Психология треугольник жертва спасатель преследователь: Страница не найдена — experimental-psychic.ru

Содержание

Треугольник судьбы в действии | Отношения

В проблемных семьях раз за разом проигрываются роли Жертвы, Преследователя и Спасателя. Дети из этих семей усваивают такую модель поведения и начинают автоматически воспроизводить во взрослости. Так они создают сценарий своей жизни. Это опасность и ловушка, стоящая перед детьми с такой историей.

Что это за роли и откуда они берутся?

Это так называемый «драматический треугольник Карпмана», или «треугольник Судьбы».

Стивен Карпман – известный американский психолог (сын эмигранта из России), ученик Эрика Берна. В конце 1960-х он предложил идею о трех взаимодополняющих ролях, взаимосвязанных, переходящих одна в другую: Жертва, Преследователь, Спасатель. Преследователя иногда также переводят как Агрессора, но дословный перевод оригинального persecutor именно «преследователь», «гонитель».

В конфликтных ситуациях, дисфункциональных системах возникают ситуации, в которых проигрываются эти три роли. Какие они в действии?

Например, молодой человек признается своей любимой девушке, что употребляет наркотики. Она входит в роль Спасателя: «Я спасу его от наркотиков своей любовью». Смело выходит за него замуж. В их браке она – Спасатель, а он – Жертва. Возможно, она находит для него оправдания: якобы он жертва обстоятельств, трудностей детства, стресса на работе и т. д. А партнер поддерживает ее иллюзии и свою роль Жертвы, ведь оправдания снимают с него ответственность.

Итак, перед нами жена-Спасатель и муж-Жертва.

Но наркомания – болезнь, и любовь спасает от нее не эффективней, чем от аппендицита или пневмонии, а значит, не спасает. Постепенно героиня примера начинает злиться, ведь все ее усилия по спасению не дают результатов. Тогда она предъявляет мужу претензии, становится Преследователем: «Если ты не бросил наркотики, ты меня не любишь, ты делаешь это назло мне!» Она устраивает скандалы.

Это уже жена-Преследователь и муж-Жертва.

Муж злится. Особенно из-за того, что его лишили любимого объекта зависимости (вылили алкоголь, уничтожили наркотик, сломали ноутбук). Он становится Преследователем, кричит на жену и, скорее всего, бьет. Тогда она становится Жертвой: «Я все время отдаю тебе, а ты неблагодарный, не ценишь, еще и ударил меня…»

Мизансцена жена-Жертва и муж-Преследователь.

Мужу становится стыдно, он просит прощения, прикладывает лед к синякам жены, в качестве искупления дарит подарок и перемывает всю посуду, чтобы она отдохнула.

Перед нами жена-Жертва и муж-Спасатель.

Жена умиляется, видит доказательства своей важности и нужности. А также «святости», «хорошести», ведь она не бросает мужа, а продолжает спасать! Она решает, что все равно останется с ним и своей любовью спасет его от наркотиков. А он не виноват во вспышке гнева, она его спровоцировала, или начальник испортил настроение на работе.

Круг замкнулся, снова мы видим привычные роли: роль Спасателя у жены и Жертвы у мужа.

Деструктивность этого треугольника «Жертва – Преследователь – Спасатель», или «драматизм», заключается в том, что все действующие лица несчастны. Плюс они активно стараются подключать к своей «игре» окружающих, которые тоже становятся несчастными.

Так, жена жалуется маме на мужа-наркомана, мама становится Спасателем дочки и Преследователем зятя, начинает предъявлять зятю претензии. И в тот же миг дочь из Жертвы превращается в Спасателя и начинает защищать мужа от мамы, на которого сама же жаловалась маме пять минут назад.

Деструктивность драматического треугольника может иметь последствия разного масштаба, в том числе катастрофические.

Вспомним фильм «Страна глухих» (Россия, 1997). Главная героиня Рита (актриса Чулпан Хаматова) встречается с игроманом. Чтобы помочь ему отдать долги, она готова стать проституткой, и только счастливая случайность помогает ей избежать этого.

В драматическом треугольнике нарушено функционирование каждой из ролей. «Жертва на самом деле не так беспомощна, как себя чувствует; Спасатель на самом деле не помогает, а Преследователь на самом деле не имеет обоснованных претензий» (Клод Штайнер).

Эти роли проигрываются не только в замкнутом пространстве отдельной семьи, но и во всех сферах жизни. На работе, в школе и институте, в кружках и секциях, дружеских компаниях, соседских отношениях.

Ребенок из такой семьи несет в себе сценарий драматического треугольника и воспроизводит раз за разом, то выставляя окружающих Преследователями, то побуждая быть Спасателями, то делая из них Жертв.

В роли Жертвы, Преследователя и Спасателя оказываются то зависимые, то созависимые члены семьи, происходит смена, «передача эстафетной палочки». Однако может быть тенденция чаще всего оказываться в одной из ролей.

Остановимся на каждой роли подробнее.

Жертва

При кажущемся неудобстве и опасности роли Жертва имеет много вторичных (скрытых) выгод:

  • внимание окружающих;
  • нарциссическое ощущение своей «избранности» и «святости»;
  • отказ от ответственности (как в советском фильме «Бриллиантовая рука»: «Не виноватая я, он сам пришел!»).

Роль Жертвы формируется в детстве. Иногда это сценарий, заимствованный у родителя-Жертвы. Иногда – следствие плохого обращения с ребенком, когда его границы нарушались, при этом ему не дозволялось себя защищать, в результате чего он оказался в пассивной позиции без возможности обозначить свои границы.

Жертве важно понять свой паттерн поведения, осознать скрытые выгоды такого сценария. Научиться защищать себя здоровым образом, перейти в активную позицию.

Преследователь

Роль, которая позволяет сбрасывать агрессию, ощущать власть и контроль. Преследователь рационализирует проявление агрессии, считая себя правым, но обычно ни уровень агрессии, ни форма выражения не соответствуют ситуации. Так инквизиторы в средневековой Европе считали, что делают благое дело.

Роль Преследователя формируется или как подражание родителю-Преследователю, или в союзе со слабым родителем, который потакал агрессии ребенка, и тот усвоил: через агрессию можно добиться всего, чего захочешь.

Также роль Преследователя подразумевает высокий уровень нарциссического всемогущества: право судить, «кто прав, кто неправ» и кого наказать.

Преследователю нужно признать свою агрессию, найти истинную причину, научиться выражать ее в здоровой форме, а также при необходимости агрессию сдерживать, контейнировать.

Спасатель

Роль коварна тем, что является социально приемлемой и одобряемой. Вроде как Спасатель делает правильную и благородную работу. Ан нет, он выполняет эту роль «криво», не спасая, а нанося вред. Как ребенок, который бросил морскую свинку в море, потому что она «морская» и он хотел ей помочь, и она, конечно, утонула.

Роль Спасателя заимствуется от родителя или формируется на основе компенсаторного механизма: когда-то Спасателя не спасли, и теперь он бездумно спасает других.

Роль Спасателя окружена «нимбом» героизма и нарциссического всемогущества, она позволяет ощутить свою грандиозность и «хорошесть», значимость и полезность для окружающих.

Спасателю нужно освоить темы собственной ценности, реалистичных ограничений. Понять, в чем может быть истинная причина компенсаторного механизма «спасения» других.

Важно! Треугольник судьбы может затягивать, но из него есть выход – отказ от привычных ролей.

Похожее

Полезно? Поделись статьей в Вконтакте или Фейсбук в 1 клик!

что это такое и как из него выйти — karpachoff.com

В 1968 году американский психотерапевт, доктор медицинских наук и один из крупнейших теоретиков и практиков транзактного анализа Стивен Карпман разработал модель коммуникации между людьми под названием драматический треугольник. Однако позже ее начали называть треугольником Карпмана. 

Давайте разберемся, в чем суть этой модели, какие роли мы играем в рамках треугольника и как из него выйти.

Распределение ролей в треугольнике

Модель Карпмана описывает распределение типичных психологических ролей, которые играют люди, вовлеченные в отдельную жизненную ситуацию. Это Преследователь, Жертва и Спасатель. Давайте рассмотрим характеристику каждой из них.

Жертва

Первая из вершин треугольника — Жертва, которая является вечным ребенком, требующим защиты. Она чувствует давление со стороны Преследователя и испытывает стыд за неспособность дать ему отпор. 

У нее низкая самооценка и целый ряд негативных убеждений, основанных на обидах. Обижается Жертва, прежде всего, на окружающих, которые не могут или не хотят ей помочь.

Важное уточнение: понятия «роль жертвы» и «настоящая жертва» не имеют ничего общего. В контексте драматического треугольника мы рассматриваем лишь психологическую роль, которую играет человек в определенной ситуации.

Также читайте: Как избавиться от чувства тревоги

Преследователь (контролер)

Его действия направлены на борьбу с внутренним дискомфортом или болью. Ведомый этими чувствами, он хочет защититься от опасного мира, но не умеет корректно реализовать эту потребность. Для него Жертва — олицетворение глобальной несправедливости и одновременно объект для подавления. 

Также поведением Преследователя могут управлять стыд, чувство никчемности и страх. Несмотря на агрессивные внешние проявления, на самом деле он находится в оборонительной позиции. В своеобразном режиме выживания. 

В детстве Преследователь терпел жестокое обращение или насилие. И этот травматический опыт вызывает смущение, стыд. Теперь же он боится проявить слабость, чтобы опять не оказаться в роли Жертвы. 

Спасатель

Эту роль исполняют зрелые личности. У них преобладает родительский инстинкт, желание опекать, защищать. Но присутствует и доля превосходства над Жертвой и Преследователем. 

Спасатель не любит конфликтов, предпочитает сглаживать острые углы.

