы схема: боль/н/ой
  • Структура слова по морфемам: корень/суффикс/окончание
  • Схема (конструкция) слова больной по составу: корень боль + суффикс н + окончание ой
  • Список морфем в слове больной:
    • боль — корень
    • н — суффикс
    • ой — окончание
  • Bиды мopфeм и их количество в слове больной:
    • пpиcтaвкa: отсутствует — 0
    • кopeнь: боль — 1
    • coeдинитeльнaя глacнaя: отсутствует — 0
    • cyффикc: н — 1
    • пocтфикc: отсутствует — 0
    • oкoнчaниe: ой — 1

Bceгo морфем в cлoвe: 3.

Словообразовательный разбор слова больной

  • Основа слова: больн ;
  • Словообразовательные аффиксы: приставка отсутствует , суффикс н , постфикс отсутствует ;
  • Словообразование: ○ суффиксальный ;
  • Способ образования: производное, так как образовано 1 (одним) способом .

См. также в других словарях:

Однокоренные слова… это слова имеющие корень… принадлежащие к различным частям речи, и при этом близкие по смыслу… Однокоренные слова к слову больной

Просклонять слово больной по падежам в единственном и множественном числе…. Склонение слова больной по падежам

Полный морфологический разбор слова «больной»: Часть речи, начальная форма, морфологические признаки и формы слова. Направление науки о языке, где слово изучается… Морфологический разбор больной

Ударение в слове больной: на какой слог падает ударение и как… Слово «больной» правильно пишется как… Ударение в слове больной

Синонимы «больной». Словарь синонимов онлайн: подобрать синонимы к слову «больной». Слова-синонимы, сходные слова и близкие по смыслу выражения в… Cинонимы к слову больной

Антонимы… имеют противоположное значение, различны по звучанию, но принадлежат к одной и той же части речи… Антонимы к слову больной

Анаграммы (составить анаграмму) к слову больной, с помощью перемешивания букв…. Анаграммы к слову больной

К чему снится больной — толкование снов, узнайте бесплатно в нашем соннике что означает сон больной. … Увиденный во сне больной означает, что…Сонник: к чему снится больной

Морфемный разбор слова больной

Морфемным разбором слова обычно называют разбор слова по составу – это поиск и анализ входящих в заданное слово морфем (частей слова).

Морфемный разбор слова больной делается очень просто. Для этого достаточно соблюсти все правила и порядок разбора.

Сделаем морфемный разбор правильно, а для этого просто пройдем по 5 шагам:

  • определение части речи слова – это первый шаг;
  • второй — выделяем окончание: для изменяемых слов спрягаем или склоняем, для неизменяемых (деепричастие, наречие, некоторые имена существительные и имена прилагательные, служебные части речи) – окончаний нет;
  • далее ищем основу. Это самая легкая часть, потому что для определения основы нужно просто отсечь окончание. Это и будет основа слова;
  • следующим шагом нужно произвести поиск корня слова. Подбираем родственные слова для больной (еще их называют однокоренными), тогда корень слова будет очевиден;
  • Находим остальные морфемы путем подбора других слов, которые образованы таким же способом.

Как вы видите, морфемный разбор делается просто. Теперь давайте определимся с основными морфемами слова и сделаем его разбор.

*Морфемный разбор слова (разбор слова по составу) — поиск корня , приставки , суффикса , окончания и основы слова Разбор слова по составу на сайте сайт произведен согласно словарю морфемных разборов.

Причины, породившие боль, могут быть самыми разными.

Но каковы бы ни были болевые проявления, их роднит одно обстоятельство — присутствие корня боли.

Когда боль появляется, она еще не имеет глубинной основы в тканях и органах.

Она возникает как функциональное нарушение.

Но с момента появления боль формирует питающий корень . Как это происходит?

Начало боли может быть сопряжено с незначительными в масштабах организма функциональными изменениями. Как часто бывает: кольнуло, резануло и прошло. Хорошо, если человек не заостряет своего внимания на этом малозначительном событии. Кольнуло, поморщился, забыл.

Чаще бывает по-другому — кольнуло, поморщился, задумался: а чего это там такое кольнуло? Общий негативный настрой заставит насторожиться, прислушаться к себе. Человек с позитивным внутренним настроем попросту не обратит внимания на боль или тут же забудет про нее.

В обыденной жизни большинство из нас, как правило, не обращает внимания на свои тонкие ощущения. А напрасно. Информативность их очень высока. Если бы мы умело пользовались тонкими ощущениями, доверяли им, то могли бы избежать многих неприятностей, встретить сложные ситуации во всеоружии.

Но вернемся к боли.

Когда мы начинаем слушать себя, свои ощущения, мы фиксируем внимание на малейших изменениях в самочувствии и тем усиливаем их. Психофизиология такого странного взаимодействия описана в учебниках академической медицины. А вот психоэнергетика толком не исследована. Отчего усиливается боль, ухудшается самочувствие?

Дело в том, что простое сосредоточение внимания на каком-то участке тела или внутреннем органе меняет энергетику и начинается активный забор энергии извне. Концентрация внимания, словно магнитом, притягивает энергию к точке сосредоточения.

Но мы фиксируем внимание на ощущении боли, поэтому боль и получает дополнительный энергетический импульс. Когда бы мы концентрировали внимание на том, как боль уходит, затухает, в больном месте появляется чувство комфорта, то энергетическую подпитку получали бы позитивные процессы противодействия боли.

К сожалению, большинство людей, испытав боль, внимательно слушают свои ощущения и ждут нового ее всплеска. Ожидание определяет ее появление. Возникнув в какой-то внутренней структуре, болевые ощущения сразу же начинают закрепляться, формируя энергетические корни, пронизывая ими окружающие ткани.

Можно подумать, что боль — это самостоятельное, разумное начало, которое ищет возможности своего усиления. Нет, конечно! Работает механизм заполнения пустот.

Если боль появляется в организме, да еще подкрепляется вниманием человека, она начинает расширять сферу своего влияния. Если начальный очаг небольшой, возникший спонтанно, то внимание человека притянет импульс силы и очаг укрепится. Далее он начинает оттягивать энергию от окружающих органов и тканей. Возникшая энергетическая пустота тут же заполняется самой болью или ее пока непроявленными вибрациями.

По собственному опыту мы знаем, что боль нередко имеет четкую локализацию. Ярко выраженное ее ядро окружено своеобразным «ореолом», облаком менее интенсивных болевых ощущений. От ядра к периферии боль сглаживается, затихает и на достаточном удалении от него не чувствуется вообще.

Это не значит, что там, где боли нет, все в порядке. Там она пока не проявилась. Вообще всякая боль имеет тенденцию к накоплению. Если с ней не бороться, то скоро она распространится на все внутреннее пространство тела.

Кроме феномена заполнения энергетической пустоты действует эффект обмена клеточной информацией. Словом, если детально анализировать и описывать боль как многообразное явление, стремящееся к глобальному охвату всего организма, то получится отдельная книга. Наша задача более конкретна: научиться локализовать боль, сжимать ее в небольшой узел и удалять из организма.

Накопление боли происходит на энергоинформационном уровне межклеточного обмена. И если ее не остановить, то она, как компьютерный вирус, внедрится во все доступные информационные и программные блоки физиологических структур.

В быту с болью борются различными способами.

В основном это обезболивающие химические лекарства или народные болеутоляющие средства. Арсенал лекарств и средств народной медицины широк и многообразен. Но большинство из них останавливает боль, воздвигает на пути ее распространения барьер. Подобное воздействие можно сравнить с двумя встречными пожарами. Они гудящими стенами огня идут навстречу друг другу, сталкиваются и гаснут. Вот только искры разлетаются во все стороны, а после огня остается выжженная земля.

Так и после боли требуется время, чтобы восстановить нормальную работоспособность органов, тканей и систем организма. А уж болевая информация (по аналогии — «искры от пожаров») может проявиться где угодно. Скажем, болит голова. А где корни? Откуда боль берет свое начало, что послужило ее причиной? И если принять болеутоляющее, какова будет реакция организма после того, как боль исчезнет? Вопросов много, и практика отвечает на них.

Любые внешние боли имеют в основе своей нарушения деятельности внутренних органов. А когда болевые ощущения нейтрализуются какими-то средствами, но при этом причина и корень боли остаются нетронутыми, то организм реагирует сосудистыми нарушениями, какими-то системными расстройствами и т. п.

Житейский опыт подсказывает, что боль нужно убирать любыми путями, а не терпеть ее или тем более принимать и считать, что это наказание за грехи. Однако убирать ее можно по-разному. О вероятных последствиях нейтрализации боли с помощью лекарств мы уже говорили. В главе, посвященной работе с кольцами, мы давали описание воздействия на очаги боли при помощи фокусирующих энергетических колец.

В дополнение к этим приемам опишем еще один, с которого, по сути, и нужно начинать всю целительскую практику.

Мы уже говорили, что боль формирует свой корень в тканях организма.

Этот корень нельзя потрогать руками, поскольку он виртуальный и не имеет какого-то анатомического субстрата (конечно, если мы не говорим о язвенных, раневых, травматических и других повреждениях тела).

Кстати, и вышеперечисленные внешние факторы тоже создают свой корень, но он труднее поддается нейтрализации, поскольку раны, язвы и травмы отвлекают внимание на себя и о глубинных внутренних отголосках мы не думаем.

Прием удаления боли прост и не требует особой подготовки .

Нужно научиться удлинять пальцы за счет энергетических лучей. Представляем, что из подушечек пальцев выпускаем энергетические лучи, которыми можем чувствовать и даже воздействовать на организм другого человека.

Для нейтрализации боли и ее удаления из организма энергетические продолжения пальцев медленно вводим в ту зону тела, где проявляется боль. Лучами-пальцами начинаем ощупывать узел боли. Чаще всего мы чувствуем очаг как темное облако, однако же имеющее ясные и заметные границы. Если лучами-пальцами аккуратно ощупывать границы болевого очага, то почувствуем, что от центра к краям плотность болевого образования уменьшается.

Определим границы облака боли, затем лучами-пальцами начнем собирать это облако в небольшой комок. Запускаем энергетические продолжения пальцев под облако боли и словно сворачиваем его.

Представим, что на скатерти следы вчерашнего пиршества. Можно собирать объедки отдельно, а можно просто взять скатерть, заворачивая края вовнутрь, чтобы сор не просыпался, вынести и потом вытряхнуть остатки пира в помойное ведро.

Поступаем так же и с очагом боли. Заворачиваем его края вовнутрь и стягиваем их к центру. Когда облако боли будет собрано в плотный комок, начинаем уминать его. Представляем, как пальцам и лучами плотно прессуем облако боли. Аналогия: — будто разминаем кусочек пластилина.

Потом, когда боль будет собрана в комочек, пальцы-лучи запускаем под него. Скоро появится чувство, что куда-то в глубь тела уходит ниточка, которую мы чувствуем ментальным осязанием. Пройдем по ней и определим, насколько глубоко она проросла в ткани. Если вовремя остановить боль, то ее корень будет небольшой, всего несколько сантиметров. Начинаем ощупывать корень, потягивать его.

Все манипуляции мы выполняем энергетическими продолжениями пальцев. Корень боли обнаружен, пальцами-лучами мы проникли к его кончику и медленно вытягиваем его наружу. Такой корешок выдернуть нелегко. Потребуется усилие не только энергетическое, но и мышечное.

Когда зацепили корень и тянем его, руки напрягаются. Вместе с усилиями мускулов напряженно работают и энергетические лучи. Корень с трудом вытягивается из тканей. Он сопротивляется, упирается, но все-таки поддается. Потом, когда корень уже почти вытащили, нужно зацепить его покрепче и резко выдернуть.

После выдирания корня боли появляется явственное ощущение, что к пальцам и ладоням прилипли комки какой-то невидимой грязи. Сбросим ее. Лучше всего это делать, поставив руки по обе стороны тугой струи холодной воды, бьющей из крана. Поток холодной воды нейтрализует энергетику боли, разрушает ее структуру, захватывает с собой и уносит.

Проведем эксперимент.

Когда мы выдрали корень боли, просто помоем руки под струей воды. Ощущение такое, что на руках жирная пленка. Вода скатывается по коже так, будто руки обильно намазаны кремом. Это материализованное проявление энергетики, эктоплазмы боли. Она имеет сильный структурирующий заряд и не разрушается без дополнительных усилий. А когда мы держим руки по обе стороны тугой струи воды, начинается вихревое взаимодействие вибраций водного потока и энергетики корня боли.

Для усиления очищающего воздействия воды делаем глубокий вдох, а выдох мысленно направляем сквозь руки к ладоням и представляем, что он пронизывает ладони, убирает с них остатки негативной энергетики. Когда появится ощущение, что во время выдоха сквозь руки они словно удлиняются, желаемый эффект достигнут, и мы можем дыханием смывать боль с ладоней.

Можно использовать этот прием не только для выдирания корня боли. Можно тугой комок боли просто сбрасывать с рук, лучше всего в струю воды или в землю. Стряхнем с рук энергетический сгусток боли и несколько раз выдохнем через ладони.

Очень интересна реакция людей, у которых таким образом выдернули боль. Скажем, болит зуб. Человек мается, но пойти к стоматологу мешает страх перед бормашиной или еще какие-то причины. Нужно сразу сказать такому пациенту, что боль уменьшить или убрать можно, но больной зуб должен лечить профессиональный дантист. От кариеса энергетические воздействия, насколько мы знаем, не спасают.

Вводим лучи-пальцы в челюсть и там определяем локализацию боли. Собираем ее в тугой комочек, а потом этот комок выдергиваем и сбрасываем в струю воды. Человек поначалу смотрит на все эти манипуляции с откровенным скепсисом. Но зубная боль такая, что он готов на все, кроме посещения стоматолога. И вот боль собрана и вырвана. Некоторое время еще сохраняется инерция боли и пациент слушает ее.

На лице явственно написано: не помогли вы мне, не справились. Потом боль начинает затихать. Какое это блаженство, когда зубная боль отступает. Ломота в челюсти проходит, перестает дергать и стрелять, голова больше не раскалывается и кажется, что еще немножко и снизойдет благодать.

Выражение лица пациента меняется. На нем тихое умиротворение и в то же время напряженное ожидание нового всплеска боли. Но его нет ни через минуту, ни через две. Когда пациент осознает, что боль отпустила, он счастлив. Но проходит около получаса, и он уже забыл обо всем. Поспешные обещания посетить стоматолога кажутся несерьезными и о них лучше забыть… И так — до следующего всплеска боли.

Эффективность выдирания корня боли и удаления его из организма тем выше, чем точнее целитель соблюдает последовательность этапов и ярко представляет каждый из них.