При этом помогает Жертве не ради человеколюбия, а для подкрепления своей самооценки. Быть нужным и важным для кого-то — истинное желание Спасателя. Именно поэтому в его окружении всегда находится Жертва, которую нужно периодически спасать.

Взаимодействие ролей

Модель треугольника Карпмана динамична, имеет разные уровни сложности. Рассмотрим основные закономерности, которые характеризуют взаимоотношения между людьми в треугольнике: 

Способность человека играть одну роль автоматически означает, что он может ее сменить на другую. И не один раз. То есть из Жертвы можно превратиться в Спасателя или даже Преследователя и наоборот.

Преследователь почти всегда был в роли Жертвы в других треугольниках.

Активные роли иногда могут испытывать трудности с идентификацией. То есть Преследователь может искренне считать себя Жертвой. 

Люди, привыкшие играть определенную роль, делают это в течение всей жизни. Участники треугольника могут меняться, но роль сохраняется, так как человек всегда будет стремиться к общению с людьми одного и того же типа. 

Движущая сила треугольника — эмоциональный подъем, который возникает после ситуативного напряжения в процессе взаимодействия. Некая сатисфакция в рамках выбранной роли. 

Примеры треугольников в семьях с детьми

В драматический треугольник могут быть вовлечены не только взрослые, но и дети. Причем в разных жизненных сценариях они будут играть разные роли. Например:

  1. Родители ругаются, папа бурно выражает маме свои претензии, а сын защищает мать. В данном случае распределение ролей выглядит так: папа — Преследователь, мама — Жертва, ребенок — Спасатель. Из описания мы помним, что последними могут быть только зрелые личности, а значит — на ребенка взвалили непосильную ношу.
  2. Дочь скатилась в учебе, мать ее ругает, а отец защищает. Тут уже ребенок выступает в роли Жертвы, мать — Преследователь, а отец — Спасатель. Если долго находиться в этом треугольнике, можно закрепить в сознании ребенка неверные поведенческие модели и психологические установки. Пассивная роль не имеет ничего общего с успешной учебой и блестящими перспективами в будущем.
  3. Подросток терроризирует родных плохим поведением, неуважением, ленью. Он Преследователь. Мама, которая не может совладать с сыном, — Жертва. А сердобольная бабушка — Спасатель. Треугольник будет существовать до тех пор, пока мама не поймет, что Преследователь наверняка когда-то был Жертвой. А значит, нужно проанализировать его травматический опыт в прошлом и скорректировать плохое поведение в настоящем.

 

Как выйти из треугольника

Если вы осознаете, что вовлечены в драматический треугольник, постарайтесь выйти из него как можно быстрее. Для этого нужно усвоить несколько правил:

  • Жертва может разрушить треугольник, если сделает какой-то неожиданный ход. Это поможет ей максимально сместиться к центру модели и таким образом снизить влияние Преследователя и зависимость от Спасателя;
  • нужно отказаться от соблазна подавлять другого человека, ведь это самый короткий путь к роли Преследователя;
  • не надо считать себя плохим, недостойным, неудачником — эти эмоции удерживают человека в позиции Жертвы;
  • лучше избавиться от привычки кого-то обвинять, особенно если речь идет о личных проблемах. Ответственность за свою жизнь должны осознавать все участники треугольника;
  • нельзя обесценивать эмоции других людей, как это делает Преследователь;
  • человек не обязан спасать всех, до кого только может «дотянуться». Кроме того, иногда даже самые благородные порывы могут принести не пользу, а вред;
  • сохранять мир между двумя людьми — бесполезный труд. Формат их отношений должны определять только они сами;
  • не стоит создавать мнимую ценность посредника между Преследователем и Жертвой. Как только одна из ролей самоустранится, треугольник исчезнет.

Альтернативная модель 

В 1990 году психологом Э. Чой был разработан антитезис к модели Карпмана. Он представлял собой выигрышный треугольник — концепцию, в которой каждая из ролей прошла здоровую трансформацию.

→ Преследователь перестает манипулировать и заставлять, а начинает вдохновлять. 

Пример: мать, которая не ругает ребенка за плохие оценки, а мотивирует получать знания.

→ Жертва не ждет, пока кто-то решит ее проблемы, а берет на себя ответственность за свою жизнь. Позволяет себе быть уязвимой (совершать ошибки), но на совершенно законных основаниях, то есть без чувства вины.

Пример: ребенок не ищет одобрения своих действий у родителей, а проявляет самостоятельность. 

→ Спасатель избавляется от страхов, которые заставляют заботиться не о себе, а о других людях, и наконец начинает жить своей жизнью. 

Пример: бабушка не складывает портфель внуку, а напоминает ему о необходимости собраться и уходит смотреть сериал.

_________

Тема драматического треугольника интересна тем, что позволяет наложить условный трафарет на отношения с близкими и понять глубинные мотивы их поведения. Это поможет либо выйти из негативного взаимодействия, либо заменить его на более здоровую альтернативу.

«Треугольник Карпмана» — учитель, родитель, ученик

Ох уж эти треугольники! Треугольник можно наблюдать во всех сферах взаимодействия людей друг с другом.

Немного психологии: треугольник во взаимодействии между людьми имеет название «треугольник Карпмана» (или «треугольник судьбы»). Это, своего рода, психологическая и социальная модель. Модель описывает три привычные психологические роли, которые люди занимают — жертва, преследователь и спасатель (преследователь виноватого, жертва преследования, спасатель)

Жертва — вечно всем недовольна, но не пытается менять ситуацию. Страдает.

Спасатель — приходит на помощь жертве, поддерживает и сочувствует.

Преследователь — терроризирует жертву, считает себя сильнее и выше по социальному статусу.

Понимание и осознание своей роли в этой «геометрической фигуре» — уже шаг к успеху. Важно увидеть себя в ней со стороны.
Не поверите, но каждый попадает в треугольники ещё в раннем возрасте. Если быть точнее, то самый первый наш треугольник — это мама , папа и ребёнок. Таким образом, девочка влюбляется в папу и жутко ревнует его к маме, а мальчик глаз не сводит с мамы и воспринимает папу как потенциальную угрозу. Происходит это в возрасте трёх лет. Вот она: первая любовь. Сильная и настоящая! Потом, правда, все встаёт на свои места. Говорить о любовных треугольниках ребёнка в его будущем мне совсем не хочется, а вот рассказать про треугольник, где любви, как раз таки, нет — очень даже.

Треугольник: ученик, учитель, родитель. Мы разберём «who is who», и в каких позициях стоит каждый участник. А главное, я хочу, чтобы вы увидели, где и в чем выражается здоровая позиция каждого. Через осознание можно, и даже нужно, выйти из этой геометрической задачки. Тогда и стресса меньше, и счастья больше, и наконец-таки , школа (любое другое учебное заведение, в том числе и дошкольное) не будет казаться каторгой.

Часть 1

Треугольник: позиция родителя. Рассмотрим, какие же роли играет родитель, попадая в каждый угол «треугольника».

Преследователь. Родитель яро настроен либо против фигуры учителя (репетитора, школы, любого другого учебного или дошкольного заведения), либо против своего же ребёнка (конечно с благими целями).

Например, ребёнок получил двойку, отстаёт по программе, плохо ведёт себя на уроках, не выполняет домашнюю работу — вариантов куча. И тут в ход идут кнуты без пряников. Ребёнка ругают, манипулируют лишениями, иногда даже наказывают физически. Такой родитель часто употребляет фразы: «ты ничего не умеешь» , «дворником станешь», «бестолочь» , «гулять пойдёшь в следующем году», «ни на что не годишься».

Если родитель настроен против учителя, то для него педагог будет виноват в любой ситуации и при любом положении вещей.

Помню, я однажды шла по улице, и впереди меня шли мама с дочкой лет 8. Они о чём-то беседовали, и тут мама громким голосом заявляет: «Сейчас я вашей этой Марьи Ивановне устрою! Попляшет она у меня! Глаза ей выколоть!»

«Бедная Марья Ивановна», — подумалось мне… Родитель в роли преследователя настроен не всегда только против конкретного лица, но и против школы как системы. Ключевые фразы родителя-преследователя: «да я там всем задам», «в министерство напишу», «вашу училку на ковёр», «всем скажи , я в школу приду». Таким отношением родитель настраивает ребёнка против школы и против учителя, подрывая авторитет педагога и значимость образования в целом.

Позиция жертвы. Родитель вечно прибывает в состоянии горя и печали. Фразы: «это ты в отца такой/такая», «это я виноват(а) — недовоспитала, недодала», «помочь тебе не знаю как». На родительских собраниях эти люди сидят с опущенными глазами, полные стыда за своего ребёнка. Учителей боятся так, будто они все ещё сами сидят в третьем ряду за первой партой, не выучив домашнего задания. Стоит учителю вызвать родителя для беседы (взрослые ведь люди), начинается перекладывание ответственности. Например, мамы часто отправляют на разговор папу или бабушку — тех, кто посмелее. Кстати, абсолютная правда, что родители боятся учителей больше, чем их дети. Почему? Они переносят свои детские страхи, оставшиеся со школы, на учителя своего ребёнка. Вдруг этот педагог сейчас накажет дополнительной домашней работой 36-летнюю Татьяну.

Спасатель. Такой родитель берет на себя абсолютно все. Самое опасное — он спасает ребёнка от всего, лишая его личной зоны ответственности, а значит и роста. Родитель собирает портфель в школу, завязывает шнурки, проверяет наличие тетрадей и ластика, пишет за него сочинения в 11 классе и решает примеры (количество домашних работ, которые мне сдавали на проверку, написанных рукой мамы — просто не сосчитать). Стараясь уберечь ребёнка от плохой оценки, вмешиваясь в его отношения с одноклассниками и учителями, имея в побуждениях благородную цель — сделать как можно лучше, родитель доводит ситуацию до того, что в 30 лет уже достаточно взрослый человек идёт с мамой устраиваться на работу, потому что «там тетки сидят, и я не знаю что сказать».