Н.И.Шерстенников из книги «Заповедник здоровья»

Схема разбора по составу болеть:

бол е ть

Разбор слова по составу.

Состав слова «болеть»:

Соединительная гласная : отсутствует

Пocтфикc : отсутствует

Морфемы — части слова болеть

болеть

Подробный paзбop cлoва болеть пo cocтaвy. Кopeнь cлoвa, приставка, суффикс и окончание слова. Mopфeмный paзбop cлoвa болеть, eгo cxeмa и чacти cлoвa (мopфeмы).

  • Морфемы схема: бол/е/ть
  • Структура слова по морфемам: корень/суффикс/суффикс
  • Схема (конструкция) слова болеть по составу: корень бол + суффикс е + суффикс ть
  • Список морфем в слове болеть:
    • бол — корень
    • е — суффикс
    • ть — суффикс
  • Bиды мopфeм и их количество в слове болеть:
    • пpиcтaвкa: отсутствует — 0
    • кopeнь: бол — 1
    • coeдинитeльнaя глacнaя: отсутствует — 0
    • cyффикc: е,ть — 2
    • пocтфикc: отсутствует — 0
    • oкoнчaниe: нулевое окончание. — 0

Bceгo морфем в cлoвe: 3.

Словообразовательный разбор слова болеть

  • Основа слова: боле ;
  • Словообразовательные аффиксы: приставка отсутствует , суффикс е,ть , постфикс отсутствует ;
  • Словообразование: ○ суффиксальный ;
  • Способ образования: производное, так как образовано 1 (одним) способом .

См. также в других словарях:

Однокоренные слова… это слова имеющие корень… принадлежащие к различным частям речи, и при этом близкие по смыслу… Однокоренные слова к слову болеть

Полный морфологический разбор слова «болеть»: Часть речи, начальная форма, морфологические признаки и формы слова. Направление науки о языке, где слово изучается… Морфологический разбор болеть

Ударение в слове болеть: на какой слог падает ударение и как… Слово «болеть» правильно пишется как… Ударение в слове болеть

Синонимы «болеть». Словарь синонимов онлайн: подобрать синонимы к слову «болеть». Слова-синонимы, сходные слова и близкие по смыслу выражения в… Cинонимы к слову болеть

Антонимы… имеют противоположное значение, различны по звучанию, но принадлежат к одной и той же части речи… Антонимы к слову болеть

Анаграммы (составить анаграмму) к слову болеть, с помощью перемешивания букв…. Анаграммы к слову болеть

Морфемный разбор слова болеть

Морфемным разбором слова обычно называют разбор слова по составу – это поиск и анализ входящих в заданное слово морфем (частей слова).

Морфемный разбор слова болеть делается очень просто. Для этого достаточно соблюсти все правила и порядок разбора.

Сделаем морфемный разбор правильно, а для этого просто пройдем по 5 шагам:

  • определение части речи слова – это первый шаг;
  • второй — выделяем окончание: для изменяемых слов спрягаем или склоняем, для неизменяемых (деепричастие, наречие, некоторые имена существительные и имена прилагательные, служебные части речи) – окончаний нет;
  • далее ищем основу. Это самая легкая часть, потому что для определения основы нужно просто отсечь окончание. Это и будет основа слова;
  • следующим шагом нужно произвести поиск корня слова. Подбираем родственные слова для болеть (еще их называют однокоренными), тогда корень слова будет очевиден;
  • Находим остальные морфемы путем подбора других слов, которые образованы таким же способом.

Как вы видите, морфемный разбор делается просто. Теперь давайте определимся с основными морфемами слова и сделаем его разбор.

*Морфемный разбор слова (разбор слова по составу) — поиск корня , приставки , суффикса , окончания и основы слова Разбор слова по составу на сайте сайт произведен согласно словарю морфемных разборов.

§ 1 Корень слова

В начале нашего занятия вспомним, что свои мысли и чувства мы выражаем с помощью речи. Речь бывает письменной, когда записываем, и устной, когда говорим губами-устами. Любая речь состоит из предложений. Предложение выражает законченную мысль и состоит из слов. Слова в предложении связаны друг с другом по смыслу — «дружат».

Слова могут дружить между собой не только в предложении, но и по принципу общих, родственных интересов. Так, ученый дружит с учеником, потому что у них есть общий интерес — ученье. И такие слова, с общими интересами, называют родственными, или однокоренными словами.

Ученые языковеды решили, что в однокоренных, родственных словах следует выделять общую часть — корень — специальным значком, который так и называют «корень слова». Иногда, из-за формы, его ещё называют дужкой.

Корень — значимая часть слова, поскольку в нем заключено общее значение всех однокоренных, родственных слов. Например, в словах больной и больница корень «боль», так как больной — это человек, испытывающий боль, а больница — это место, где лечат боль.

Настолько сдружились однокоренные слова, что стали друг другу родными, родственными. Конечно, захотели быть похожими друг на друга и всем громко заявили: во всех однокоренных словах общая часть — корень — пишется одинаково, единообразно.

Как и в любой семье, среди однокоренных слов есть непослушные детки, которые не хотят быть как все и поэтому всех путают. Например, в слове домово́й в безударном корне слышится звук [а]. Однако стоит нам подобрать однокоренное слово с ударным корнем — до́мик — то сразу становится понятно, что следует писать в корне слова букву о.

Значит, чтобы проверить безударную гласную в корне слова, следует подобрать однокоренное слово так, чтобы безударный стал ударным звуком.

§ 2 Краткие итоги по теме урока

Корень — значимая часть слова, в нем содержится общее значение всех однокоренных, родственных слов.

Для того, чтобы проверить безударную гласную в корне слова, следует подобрать однокоренное слово так, чтобы безударный стал ударным звуком, поскольку во всех однокоренных словах общая часть — корень — пишется одинаково.

Список использованной литературы:

  1. А.В. Венцов. Словарь омографов русского языка // Изд. СПбГУ, Санкт-Петербург, 2004.
  2. Азбука от А до Я: иллюстрированное учебно-методическое пособие \Сост.И.А.Гимпель. Минск: Асар, 2004.
  3. Львов М.В.Методика развития речи младших школьников. М.: АСТ; Астрель, 2003.
  4. Розенталь Д.Э., Джанджакова Е.В., Кабанова Н.П. Справочник по правописанию, произношению, литературному редактированию. М.: 1999.
  5. Сухин И.Г., Яценко И.Ф. Азбучные инры. 1 кл. М.: Вако, 2010.
  6. Я иду на урок в начальную школу. Чтение: книга для учителя. М., 2000.

Использованные изображения:

Схема разбора по составу боль:

боль

Разбор слова по составу.

Состав слова «боль»:

Соединительная гласная : отсутствует

Пocтфикc : отсутствует

Морфемы — части слова боль

боль

Подробный paзбop cлoва боль пo cocтaвy. Кopeнь cлoвa, приставка, суффикс и окончание слова. Mopфeмный paзбop cлoвa боль, eгo cxeмa и чacти cлoвa (мopфeмы).

  • Морфемы схема: боль/
  • Структура слова по морфемам: корень/окончание
  • Схема (конструкция) слова боль по составу: корень боль + окончание нулевое окончание
  • Список морфем в слове боль:
    • боль — корень
    • нулевое окончание — окончание
  • Bиды мopфeм и их количество в слове боль:
    • пpиcтaвкa: отсутствует — 0
    • кopeнь: боль — 1
    • coeдинитeльнaя глacнaя: отсутствует — 0
    • cyффикc: отсутствует — 0
    • пocтфикc: отсутствует — 0
    • oкoнчaниe: нулевое окончание. — 1

Bceгo морфем в cлoвe: 2.

Словообразовательный разбор слова боль

  • Основа слова: боль ;
  • Словообразовательные аффиксы: приставка отсутствует , суффикс отсутствует , постфикс отсутствует ;
  • Словообразование: или непроизводное, то есть не образовано от другого однокоренного слова; или образовано бессуффиксальным способом: отсечением суффикса от основы прилагательного либо глагола ;
  • Способ образования:

    или непроизводное, то есть не образовано от другого однокоренного слова; или образовано бессуффиксальным способом: отсечением суффикса от основы прилагательного либо глагола

    .

См. также в других словарях:

Однокоренные слова… это слова имеющие корень… принадлежащие к различным частям речи, и при этом близкие по смыслу… Однокоренные слова к слову боль

Примеры слов руского языка с корнем «боль». Полный список по частям речи: существительные, прилагательные, глаголы… Слова с корнем боль

Просклонять слово боль по падежам в единственном и множественном числе…. Склонение слова боль по падежам

Полный морфологический разбор слова «боль»: Часть речи, начальная форма, морфологические признаки и формы слова. Направление науки о языке, где слово изучается… Морфологический разбор боль

Ударение в слове боль: на какой слог падает ударение и как… Слово «боль» правильно пишется как… Ударение в слове боль

Синонимы «боль». Словарь синонимов онлайн: подобрать синонимы к слову «боль». Слова-синонимы, сходные слова и близкие по смыслу выражения в… Cинонимы к слову боль

Антонимы… имеют противоположное значение, различны по звучанию, но принадлежат к одной и той же части речи… Антонимы к слову боль

Анаграммы (составить анаграмму) к слову боль, с помощью перемешивания букв…. Анаграммы к слову боль

К чему снится боль — толкование снов, узнайте бесплатно в нашем соннике что означает сон боль. … Увиденный во сне боль означает, что…Сонник: к чему снится боль

Морфемный разбор слова боль

Морфемным разбором слова обычно называют разбор слова по составу – это поиск и анализ входящих в заданное слово морфем (частей слова).

Морфемный разбор слова боль делается очень просто. Для этого достаточно соблюсти все правила и порядок разбора.

Сделаем морфемный разбор правильно, а для этого просто пройдем по 5 шагам:

  • определение части речи слова – это первый шаг;
  • второй — выделяем окончание: для изменяемых слов спрягаем или склоняем, для неизменяемых (деепричастие, наречие, некоторые имена существительные и имена прилагательные, служебные части речи) – окончаний нет;
  • далее ищем основу. Это самая легкая часть, потому что для определения основы нужно просто отсечь окончание. Это и будет основа слова;
  • следующим шагом нужно произвести поиск корня слова. Подбираем родственные слова для боль (еще их называют однокоренными), тогда корень слова будет очевиден;
  • Находим остальные морфемы путем подбора других слов, которые образованы таким же способом.

Как вы видите, морфемный разбор делается просто. Теперь давайте определимся с основными морфемами слова и сделаем его разбор.

*Морфемный разбор слова (разбор слова по составу) — поиск корня , приставки , суффикса , окончания и основы слова Разбор слова по составу на сайте сайт произведен согласно словарю морфемных разборов.

(PDF) Рекурсивная композиция поддерева в анализе зависимостей на основе LSTM

1575

Конференция по языковым ресурсам и оценке

(LREC), страницы 4585–4592.

Райан Макдональд и Жоаким Нивр. 2007. Персонаж —

Изучение ошибок анализа зависимостей, управляемых данными,

моделей. В материалах Совместной конференции 2007 г.

по эмпирическим методам в естественном языке

Обработка и вычисление естественного языка

Обучение (EMNLP-CoNLL), страницы 122–131.

Райан Макдональд и Жоаким Нивр. 2011. Анализ

и интеграция парсеров зависимостей. Вычислительный

Лингвистика, страницы 197–230.

Joakim Nivre. 2006. Индуктивный анализ зависимостей.

Springer.

Joakim Nivre. 2008. Алгоритмы детерминированного синтаксического анализа зависимостей IN-

. Вычислительная Lin-

гистистика, 34: 513–553.

Joakim Nivre. 2009. Непроективный анализ зависимостей —

в ожидаемом линейном времени.В материалах совместной конференции

47-го ежегодного собрания ACL

и 4-й Международной совместной конференции по обработке естественного языка

AFNLP (ACL-

IJCNLP), страницы 351–359.

Joakim Nivre, ˇ

Zeljko Agi´

c, Lars Ahrenberg, Lene

Antonsen, Maria Jesus Aranzabe, Masayuki Asa-

hara, Luma Ateyah, Mohammed Attia, Aitziber At

a,

a ,

Miguel Ballesteros, Esha Banerjee, Sebastian Bank,

Verginica Barbu Mititelu, John Bauer, Kepa Ben-

goetxea, Riyaz Ahmad Bhat, Eckhard Bick, Victo-

,

, Бобристина,

, Карлшичев Bosco, Gosse

Bouma, Sam Bowman, Aljoscha Burchardt, Marie

Candito, Gauthier Caron, G¨

uls¸en Cebiro˘

glu Eryi˘

git,

Giuseppe G.A. Celano, Savas Cetin, Fabri-

cio Chalub, Jinho Choi, Silvie Cinková, C¸ a ˘

grı

C¸ ¨

oltekin, Miriam Connor, Elizabeth Davidson,

de Marie-Catherine,

de Marie-Catherine Valeria de Paiva,

Arantza Diaz de Ilarraza, Peter Dirix, Kaja Do-

brovoljc, Timothy Dozat, Kira Droganova, Puneet

Dwivedi, Marhaba Eli, Ali Elkahky, Tomaˇ

zctor Erjave Фернандес Алькальде, Дженнифер

Фостер, Клаудиа Фрейтас, Катарина Гайдонь

сова, Даниэль

Гэлбрейт, Маркос Гарсиа, Моа Го

арденфорс, Ким

Гердес, Филип Гинтер 9000, Колдзо Гоэн, Иакесо Гоэн 9000, Иакесо Гоэн Memduh G¨

okırmak, Yoav Goldberg, Xavier

Gómez Guinovart, Berta Gonzáles Saavedra, Ma-

tias Grioni, Normunds Gr ¯

uz ¯

ıtisab 9000, Brunji 9000 Haill c, Ян Haji

c jr., Linh Hà Mỹ,

Kim Harris, Dag Haug, Barbora Hladká, Jaroslava

Hlaváˇ

cová, Florinel Hociung, Petter Hohle, Radu

Ion, Elena Irimia, Tomáˇ

– Jone0002, Tomáˇ

— Jone0002 , Fredrik Jørgensen, H¨

uner Kas¸ıkara, Hi-

roshi Kanayama, Jenna Kanerva, Tolga Kayade-

len, Václava Kettnerová, Jesse Kirchner, Natalia

Kotsyippala, Simorenica 9000, Kotsyippala

Ламбертино, Татьяна Ландо, Джон Ли, Phương

Lê H`

ông, Alessandro Lenci, Saran Lertpradit, Her-

man Leung, Cheuk Ying Li, Josie Li, Keying

Li, Nikola Ljubeˇ

c, Ольга Логинова, Ольга Ля-

шевская, Тереза ​​Линн, Вивьен Макетанц, Айбек

Макажанов, Майкл Мандл, Кристофер Мэннинг,

Кэтэлина Мэрэндук, Давид Мареш

ector cek,

Ало nso, André Martins, январь

Ma

sek, Yuji Matsumoto, Ryan McDonald, Gustavo

Mendonc¸a, Niko Miekka, Anna Missil¨

a, Cătălin

Mititetelo Montemusuke,

Mititetelo, Yamusuke Море, Лаура Морено Ромеро, Шинсуке Мори,

Богдан Москалевский, Кадри Муйшнек, Кайли

u

urisep, Pinkey Nainwani, Anna Nedoluzhko,

000 sp. Lương Nguy˜

ên Thị,

Huy`

ên Nguy˜

ên Thị Minh, Виталий Николаев, Hanna

Nurmi, Stina Ojala, Petya Osenova, Robertja ¨

Ostrelid

Ostling , Marco Passarotti,

Cenel-Augusto Perez, Guy Perrier, Slav Petrov, Jussi

Piitulainen, Emily Pitler, Barbara Plank, Martin

Popel, Lauma Pretkalnin¸a, Prokopis Prokopidis, Ti-

o, Александр Раде —

производитель, Логанатан Рамасами, Тарака Рама, Винит

Равишанкар, Ливи Реал, Шива Редди, Георг Рем,

Лариса Ринальди, Лаура Ритума, Михаил Рома —

Ненко, Бено

ıt Sagot,

Shadi Saleh, Tanja Samardˇ

zi´

c, Manuela Sanguinetti,

Baiba Saul ¯

ıte, Sebastian Schuster, Djamé Seddah, 9000, Mojgan Seddah, 9000, Mojgan Seddah, 9000 At-

suko Shimada, Дмитрий Сичинава, Natalia Silveira,

Maria Simi, Radu Simionescu, Katalin Simkó,

Mária ˇ

Simková, Kiril Simov, Aaron Smith, An-

tonio Stella, Milan Str , Alane

Suhr, Umut Sulubacak, Zsolt Szántó, Dima Taji,

Takaaki Tanaka, Trond Trosterud, Anna Trukhina,

Reut Tsarfaty, Francis Tyers, Sumire Uematsu,

Zdeˇov ni

Zdeˇov Ларрайтс Урия, Ганс Ушкорейт,

Соумья Вайяла, Даниэль ван Никерк, Гертян ван

Ноорд, Виктор Варга, Эрик Виллемонте де ла Клерг —

Эри, Вероника Винче, Ларс Валлин, Джонатан Вашингтон

9000 -sum Wong, Zhuoran

Yu, Zdenˇ

ek ˇ

Zabokrtský, Amir Zeldes, Daniel Ze-

man, и Hanzhi Zhu.2017. Универсальная зависимость —

балла 2.1. Цифровая библиотека LINDAT / CLARIN при Институте формальной и прикладной лингвистики (ÚFAL) Института формальной и прикладной лингвистики (ÚFAL)

, физико-математическом факультете Карловского университета

.

Мэтью Э. Петерс, Марк Нойман, Мохит Айер, Мэтт

Гарднер, Кристофер Кларк, Кентон Ли и Люк

Зеттлмойер. 2018. Глубокие контекстные представления слов —

отправки. В Proc. NAACL.

Пэн Ци и Кристофер Д.Укомплектование персоналом. 2017. Arc-swift:

Новая система переходов для синтаксического анализа зависимостей.

В трудах 55-го ежегодного собрания

Ассоциации компьютерной лингвистики (Том

2: Краткие статьи), страницы 110–117. Ассоциация

Компьютерная лингвистика.

Кенджи Сагаэ и Алон Лави. 2006. Комбинация парсера

путём перепарсинга. In Proceedings of the Human Language Technology Conference of the NAACL, Com-

panion Volume: Short Papers, pages 129–132.

Аарон Смит, Бернд Бонет, Мириам де Лоно,

Жоаким Нивр, Ян Шао и Сара Стимн. 2018a.

82 банка деревьев, 34 модели: Универсальная зависимость

синтаксический анализ с моделями с несколькими банками деревьев. In Proceed-

ings of the CoNLL 2018 Shared Task: Multilingual

(PDF) Тестирование эффекта морфологического устранения неоднозначности при синтаксическом анализе зависимостей баскского языка

морфосинтаксических признаков. Эта опция поддерживает

большинства правильных интерпретаций, но, с другой стороны,

дает результат с несколькими интерпретациями —

на словоформу (например, система

выбирает правильную категорию, но делает это).

не решает вопрос о двусмысленности регистра или числа).В наших экспериментах

мы применили вариант, который устраняет наибольшую неоднозначность.

Эта опция поддерживает более 97% правильных интерпретаций

, при этом остается оставшаяся неопределенность в 1,3 интерпретации, что можно считать

высоким по сравнению с такими языками, как английский. Предел 97%

был установлен как компромисс между отзывом

и точностью, как в Karlsson et al. (1995).

2.3 парсера

Мы использовали MaltParser (Nivre et al.

2007b, Nivre 2006) и MSTParser (McDonald et

al. 2006), два современных анализатора зависимостей

, представляющих два доминирующих подхода к данным:

управляемого синтаксического анализа зависимостей, и

успешно применены к типологически различным языкам

guages ​​и treebanks (McDonald and Nivre 2007).

MaltParser является представителем локальных, жадных,

моделей анализа зависимостей на основе переходов,

, где синтаксический анализатор детерминированно получает дерево зависимостей de-

за один проход по входу с использованием

двух структур данных: стека из частично проанализированных

элементов и оставшаяся входная последовательность.Чтобы определить наилучшее действие на каждом шаге, анализатор использует

моделей функций на основе истории и

различительного машинного обучения. Спецификация конфигурации обучения

может включать в себя любую информацию

(такую ​​как словоформа, лемма, категория, подкатегория

или морфологические признаки). Было реализовано несколько вариантов парсера

, и мы будем использовать

, одну из его стандартных версий (MaltParser version

1.4). В наших экспериментах мы будем использовать алгоритм Stack-

Lazy с либлинеарным классификатором.

MSTParser можно рассматривать как репрезентативную

глобального, исчерпывающего анализа на основе графов

(Макдональд и др. 2005, 2006). Этот алгоритм находит

направленного связующего дерева с наивысшей оценкой в ​​графе зависимостей de-

, формирующем допустимое дерево зависимостей.

Чтобы узнать оценки дуги, он использует структурированные алгоритмы обучения с большим запасом

, которые оптимизируют параметры модели

, чтобы максимизировать запас баллов между правильным графиком зависимостей и всеми неправильными графиками зависимостей

для каждого предложения в обучающей выборке

.Процедура обучения носит глобальный характер, поскольку параметры модели

устанавливаются относительно классификации всего графа зависимостей

, а не только по отдельным присоединениям дуги

. Это контрастирует с локальными, но более богатыми контекстами

, используемыми синтаксическими анализаторами на основе переходов.

Мы используем бесплатную версию

MSTParser

2

. В экспериментах мы будем использовать

непроективного алгоритма второго порядка,

, который дал лучшие результаты на базовом банке деревьев.

3 Эксперименты и оценка

В этом разделе мы сначала представим процесс аннотирования банка деревьев

тегами, полученными при морфологическом анализе и устранении неоднозначности

и

, а затем мы сообщим основные результаты.

3.1 Морфологический анализ / устранение неоднозначности

При применении морфологического анализа и disam-

biguation к банку деревьев, который был аннотирован вручную

, возникает проблема сопоставления токенов

банка деревьев с токенами, полученными из mor —

фологический анализатор, поскольку были расхождения на

в трактовке многословных единиц, в основном исходящих

от именованных сущностей, глагольных составов и составных

сплетенных послелог (тех, которые образованы морфемами

, встречающимися в двух разных словах).По этой причине,

, мы выполнили процесс сопоставления, пытаясь связать

многословных единиц, заданных модулем sis морфологического анализа

и таковыми из банка деревьев, получая правильное соответствие

примерно для двух третей из нескольких

.

слов. Именованные сущности имели наилучшее соответствие

баллов, в то время как другие явления, такие как сложные постпозиции

, которые имеют большое разнообразие, не были охвачены вообще.После этого этапа сопоставления мы выделили эти предложения, давая однозначное прямое соответствие

для каждого токена. Это привело к значительному сокращению данных на

с исходных

итоговых 150 000 токенов до 97 000. Выравнивание

остальных предложений оставлено на будущее. Преобразование

в размер банка деревьев может привести к вопросу

об релевантности оставшихся данных после того, как

несовпадающих предложений были отброшены, так как могло показаться, что эти предложения были на

сложнее. для синтаксического анализа (в принципе они кандидаты на

, имеющие больше морфологических ошибок).Однако результаты

на полном и уменьшенном банках деревьев подтвердили, что снижение точности было пропорционально размеру банка деревьев

, а это означает, что отбрасывание

части банка деревьев не имело побочных эффектов. —

, если не считать пропорционального падения результатов.

2

http://mstparser.sourceforge.net

Frontiers | Текстовые эффекты в составной обработке: окно в мир слов

Введение

Ключевой задачей при разработке психолингвистических исследований лексической обработки является создание экспериментов, имеющих экологическую ценность и в то же время достаточно контролируемых, чтобы конкретные переменные и гипотезы относительно их эффектов могут быть изучены.Достижение экологической достоверности в исследованиях лексической обработки часто можно рассматривать как степень, в которой мы можем обобщить результаты экспериментов для обработки слов в мире . Мы сообщаем о серии экспериментов, которые были разработаны для повышения экологической обоснованности исследования лексической обработки путем изучения обработки составных слов в письменных текстах. Эти тексты были созданы для более точного приближения к естественному языку и в то же время в достаточной степени контролировались в своей структуре, чтобы мы могли уловить взаимодействие факторов в морфологической обработке.Конкретные структуры, которые мы создали, можно описать как минимальные тексты — два предложения, которые вместе составляют рассказ. Пример такой истории приведен в 1) ниже:

1. « Она шла по тропинке. Водопад ревел вдалеке .

В этом минималистичном текстовом рассказе второе слово во втором предложении — составное « водопад. ». Большое количество психолингвистических исследований обработки слов по отдельности показало, что внутренняя морфологическая структура таких слов играет роль в том, как они обрабатываются (Libben et al., 2020). Наша цель в этом исследовании состояла в том, чтобы проследить обработку сложных слов, таких как водопад , от их характеристик, когда они представлены изолированно, до их характеристик, когда они представлены в таких минимальных текстах. Таким образом, мы задаемся вопросом: обнаруживается ли морфологическая обработка, обнаруженная при обработке отдельного текста, также при обработке текста?

В лингвистике текста и соответствующих психолингвистических исследованиях было показано, что понимание текста зависит от текстовой (точнее, сопутствующей) нисходящей обработки (Kintsch and van Dijk, 1978; Beaugrande and Dressler, 1981; Dederding, 1983; Эрлих, 1991; Graesser et al., 1997; Кинч, 1998; Верховен и Перфетти, 2008). Начиная с первого предложения текста, у слушателя / читателя создаются ожидания относительно того, что будет дальше, и эти совместные текстовые ожидания затем исправляются и развиваются текущим текстом. Слушатели и читатели используют базовые знания, чтобы делать прогнозы о том, что произойдет дальше. Эти базовые знания имеют различные источники. К ним относятся мировые знания, ситуативный контекст и предыдущий совместный текст. Ожидания относительно того, что будет слышно или прочитано дальше, составляют умозаключения (ср.Graesser et al., 1994; Clinton et al., 2015), которые могут повлиять на относительный вклад морфологической обработки во время онлайн-обработки. Насколько нам известно, существует единственная статья (Smith et al., 2014) о влиянии ситуационного контекста, но нет исследований о влиянии совместного текста на морфологическую обработку.

Текстовая связность устанавливается либо семантическими и прагматическими средствами связи текстовых элементов друг с другом, либо напрямую через связные элементы, которые связывают текстовые элементы вместе на текстовой поверхности, такие как анафорические местоимения или определенный артикль именной группы, которые относятся к к их антецедентам или лексическому повторению, которое, по умолчанию, сигнализирует анафорически семантическую идентичность или близость (если не дифференцировать с помощью слов, таких как другой, другой и т. д., ср. Богранд и Дресслер, 1981). Для изучения текстовой анафоры (то есть отношения элемента к предыдущему антецеденту) в качестве минимальной текстовой единицы необходимы два связных (и, возможно, также связанных) предложения. Таким образом, если взять конкретный пример, если первое предложение такого текста — « Она шла к реке., », связность текста может быть улучшена, если следующее предложение начинается с анафорического местоимения (, например, «» Ее ступни чувствовали себя… ”) , или повторение (например.г., Ходьба всегда помогала… ) , или конкретный артикль (например, Ревел водопад… ). Этот последний тип использовался во всех наших текстах, состоящих из двух предложений.

В большом количестве литературы по морфологическим эффектам при обработке сложных слов, таких как водопад , использовалась техника прайминга (Forster and Davis, 1984) для решения вопроса о том, падают ли отдельные составляющие вода и активируются при обработке составом водопад .Данные относительно большого количества исследований ( см. Sandra, 2019) доказывают, что это так — переработке соединения способствует предварительная презентация одного из его компонентов (например, вода водопад ) . В этом исследовании мы стремились отследить такие эффекты прайминга от области обработки отдельного текста до области минимальных текстов. Снова рассмотрим два предложения в 1) выше. Только прагматически представляя собой мостовой вывод, можно было бы предположить, что путь может вести близко к водопаду .Будет ли рассказ сделан более связным и будет ли затронута обработка слов в нем, если последнее слово первого предложения (т. Е. путь ) будет изменено на такое слово, как река , которое имеет лексико-семантическое отношение к составное слово водопад ? Такой случай показан в 2) ниже.

2. « Она шла к реке. Вдалеке ревел водопад.

И теперь, наконец, повлияет ли согласованность и обработка текста, если последнее слово первого предложения было изменено так, чтобы оно точно соответствовало одной из составляющих составного слова водопад , как в 3) ниже? Таким образом, в дополнение к семантической связности, можно сказать, что текст из двух предложений также обладает связностью.

3. « Она спустилась к воде. Вдалеке ревел водопад.

В исследовании, о котором мы сообщаем, сравниваются минимальные тексты, такие как 1), 2) и 3), чтобы выяснить, очевидны ли семантические и составляющие эффекты прайминга, обнаруженные в одной области обработки текста, при обработке минимального текста. Таким образом, мы сообщаем о средствах повышения экологической обоснованности исследований обработки, а также для проверки «экологической возможности расширения» морфологических эффектов при обработке составных слов.