Здоровая позиция (вне треугольника). Родитель не критикует своего ребёнка, не унижает, не высмеивает, не игнорирует. Родитель РЯДОМ. Он поддерживает. Реагирует, если ребёнку нужна помощь. Мотивирует и находит нужные слова: «подучи и все получится», « приложи усилия», «я знаю твои способности — ты справишься». Родитель подсказывает, направляет, структурирует, даёт время, но не делает всё за свое чадо. Он осознаёт, что ни один учитель в мире не настроен против его ребёнка (у учителей просто нет на это ни времени, ни желания), но ситуации случаются разные, здесь нет крайностей. С учителем можно и нужно разговаривать, прояснять, выслушивать. Бывает так, что родитель не видит ту сторону своего ребёнка, которую видит учитель. Не вставайте в позицию «виноватого» — вы делаете максимально то, что можете для своего ребёнка здесь и сейчас. Общайтесь с учителем, он не враг.

Ещё с института я запомнила одну интересную мысль: родитель и учитель — это две фигуры, которые должны не воевать холодной войной, а взаимодействовать друг с другом для того, чтобы раскрыть в ребёнке все самое лучшее и дать ему возможность реализоваться в этом мире, поскольку дети проводят значительную часть жизни в школе(дет.саде) и в родительском доме. Это те две среды, которые в достаточной мере влияют на ребёнка и формируют его как личность.

P.S. А надо ли ругать ребёнка за лень и плохие оценки? Да! Но для начала нужно сформировать у ребёнка понятие, что это его зона ответственности, и учится он для себя, а не для вас с Марьей Ивановной. И кнут должен быть жесткий, но обязательно с пряником — любовью и принятием.

Часть 2

Треугольник: позиция учителя. Среди педагогов часто можно услышать фразу «мы же тоже люди!». Да, безусловно. И точно так же, как и в любой другой профессии, они выгорают, ошибаются, бывают неправы. Но главное в таких ситуациях не впадать в агрессию с первых же минут, а спокойно разобраться, договориться и найти достойный и приемлемый для всех выход из положения.

Преследователь. Наказать, накричать, позвонить и пожаловаться родителям — вот поведение педагога в этой позиции. По-моему мнению, это крайние меры, к которым только можно прибегнуть в действительно сложной ситуации. Педагогическая компетенция и выражается именно в том, чтобы уметь найти общий язык с ребёнком, правильно выстроить границы и эффективно взаимодействовать, не привлекая третьих лиц, не совершая психологическое насилие путём унижения, манипуляций и звонков родителям при первом диссонансе. Исходя из личного опыта, могу утверждать, что дружба с родителями и совместные решения в той или иной ситуации, дают бóльшие плоды, нежели настраивание родителей против их чада, жалоб и требований незамедлительно его наказать.

Жертва. С моей точки зрения, жертвами становятся те учителя, которые преподают «по принуждению». Они, порой, сами не понимают, зачем этим занимаются. «Так получилось», — говорят они, и страдают, ужасно страдают. От всего. От нагрузки, от детей-«спиногрызов», от родителей, что вечно с претензиями, от незнания своего личного ресурса и своего дальнейшего развития в данной профессии. Как правило, они занимают нейтральную , даже безразличную, позицию по отношению к ребёнку и родителю — отработали и ушли.Счастливы ли они в своей самореализации? Уверена, нет .

Спасатель. Учителя, которые взваливают на себя слишком много. Я их называю «вершители судеб». Они уверены в том, что только они способны «вытянуть», «подтянуть» и «воспитать» каждого и всех разом. Они часто вешают ярлыки — «ваш Вася такой, поэтому вот так» ,ставят диагнозы — «тут вам не место, у вас аутизм, недоразвитие и т.д.», или предсказывают будущее — «станешь/не станешь, пожалеешь/не пожалеешь».

Они забывают, что взаимодействуют с ребёнком только частично, порой, не зная всех воздействующих на него обстоятельств: кто его воспитывает и в каких условиях, как расставлены приоритеты, каковы взгляды семьи и тому подобное. Или любимое — переходят границы ребёнка/родителя, залезая в семью без приглашения. Не педагогично.

Учителю следует осознать, что каждый имеет право выбирать свою жизнь, своё поведение, своё образование, свои приоритеты.

Учитель стоит РЯДОМ по отношению к родителю и ребёнку. Даёт советы с психолого-педагогической точки зрения только тогда, когда к нему обращаются. А диагнозы оставим специалистам и врачам.

Здоровая позиция. Учитель — авторитет для ребёнка, специалист для родителя.

Педагог подаёт пример ребёнку своим стилем жизни, жаждой к знаниям, своим широким мировоззрением . Он принимает ребёнка таким, какой он есть. Любого. Без осуждений и попыток исправить. Учитель даёт возможность проявить и раскрыть потенциал на максимум. Он не ставит свой предмет на первое место в жизни ребёнка, но показывает ему насколько он важен, интересен и помогает его развитию.

Часть 3

Ребёнок. Тяжело мне далась эта часть. С детьми я работаю 12 лет, и очень сложно описать их основные роли в треугольнике. Тут нужно быть внимательным: психика детей пластична, дети проходят так называемые кризисы взросления (о них обязательно напишу), и порой, их поведение обуславливается кризисом, а не треугольником.

Преследователь.

Манипулятор. Ребёнок требует, чтобы за него решили всë («вы меня родили — вот и выкручивайтесь»). Уроки делаются за него всей семьей — «зачем самому, если бабушка на пенсии, вот пусть и займётся делом». С учителями это вечное «поставьте 5, ну хоть 4», «ну пока не ставьте, я завтра принесу». В случае отказа — манипуляция истерикой.

Жертва. Ребёнок «вечное страдание» — ругают везде. В школе и дома. Оценки плохие чаще всего из-за низкой мотивации к учебе в целом. «Смысл это учить/писать? Всё равно 2 поставит». Дома ругают, наказывают ремнём или лишением интернета. Радости ноль. В школе — лузер, дома — изгой. Тюрьма. А если хочешь жить — умей вертеться. С этого момента ребёнок учится врать: чем сильнее давление, тем изворотливее он лжет . Все это во избежание плохой оценки и последующего наказания дома.

Спасатель. «На мне держится все хозяйство, слабину давать нельзя, надо быть лучшим»- и в математике, и в астрономии. «У мамы с папой на меня надежды, ведь они столько в меня вложили. Бабушку вообще нельзя разочаровывать — я её радость. Я — будущее семьи». Отсюда у детей повышенная тревожность, напряжение, срывы. В школе он тоже гордость: победитель Олимпиад, конкурсов, соревнований — везде он. «Марья Ивановна сказала, честь школы надо защищать.»

Здоровая позиция. Ребёнок понимает, учебная деятельность — это его зона ответственности. Домашнее задание и поделки — его ответственность. В этом случае родитель РЯДОМ и может контролировать или включиться в процесс («делаем вместе новогоднюю игрушку»), но не делать ЗА него. Если ребёнок плохо учится из-за низкой мотивации — поддерживать его, хвалить за каждую красивую запятую. Принять ребёнка. Поддержать. Он не обязан ни школе, ни Марье Ивановне участвовать там, где он не хочет или не может. Школа была, есть и будет. Здоровая позиция «отстаивать честь школы», если ребёнку реально это в кайф: проявить себя, попробовать себя в этом, посмотреть «смогу ли я?». Ребёнок не должен собой закрывать потребности родителей, раз они решили сделать из него звезду. У ребёнка свой путь. Он не должен проживать жизнь своих родителей и реализовывать их потенциал, если у них там что-то где-то когда-то не получилось. Ребёнок берёт ответственность за свою деятельность, школа — не вся его жизнь. Его жизнь должна быть полна и насыщена не только школьными событиями.

Треугольник Карпмана в Психологии — Новости, справки, информация, советы

Он раскрыл ещё одну тайну человеческой психики и вывел новую концепцию. Согласно ей, мы играем в своей жизни множество разных ролей, но все они могут быть ограничены тремя образами: Спасатель, Жертва и Палач. Существуют разные названия этих ипостасей, но они сохраняют один и тот же смысл. Суть сводится к конфликту между жертвой и преследователем в присутствии третьего лица.

Треугольник Карпмана — это созависимые отношения, которые возникают из-за потребности самоутвердиться за чужой счёт. Результатом становится манипулирование и эмоциональная разрядка. Но положительное влияние эта схема оказывает не на всех участников. В выигрыше остаётся лишь жертва, а спасатель выходит из игры эмоционально измотанным и опустошённым. Удивительный факт, но провокатора конфликта — злодея и палача, может даже не быть во время развития ситуации. На эту роль выбирают бывшего мужа, начальника и любого другого обидчика.

Треугольник в психологии жертва спасатель преследователь является частым спутником в жизни многих людей. Мы вживаемся во все эти роли, выбирая одну как самую любимую. Реальное положение вещей остаётся за кадром, оно игнорируется. Это всё происходит неосознанно. Возможно, вы удивитесь, узнав себя в этой модели поведения, в прошлом или в настоящем. Роли могут меняться в течение разного времени — часа или минуты.

Эта игра насыщает нас яркими переживаниями, эмоциями. Треугольник Карпмана в психологии часто определяется как хроническое состояние некоторых людей. «Подсаживаясь» на эмоции они находят «партнёров по игре» и попадают в порочный круг. Это входит в привычку и воспринимается как естественный ход вещей, единственно возможный способ существования и построения отношений. Это ловушка, в которую попадают многие эмоционально зависимые люди. Чтобы выбраться из неё, нужно приложить усилия и воспользоваться холодным рассудком и силой воли. Одним словом, включить свой разум.