Исследования по морфологической обработке в целом и по составной обработке в частности показали, что лексическая активация при чтении включает автоматический и обязательный доступ к морфологическим составляющим слов. Точный механизм, лежащий в основе этого доступа, в значительной степени все еще обсуждается ( см. Libben et al., 2020). Однако, несмотря на отсутствие согласия относительно того, предшествует ли активация составляющих распознаванию всего слова (Taft and Forster, 1976), следует за ним (Giraudo and Grainer, 2001) или происходит параллельно с ним (Baayen and Schreuder, 1999), существует общее мнение, что морфологическая обработка не находится под стратегическим контролем участников.Либбен (2006), Либбен (2014) утверждали, что морфологическая система внутренне организована таким образом, чтобы максимизировать возможность активации смысла ( см. Куперман и др., 2009), и что это стремление максимизировать возможность смысла приводит к обязательной активации как целого, так и целого ряда). слова и составляющие.

Важно отметить, что во всех исследованиях, упомянутых выше, участники сосредоточены на отдельных словах таким образом, который вряд ли будет репрезентативным для их нормальной лексической обработки в реальном мире ( см. Pollatsek et al., 2000). Визуальная лексическая обработка чаще всего происходит в сентенциальном и текстовом или дискурсивном совместном тексте и ситуационном контексте. И в такой среде любая морфологическая обработка отдельного слова должна занять свое место среди многих других процессов и уровней обработки, которые активны во время понимания текста. Недавно появились сообщения об исследованиях, в которых пытались объединить отдельные контексты обработки текста и обработки предложений. Mousikou и Schroeder (2019) обнаружили морфологические эффекты с помощью замаскированного прайминга с изолированными прикрепленными немецкими словами, а также при чтении предложений с использованием техники быстрого прайминга в отслеживании глаз.Кроме того, Хуанг и др. (2020), обнаружили кросс-модальное составное прайминг в исследовании, в котором китайские составные слова были слышны в контексте предложения, а цели визуального лексического решения состояли из мономорфных ассоциатов.

Исследования, подобные этим, подчеркивают преимущества объединения областей обработки отдельного текста и обработки предложений. Как мы указали выше, наша цель в настоящем исследовании состоит в том, чтобы выйти за рамки уровня предложений и продвинуть исследования, которые охватывают (и фактически соединяют) области обработки отдельного текста и обработки текста, сосредоточив внимание на сложных словах в текстах с двумя предложениями, таких как как показано в пунктах 1), 2) и 3) выше.Этот подход позволяет исследовать ключевые особенности морфологической обработки таким образом, чтобы сохранить экспериментальный контроль и повысить экологическую достоверность. Это также позволяет нам исследовать, могут ли морфологические эффекты, которые наблюдались при изучении обработки отдельных текстов, быть артефактами этих типов исследований. Действительно, очень важно, чтобы эта возможность была исследована. В одном эксперименте с текстовым редактором, по определению, нужно обработать одно целевое слово.Следовательно, возможно, что полученные морфологические эффекты плохо распространяются на ситуации обработки более естественного языка, в которых обработка отдельного слова является лишь одним из многих выполняемых психолингвистических действий. Однако, если эти эффекты действительно обобщаются, у нас будет свидетельство того, что такие явления, как морфологическая составляющая прайминга и морфологический синтаксический анализ, играют роль в обработке текста и, что немаловажно, также в создании текста (в котором слова, которые должны быть воспроизведены, являются частью выполнение производственного плана (в отличие от немедленной реакции на неожиданный стимул).

В следующих разделах мы описываем принципы и процедуры, которые мы использовали, чтобы связать исследование лексической обработки в экспериментах с одним словом и лексической обработки в текстах. Как мы подробно расскажем ниже, в настоящем исследовании основное внимание уделяется английским биморфемным сложным словам. На наш взгляд, составные слова представляют собой идеальный тип стимула для такого исследования. Причина этого в том, что соединения состоят из идентифицируемых компонентов, и эти компоненты могут соответствовать отдельно стоящим словам.

Дизайн стимула

Составной стимул ядра

Как указали Дресслер (2006) и Бауэр (2016), составные части являются основой словообразования в разных языках. Таким образом, они обеспечивают относительно простую и стабильную основу для оценки текстовых эффектов при лексической обработке. Ряд исследований показал, что составные компоненты обычно активируются в составном текстовом редакторе (Libben 2014). Также существует относительно стабильный набор шаблонов, которые можно отслеживать по доменам.Один из них касается различий между морфологическими модификаторами и головами. Именно это различие приводит к тому, что такое соединение, как плавучий дом , интерпретируется как тип лодки , а эллинг интерпретируется как тип дома . В английском языке по умолчанию морфологическая голова всегда является последним элементом соединения (за исключением некоторых непродуктивных шаблонов, например, daredevil , паспорт ). Однако на других языках (например,g., иврит, итальянский) он может быть исходным элементом (Goral et al., 2008; Marelli et al., 2009).

Другой вопрос, который доминировал в литературе по обработке составных слов, касается степени, в которой составное слово является семантически прозрачным (например, Sandra, 1990; Zwitserlood, 1994; Ji, Gagné and Spalding, 2011; Davis et al., 2016) . Сообщается, что эти факторы взаимодействуют на английском языке (Monahan et al., 2008; Fiorentino and Fund-Reznicek, 2009; Gagné and Spalding, 2009; Ji et al., 2011; Gagné and Spalding, 2014).Это взаимодействие было исследовано в задаче составной типизации, о которой сообщили Либбен и Вебер (2014). Они классифицировали составные слова с точки зрения степени, в которой значение каждой составляющей в составе соединения соответствует его значению как независимого слова. Таким образом, соединение, такое как спальня , было классифицировано как прозрачно-прозрачное (TT), соединение, такое как грейпфрут , было классифицировано как непрозрачно-прозрачное, соединение, такое как jailbird , было классифицировано как прозрачно-непрозрачное, и, наконец, соединение, такое как humbug , для которого значение ни одного из компонентов не играет роли в значении соединения в целом, было классифицировано как непрозрачно-непрозрачное (OO).Они обнаружили, что все четыре составных типа показали повышенное время набора на границе составных частей. Однако этот граничный эффект был ослаблен для соединений OO по сравнению с соединениями TT, OT и TO, которые были объединены вместе.

Либбен (2014) утверждал, что для понимания динамики комплексной обработки важно различать такое слово, как вода изолированно, и его гомографический аналог в составе вода -в соединении водопад .Причина этого в том, что эксперимент по лексическому праймингу может фактически поставить эти репрезентации на конкуренцию. Однако в эксперименте с изолированным словесным составным праймингом неясно, воспринимается ли составное простое число как отдельное слово или как предзнаменование составной части. Однако в типах стимулов, которые мы использовали в этом исследовании [например, предложения 1), 2) и 3) выше], предполагаемые простые числа представлены как часть текста, предшествующего целевому составному слову. Таким образом, не может быть споров о том, функционирует ли прайм как самостоятельное слово.Таким образом, применяемая нами парадигма, а именно парадигма, в которой процессинг соединений изучается в смысловом контексте, создает особую возможность разделить потенциальные стимулирующие эффекты повторения и потенциально тормозящие эффекты конкуренции.

Создание текстов с двумя предложениями для исследования лексической обработки в контексте

В экспериментальной парадигме, описанной в этой статье, мы разработали сбалансированные и структурированные тексты с двумя предложениями, чтобы исследовать составную обработку в контексте.Эти тексты из двух предложений составляли основные стимулы в исследовании. Каждое из двух предложений состояло из шести слов. Вместе предложения были разработаны для представления связного и связного (минимально или очень связного) текста, с помощью которого можно было исследовать взаимодействие между лексическими и текстовыми эффектами. Минимальный текст, состоящий только из двух предложений, имеет то преимущество, что исключает влияние предшествующих, но несмежных предложений.

Для изучения лексических влияний в тексте мы убедились, что для каждой из наших 56 пар из шести слов и предложений первое предложение пары служило для установления набора ожиданий, которые могут повлиять на обработку второго предложения, а в в частности, целевое составное слово во втором предложении.Для всех пар предложений целевым составным словом всегда было второе слово второго предложения. Во всех парах предложений этому целевому слову непосредственно предшествовало слово « The », которое, как определенный артикль, само по себе является связующим элементом. Определенному артиклю (который составлял первое слово каждого второго предложения в паре) непосредственно предшествовал один из трех типов предшествующих условий (нейтральный, семантически связанный, составной лексический составной элемент).

Эти три условия отображаются в тройке пар предложений, показанной в таблице 1.Вместе этот триплет представляет собой внутриэлементную манипуляцию, в которой одному составному слову (в данном случае водопад ) предшествует предложение, в котором последнее слово завершает текстовое базовое условие управления, в котором первое предложение текста является текстовым. (т.е. текстово-семантически) согласуется со вторым предложением текста, но не указывает явно целевое составное слово. Поэтому мы называем это нейтральным условием. Это контрастирует с семантическим условием, в котором последнее слово первого предложения является семантическим ассоциатом целевого соединения (в данном случае река -> водопад ) и, таким образом, создает дополнительное связующее звено.Наконец, лексическое состояние — это такое, при котором последнее слово первого предложения соответствует составному элементу соединения (в данном случае вода -> водопад ) и, таким образом, представляет собой, кроме того, лексическое повторение как средство усиления связности. .

ТАБЛИЦА 1 . Тройка стимулов. Каждый член тройки состоит из двух предложений по шесть слов в каждом.

Эта структура стимула, показанная в таблице 1, составляет основу нашего исследования.Используя эту центральную структуру, мы стремились исследовать морфологическую обработку на фоне общей минимальной текстовой структуры из двух предложений. Общая структура стимула (два предложения по шесть слов в каждом) была разработана для ограничения изменчивости фона в эксперименте. Фиксированные позиции составных слов позволили нам убедиться, что они играли аналогичную синтаксическую роль в предложении. Наконец, фиксированное положение простого числа позволило нам стандартизировать расстояние от простого числа до цели и границы предложения, тем самым уменьшив текстовую и синтаксическую вариативность.На этом фоне мы могли, таким образом, ввести в эксперимент ключевые факторы прозрачности и морфологической роли (голова против не головы), которые, как мы отметили выше, сыграли важную роль в психолингвистической литературе по онлайн-обработке данных. составные слова. Чтобы исследовать эти эффекты, наши стимулы были созданы так, чтобы половина целевых стимулов была составной, содержащей две прозрачные (Т-Т) составляющие морфемы ( n = 28). Другая половина представляла собой частично прозрачные соединения, содержащие один семантически прозрачный и один непрозрачный компонент.Из них составляющая модификатора была прозрачной (Т-О) для 14 стимулов, а голова была прозрачной (О-Т) для остальных 14 стимулов.

Все простые слова имели одну и ту же лексическую категорию в первом предложении текста и были выбраны так, чтобы быть максимально сопоставимыми с точки зрения лексической частоты. Лексические штрихи соответствовали структурам, используемым в традиционных экспериментах по праймированию составляющих, в которых составной составной элемент служит в качестве простого числа, а все соединение — в качестве цели.Однако, поскольку наш дизайн требовал, чтобы это отношение прайминга было правдоподобным в тексте из двух предложений, могли быть задействованы только семантические прозрачные составляющие. Причина этого в том, что невозможно создать связный текст, в котором непрозрачная составляющая служит последним словом первого предложения. Рассмотрим, например, первый текст с составом ОТ, показанный в дополнительном материале:

4. «Он звонил каждый день по поводу дороги / трещины / ямы. Выбоину все еще не починили.

Хотя все три варианта прайминга создают последовательный текст, использование непрозрачного первого компонента ( pot ) не поможет. Скорее, это привело бы к ситуации, в которой текст был бы несвязным, или нужно было бы изменить сложное значение: «Он звонил каждый день по поводу котла. Выбоину все еще не починили ».

Для семантических простых чисел наше требование дизайна, чтобы все условия прайминга приводили к связному тексту из двух предложений, требовало использования семантических ассоциаций, которые были связаны с составным элементом в целом, а не с какой-либо конкретной составляющей.Это также можно увидеть в отношении между основной трещиной и выбоиной соединения в приведенном выше примере.

Наконец, дизайн привел к тому, что нейтральные простые числа были более связаны с составной мишенью, чем это обычно требуется в эксперименте по праймированию одного слова. Причина этого, опять же, в том, что это должно привести к связному тексту из двух предложений (например, « Он звонил каждый день по дороге. Яма еще не была устранена »). Полученная конструкция грунтовки представлена ​​в таблице 2.

ТАБЛИЦА 2 . Три категории сложных стимулов и связанных с ними простых слов.

Соображения по поводу дизайна стимула, обсужденные выше и обобщенные в таблицах 1, 2, позволили провести четыре эксперимента, описанных ниже. Эти эксперименты делятся на две группы: Эксперимент 1 использует задачу «Лабиринт» для изучения эффектов прайминга при чтении соединений в текстах. В экспериментах 2a, 2b и 2c задача набора текста используется как окно для обработки текста.В эксперименте 2а собираются базовые данные о задержках нажатия клавиш при наборе составных слов. Эксперимент 2b добавляет парадигму составного прайминга к этой парадигме набора текста, а эксперимент 2c встраивает простые числа и составные цели в минимальные тексты, состоящие из двух предложений. В совокупности эти эксперименты призваны ответить на следующие вопросы:

Вопрос (a): Являются ли эффекты прайминга при обработке отдельных составных слов очевидными, когда составное слово является частью текста, а предполагаемое простое число является предшествующим словом? в этом тексте?

Вопрос (b): Можно ли использовать парадигму набора текста для изучения эффектов составного прайминга при обработке составных слов?

Вопрос (c): Являются ли повышенные задержки нажатия клавиш на морфологической границе при наборе одинарных составных слов очевидными, когда составное слово является частью текста?

Обращаясь к вопросу (а), мы надеемся оценить степень, в которой мы можем связать строго ограниченные схемы лексического и морфологического прайминга в рамках экспериментов с одним словом со связями, которые могут естественным образом встречаться между словами в текстах.

Обращаясь к вопросу (b), мы проверяем, есть ли возможность использовать задачу набора текста как для лексической активации (которая часто проявляется через эффекты прайминга), так и для лексической продукции (которая, как мы ожидаем, будет меньше зависеть от характеристик стимула). презентация). Более того, если задачу набора текста можно использовать таким образом, она делает доступным для анализа богатый набор зависимых переменных, связанных с определенными местами в слове.

Наконец, обращаясь к вопросу (c), мы стремимся определить, обнаруживаются ли морфологические эффекты, которые были связаны с набором слов по отдельности, когда слова набираются в более естественных текстах.Если это так, это повысит нашу уверенность в том, что эти эффекты имеют отношение к обработке «слов в мире».