Характеристики драматического треугольника Карпмана

Чтобы лучше понять, что означает психологический треугольник Карпмана в реальной жизни, рассмотрим его персонажей сначала в чистом виде. Характеристика его участников в данном случае выглядит очень плоско, однобоко и категорично, но это поможет понять суть происходящего.

✔️ Злодей (тиран, палач, преследователь и т. д.)
Этот персонаж занимает позицию свысока: «я хороший — ты плохой». Ему нравится открыто унижать своих жертв, вызывая ответную реакцию в виде чувства вины и стыда (это в чистом виде, но в жизни так бывает далеко не всегда и палач в одной ситуации превращается в жертву, попадая в другие обстоятельства). Ставит окружающих (близких) в неловкую ситуацию, прямо или косвенно упрекая в бездействии и недостаточном участии. Он воспринимает жизнь враждебно (в конкретный момент или всегда), видя в ней источник проблем.

Над ним властвуют раздражение, злость, агрессия и страх (порой неосознанный). Тиран не берёт во внимание чувства других людей, подавляет, самоутверждается и получает свою долю самоутверждения таким образом. При этом обвиняет жертву, между тем провоцируя её на новые всплески эмоций и реакции. Поведение такого персонажа трудно предсказать, он не хочет нести ответственность за себя и других, испытывает нужду в наличии жертвы, чтобы черпать силы.

При этом физическое присутствие жертвы необязательно. Ею может быть бывшая жена, ушедшая много лет назад, почивший родитель, дети, избегающие токсичного общения или бывший подчинённый. Изменить поведение тирана может утрата жертвы (не всегда) или смена ролей. Оказавшись без своей «игрушки» он упивается злостью, желает ей бед и злорадствует даже от малейших её неудач. При этом находится в поиске новой мишени для критики, поскольку не в состоянии взять ответственность на себя, ведь она его утомляет.

✔️ Спасатель (спаситель, контролёр, свидетель и т.д.) Он занимает похожую позицию: «я хороший — ты плохой», но не унижает жертву, а обесценивает её, также теша своё самолюбие и чувствуя превосходство.

Он обладает большим (временным) контролем над ситуацией, принимает образ покровителя или роль «взрослого», низводя жертву до положения «ребёнка».

Спасатель также является созависимой фигурой в треугольнике Карпмана. Ему требуется благодарность и ощущение превосходства. Таким образом, он тешит своё эго и повышает самооценку. Такие люди предпочитают менторский тон, раздают непрошеные советы и злятся, если их предписания игнорируют. Они полагают, что лучше разбираются в ситуации и знают, как наладить жизнь другого человека (жертвы).

В реальности от помощи такого спасателя мало толку, а само спасение является лишь игрой. Потому что его цель не реальная помощь, а возможность самоутвердиться за счёт «несчастных страждущих», которые находятся в поисках «жилетки для слёз». Спасателю невыгодно помогать жертве и выводить её из бедственного положения, потому что он сразу утратит источник для повышения ЧСВ (чувство собственной важности).

Спасательство может стать смыслом жизни и превратиться в эмоциональную зависимость, от которой так же трудно избавиться, как и от других ролей в созависимых отношениях. Это положение помогает ориентироваться в жизни, чувствовать свою нужность, значимость и тешить эго, придавая иллюзорный смысл жизни.

✔️ Жертва (без вариантов). Этот персонаж находится в приниженном положении, причём часто делает это добровольно. Выбранная позиция в данной роли: «мне плохо — тебе хорошо». Человек старательно обесценивает свою личность, страдает от нехватки веры в себя. Кредо жертвы — недовольство жизнью и жалобы на несправедливость бытия. При этом у неё не хватает сил для изменения ситуации, а энергия уходит на страдания.

Жертва считает, что не в силах повлиять на ситуацию и от неё ничего не зависит. Инертность, страх, ожидание худшего — привычное состояние человека в этой роли. Поскольку для оправдания позиции нужно обоснование, жертва часто на уровне подсознания ищет тирана для взаимного созависимого существования. Он подтверждает её установку «со мной что-то не так, я недостойна любви». На роль жертвы часто претендуют женщины, но мужчины тоже могут занять данную позицию.

Большую часть вопросов и проблем жертва перекладывает на Спасателя, который ограничивает её развитие как личности. Собственные навыки не формируются, а убеждение в том, что жертва сама неспособна принимать решения укрепляется.

📽 Как перестать быть жертвой? Треугольник Карпмана

Стоит отметить, что роли не всегда фиксированы и партнёры, например, в семейных отношениях, могут переключаться, переходя от одного образа к другому. Они то контролируют, то спасают, то принижают друг друга. В принципе это не опасно, если не выходит за рамки разумного. Иногда даже необходимо ощутить себя тираном, жертвой или спасателем, для получения новых эмоций и последующей разрядки. Ситуация становится опасной, когда люди «замирают» в одной из выбранных ролей и прекращают собственное развитие.

Треугольник Карпмана: примеры из жизни

В реальной жизни драматический треугольник Карпмана встречается очень часто. Примером можете быть даже вы сами, если постараетесь проанализировать взаимоотношения с другими людьми.

Классический пример такого треугольника — семья. Мать, отец и ребёнок. Они периодически меняются ролями. Пока малыш ещё не достиг возраста разумного поведения, он выступает в роли тирана. Ему необходима «жертва» для исполнения желаний, потребностей и самоутверждения.

Избалованный сын (или дочь), которых не сместили с этой роли, могут всю жизнь успешно самоутверждаться за счёт родителей. В данном случае матери. Отец при таком раскладе выступает как утешитель (спасатель). Он вроде бы пытается как-то помочь, но не особо старается и всё что может — лишь также самоутверждаться за счёт супруги, проявляя сочувствие.

В другой ситуации, при авторитарном характере главы семейства, в роли жертвы могут выступать жена или дети. Соответственно, тот, кому эта роль не досталась, становится свидетелем и фактически беспомощным контролёром. Часто «спасителем» становится тёща, которая настраивает жену против мужа и наоборот, свекровь, занимающая такую же позицию.

Так называемые «лучшие подруги» — яркий пример «спасителей». Они ведут себя примерно так же, как тёща или свекровь, демонстративно жалея жертву «плохого мужа/бойфренда», но при этом повышают собственную самооценку и ЧСВ.

В коллективах роль тирана, как правило, достаётся руководителю, а жертвы находятся среди персонала. Причём положение «угнетённых», которым кажется, что их унижают, может не соответствовать действительности. Люди, склонные к психологии жертвы будут искать для себя любой удобный момент, чтобы занять привычное положение.

Как выйти из треугольника Карпмана?

Теперь, когда вы познакомились с тем, что такое треугольник Карпмана, как выйти из ролей — второй важный вопрос.

Для меня лично это понимание стало настоящим открытием, и многое в жизни стало проще и яснее. Особенно если учесть, что мы сами много раз менялись ролями с другими людьми и одинаково успешно выступали в роли жертвы и преследователя. Но, как правило, есть одна излюбленная роль, которую примеряет на себя человек.

Выход из треугольника Карпмана возможен и даже желателен. Ведь сделав это, вы получаете тот самый контроль над собой, который так необходим нам всем. Начинать надо с осознания своей роли в этой схеме. Только правдиво и честно признаться себе, когда и кем вы были в своей жизни (жертвой, свидетелем или палачом). Это может быть сложно, ведь признать себя тираном не так-то легко.

Ещё одна проблема, которая возникает при работе над этой ситуацией — нежелание покинуть привычные рамки. Мы не входим в образ без внутренней необходимости. Находясь в роли, мы в ней заинтересованы и имеем какую-то выгоду с этого, даже если кажется что это не так. Вот с этим вопросом и нужно разобраться.

Стратегия для «жертвы»:

▪️Выяснить, в чём выгода выбранной роли и чего вы лишитесь, выйдя из образа.

▪️Сформировать новую модель поведения, заменив привычные реакции на другие (вместо жалоб искать новые возможности).

▪️Понять, что никто не должен вам ничего.

▪️Взять ответственность на себя.

▪️Избавиться от привычки оправдываться.

Стратегия для «тирана»:

▪️Выяснить, что даёт контроль над ситуацией и какие получаются результаты.

▪️Искать причину в себе, а не в ком-то другом.

▪️Избавиться от привычки критиковать других людей.

▪️Избегать конфликтов, решать вопросы мирно.

▪️Мотивировать людей, а не давить на них.

▪️Понять для чего действительно нужны конфликты и высказывание претензий — для результата или эмоциональной разрядки.

▪️Примириться с мыслью о том, что вы несовершенны и способны совершать ошибки.

▪️Научиться общаться с позиции равных, а не с позиции превосходства.

▪️Найти альтернативные способы повышения самооценки, ЧСВ и самоутверждения.

Стратегия поведения для «спасателя»:

▪️Спросить себя, зачем на самом деле нужна эта роль и какая цель является приоритетной — помощь или самоутверждение.

▪️Найти другой способ самореализации и повышения самооценки.

▪️Найти альтернативные способы помощи жертве, находясь в другой позиции, помочь ей проявить самостоятельность.

▪️Не вмешиваться в ситуации без просьбы со стороны участников.

▪️Не оказывать непрошеную помощь и не считать людей беспомощными в обычных обстоятельствах.

▪️Обсуждать проблему, с человеком, но не навязывать своё мнение.

▪️Помочь «жертве» осознать свою значимость.

▪️Предоставить больше самостоятельности «жертве».

▪️Не ожидать благодарности за свои действия.

▪️Найти альтернативные источники положительных эмоций и возможности самореализации.

Будьте готовы к тому, что выйдя из игры вы не сразу сможете повлиять на поведение других участников. Скорее всего, вам просто найдут замену в лице того, кто подходит на эту роль. Работа над собой может потребовать больших усилий, чем вы ожидали, но результат того стоит.

Хотя исчезновение одного из «углов» не способно разрушить нашу геометрическую фигуру, тем не менее это может оказать большое влияние на других участников треугольника и мотивировать их на более конструктивное поведение.

Об авторе: Привет! Я — Каролина Кораблёва. Живу в Подмосковье, в городе Одинцово. Люблю жизнь и людей. Стараюсь быть реалистом и оптимистом по жизни.
В людях ценю умение себя вести. Увлекаюсь психологией, в частности — конфликтологией. Закончила РГСУ, факультет «Психология труда и специальная психология».

Треугольник Карпмана — жертва, преследователь, спасатель

Жертва, преследователь, спасатель — это главные персонажи созависимых отношений в психодраматическом «Треугольнике Карпмана».

Термин «Треугольник Карпмана» появилось в психологии в 1968 году благодаря специалисту Стивену Карпману (транзактный анализ) и его предшественнику Эрику Берну с его бестселлером «Игры, в которые играют люди».

Суть драматического треугольника Карпмана

В виде вершин треугольника изображены три плавающие роли созависимых отношений: Жертва — Преследователь (Агрессор) — Спасатель. Попав в такую схему взаимоотношений, каждый из участников примеряет на себе все роли этого треугольника.

Не принимая ответственности за свою жизнь, человек попадает в роль Жертвы, и она ему нравится. Пытаясь помочь Жертве против ее согласия, Спасатель переплывает в роль Преследователя (Агрессора), ведь Жертва спасаться то и не желает, чем вызывает сильное раздражение, гнев, теперь уже у бывшего участника — Спасателя.

У каждого индивида есть своя «излюбленная» роль в магическом треугольнике. Эту роль ребенок усваивает в раннем детстве, она соответствует той роли, которую он исполнял в семье.

И конечно же, необходимо отметить, что это неотвратимый и необходимый способ посмотреть, отреагировать на окружающий мир вокруг себя. Эта роль, с которой человек попадает в треугольник Карпмана, является значимой частью его идентификации. И точка выхода у каждого индивида будет своя.

Возможны и переходы из одной роли в другую:

Жертва

Один из основных посылов Жертвы: Жизнь доставляет одни страдания. Она зла и непредсказуема ко мне. Подкидывает ситуации, с которыми невозможно справиться.
Чувства:

  • беспросветности, безысходности;
  • своего бессилия, никчемности;
  • чувство запутанности, растерянности и неясности;
  • обида, страх, зависть;
  • жалость к самому себе.

Жертву постоянно мучают депрессии, она не хочет войти в новое событие своей жизни, получить новые яркие впечатления и необходимый опыт. Её мир жесткий, без компромиссов, она не видит необходимости продвигаться в какую-либо сторону жизни, при этом говоря: «Как я от всего устала!».

Жертва внутри себя не позволяет преобразований, и это впоследствии, приводит к соматическим заболеваниям. Наибольший страх — это то, что в дальнейшем ничего не изменится. Отрицает наличие собственного потенциала для работы над возникающими проблемами. Ощущает себя недостойной лучшего. Для того, чтобы выскочить из кокона безысходности необходимо понять, что необходимо действовать здесь и сейчас, взять ответственность за свою жизнь, и перестать думать о неудачах.

Преследователь (Агрессор)

Испытывает чувства:

  • желание восстановить справедливость;
  • собственной непоколебимой правоты;
  • убежденность в том, что он знает как необходимо правильно поступить;
  • желание наказать виновного;
  • азарт преследования, охоты;
  • оскорбленное самолюбие.

Чтобы из ребенка вырастить Агрессора по жизни, его необходимо периодически подвергать физическому и психологическому насилию. Внутри себя такие дети переживают гнетущий стыд и сильный гнев, и эти чувства управляют ими в дальнейшем.

Помогают преодолевать Агрессору чувство собственной беспомощности и стыда нападки на окружающих. Доминирование над другими становится основой их поведения. Агрессор всегда во всем прав, его методы воздействия на других – запугивание, допрос, обвинение, провокации.

Агрессор не признает собственную уязвимость и больше всего пугается своей беспомощности. Поэтому ему необходима Жертва, на которую можно спроецировать собственное несовершенство, обвинить её в неудачах. Выйти из роли Агрессора легче всего, необходимо взять на себя ответственность (за поступки, действия).

Спасатель

Чувства, которые переживает Спасатель:

  • жалости к другим, желание помогать;
  • полного превосходства над Жертвой;
  • чувство всемогущества к конкретной ситуации;
  • убежденность в том, что он знает, как необходимо правильно помочь;
  • ответственность за других.

Когда родители игнорируют желания, потребности ребенка, из него со временем вырастает Спасатель. Спасатель в основном ищет созависимого, пытается «задавить» в нем инициативу. Таким человеком легче манипулировать и управлять.

И делает он, конечно же, только для блага другого. Проявляет себя, как заботливый, благожелательный, сострадающий и обязательно знающий, как исправить ситуацию.

Спасатель вырос в мире, где игнорировались и запрещались его потребности и желания родителями, и он начинает проявлять свою заботу о других. От этого Спасатель гордиться собой, ведь он это делает безусловно, бескорыстно, верит в свою доброту, чувствует себя героем.

Трагичность этой роли в том, что Спасатель предполагает ответную реакцию за свою заботу. Но такого не случается, потому что если это произойдет, то спасать и некого будет. И Спасатель перейдет в роль Жертвы, испытывает чувства предательства, полного отчаяния.

Он очень боится одиночества, поэтому пытается быть незаменимым для других, чем делает зависимых еще более беспомощными и безынициативными.

*****
В реальном мире нет ни Агрессоров, ни Жертв, ни Спасателей. Это всего лишь условные роли драматического треугольника Карпмана для лучшего осознания сложной динамики в созависимых отношениях.

2 239

Психология. «Треугольник Карпмана, в который лучше не попадать» (утащено с ФЭРа): alena_15 — LiveJournal

В географии есть «бермудский треугольник»: кто туда попал — тех не найти… Психология не смогла обойтись без аналогичного, и поэтому в ней есть треугольник Карпмана.

Стефан Карпман — психолог, изучавший социальные взаимодействия; он обнаружил, что большинство невротических взаимодействий развивается по одной и той же схеме, с участием одних и тех же ролей: Спасателя, Преследователя и Жертвы — по которым перемещаются действующие лица. Общение в пределах этого треугольника – это эффективный способ не брать ответственность за свои поступки и решения, и получать сильные эмоции и право не решать свои проблемы (так как в этом всем виноваты другие).

Шаг 1: Жертва ищет Спасателя.
Как только кто-то вошёл в эту роль, ловушка захлопнулась – треугольник образовался.
Шаги 2-…: Смена ролей
Спасти противу желания никого, натурально, невозможно. А ведь как хотелось! И Спасатель через некоторое время превращается либо в Преследователя: чё не спасаешься? Либо в Жертву: я так хотел помочь, а она!…
Шаг последний: Бабах!
…в общем, они там туда-сюда меняются постоянно по описаной схеме. Эта музыка будет вечной, доказано британскими учеными. Пока не бабахнет.

Единственный выход — не вовлекаться ни в одну из ролей, даже если очень жалко/хочется/искрение чувства обуревают. Помочь себе человек может только сам, и никакое преследование и никакая жертвенность этого факта не отменят. И никакое спасательство. Увы и ах.

Жертва организовывает треугольник, и получает вторичную (неосознаваемую) выгоду не только в виде самоунижения и самобичевания, но и в виде права не брать на себя ответственности за собственные поступки. Кроме того, наличие Спасателя подтверждает ее особую человеческую ценность и правоту устремлений.

Преследователь — тот, кого назначила им Жертва; понятное дело, со сменой Жертвы меняется и Преследователь. Но упорно доказывает, что во всем виноваты все остальные, а он весь в белом стоит, такой красивый.

Спасатель – роль престижная, венчающая треугольник: она дает возможность практически без труда, пусть и на время, ощутить свою значимость и поднять свою самооценку. И не беда, что Спасатель неминуемо превратится в Преследователя либо в Жертву: зато это гораздо легче, чем заняться собственными проблемами.

Ну и, как водится, пример.

Шаг 1. Человек пишет жалобный пост на форуме.
Это ещё пока не треугольник Карпмана, — каждый имеет право запросить помощь, информацию, сочувствие, и надеяться (не требовать!) всё это получить.

Шаг 2. Находятся желающие дать ему запрошенное.
Если он получает запрошенное, и при помощи этого меняет себя или ситуацию — ну и славно, конец взаимодействия. Треугольник Карпмана не проявился, или проявился умеренно невротически.
Если же он получает запрошенное, и при этом ничего не меняется — то ждите, треугольник Карпмана уже в пути на всю катушку, щас бабахнет. Жертва уже пригласила Спасателя… Единственный вариант — выйти из взаимодействия.

Шаг 3. Напряжение среди Спасателей нарастает.
Люди, впавшие в иллюзию того, что они могут кого-то спасти, не могут смириться с неудачей. Им нужно как-то себе объяснить, что это не они «плохие Спасатели» — а человек попался не тот. Он нарциссический. Демонстративный. Вообще виртуал! — сообщают они ему прям в лицо.
Таким нехитрым образом, из самых лучших побуждений, Спасатель превращается в Преследователя.

Шаг 4. Напряжение среди Жертв нарастает.
Люди, впавшие в иллюзию того, что их кто-то может спасти кроме них самих, не могут смириться с тем, что спасают их как-то не так, как им бы хотелось. Какого чёрта эти гады лезут на мою территорию? — удивляется бывшая Жертва, — Каззлы! — в лицо собеседникам константирует она.
Таким нехитрым образом бывшая Жертва превращается в Преследователя тоже.