Эксперимент 1: Составное чтение в модифицированном лабиринте Задача

В этом эксперименте мы исследовали, влияет ли на составное преобразование лексическая семантическая ассоциация (например, река → водопад) и дополнительное перекрытие лексических составляющих (например, вода → водопад) в предложениях в минимальных текстах.

Эксперимент был сосредоточен на чтении времени в предложении.Основываясь на отчете Ирсы и др. (2016) и наблюдения Галлант и Либбен (2020), мы использовали модифицированную задачу лабиринта. В этом задании участники читают текст пословно, как в задании по чтению в произвольном темпе. Как отмечает Forster et al. (2009), однако, самостоятельное чтение может побудить участников выработать ритм чтения. Поскольку в центре нашего исследования было определенное место (составное слово) в тексте, мы использовали задачу лабиринта (Forster et al., 2009; Forster 2010). Задача предлагает методологические преимущества при изучении самостоятельного чтения, особенно в тех случаях, когда исследователи нацелены на дополнительные эффекты.

Как и в случае самостоятельного чтения, предложения в задаче «лабиринт» представлены пословно. Однако каждое целевое слово представлено вместе с отвлекающим элементом. Участники должны выбрать цель, чтобы продолжить «прокладывать себе путь» в предложении. Таким образом, каждый момент принятия решения имеет эффект «лежачего полицейского», вынуждая участников постепенно интегрировать каждую последующую цель в контекст предложения и облегчая наблюдение за высокой степенью обработки.

Галлант и Либбен (2020) утверждают, что точки лексического выбора необязательно размещать в каждой позиции предложения, чтобы наблюдать локализованные лексические эффекты во время чтения.Скорее, выборочно вводя лексический выбор в ключевые позиции предложения, такие эффекты можно наблюдать без введения дополнительной нагрузки обработки и возможности ложной предварительной активации, вызванной введением множества отвлекающих элементов. В эксперименте 1 использовалось именно это упрощение задачи лабиринта.

Как подробно описано ниже, задача лабиринта позволяет целенаправленно изучить количество времени, чтобы выбрать составное слово (например, водопад, ) вместо отвлекающего слова (например, водопад, ).г., люцерна ) в чтении предложения. Мы предположили, что если бы был получен межпредметный «эффект прайминга», то мы бы увидели меньшее время отклика на решение для лексических и семантических условий по сравнению с нейтральным условием. Такое открытие составило бы утвердительный ответ на вопрос о том, очевидны ли эффекты прайминга при обработке отдельных составных слов, когда составное слово является частью текста, а предполагаемое прайм-слово является предшествующим словом в этом тексте.

Метод

Участники

Двадцать три носителя английского языка (13 женщин, 10 мужчин), проживающие в США, участвовали в эксперименте. Участники были привлечены к эксперименту с помощью краудсорсинговой платформы Amazon Mechanical Turk. Доступ к эксперименту был ограничен, так что право участвовать могли только рабочие Mechanical Turk с опытом (выполнено> 100 задач) и высоким рейтингом одобрения (> 80%). От всех участников требовалось, чтобы точность ответа была выше вероятности (50%).Возраст участников варьировался от 23 до 69 со средним значением 37 (SD = 12). Все участники закончили среднюю школу, а 18 получили среднее образование. Ни один из участников не сообщил о нарушениях зрения или двигательной артикуляции.

Материалы

Стимулами, использованными в эксперименте 1, были 56 пар предложений, описанных выше, и 56 мономорфных лексических элементов, используемых в качестве отвлекающих факторов в модифицированной задаче лабиринта. При разработке нашей модифицированной задачи лабиринта было важно, чтобы отвлекающие факторы были грамматически приемлемыми (т.е., существительные), но чтобы они не были семантически и прагматически правдоподобными продолжениями текста. Это соображение гарантировало, что задержки ответа будут иметь больше шансов отражать свойства основной цели. Соответственно, в качестве меры контроля эксперимента все три первичные версии текста из двух предложений были связаны с одним элементом-отвлекающим элементом. Чтобы обеспечить сопоставимость отвлекающих факторов по набору текстов, состоящих из двух предложений, была использована следующая процедура разработки материалов: База данных проекта English Lexicon (Balota et al., 2004) был использован для создания списка потенциальных отвлекающих слов, которые были сопоставимы с составными стимулами с точки зрения количества букв, средней частоты биграмм и частоты словоформ. Подмножество из 56 отвлекающих факторов было случайным образом выбрано из этого первоначального списка, и эти 56 отвлекающих факторов были случайным образом назначены на 56 текстов, состоящих из двух предложений. Пример результата этой процедуры показан в Таблице 3, которая содержит триплет стимула для соединения водопад и назначенный ему элемент дистракции ( люцерна ).

ТАБЛИЦА 3 . Пример условий прайминга для стимула из одной пары предложений, включая цель и соответствующий дистрактор (цель = водопад , дистрактор = люцерна ).

Процедура

Эксперимент был создан в PsychoPy3 (Peirce et al., 2019) и размещен на открытой платформе науки о поведении Pavlovia. Участники получили доступ к эксперименту через URL-адрес, размещенный на Mechanical Turk. Каждое занятие начиналось с демографической анкеты из пяти пунктов, в которой участникам задавали идентификационный номер работника Mechanical Turk, возраст, образовательные достижения и родной язык.Последний вопрос спрашивал участников, есть ли у них какие-либо нарушения зрения или моторно-артикуляции.

Используя метод модифицированного лабиринта, единственное соединение лексического выбора было помещено в целевую сложную позицию (то есть второе слово второго предложения). В каждом испытании участники читали пары предложений слово за словом. Задание начиналось с точки фиксации в центре экрана, после чего представлялись мишени. Участники использовали клавишу со стрелкой «вверх», чтобы указать, что они готовы перейти к следующей цели.Эта процедура продолжалась до тех пор, пока участники не достигли задачи лексического выбора, когда целевое соединение и отвлекающий фактор появлялись вместе в середине экрана, разделенных промежутком ∼10 см. Затем участники использовали клавиши со стрелками «вправо» и «влево», чтобы выбрать элемент, который, по их мнению, лучше всего соответствовал контексту предложения. После того, как они сделали свой выбор, процедура продолжалась в обычном режиме до конца второго предложения. Задержка отклика каждого нажатия клавиши со стрелкой была записана. Испытания, в которых вместо мишени был выбран дистрактор, были отмечены как испытания с ошибками.Порядок испытаний был повторно рандомизирован для каждого участника.

Сразу после прочтения каждой пары предложений участников просили оценить их согласованность по 5-балльной шкале. Участникам снова была показана пара предложений целиком и предоставлено описание обеих крайностей по шкале: «1 = вместе, два предложения, похоже, совсем не составляют рассказ» и «5 = вместе два предложения образуют связное. правдоподобная и интересная история ». Участники указывали свой рейтинг, нажимая на шкалу оценок.Они могли изменить свой ответ перед его отправкой, щелкнув другое место. Как только они были удовлетворены своей оценкой, они отправили ее, используя клавишу пробела (при этом были записаны все выбранные оценки и время ответа).

Результаты

Испытания с RT для лексического выбора более 2000 мс ( n = 263) были удалены, чтобы гарантировать, что данные отражают лексическую обработку в режиме онлайн. Все испытания с ошибками также были удалены ( n = 79). Последний набор данных, использованных в анализе, содержал 946 правильных ответов на лексический выбор от 23 участников.

Линейная модель смешанных эффектов была создана, чтобы определить, повлиял ли предшествующий совместный текст на лексический выбор RT. Ключевой переменной, включенной в эту модель, является простая категория, которая представляет различную степень текстовой связности между парами предложений в каждой тройке стимулов. Участник и составное существительное были включены в качестве случайных эффектов, а порядок испытаний и частота соединений были включены в качестве контрольных переменных. Краткое описание модели представлено в Таблице 4.

ТАБЛИЦА 4 .Модель задержки лексического выбора с линейным смешанным эффектом в задаче лабиринта Experiment 1 (нейтральное простое условие находится на пересечении).

Как показано на рисунке 1, оценки модели показали, что лексический выбор был значительно быстрее как в семантической, так и в лексической простейшей категории. По сравнению с нейтральным условием, лексический выбор RT оказался на 168 мс быстрее в условии лексического простого числа (t = -8,43, p <0,001) и на 94 мс быстрее в условии семантического простого числа ( t = -4.56, p <0,001). Используя пакет emmeans в R (Lenth, 2020), мы получили средние по методу наименьших квадратов для каждого простого условия, а затем использовали функцию «контраст ()» для сравнения каждого уровня. Были существенные различия между всеми уровнями ( p, <0,0001).

РИСУНОК 1 . Модельные оценки задержки лексического выбора (в миллисекундах) для правильного выбора соединения вместо дистрактора в модифицированной задаче лабиринта при трех условиях прайминга текста (лексическом, нейтральном, семантическом).

Таким образом, мы заметили, что лексическому выбору способствовала лексическая семантическая ассоциация (например, река водопад ) и дополнительное перекрытие лексических составляющих (например, вода водопад ) между последним словом предложения 1 и второе слово предложения 2. Мы не наблюдали эффекта семантической прозрачности или взаимодействия семантической прозрачности и простого условия. Поэтому эта переменная не была включена в модель, показанную в таблице 4 (что также улучшило соответствие модели).Таким образом, для всех составных типов (TT, OT и TO) на распознавание повлияло предварительное представление прозрачного компонента. Этот вывод согласуется с точкой зрения, что наличие семантической непрозрачности в соединениях не уменьшает степень, в которой оно обрабатывается как морфологически структурированное слово (Libben, 2014). Наконец, мы интерпретируем эти результаты, чтобы показать, что эффекты лексического прайминга проявляются в рамках модифицированной парадигмы задачи лабиринта и что эти эффекты могут охватывать границы предложения в тексте.

Эксперимент 2A: набор составных слов

В эксперименте 1, описанном выше, мы обнаружили доказательства того, что на составную обработку влияют лексико-семантические ассоциации и перекрытие лексических составляющих в предложениях в минимальном тексте.

В экспериментах 2a, 2b и 2c мы используем производственную парадигму набора текста, которая позволяет нам опираться на эксперимент 1, чтобы заглянуть внутрь обработки составных слов и, таким образом, ответить на наши второй и третий вопросы:

Вопрос (b): Можно ли использовать парадигму набора текста для изучения эффектов составного прайминга при обработке составных слов?

Вопрос (c): Наблюдаются ли повышенные задержки нажатия клавиш на морфологической границе при наборе одинарных составных слов, когда составные слова являются частью текста?

Задача набора текста

Эксперименты 2a, 2b и 2c включают изучение эффектов лексической продукции, выявленных в задаче набора текста.Как было показано в ряде недавних исследований (например, Weingarten et al., 2004; Libben and Weber, 2014; Gagné and Spalding, 2016; Libben et al., 2016), типизация представляет собой эффективное окно в процессы лексической производство. Как естественный и практичный производственный вид он имеет высокую экологическую ценность. Важно отметить, что набор текста позволяет нам просто и эффективно сосредоточиться на определенных местах в слове.

Вначале важно подчеркнуть тот факт, что набор текста — это языковая производственная деятельность.Таким образом, в отличие от таких действий, как лексическое решение, которое можно рассматривать как обеспечение меры лексического доступа, задача набора текста отслеживает развитие языкового производства с течением времени. Это особенно важно для понимания обработки сложных слов, которым и посвящено настоящее исследование. В среднем было обнаружено, что набор буквы в составном слове занимает около 200–300 мс (Libben and Weber, 2014). Таким образом, полное создание составного слова из восьми букв, вероятно, займет более 1600 мс.Это по крайней мере в два раза больше времени, которое обычно наблюдается в задержках лексического решения для составных слов. В течение этого периода обработки парадигма набора текста предлагает окно в текущую когнитивную деятельность и ее потенциальную связь с характеристиками слова и его подэлементов. Было показано, что границы лексических составляющих внутри составных слов появляются как идентифицируемые структуры в составной типизации, потому что они связаны с большими интервалами нажатия клавиш. Другими словами, участникам потребуется больше времени для ввода средней буквы «f» в соединении waterfal l, чем для ввода окружающих букв (Sahel et al., 2008; Либбен и Вебер, 2014; Ганье и Сполдинг, 2016). Таким образом, эти исследования связали сложную морфологическую структуру с производством языка онлайн. С этой точки зрения составные компоненты могут рассматриваться как единицы планирования и исполнения, так что набор такого соединения, как водопад , , осуществляется как набор воды, пауза, и затем набор падения. . В экспериментах 2a, 2b и 2c мы исследуем, может ли на это соответствие между латентностями нажатия клавиш и составной морфологической структурой влиять лексическое праймирование и текстовая среда, в которой это соединение набирается.

Во всех трех экспериментах нашим основным фокусом был набор составных слов, составляющих второе слово второго предложения в каждой паре предложений (например, водопад в примере, показанном в Таблице 1). В эксперименте 2а мы исследовали набор составного слова изолированно. Это позволило нам оценить, наблюдаются ли морфологические составляющие граничные эффекты для этих слов, когда они представлены изолированно. В эксперименте 2b мы основывались на этом, исследуя эффекты прайминга при вводе этих стимулов одним словом.Насколько нам известно, это первое опубликованное исследование составного прайминга при наборе составных слов. Наконец, в эксперименте 2c мы были в состоянии использовать эксперименты с типизацией одного слова, чтобы проверить, наблюдаются ли эффекты прайминга между предложениями, и проверить, есть ли эффекты морфологической структуры, когда соединения набираются в контексте предложения, и как печатать закономерности могут относиться к оценкам участников того, в какой степени пары предложений образуют рассказ.

Метод

Участники

Тридцать один участник (женщины = 19, мужчины = 12) были набраны с использованием Mechanical Turk.Применялись те же критерии отбора, что и в эксперименте 1. Все участники были носителями английского языка, проживающими в США. Возраст участников варьировался от 21 до 61 года, в среднем 36 лет (SD = 10). Большинство участников были выпускниками вузов (n = 17). Остальные участники закончили среднюю школу ( n = 4), степень магистра ( n = 5) или несколько курсов колледжа ( n = 5). Ни один из участников не сообщил о нарушениях зрения или моторно-артикуляции.

Материалы

Стимулами в этом эксперименте были 56 составных слов, которые составили основу исследования. Все соединения были английскими существительными и состояли из двух составляющих. Составные слова имели длину от семи до двенадцати букв (среднее значение = 8,4). Набор из 56 компаундов содержал 28 полностью прозрачных компаундов и 28 составляющих непрозрачных (14 непрозрачно-прозрачных и 14 прозрачных-непрозрачных).