Шаг 5. Но и бывшие Спасатели не лыком шиты!
И это нам за нашу доброту?! Мы же всего-навсего хотели тебе помочь, открыть глаза! Ах, как неблагодарны бывают люди… — жалуются бывшие Спасатели.
Роли совершили полный круг: бывшие Спасатели теперь сами стали Жертвами.

Шаг 6. Бывшие Жертвы не сдаются!
Они просто не понимают, — думает бывшая Жертва, а теперь уже Спасатель — как они делают мне больно! Надо им объяснить!
И, в попытке спасти собеседников, она обрушивает на бывших спасателей всю мощь спасательско-преследовательского потенциала…

Шаг 7. Приходит модератор.
В зависимости от того, кто зашёл дальше в движении по треугольнику Карпмана, кто-то забанен. Бабахнуло. 

Единственный выход из этого треугольника — повторяю, единственный! — не вовлекаться в явно невротическое взаимодействие. Т.е. как только вы выяснили, что с вами играют в игру «спасите меня, но только как-нибудь так, чтоб ничего не поменялось» — всё. Пора тушить фонари, кина не будет, а будет бабахать и бабахать. Оно вам надо? Игнор чужих проблем легко спасет отцов (и матерей) русской революции от бабаха. Если вы хотите кого-то изменить — начните с себя. Оно и безопаснее, и даже выгоднее. 

Все использованные аналогии случайны и относятся, разумеется, не только к форуму.
Желающие оглянуться на реальную жизнь без труда найдут в ней аналогичные паттерны.
Только бабахает в реальной жизни покруче.

Треугольник Карпмана: идеальная жертва | Психосома

Многие психологи и философы пытались выделить некие закономерности отношений между людьми. Несмотря на то, что все мы разные и по-разному взаимодействуем с другими, можно заметить определенные общие моменты, тенденции и склонности. Одной из систем, описывающих стереотипы общения, является треугольник Карпмана. Стивен Карпман, американский психотерапевт, ученик Ерика Берна, заметил, что в отношениях между людьми есть три роли: жертва, спаситель и преследователь. Иногда эти роли меняются, но суть отношений остается прежней. Идеальная жертва пытается вызвать к себе сочувствие со стороны спасителя, который потом неизменно превращается в преследователя. Но обо все по порядку.

Вильям Шекспир очень тонко очертил удел человеческих взаимодействий: весь мир – театр, в нем женщины и мужчины – все актеры. Все мы актеры, с выходами и уходами со сцены, переживающие роли и чувства перед призрачными зрителями. Мы и не отдаем себе отчета в том, как сама социальная жизнь театрализована, и от этой игры, свершаемой нами, она может быть либо грубой, либо изящной.

Начало пьесы о идеальной жертве начинается со слов главной жертвы. Она, пострадав в отношениях, понимая всю боль и разочарование, которые получила, говорит, что надеется все вернуть. Ведь по-другому просто не может жить. После этого начинается основное действие нашей пьесы.

Как часто мы слышим подобное в повседневной жизни? Игра жертвы основывается на переживании ощущений беспомощности перед преследователем, перед роком, перед внешними обстоятельствами. Характерологическими особенностями ситуаций, в которые попадают жертвы, а также их самих, являются безысходное положение и апатическая составляющая, покорность и ощущение острой несправедливости, возможно, и чувства вины. Давайте разберемся более подробно в этом.

Треугольник отношений Карпмана: основные роли и их влияние на взаимодействие с людьми

Треугольник отношений Карпмана объясняет основные роли и их влияние на взаимодействие с людьми. С точки зрения транзактного анализа, люди играют в определенные игры и исполняют роли, которые, согласно их потребностям, здесь и сейчас, в какой-то степени выгодны. О том, что люди играют в игры, писал еще основатель транзактного анализа Ерик Берн. Его ученик, Стивен Карпман, расширил это теорию путем создания треугольника психосоциального взаимодействия человека. Чаще всего, люди не осознают, что, занимая определенную позицию по отношению к другому человеку, они, прежде всего, заботятся о себе и о конечном результате всего мероприятия – получения определенной выгоды. Жертва строит свое взаимоотношение с миром посредством треугольника Карпмана.

Треугольник отношений Карпмана состоит из трех ключевых ролей для взаимодействия: Спасатель, Преследователь виновного и Жертва. Автор идеи рассуждает, что люди склонны рассматривать эти роли, как мелодраматическую попытку упростить свое поведение и поведение других людей. Каждый человек в определенных обстоятельствах может видеть себя благородным рыцарем – Спасателем; карающим согрешившего и виновного Преследователем; виноватой без вины Жертвой. Эти роли достаточно ситуативны, мы не склонны играть определенную роль постоянно и согласно обстоятельствам, мы их меняем.

Позиция жертвы в треугольнике Карпмана

Позиция Жертвы в треугольнике Карпмана предполагает, что у человека в данном случае просто нет выбора иного способа поведения. В данном случае включается некий фаталистический момент, что от судьбы не уйдешь, это наказание, от меня все равно ничего не зависит, и так далее. В таком случае, любая из трех позиций треугольника – Жертва, Спасатель или Преследователь, в той или иной степени, – являются жертвами, так как не способны выбрать другой способ реагирования. Они просто не могут вести себя иначе, и не видят для себя альтернативного сценария поведения. В некоторой мере, треугольник Карпмана – это тюрьма, попав в которую, не так просто выбраться.

Когда вам жалуются друг или подруга – они находятся в позиции Жертвы. Одновременно сам Преследователь находится в том же состоянии. Как бы он не стремился покарать Жертву, в ответ на выяснение основного мотива его деятельности, можно услышать что-то в духе: а что мне оставалось делать? К примеру, если Жертва не помыла посуду, Преследователь будет кричать, прессовать, напоминать, наказывать за этот проступок, так как что же еще ему остается, если желаемое действие не выполняется? К сожалению, многие убеждены, что благодаря просьбе, основанной на страхе, и в повышенных тонах эффективность выполнения действия возрастает. К счастью, это не так. Очень часто, преследователем становится спасатель. После того, как он предпринимал множество бессмысленных и неуспешных попыток спасти жертву, у него, условно говоря, сдают нервы, и он превращается в палача, преследователя, который стремится наказать жертву.

Вторичная выгода жертвы

Человек с позицией Жертвы имеет свою выгоду, ему ведомую. Это называется вторичной выгодой жертвы. Какой-то элемент выгоды есть в каждом поступке человека. Приведем пример. В некоторых семьях, к сожалению, распространено семейное насилие, муж периодически избивает жену. В данной ситуации она является жертвой, а муж – преследователем. Но почему она не уйдет от него, почему не бросит? Во-первых, она находится внутри треугольника Карпмана, а выйти оттуда без посторонней помощи не так легко, как может показаться. А во-вторых, как бы она ни жаловалась, как бы ни рассказывала о своих страданиях – она хочет сохранить эту семью. Есть одна важная и жестокая истина – человек всегда делает только то, что хочет. Если женщина остается с мужем, который ее избивает, значит, она хочет с ним быть. Значит, в этом есть какая-то выгода для нее. Может, это деньги, а может – возможность жаловаться. Рассказывать обо все этом подругам и родственникам, и получать от них поддержку. Часто сам человек, находящийся в подобной ситуации, не осознает, почему до сих пор остается в токсичных отношениях. Но, разобравшись в своей вторичной выгоде, получает возможность наконец-то вырваться из плена.

Вторичная выгода может проявляться в виде желания получить большее количество внимания, вернуть себя в переживание чувства вины, стремлением наказать себя. Именно неосознаваемая потребность получить наказание может быть объяснением поддержания токсичных отношений, которые уже давно не приносят радости. Всегда удивительно, почему, если им настолько плохо вместе, они не могут расстаться? А, если расходятся, то, через некоторое время, снова вместе. Как уже было сказано, люди всегда делают только то, что хотят. А причину того, почему они хотят именно этого, можно найти в глубоком детстве. Поведение этой позиции формируется посредством воспитания в семье, в случаях, когда ребенок был виноват в том, за что не мог нести ответственности. Так, маленького ребенка обвиняют, что он описался в том возрасте, когда он еще не может контролировать работу своего мочевого пузыря, либо трехлетнего ребенка обвиняют в том, что он не досмотрел за своим младшим братом, которому всего годик. В этих случаях ребенок будет чувствовать вину за поступки, где он не мог быть компетентным. Поэтому психология жертвы – это виноватый без вины. В ходе терапевтических сессий при проработке созависимости в отношениях, чаще всего поднимается эта тема – чувство вины. Вина – результат собственных заблуждений, так как чаще всего это иллюзорное чувство, которое возникло на основе недостатка информации о ситуации и своей роли в этой ситуации.

Прорабатывание чувства вины у жертвы

Прорабатывание чувства вины у жертвы необходимо для созависимых пар, для работы со своей виктимностью, так как на эмоциональном уровне Жертва ощущает букет из таких неприятных эмоций, как вина, детские обиды, страхи, собственная неспособность и беспомощность. На уровне же поведенческом – это будет проявляться в бессознательном стремлении Жертвы создать или выбрать те условия в реальной жизни, которые бы позволили вновь пережить эти эмоции. Таким образом, Жертва, к примеру, поздно возвращаясь домой, будет идти по неосвещенным улицам, так как так быстрее, в семейной жизни выберет в партнеры тирана, а на работе, если не попадет под горячую руку начальника, так лишнюю ответственность на себя возьмет, чтобы потом иметь возможность жаловаться на начальника за чашкой ароматного чая. Что бы она ни делала, в этом всегда прослеживается желание получить наказание. А после этого рассказать и пожаловаться всем на такую несправедливость. Быть жертвой – это ужасно. Из этого состояния просто необходимо выйти.

Для того, чтобы избавиться от чувства вины, в первую очередь необходимо определить, есть оно у вас или нет. Наблюдайте за собой. Есть ли у вас привычка постоянно извиняться, даже если вы ничего плохого не сделали? Самому бывает тяжело это заметить, поэтому вспомните, не просили ли вас извиняться поменьше? Также, к признакам чувства вины относятся различные установки: например, вы можете думать, что не заслуживаете счастья или что вас никто не полюбит. Это совершенно не обоснованные и деструктивные мысли, которые точно не приведут вас к чему-то хорошему. Лучше всего поработать с ними у психотерапевта. И последнее, что отличает людей с хроническим чувством вины – это повышенная тревожность. Вы можете думать, что обидели кого-то, чрезмерно переживать за себя и других или просто без причины чувствовать тревогу.

Самостоятельно бороться с чувством вины очень сложно. Намного надежнее обратиться к специалисту. Но, можно для начала попробовать разобраться своими силами. В этом нам поможет наблюдение и рефлексия. Старайтесь записывать те случаи, когда у вас появляется чувство вины. В каких ситуациях оно возникает? Какими мыслями сопровождается, какие эмоции у вас возникают? Ведите такой дневник несколько недель. Затем проанализируйте его. Посмотрите, почему и когда вы чувствуете вину. Такой анализ может помочь вам научиться отделять себя от своего чувства вины. Вы будете понимать, что оно зарождается независимо от ваших действий и ваших желаний. А отделение себя от своих переживаний – это уже первый шаг на пути к исцелению. Если вы подойдете к этому с должным усердием – у вас обязательно все получится.


Мы постоянно выявляем плагиат на наши материалы без указания кликабельной follow ссылки на них. В таком случае без предупреждения мы обращаемся в DMCA Google, что приводит к пессимизации плагиатора. 
Наоборот, мы приветствуем популяризацию наших материалов, но с обязательной активной follow ссылкой на эту страницу psyhosoma.com/treugolnik-karpmana-idealnaya-zhertva/.

  

Как выйти из треугольника Карпмана? Треугольник Карпмана: описание, примеры

Треугольник Карпмана – это модель взаимоотношений между личностями трех разных типов. Это такая игра, которая отражает реальность. Автор этой теории Стивен Карпман.

Треугольник Карпмана: описание модели

Данная модель предполагает разделение личностей на три типа: Жертва, Преследователь и Спасатель. Между первым и вторым возникает конфликт, а вот третий пытается разрешить ситуацию и спасти пострадавшего.Особенностью данной модели является то, что такая ситуация может сохраняться долгие годы, так или иначе устраивая каждую из сторон. Сталкер, как сильная личность, терроризирующая окружающих, Жертва находит удовлетворение в том, что перекладывает на других ответственность за свои неудачи, а миссия Спасателя — выручать всех из трудных ситуаций.

Несмотря на то, что роли треугольника Карпмана четко разделены, это не значит, что они таковыми и останутся. Людям трудно постоянно оставаться на одной и той же позиции, а потому Жертва иногда может стать Преследователем, Спасителем Жертвы и так далее.Следует отметить, что преобразования данных носят не постоянный характер, а носят спорадический характер.

Созависимые отношения

Если взять за правило анализировать ситуации, происходящие вокруг нас, то можно сделать вывод, что многие из них иллюстрируют треугольник Карпмана. Созависимые отношения являются своего рода синонимом или основой этого психологического явления. Я имею в виду ситуацию, когда определенные типы личности конфликтуют, но совершенно не представляют свою жизнь друг без друга.

Рекомендуем

Хороший семейный психолог, Москва: отзывы

Традиционно к врачам этой специальности обращаются жители развитых стран (европейцы и американцы). Показывает ли нынешняя жизнь в столице России востребованность профессии «семейный психолог» (г. Москва)? Отзывы жителей…

Жертва, преследователь и Спасатель — главные действующие лица, взаимодействие которых строится в основе треугольника Карпмана. Созависимые отношения между ними основаны на том, что они самореализуются за счет друг друга.Итак, Жертва находит оправдание в нападках Преследователя, который, в свою очередь, получает удовлетворение от господства над ней. Отряд проявляет свою агрессию к Преследователю под предлогом защиты Жертвы. Это замкнутый круг (точнее треугольник), который не так-то просто разорвать. Основная трудность заключается в том, что он не хочет предметов.

Роль Жертвы

Одна из ролей данной психологической модели — Жертва. Треугольник Карпмана подразумевает, что эти люди склонны снимать с себя ответственность за события своей жизни.Кроме того, такой человек старается добиваться внимания и сострадания к себе. Еще возможен вариант провокации агрессоров. Добившись своей цели, Жертва начинает ими манипулировать, требуя некоторой компенсации.

Стоит отметить, что Жертва Карпман присваивает ключу значение в вашем треугольнике. Это потому, что этот персонаж достаточно быстро может стать Преследователем или Спасателем. Жертва принципиально не меняет своих убеждений, по-прежнему стремясь избежать какой-либо ответственности за свои действия.

Стоит отметить, что в некоторых ситуациях только из символов этого типа находится треугольник Карпмана. Уйти от Жертвы можно только изменив эмоциональный фон. Ей нужно чувствовать возможность внесения в свою жизнь перемен и осознавать, что они невозможны без принятия на себя ответственности.

Роль Преследователя

Сталкер по своей природе стремится вести и доминировать над другими. Он пытается манипулировать Жертвой, полностью оправдывая эти действия в своем сознании.Естественно, цель начинает сильно сопротивляться. Подавляя протест, Сталкер самоутверждается и получает моральное удовлетворение. Таким образом, можно судить, что угнетение других — это его основная потребность.

Еще одной особенностью роли Преследователя можно считать то, что его действия не беспочвенны. Внутри он находит свое полное оправдание и объяснение. Их отсутствие может полностью разрушить его убеждения. Однако, если Сталкер встречает сопротивление Жертвы, это дополнительный стимул для сохранения своей линии поведения.

Роль Спасателя

Спасатель — это довольно сложная фигура с психологической точки зрения. Есть стремление к агрессии, которое он упорно сам подавляет. В силу разных причин человек не может получить статус Сталкера, а потому ему приходится искать другое применение своим неиспользованным ресурсам. Он находит свое предназначение в защите жертв.

Стоит отметить, что конечной целью Спасателя является не доведение Жертвы до «катастрофической» ситуации.В этом случае он рискует потерять путь самореализации. И заключается в том, что Спасатель проявляет скрытую агрессию по отношению к Преследователю под предлогом защиты Жертвы. Из этого можно сделать вывод, что он не лучший релиз последнего из треугольника.

Как выйти из треугольника

Мы постоянно попадаем в те или иные ситуации, а иногда сами их и создаем. Найти выход из треугольника Карпмана порой оказывается непростой задачей.Чем дольше мы подвергаемся воздействию других, тем глубже мы погрязаем в их сценариях и интригах. Если вы испытываете психологический дискомфорт, вам просто необходимо прекратить свое участие в треугольнике.

Первым шагом к решению проблемы является признание того, что эту ситуацию можно описать как треугольник Карпмана. Как выйти из этих отношений, во многом определяется исполняемой ролью. Определить ее не так просто, ведь иногда можно сделать неверные для себя выводы. Однако для решения вам нужно будет объективно рассмотреть свое поведение, чтобы определить, кто вы — жертва, преследователь или спасатель.

Советы пострадавшим

Эта фигура является одной из самых сложных и существенных в такой модели, как треугольник Карпмана. Как выйти из роли жертвы? Довольно сложно, но может быть легче, если следовать некоторым рекомендациям:

  • Следует постепенно начинать предпринимать самостоятельные шаги для улучшения своей жизни;
  • Важно перестать перекладывать ответственность за свои проблемы и беды на других;
  • Поймите, что за каждую оказанную услугу вам придется в той или иной степени платить;
  • Избавьтесь от привычки отмазываться — вы имеете полное право покупать по своему усмотрению;
  • Если в вашей жизни был Спасатель, постарайтесь извлечь пользу из общения с ним, не пытаясь столкнуть его с Преследователем.

Рекомендации для спасателя

Спасателю покинуть треугольник Карпмана поможет следующее:

  • Если не запрашивается помощь, ни в коем случае не вмешиваться в чужие отношения;
  • Не считай себя умнее других;
  • Прежде чем давать какие-либо обещания, убедитесь на 100%, что вы в состоянии их выполнить;
  • Если вы добровольно поможете, не стоит ожидать благодарности;
  • Если у вас есть помощь или услуга, не стесняйтесь говорить об этом;
  • Найдите путь самореализации, не предполагающий никакого вмешательства в чужие проблемы;
  • Если вы чувствуете свое призвание помогать другим, делайте это там, где это действительно необходимо.

Рекомендации Сталкеру

Если треугольник Карпмана был для Преследователя нежелательной ситуацией, то ему следует начать работу над собой по следующим направлениям:

  • Прежде чем проявлять агрессию по отношению к окружающим, необходимо убедиться, не беспочвенно, а является результатом чужого непристойного поведения;
  • Вы должны понимать, что ошибаетесь точно так же, как и все остальные люди;
  • Искать причину своих проблем и неудач в своем поведении, а не в окружающих личностях;
  • Поймите тот факт, что как вы не считаете нужным считаться с альтернативным мнением, так и другие люди не обязаны принимать вашу точку зрения;
  • Найти другие пути самореализации, но угнетать других и доминировать над ними;
  • Добивайтесь своих преимуществ, мотивируя людей, а не оказывая давление.