Процедура

Этот эксперимент был разработан для сбора исходных данных о типировании соединений, с которыми мы могли сравнивать данные о типировании соединений с праймированием из эксперимента 2b и типирование соединений в текстах в эксперименте 2c.Соответственно, задача была разработана таким образом, чтобы содержать как можно меньше экспериментальных манипуляций. С точки зрения участников, этот эксперимент представлял собой простую задачу копирования. В центре экрана компьютера появилось составное слово, и их попросили набрать его сразу под ним. Стимул оставался на экране во время набора текста.

Каждая сессия начиналась с одного и того же демографического вопросника из 5 пунктов из эксперимента 1. Всего было проведено 60 испытаний: четыре практических испытания и 56 экспериментальных испытаний.Таким образом, каждое соединение было замечено один раз и типизировано один раз. Порядок соединений был в разном случайном порядке для каждого участника.

Каждое испытание начиналось с точки фиксации 1000 мс в центре экрана, после чего было предъявлено целевое слово. Маркер («>>>») также появился под целью, указывая положение на экране, где участники будут вводить ввод. Участники скопировали слово с помощью клавиатуры компьютера. Когда они закончили печатать слово, они нажали клавишу «возврат».Это положило начало следующему испытанию. До нажатия клавиши «возврат» участники могли исправлять опечатки с помощью клавиши «backspace». Все нажатия клавиш и соответствующие им задержки записывались.

Результаты

Подготовка данных

Для начала испытания, содержащие опечатки, были удалены ( n = 275). Это включало испытания, в которых были допущены опечатки, которые впоследствии исправлялись. В результате был удален один участник с точностью набора 0%.Чтобы гарантировать, что типизированные ответы отражаются в режиме онлайн, автоматическая обработка, испытания, содержащие межклавишные интервалы (IKI) более 2000 мс ( n = 91), были удалены. Средние интервалы между нажатиями клавиш участниками были проанализированы, чтобы выявить любые потенциальные выбросы с точки зрения способностей набора текста. Пороговое значение было установлено на уровне трех стандартных отклонений от среднего значения группы. Тем не менее, участников-выбросов выявлено не было. После обрезки данных окончательный набор данных, использованный в анализе, содержал 11 236 ответов на отдельные нажатия клавиш из 1370 из 1736 испытаний (удаление элементов 22%).Эта частота соответствует предыдущим шаблонам при анализе данных ввода — частота ошибок обычно высока, потому что любая ошибка в любой части строки требует ее удаления (поскольку любая ошибка может повлиять на время набора в других частях строки).

Моделирование набора текста внутри слова

Моделирование линейных смешанных эффектов использовалось для анализа составного набора текста. Участник, составное слово и отдельная буква были включены в качестве случайных факторов. Отдельная буква была включена, чтобы уловить различия, возникающие из-за расположения клавиш на клавиатуре и особенностей стилей набора текста участниками и положения рук.

Наш анализ был сосредоточен на пяти буквах в составе составного слова-мишени — двух буквах, предшествующих составляющей границе, первой букве второй составляющей (принимаемой за положение составляющей границы) и двух следующих буквах. Таким образом, для составного слова водопад эти пять букв будут e, r, f, a, l, , где время, необходимое для ввода буквы «f», рассматривалось как время, затрачиваемое на составляющую границу. Это была ключевая переменная анализа, позволявшая нам проверить, было ли увеличение времени набора текста на границе составляющей, как сообщалось Либбеном и Вебером (2014), а также Гагне и Сполдингом (2016).

Модель линейных смешанных эффектов показана в таблице 5. Как видно из этой таблицы, модель включала лексические частоты отдельно стоящих слов, которые соответствовали составному модификатору и составному заголовку (например, water и водопад для соединения водопад ). Как показано в модели, более высокие составляющие лексические частоты для составляющей головы были связаны с меньшим временем набора текста. Влияние лексической частоты модификатора не достигло значимости ( p = 0.07). Мы видели меньшее время типирования, связанное с соединениями, которые имели более высокие размеры позиционного семейства модификаторов (то есть количество различных соединений, которые начинаются с определенного компонента). Напротив, набор слов с более длинными заголовками был медленнее. Наконец, как и ожидалось, управляющая переменная, частота триграмм, была связана с меньшим временем набора текста. Триграмма состояла из набираемой буквы и букв, непосредственно предшествующих ей и следующих за ней. В качестве контрольной переменной он улавливал автоматизм, развивающийся за счет многократного создания буквенных комбинаций.

ТАБЛИЦА 5 . Моделирование линейных смешанных эффектов задержки межклавишного интервала (IKI) в позициях относительно границы морфемы (позиция -2 — точка пересечения) для изолированного ввода в Эксперименте 2а.

Ни частота целого слова, ни семантическая прозрачность не показали значительных эффектов и, следовательно, не были включены в модель, улучшая соответствие модели.

Результаты свидетельствуют о морфологических процессах при планировании и выполнении набора составных слов.Как показано на рисунке 2, значительное увеличение латентности IKI наблюдалось на границе между морфологическими составляющими. Это показывает, что морфологическая структура составного слова обеспечивает организационную структуру, с помощью которой соединения могут быть разложены, спланированы и произведены с использованием производственных единиц составляющего уровня. Наличие составляющего граничного эффекта при типировании латентных периодов для соединений TT, OT и TO согласуется с результатами Libben and Weber (2014).

РИСУНОК 2 .Модельные оценки регистрируемых латентностей межклавишного интервала (IKI) для набора позиций относительно границы морфемы в Эксперименте 2а. Положение границы — это первая буква второй составляющей. Показаны две позиции до и после границы.

Также наблюдался значительный облегчающий эффект от позиционного морфологического размера семейства модификаторов ( t = -2,21, p = 0,03), несмотря на то, что он сильно коллинеарен с частотой модифицирующих слов (-0,547).Следуя Wurm and Fisicaro (2014), мы решили не резидуализировать эти предикторы, а вместо этого включили оба в модель. Этот результат подтверждает мнение о том, что образование соединения происходит более плавно, когда компонент-модификатор обычно встречается в этом положении.

Эксперимент 2b: Типирование праймированного соединения

В этом эксперименте мы сравнили типирование наших базовых составных стимулов в трех условиях прайминга: нейтральном, семантическом и лексическом. Простыми словами, использованными в этом эксперименте, были те же слова, которые встречаются в условиях предложения, показанных в таблице 1.Это было сделано, чтобы определить, какие типы прайминговых эффектов обнаруживаются, когда соединения производятся в виде отдельных слов, тем самым создавая основу для нашего исследования морфологических эффектов при наборе текста в Эксперименте 2c. Как мы заявили выше, насколько нам известно, это первое исследование эксперимента по составлению прайминга, который включает типирование целевых стимулов. Таким образом, помимо того, что он служил мостом для набора текста из двух предложений в Эксперименте 2c, этот эксперимент исследовал степень, в которой эффекты составного прайминга могут быть получены, когда зависимой переменной является задержка нажатия клавиш в соединениях.

Метод

Участники

Двадцать девять участников (женщины = 4, мужчины = 25) были набраны с помощью Amazon Mechanical Turk. Применялись те же предыдущие критерии отбора. Все участники были носителями английского языка, проживающими в США. Возраст участников варьировался от 23 до 63 лет, средний возраст — 39 лет (SD = 12). Большинство участников были выпускниками вузов ( n = 20). Остальные участники закончили среднюю школу ( n = 2), степень магистра ( n = 5) или несколько курсов колледжа ( n = 2).Ни один из участников не сообщил о нарушениях зрения или моторно-артикуляции.

Материалы

Основные зрительные стимулы для эксперимента 2b включали те же 56 основных сложных стимулов из эксперимента 2а, а также 168 простых слов, которые появляются в шестой позиции стимулов пары предложений, использованных в эксперименте 1 (т. Е. Последнее слово первое предложение). Каждый из 56 основных стимулов появлялся в каждом из трех основных условий: лексическом, семантическом и нейтральном, которые уравновешивались между сессиями.

Процедуры

Процедура дублировала процедуру Эксперимента 2, за исключением включения немаскированного прайма, который представлялся визуально перед составным стимулом. Все участники видели все составные мишени один раз в одном из трех условий затравки. Каждое испытание начиналось с креста фиксации 2000 мс в центре экрана. После этого следовало предъявление простого слова в течение 100 мс. После этого экран погас в течение 300 мс буфера, после чего были представлены сложные стимулы.После этого процедура была идентична Эксперименту 2а — участники набирали составное слово. Сложный стимул оставался на экране во время набора текста, и испытание прекращалось, когда участник нажимал клавишу «возврат».

Результаты

Подготовка данных

Тот же метод подготовки данных был идентичен тому, который использовался в эксперименте 2а. Испытания, содержащие опечатки ( n = 261) и те, которые содержали IKI более 2000 мс ( n = 96), были удалены.Полученный набор данных включал 11711 индивидуальных нажатий клавиш в 1267 из 1624 испытаний. Таким образом, из анализа были исключены 357 исследований (28%).

Моделирование

Модели смешанного линейного эффекта были построены как для задержки начала ввода, так и для задержки IKI границы морфемы. Как мы указали выше, IKI на границе составляющих во время набора составного слова можно рассматривать как отражение инициирования моторного плана для набора второй составляющей составного слова.Однако интерпретация задержки набора текста в начале набора несколько сложнее. Причина этого в том, что латентность начала слова, вероятно, имеет большее количество компонентов. Он имеет перспективный компонент, потому что он включает в себя запуск моторного плана для набора первой составляющей (а также последовательности составляющих для слова в целом). Однако в используемой нами парадигме она также имеет ретроспективный компонент. Поскольку набор текста может начаться, как только соединение появляется на экране, мы ожидаем, что время, необходимое для начала набора соединения, будет отражать сложность процессов, вовлеченных в его распознавание.

Задержка начала набора

Наш анализ задержки начала набора был сосредоточен на трех типах прайминга — нейтральном, семантическом и лексическом. Мы также проверили, какая из двух составных частей включается в лексическое состояние. Для соединений ТО и первого набора соединений ТТ это всегда был первый компонент. Для соединений ОТ и второго набора соединений TT это всегда был второй компонент. Мы также включили контрольную переменную Trial Order, чтобы фиксировать практические эффекты в ходе эксперимента.Как видно из модели линейных смешанных эффектов в Таблице 6 и на Рисунке 3, лексическое праймирование для модификатора (т.е. первого) компонента соединения привело к более быстрому началу набора по сравнению со всеми другими условиями праймирования. Таким образом, на начало сложного набора текста больше всего влияет то, когда первая набираемая составляющая была представлена ​​визуально как простое слово. Как также показано в Таблице 6, участникам потребовалось меньше времени, чтобы начать набор текста по мере прохождения эксперимента.

ТАБЛИЦА 6 .Моделирование линейных смешанных эффектов латентного периода начала набора модифицирующего компонента для соединений, типизированных изолированно в эксперименте 2b.

РИСУНОК 3 . Модельные оценки латентности начала набора для простых условий и составляющей, праймированной для соединений, типизированных изолированно в эксперименте 2b.

Ввод текста в слове

Как и в эксперименте 2а, анализ времени набора в составном слове был сосредоточен на первой букве второй составляющей (в качестве границы составляющей), двух предшествующих буквах и двух буквах. следуя за ним.Как можно увидеть в модели линейных смешанных эффектов, показанной в таблице 7, время набора было увеличено в граничном положении, таким образом воспроизводя шаблон, наблюдаемый в эксперименте 2а. Картина эффектов для дополнительных переменных также соответствовала модели, наблюдаемой в эксперименте 2a. Частота заголовка, размер семейства модификаторов и частота триграмм увеличили скорость набора текста; длина головы замедлила его. Результаты в отношении влияния частоты модификатора были согласованы с результатами эксперимента 2а — они показали тенденцию к облегчению, но не достигли значимости ( p = 0.14). Наконец, как и в эксперименте 2а, время набора слов не зависело от частоты целого слова или составной прозрачности.

ТАБЛИЦА 7 . Моделирование линейных смешанных эффектов задержки интервала между нажатиями клавиш в положениях относительно границы морфемы (позиция -2 — точка пересечения) для составного набора текста в эксперименте 2b.

Эксперимент 2c: набор предложений

Этот эксперимент основывается на экспериментах 1, 2a и 2b, исследуя создание двух минимальных текстов предложений, используемых в эксперименте 1 в задаче набора текста.Наш анализ был сосредоточен на вводе составного слова, которое было вторым словом второго предложения в тексте. Мы исследовали, проявляются ли морфологические эффекты, которые мы наблюдали при типировании одного слова, когда лексическое производство является частью создания значимого связного текста. Этот вопрос имеет решающее значение для нашего понимания того, может ли морфологическая обработка быть артефактом внимания, которое может быть уделено внутренней структуре слова в условиях, в которых это слово представлено изолированно.

Мы также исследовали лексическое праймирование во время создания текста. В классической парадигме лексического прайминга каждое испытание содержит только два стимула — основной и целевой. Наша цель в этом эксперименте состояла в том, чтобы понять, в какой степени образцы прайминга, наблюдаемые в эксперименте 2b, будут также видны в более естественных условиях обработки текста, в которых отношения первичной цели сосуществуют с другими отношениями внутри текста.

Метод

Участники

Участники были набраны с помощью Mechanical Turk с теми же предыдущими ограничениями приемлемости, которые использовались для экспериментов 1, 2a и 2b.Данные были собраны у 61 участника (33 женщины, 28 мужчин), проживающих в США. Возраст участников был от 23 до 62 лет, в среднем 40 лет. Один участник сообщил, что он близорук. Другие участники не сообщили о нарушениях зрения. Большинство участников были выпускниками вузов ( n = 39). Другие закончили среднюю школу ( n = 8) или аспирантуру ( n = 3). Некоторые участники также указали, что они закончили несколько курсов колледжа ( n = 9).Двое участников не ответили на этот вопрос.

Процедура

Каждый сеанс эксперимента 2c начинался с того же демографического вопросника из пяти пунктов, который использовался в предыдущих экспериментах. Каждое испытание начиналось с буфера 2000 мс, за которым следовало представление пары целевых предложений в виде одной строки текста с центром в середине экрана. Таким образом, в отличие от эксперимента 1, где пары предложений представлялись постепенно, здесь вся пара была представлена ​​сразу. Когда участники набирали пару предложений, введенные ими данные появлялись на экране прямо под целью рядом с маркером («>>>»).Текст из двух предложений оставался на экране в процессе набора. Регистрировали каждое отдельное нажатие клавиши и его задержку ответа относительно начала испытания. После того, как участники закончили вводить текст, они отправили свой ответ, нажав клавишу «возврат / ввод». Затем участники выполнили ту же задачу по оценке пар предложений (как в эксперименте 1) и перешли к следующему испытанию.