Треугольник Карпмана: примеры из жизни

В обычной жизни очень много ситуаций, которые могут иллюстрировать треугольник Карпмана. Итак, самый распространенный пример – отношения жены, мужа и свекрови. Первая, конечно же, играет роль Жертвы, которую постоянно терроризирует Сталкер (никаких призов за догадку, что это мать мужа). Муж в этой игре — спасатель, который пытается наладить отношения между членами семьи.В процессе разрешения или обострения конфликта участники могут менять позицию, переходя на другие роли.

Очередной пиар…

В двух словах: как избежать драматического треугольника

Когда трое конфликтуют, пора обратиться к драматическому треугольнику в нашем общении на рабочем месте.

В 1964 году доктор Эрик Берн, отец транзакционного анализа, опубликовал книгу «Игры, в которые играют люди: психология человеческих отношений».

Описанный писателем Куртом Воннегутом как «блестящий, забавный и ясный каталог психологических спектаклей, которые люди разыгрывают снова и снова», он представил концепцию «игр» Берна: повторяющиеся модели взаимодействия, основанные на правдоподобных легендах для прикрытия, чтобы скрыть скрытые , часто неосознанные мотивы.

Чтобы привести пример, первоначальным стимулом для концепции «игр» было признание Берна «Почему бы и нет — да, но», в котором игрок ворчит о проблеме и предлагает другим найти решения, отвергая каждое из них. в очереди. Как объяснил Берн, истинная цель состоит в том, чтобы «продемонстрировать, что никто не может дать им приемлемое предложение».

Силовые ролевые игры

Одной из коварных «игр», в которые обычно играют на рабочем месте, хотя и бессознательно, является «Треугольник драмы», описанный доктором Стивеном Карпманом, учеником Берна.Эта динамическая модель социального взаимодействия включает в себя три архетипических (дисфункциональных) персонажа — жертву, преследователя и спасателя — пойманных в непрекращающийся цикл конфликта и переключения между ролями без разрешения.

Их характеристики следующие:

  • Преследователь:   «Это все твоя вина!»  Злодей пьесы: контролирующий, угнетающий, критический и превосходящий, чья сила выражается в агрессии.
  • Жертва:  «Бедный я!»  Пассивный и преследуемый аутсайдер , который чувствует себя безнадежным и бессильным и неспособным принимать решения, решать проблемы или получать удовольствие от жизни. Жертвы подсознательно ищут преследователей и спасателей, чтобы снять с себя ответственность за неудачу. Последние спасают положение, но увековечивают чувство беспомощности жертв.
  • Спасатель:  «Позвольте мне помочь вам!»  Классический герой: пособник, который чувствует себя виноватым, если не идет на помощь.Спасатели находят ценность в том, чтобы быть нужными другим, но их действия на самом деле являются избеганием собственных проблем, а их вмешательство скорее наклеивает пластыри, чем устойчивые решения.

Преследователь перекликается с эго-состоянием «Критикующего Родителя» в рамках транзакционного анализа Берна, в то время как Жертва напоминает «Адаптивного Ребенка». Динамика также может показаться знакомой, потому что сюжеты большинства романов, фильмов и телепрограмм основаны на драматическом треугольнике (классический вариант — «хороший полицейский, плохой полицейский»).

Пройди небольшой тест, чтобы узнать, какие роли ты предпочитаешь играть в драматических треугольниках.

Смена формы через различные роли

Возникает дисфункциональный треугольник, когда один человек берет на себя роль жертвы или преследователя, побуждая других принимать симбиотические роли. У каждого из нас есть свои стартовые ворота (или привычная роль), в которые мы склонны впадать, инициируя конфликтную ситуацию или присоединяясь к ней, хотя ни одна из этих ролей на самом деле не является подлинной.Наш выбор по умолчанию восходит к идеям и убеждениям, которые мы сформировали о себе в раннем детстве; Драматический треугольник представляет собой ролевую игру, а не настоящее взаимодействие.

Роли также не статичны: участники могут очень легко переключаться между преследователем, жертвой и спасателем, при этом изменение роли одного игрока провоцирует эволюцию всех трех.

Примером для офиса может быть:

Недовольный менеджер (стучит часами): «Спасибо, что снова опоздали, Крис.У нас сжатые сроки и нехватка персонала. Это довольно эгоистично». (Преследователь)

Покойный коллега:  «Мне очень жаль! Это была не моя вина сегодня; поезда задерживаются, и моя поездка на работу превращается в кошмар». (пострадавший)

Недовольный менеджер:  «Ага, я смотрю, вы успели выпить кофе по дороге?» (Преследователь)

Сотрудник:  «Честно говоря, поезда сегодня утром были ужасными, и я могу помочь с дополнительной работой.” (Спасатель) «В любом случае, для вас все в порядке, вы можете заехать – в отличие от большинства из нас». (переходит к Преследователю)

Недовольный менеджер:  «Да, хорошо, я выделил парковку, но у меня болит спина, поэтому я не могу идти далеко; Я знаю, что другие люди возмущены этим». (переходит к жертве)

Покойный коллега:  «Никто не имеет к вам никакого отношения! В любом случае, ты проработал здесь дольше всех. (переключается на Спасателя)

Коллега:  «Ну, у меня тоже болит спина; Я бы хотел, чтобы кто-нибудь занялся выделенной парковкой для большего числа из нас, я ненавижу садиться на поезд.(переходит к Жертве)

Здесь спасатель превращается в преследователя, меняя динамику, которая потом меняется и снова меняется.

Обратите внимание, что это также может быть короткий переход от жертвы к преследователю — роли — это две стороны одной медали. Литературный пример можно найти в пьесе Артура Миллера «Горнило », действие которой происходит во время Салемского суда над ведьмами в 1692 году, в результате которого 19 человек были повешены, а многие другие заключены в тюрьму.

Инсценировка Миллера показывает, как молодая женщина Эбигейл Уильямс (пойманная за участие в суеверных обрядах) отклоняет обвинения в колдовстве, обвиняя окружающих, быстро превращаясь из жертвы в безжалостного угнетателя.На протяжении всей пьесы мы видим, как меняется динамика, поскольку другие обвиняются и следуют примеру Эбигейл, ложно обвиняя своих сверстников, чтобы спасти свою собственную шкуру.

Образец нарушается только тогда, когда меньшинство жертв вообще выходит из драматического треугольника, отказываясь лгать, признавая свою вину или указывая пальцем на других. Например, восьмидесятилетний Джайлс Кори, которого пытают под тяжелыми камнями, призывает «больше веса», а не брать на себя роль гонителя.

Опасности жертвы

В то время как преследование других явно негативно, действия из состояния жертвы могут быть столь же разрушительными.Жертвы, как правило, имеют внешний локус контроля (как правило, полагая, что их успехи или неудачи являются результатом факторов, находящихся вне их контроля, таких как удача, судьба, обстоятельства, несправедливость или предвзятость), и фиксированное мышление, а не рост. Те, кто играет роль жертвы, могут избегать сложных ситуаций, идти на риск и нововведения любого рода, занимать оборонительную позицию, когда оспаривают их собственное поведение.

Вместо того, чтобы размышлять, учиться и развиваться, жертвы часто бесполезно размышляют о своих мыслях, чувствах и статусе; однако, чтобы помочь, а не навредить, размышление должно принести «понимание», которое связано с большим чувством автономии, мастерства, цели и самопринятия.

Принятие «мышления жертвы» может также привести к «черно-белому мышлению». Это снижает нашу эмпатию к чужой боли и страданиям, ведет к моральному элитаризму («я всегда прав»), огульной характеристике «преследователей» как «злых грешников» и оправданию преследования других. Легитимизация агрессии по отношению к преследователям. превращает жертв в преследователей, продолжая описанный выше цикл.

Это стоит иметь в виду в эпоху онлайн-позора и дебатов вокруг нашей предполагаемой «культуры отмены».

От драмы к расширению возможностей

Чтобы выйти из драматического треугольника, нужно перевернуть его с ног на голову, создав положительный вариант и работая из состояния «присутствия» в качестве лидера.

В 1990 году Эйси Чой создал Треугольник победителя , основанный на взрослых характеристиках , которые мы все можем развить, чтобы бросить вызов классическим ролям Драматического треугольника. В модели Чоя:

Преследователи  используют свою  напористость  , чтобы предложить конструктивный вызов, чтобы помочь другим развиваться.

Спасатели  показывают свою заботливую  сторону, слушая других и помогая им найти свой собственный путь.

Жертвы принимают свою уязвимость  и понимают, что у них тоже есть свобода действий. Они берут на себя ответственность и решают проблемы.

Треугольник расширения прав и возможностей TED определяет новые взрослые роли на основе схожих характеристик:

Преследователь становится Челленджером .

Спасатель становится тренером .

Жертва становится Создателем .

Борьба с драматическим треугольником предполагает принятие ответственности за свое положение без утверждения власти над другими; ведут себя, с точки зрения транзакционного анализа, как «Взрослые».

На практике это означает стать более самосознательными, выявлять закономерности во взаимодействиях и менять свою собственную роль в них, побуждая других делать то же самое; как и в дисфункциональных треугольниках, изменение роли одного игрока может спровоцировать изменение всех трех.

Претендент Треугольника Силы превращается из жесткого и критичного преследователя в «твердого, но справедливого». В этой роли они конструктивно решают проблемы, проявляя напористость, а не агрессию, и излагают последствия негативного поведения. Это позволяет другой стороне сохранять самоуважение и ответственность за свои действия.

Сдвиг ставит жертву в новую роль решателя проблем и создателя, решая проблемы активно и позитивно. В этом их поддерживает спасатель, который делает шаг назад, чтобы стать учителем или тренером, вооружая «творца» для самостоятельного решения проблем.Это дает спасателю время подумать о любых собственных проблемах, которых он, возможно, избегает.