Материалы

В этом эксперименте использовались те же 56 основных пар предложений, которые использовались в эксперименте 1 ( см. Описание в таблице 1 и полный список стимулов в дополнительном материале).

Результаты

Подготовка данных

Данные о типировании соединений были извлечены из общего набора данных и обрезаны в соответствии с теми же критериями, которые использовались для экспериментов 1 и 2а. Испытания, содержащие опечатки до или во время набора составного слова, были удалены ( n = 622). Испытания, в которых были допущены ошибки после набора соединения, были сохранены. Правильные испытания, содержащие IKI более 2000 мс, также были удалены ( n = 146).Окончательный набор данных включал 24 823 индивидуальных нажатия клавиш в 2648 из 3 416 испытаний (потеря 22,5% элементов).

Моделирование латентности начала набора

Как и в эксперименте 2b, эффекты прайминга были исследованы в линейной модели смешанных эффектов с использованием времени начала набора в качестве зависимой переменной. Это позволило нам оценить, соответствуют ли результаты результатам эксперимента 2b, а именно, что лексические простые числа, связанные с составным модификатором, показали более быстрое время начала. Также важно отметить, что помимо различий в тексте vs.Обработка единого текста, этот эксперимент отличался от эксперимента 2b двумя другими способами: во-первых, в этом эксперименте были набраны как простое число, так и эта цель, тогда как в эксперименте 2b была набрана только цель. Во-вторых, в этом эксперименте штрих и цель были видны с самого начала испытания, тогда как в эксперименте 2b штрих удалялся с экрана до того, как была показана цель.

Чтобы смоделировать эффект прайминга начала набора текста в тексте, модель была создана с использованием тех же предикторов из эксперимента 2b.Мы также включили две дополнительные контрольные переменные. Это была средняя начальная задержка нажатия клавиши для составного слова в Эксперименте 2а, обозначенного в модели «Базовый уровень», и средняя задержка наименования этого слова из проекта English Lexicon Project (Balota et al., 2004). Эта переменная была обозначена в модели как «Среднее значение RT для наименования».

Краткое описание модели показано в таблице 8. Как видно из этой таблицы, образец эффектов прайминга соответствовал тем, которые наблюдались при вводе слов по отдельности.Лексические штрихи для модифицирующего компонента соединения привели к более быстрому началу набора текста (см. Рисунок 4). Мы взяли результаты этого эксперимента, чтобы указать, что лексическое праймирование может наблюдаться при наборе текста с двумя предложениями. Однако мы отмечаем, что набор текста по своей природе более сложен, чем набор одного слова, и, следовательно, также, вероятно, подвержен большей изменчивости производительности. Кроме того, мы отмечаем, что показатель начала набора текста в этом эксперименте набора текста с меньшей вероятностью отражает легкость распознавания слов, потому что, в отличие от задачи набора одного слова, описанной в эксперименте 2b, соединения в этом эксперименте представлены задолго до того, как они будут набраны. .

РИСУНОК 4 . Модельные оценки латентности начала набора для простых условий и составляющих для соединений, набранных в контексте предложения в эксперименте 2c.

ТАБЛИЦА 8 . Моделирование линейных смешанных эффектов задержки начала набора модификатора составного компонента для соединения, набранного в текстах с двумя предложениями в эксперименте 2c.

Моделирование набора текста внутри слова

Чтобы исследовать, были ли эффекты составляющих границ во время набора текста внутри слова, обнаруженные в экспериментах 2a и 2b, также очевидны, когда соединения набирались как часть текста, модель, содержащая те же предикторы, что и в Был построен эксперимент 2а и 2б.

Как и в экспериментах 2a и 2b, было значительное увеличение задержки IKI на составляющей границе. Кроме того, эффекты частоты модификатора, частоты головы, размера позиционного семейства модификаторов и частоты триграмм соответствуют эффектам, наблюдаемым в экспериментах 2a и 2b. N В этом эксперименте мы не наблюдали влияния длины головы. Таким образом, мы приходим к выводу, что морфологическая структура соединения влияет на латентность набора во время обработки составного текста, как это происходит, когда слова вводятся изолированно.Как и в предыдущих экспериментах, ни частота соединения целого слова, ни прозрачность не были значимыми предикторами (то есть не было различий между категориями соединений TT, OT и TO). Краткое описание этой модели показано в Таблице 9.

ТАБЛИЦА 9 . Моделирование линейных смешанных эффектов задержки интервала между нажатиями клавиш в позициях относительно границы морфемы (позиция -2 — точка пересечения) для составного набора текста в контексте предложения в эксперименте 2c.

Оценки текстов, собранные в конце каждого испытания, были проанализированы, чтобы определить, повлияли ли условия лексического прайминга каким-либо образом на восприятие участниками связности предложений.Рейтинги, полученные в экспериментах 1 и 2c, были объединены. Были включены несколько ключевых управляющих переменных, таких как задержка ответа и основной эффект. Чтобы адекватно сравнить задержку ответа в двух экспериментах, z-баллы для общего времени ответа каждого испытания были рассчитаны для каждого участника отдельно. Эти z-баллы использовались в модели, чтобы отразить индивидуальные вариации латентности ответа в испытаниях. Поскольку первичные условия были уравновешены, индивидуальные эффекты прайминга для каждого участника не могли быть определены.Таким образом, средние задержки ответа для каждого соединения в каждом состоянии рассчитывали в экспериментах 1 и 2c. Затем были получены коэффициенты эффекта прайминга путем деления средних ответов на каждое соединение в семантических и лексических условиях на ответы в нейтральном состоянии. Это дает коэффициент, указывающий на пропорциональную разницу в задержке ответа в условиях прайминга, который можно сравнивать для всех соединений и между обоими экспериментами.

Рейтинги когерентности были преобразованы в индивидуальные z-баллы, чтобы отразить степень вариации индивидуального рейтинга от испытания к испытанию.Для этой зависимой переменной была создана линейная модель смешанного эффекта. Участники и предметы были включены как случайные эффекты, а основной эффект и задержка ответа были включены как контрольные переменные. Сводка фиксированных эффектов для этой модели представлена ​​в Таблице 10.

ТАБЛИЦА 10 . Резюме линейной модели смешанного эффекта для оценки участниками пар предложений (простое условие: нейтральный находится на пересечении).

Оценки, полученные с помощью этой модели, показывают, что участники воспринимали пары предложений как более связанные, когда они демонстрировали перекрытие лексических составляющих или лексико-семантическую ассоциацию между лексическими элементами, охватывающими границу предложения.По сравнению с нейтральным, самые высокие относительные оценки наблюдались в состоянии лексического прайминга ( t = 5,9, p = <0,001). Значительный эффект наблюдался и в семантическом условии ( t = 2,9, p = 0,005). Эта модель результатов показана на Рисунке 5 и соответствует нашим ожиданиям. Как мы снова обсудим ниже, это согласие поднимает вопрос о направленности причинности. Данные сами по себе не показывают, является ли лексическая коактивация более связной, или более связные тексты обеспечивают большую лексическую коактивацию.В настоящее время нам кажется, что оба могут сыграть свою роль. Таким образом, соответствие между нашими результатами оценки текста и результатами обработки текста может отражать интерактивный характер языковой обработки в текстах.

РИСУНОК 5 . Модельные оценки рейтинга согласованности пар предложений по простому условию. Рейтинги основаны на z-баллах для каждого участника, что указывает на то, насколько каждый рейтинг отклоняется от среднего рейтинга этого участника.

Общие обсуждения

В этом исследовании мы намеревались понять морфологические эффекты в составной обработке, исследуя производство и прайминг в более естественном лингвистическом контексте, который выходит за рамки изолированной обработки слов.

Основными стимулами в исследовании были тексты из двух предложений. Каждое предложение в тексте состояло из шести слов. В каждом тексте второе слово второго предложения было составным существительным. Эти составные слова были в центре внимания нашего исследования.

Мы построили тексты из двух предложений, чтобы мы могли контролировать соотношение между последним словом первого предложения и вторым словом второго предложения (которое всегда было составным существительным). Было три типа отношений: нейтральные (напр.g., путь водопад ), семантический (например, река водопад ) и лексический (например, вода водопад ). В эксперименте 1 была использована задача лабиринта, чтобы определить, будет ли скорость, с которой такое слово, как водопад может быть выбрано в качестве правильного продолжения предложения, различаться в зависимости от того, предшествовало ли ему в тексте нейтральное, семантически связанное или лексически связанный антецедент. Результаты показали существенные различия между всеми тремя уровнями, с самым быстрым временем отклика, связанным с лексическими отношениями.В экспериментах 2a, 2b и 2c это открытие было дополнительно исследовано в рамках парадигмы типирования. В эксперименте 2а мы подтвердили, что составные слова в наших минимальных текстах демонстрируют профиль набора, в котором время, необходимое для ввода отдельных средних букв внутри слова, является наибольшим на границе между морфологическими составляющими. Другими словами, при вводе составного слова водопад требуется больше времени для ввода буквы «f», чем для ввода соседних букв. Мы интерпретировали это как сигнатуру морфологической обработки — сигнатуру, которая присутствовала независимо от семантической прозрачности соединения.В эксперименте 2b мы проверили, что эта подпись остается при всех условиях прайминга (нейтральных, семантических, лексических). Кроме того, мы обнаружили, что начало производства (то есть скорость, с которой была набрана первая буква составного слова) было быстрее в лексическом состоянии, чем в семантических или нейтральных условиях (которые не отличались друг от друга).

Установив с помощью экспериментов 2a и 2b профили набора для основных сложных стимулов по отдельности, мы были в состоянии проверить, сохраняются ли эти профили при обработке текста.Это было целью эксперимента 2c. В этом эксперименте участникам были представлены тексты, состоящие из двух предложений, и их попросили напечатать их. Мы обнаружили, что морфологические граничные эффекты, наблюдаемые при наборе отдельных слов, воспроизводятся при наборе слов в контексте. Мы также обнаружили эффекты лексического прайминга в начале набора текста, которые были параллельны тем, которые обнаруживаются при типировании одного составного слова (эксперимент 2b). Таким образом, мы приходим к выводу, что задачу набора текста можно использовать для исследования отношений прайминга для составных слов, представленных как изолированно, так и в тексте, и что морфологическая граничная сигнатура, которую мы наблюдали при типировании отдельных составных слов, также обнаруживается при типировании текста.На наш взгляд, это свидетельствует о том, что роль составных компонентов как единиц планирования в производстве не ограничивается обработкой отдельного текста. В самом деле, мы ожидаем, что основная динамика будет в противоположном направлении. Нам кажется, что морфологическая структура позволяет системе языкового производства уменьшить размер производимой единицы. Таким образом, морфология может играть более важную роль в ситуациях, когда требования к обработке увеличиваются (например, при свободной композиции текста).

Обращая наше внимание на прайминг, хотя мы обнаружили составляющие эффекты облегчения при наборе текста, которые имеют сходство с составляющими эффектами прайминга, обнаруженными в экспериментах по визуальному праймингу, нам кажется, что парадигма прайминга — столь распространенная в литературе по обработке отдельных слов — может иметь другую базовую динамику при переносе в среду обработки текста. Это тем более актуально, когда речь идет о производстве текста. Одна из причин этого заключается в том, что типизированная производственная задача не является в первую очередь задачей распознавания, как, например, лексическое решение.Традиционная интерпретация эффектов прайминга в задаче принятия лексического решения состоит в том, что прайминг способствует «активации» целевого слова. Таким образом, его можно рассматривать как фасилитатора снизу вверх. В наших текстах, состоящих из двух предложений, мы ожидаем, что такие восходящие эффекты будут довольно слабыми. В среднем между началом простого числа (последнего слова предложения 1) и целевого значения (второго слова предложения 2) прошло более 2 секунд. Однако, поскольку это текст, который обрабатывался, нам кажется разумным постулировать, что функция простого слова в наших минимальных текстах (и в более обобщенной текстовой среде) будет заключаться в установлении ожиданий, которые можно описать как обработка «сверху вниз».

Это приводит нас к рассмотрению того, как свойства обработки текста могут быть связаны с обработкой меньших языковых единиц, таких как слова и составные части слов. Нашим первым важным открытием в этой области исследования является то, что шаблоны прайминга, которые мы внедрили в стимулы предложения, повлияли не только на лексическую обработку исследуемых соединений, но и на оценку текста в целом. В частности, лексические простые числа были связаны с наивысшими оценками текста.Затем следовали семантические простые числа, а затем — нейтральные простые числа. Эти результаты, на наш взгляд, подчеркивают тот факт, что, хотя языковую деятельность можно анализировать на разных уровнях (например, на уровне структуры слова, структуры предложения и структуры текста), реальная языковая обработка характеризуется интеграцией информации и создание смысла.

Методологические соображения

Нам кажется, что модифицированная задача лабиринта, которую мы использовали в эксперименте 1, имеет большой потенциал для раскрытия взаимодействия лексической обработки и эффектов обработки текста.Эта парадигма, представленная Галлантом и Либбеном (2020), основана на задаче лабиринта, созданной Форстером и др. (2009). Как отмечает Форстер (2010), задача лабиринта предоставляет более надежные данные, чем чтение в произвольном темпе, в тех случаях, когда необходимо изолировать время обработки в определенных местах текста. В нашем исследовании эта потребность была критической, поскольку мы хотели использовать задачу, чтобы исследовать, влияют ли различия простых условий в предложении 1 на целевой текстовый процесс в предложении 2.

Использование задачи набора текста в экспериментах 2a, 2b и 2c демонстрирует Легкость, с которой задача позволяет исследователям «масштабировать» эксперименты, сохраняя при этом сходство задач и сопоставимость зависимых переменных.Более того, задание на набор текста естественно подходит для исследований, посвященных инкрементной обработке. Поскольку он позволяет проводить измерения внутри слова, он, естественно, подходит для исследования морфологической обработки, которая, по определению, является внутрисловным феноменом. Задача набора текста также открывает новые возможности для осмысления динамики лексической обработки. Например, на протяжении всего этого исследования мы рассматривали морфологическую обработку при производстве компаундов как выгодную. Тем не менее, похоже, что признаком этого преимущества является снижение скорости, что, возможно, лучше всего охарактеризовать как нарушение плавности хода в определенных местах.Таким образом, типизация дает нам возможность связать расположение требований к вычислительным ресурсам со свойствами производимого языка и, таким образом, потенциально, с текущими психолингвистическими процессами.

Наш поиск задачи в лабиринте соответствовал ожидаемой легкости обработки. Целевое составное слово выбиралось с наибольшей скоростью, когда ему предшествовало составное простое число. Затем следовало условие, в котором перед составным словом ставился семантический штрих. Нейтральное простое условие привело к самым длинным задержкам выполнения задач в лабиринте.

Заключение

В этом исследовании были изучены три вопроса: 1) Очевидны ли эффекты прайминга при обработке отдельных составных слов, когда составное слово является частью текста, а предполагаемое прайм является предшествующим словом в этом тексте? 2) Можно ли использовать парадигму набора текста для изучения эффектов составного прайминга при обработке составных слов? 3) Наблюдаются ли повышенные задержки нажатия клавиш на морфологической границе при наборе отдельных составных слов, когда составные слова являются частью текста?

Наша интерпретация данных, полученных в результате четырех экспериментов, такова, что ответ на все вопросы — «да.«Мы обнаружили соответствующие составляющие эффекты прайминга и эффекты морфологической обработки в разных экспериментах и, действительно, почти идентичные закономерности при анализе скорости выполнения задач в лабиринте и анализе рейтингов текста. Мы рассматриваем это как предположение о слиянии текстовых эффектов и лексических эффектов (которые сами по себе, как правило, объединяют форму и значение, перекрывая друг друга). Таким образом, может быть выгодно рассматривать прайминг в средах предложения и текста в большей степени как вопрос «интерактивного соответствия», который по определению не может быть однонаправленным.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без излишних оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Советом по этике исследований Университета Брока. Пациенты / участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании.

Вклад авторов

Все авторы внесли свой вклад в дизайн исследования, разработку стимулов и написание этой статьи.

Финансирование

Это исследование было поддержано Партнерским грантом Совета социальных и гуманитарных исследований Канады 895-2016-1008 («Слова в мире»).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Мы хотим поблагодарить Тамару Ирса-Тимофееву за разработку, тестирование и анализ стимулов, которые привели к изучению обработки текста на немецком языке, опубликованному в Irsa, Dressler and Libben (2016), а также за ее последующую работу по английскому языку.Мы также хотим поблагодарить Катарину Кореки-Крелл из Рабочей группы сравнительной психолингвистики факультета лингвистики Венского университета за ее поддержку. Мы благодарим Андреа Верстеег из Университета Брока за ее работу по разработке и апробации более ранних версий английских стимулов, которые привели к этому исследованию.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fcomm.2021.646454 / полный # дополнительный-материал.

Ссылки

Baayen, H., and Schreuder, R. (1999). Война и мир: морфемы и полные формы в неинтерактивной активации параллельной двухмаршрутной модели. Brain Lang. 68, 27–32. DOI: 10.1006 / brln.1999.2069

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Балота, Д. А., Кортезе, М. Дж., Сержент-Маршал, С. Д., Шпилер, Д. Х. и Яп, М. Дж. (2004). Визуальное распознавание односложных слов. Дж.Exp. Psychol. Gen. 133, 283–316. doi: 10.1037 / 0096-3445.133.2.283

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Bauer, L. (2016). Соединения и рецептура . Кембридж, Соединенное Королевство: Издательство Кембриджского университета.

Богранд, Р. Д., Дресслер, В. У. (1981). Введение в лингвистику текста . Лондон, Соединенное Королевство: Longman.

Клинтон В., Карлсон С. Э. и Зайпель Б. (2015). Лингвистические маркеры генерации логических выводов при чтении. J. Психолингвист. Res. 45 (3), 553–574. doi: 10.1007 / s10936-015-9360-8

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дэвис, К. П., Либбен, Г., и Сегаловиц, С. Дж. (2019). Сложные вопросы: связанные с событием потенциальные доказательства раннего семантического доступа к составным словам. Познание 184, 44–52.

Dederding, H-M. (1983). Wortbildung und Text. Zur Textfunktion (TF) от Nominalkomposita (NK). Zeitschrift für Germanistische Linguistik 11, 49–65.doi: 10.1515 / zfgl.1983.11.1.49

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дресслер, В. У. (2006). «Составные типы» в Представление и обработка составных слов . Редакторы Дж. Либбен и Дж. Джарема (Oxford: Oxford University Press), 23–44.

Фиорентино, Р., Фунд-Резничек, Э. (2009). Маскированная морфологическая грунтовка составных компонентов. Ment. Лексикон 4 (2), 159–193. doi: 10.1075 / ml.4.2.01fio

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Forster, K.И. (2010). Использование задачи лабиринта для отслеживания лексической обработки и обработки предложений. Ment. Lexicon 5, 347–357. doi: 10,1075 / мл. 5.3.05 для

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Forster, K. I., and Davis, C. (1984). Прайминг повторения и ослабление частоты в лексическом доступе. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 10, 680–698. doi: 10.1037 / 0278-7393.10.4.680

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Forster, K. I., Guerrera, C., and Elliot, L. (2009).Задача лабиринта: измерение времени принудительной инкрементальной обработки предложений. Behav. Res. Методы 41, 163–171. doi: 10.3758 / brm.41.1.163

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gagné, C. L., and Spalding, T. L. (2014). Время набора текста как показатель морфологических и семантических эффектов при обработке английских словосочетаний. Lingue e linguaggio 13 (2), 241–262. doi: 10.1418 / 78409

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gagné, C.Л., Сполдинг Т. Л. (2009). Составляющая интеграция при обработке составных слов: предполагает ли она использование реляционных структур? J. Mem. Lang. 60 (1), 20–35. doi: 10.1016 / j.jml.2008.07.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gagné, C. L., and Spalding, T. L. (2016). Влияние морфологии и семантической прозрачности на латентность набора английских сложных и псевдосоставных слов. J. Exp. Psychol. Учиться. Mem. Cogn. 42, 1489–1495.doi: 10.1037 / xlm0000258

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Gallant, J., and Libben, G. (2020). Может ли задача лабиринта быть еще более удивительной? Адаптация задачи лабиринта для продвижения психолингвистических экспериментов. Ментальный лексикон 15 (2), 366–383.

Горал, М., Либбен, Г., Облер, Л. К., Ярема, Г., и Охайон, К. (2008). Лексическое истощение у молодых и пожилых двуязычных взрослых. Clin. Лингвист. Phon. 22 (7), 509–522. DOI: 10.1080/026992008017

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Хуанг, Дж., Цанг, Ю. К., Сяо, В., и Ван, С. (2020). Морфосемантическая активация непрозрачных китайских слов при понимании предложений. PLoS One 15 (8), e0236697. doi: 10.1371 / journal.pone.0236697

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ирса Т., Дресслер У. У. и Либбен Г. (2016). «Конкуренция и сотрудничество между нисходящей и восходящей обработкой соединений» в документе, представленном на 17-й Международной встрече по морфологии, Вена, Австрия, 18–21 февраля 2016 г.

Google Scholar

Джи, Х., Ганье, К. Л., и Сполдинг, Т. Л. (2011). Преимущества и затраты на лексическую декомпозицию и семантическую интеграцию при обработке прозрачных и непрозрачных английских соединений. J. Mem. Lang. 65 (4), 406–430. doi: 10.1016 / j.jml.2011.07.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Kintsch, W. (1998). Понимание: парадигма познания . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета.

Кинч, В., и ван Дейк, Т.А. (1978). К модели понимания и производства текста. Psychol. Ред. 85, 363–394. doi: 10.1037 / 0033-295x.85.5.363

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Куперман В., Шредер Р., Бертрам Р. и Баайен Р. Х. (2009). Чтение полиморфных голландских словосочетаний: к модели множественного маршрута лексической обработки. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие Выполнить. 35, 876–895. doi: 10.1037 / a0013484

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либбен, Г., Кертисс, К., Вебер, С. (2014). Психоцентризм и профили участников: последствия для лексической обработки среди многоязычных. Фронт. Psychol. 5, 557. doi: 10.3389 / fpsyg.2014.00557

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либбен, Г., Гане, К., и Дресслер, В. У. (2020). «Представление и обработка составных слов» в Знание слов и словоупотребление: междисциплинарное руководство по ментальному лексикону . Редакторы В. Пиррели, И.Плаг и В. У. Дресслер (Берлин, Германия: De Gruyter Mouton).

Google Scholar

Либбен, Г., Ярема, Г., Дервинг, Б., Риккарди, А., и Перлак, Д. (2016). Ищу морфологию-национальную производную. Афазиология 30, 1304–1324. doi: 10.1080 / 02687038.2016.1165179

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Либбен, Г. (2006). «Зачем изучать соединения? Обзор проблем »в . Представление и обработка составных слов .Редакторы Дж. Либбен и Дж. Джарема (Oxford: Oxford University Press), 1–21.

Либбен, Г., Вебер, С. (2014). «Семантическая прозрачность, компаундирование и природа независимых переменных» в Морфология и значение . Редакторы Ф. Райнер, У. Вольфганг, Ф. Гардани, У. Дресслер и Х. К. Люцки (Амстердам, Нидерланды: Джон Бенджаминс).

Google Scholar

Поллацек А., Хёня Дж. И Бертрам Р. (2000). Роль морфологических составляющих в чтении финских составных слов. J. Exp. Psychol. Гм. Восприятие Выполнить. 26 (2), 820. doi: 10.1037 / 0096-1523.26.2.820

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Marelli, M., Crepaldi, D., and Luzzatti, C. (2009). Положение головы и мысленное представление именных соединений. Ment. Лексикон 4 (3), 430–454. doi: 10.1075 / ml.4.3.05mar

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пирс, Дж., Грей, Дж. Р., Симпсон, С., МакАскилл, М., Хёхенбергер, Р., Сого, Х. и др. (2019).PsychoPy2: эксперименты над поведением стали проще. Behav. Res. Методы 51 (1), 195–203. doi: 10.3758 / s13428-018-01193-y

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sahel, S., Nottbusch, G., Grimm, A., and Weingarten, R. (2008). Письменное производство немецких словосочетаний: эффекты лексической частоты и семантической прозрачности. Written Lang. Грамотность 11 (2), 211–227. doi: 10.1075 / wll.11.2.06sah

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Sandra, D.(2019). Морфологические единицы: теоретическая и психолингвистическая перспектива. Оксфордская энциклопедия лингвистики . Оксфорд, Великобритания: Издательство Оксфордского университета.

Сандра Д. (1990). О представлении и обработке составных слов: автоматический доступ к составным морфемам не происходит. Q. J. Exp. Psychol. 42 (3), 529–567. doi: 10.1080 / 1464074

01236

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Смит В., Барратт Д. и Златев Дж. (2014). Распаковка соединений существительного и существительного: интерпретация новых и традиционных названий продуктов питания изолированно и на этикетках продуктов питания. Cogn. Лингвист. 25 (1), 99–147. doi: 10.1515 / cog-2013-0032

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Taft, M., and Forster, K. I. (1976). Лексическое хранение и поиск полиморфемных и многосложных слов. J. Verbal Learning Verbal Behav. 15 (16), 607–620.

Верховен, Л., и Перфетти, Ч. (2008). Достижения в понимании текста: модель, процесс и развитие. Заявл. Cogn. Psychol. 22, .293–301. doi: 10.1002 / acp.1417

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Weingarten, R., Нотбуш Г., Уилл У. (2004). Морфемы, слоги и графемы в письменной речи. Лингвист тенденций. Исследования Монографии 157, 529–572. doi: 10.1515 / 9783110894028.529

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Вурм, Л. Х., и Физикаро, С. А. (2014). Что делают остаточные предикторы в регрессионном анализе (и чего не делают). J. Mem. Lang. 72, 37–48. doi: 10.1016 / j.jml.2013.12.003

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Zwitserlood, P.(1994). Роль семантической прозрачности в обработке и представлении голландских словосочетаний. Lang. Cogn. Процесс. 9 (3), 341–368. doi: 10.1080 / 016408402123

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Что делает хорошую школьную культуру?

На недавней сессии Национального института руководителей городских школ при Гарвардской высшей школе образования Бридвелл-Митчелл глубоко погрузилась в «культуру», описав строительные блоки характера организации и, в основном, то, каково это работать в ней. .

Культура — это связи

Культура будет сильной или слабой в зависимости от взаимодействия между людьми в организации, сказала она. В сильной культуре существует множество взаимосвязанных и взаимосвязанных взаимодействий между всеми членами организации. В результате широко распространяются и укрепляются знания об отличительном характере организации и о том, что необходимо для ее процветания. В слабой культуре редкие взаимодействия мешают людям изучить культуру организации. , поэтому ее характер едва заметен, а приверженность ей является редкой или спорадической.

  • Убеждения, ценности и действия распространятся дальше всего и будут усиленно укрепляться, когда все будут общаться со всеми. В условиях сильной школьной культуры руководители общаются напрямую с учителями, администраторами, консультантами и семьями, которые также напрямую общаются друг с другом.
  • Культура слабее, когда связь ограничена и меньше связей. Например, если некоторые учителя никогда не слышат напрямую от своего директора, администратор постоянно исключается из коммуникаций или какие-либо группы сотрудников действуют изолированно от других, будет трудно распространять сообщения об общих убеждениях и обязательствах.

Культура — это ядро ​​убеждений и поведения

Внутри этой слабой или сильной структуры то, во что именно люди верят и как они действуют, зависит от сообщений — как прямых, так и косвенных — отправляемых лидерами и другими членами организации. Хорошая культура возникает из сообщений, которые поощряют такие качества, как сотрудничество, честность и трудолюбие.

Культура формируется пятью взаимосвязанными элементами, на каждый из которых могут влиять директора:

  1. Фундаментальные убеждения и предположения или то, что люди в вашей школе считают правдой.Например: «Все учащиеся могут добиться успеха» или «Преподавание — это командный вид спорта».
  2. Общие ценности или суждения людей в вашей школе об этих убеждениях и предположениях — правильные они или неправильные, хорошие или плохие, справедливые или несправедливые. Например: «Это неправильно, что некоторые из наших детских садов могут не получить такую ​​же возможность окончить четырехлетний колледж» или «Правильно, если наши учителя сотрудничают с коллегами на каждом этапе их жизненного пути.»
  3. Нормы , или то, как члены считают, что они должны действовать и вести себя, или то, что, по их мнению, от них ожидают. Например: «Мы должны часто и рано говорить с родителями молодых студентов о том, что потребуется их детям, чтобы поступить в колледж». «Мы все должны присутствовать и участвовать на наших еженедельных собраниях на уровне класса».
  4. Модели и модели поведения , или то, как люди на самом деле действуют и ведут себя в вашей школе. Например: в колледже регулярно проводятся вечера помолвки с родителями; есть активное участие в еженедельных собраниях команд по учебной программе.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *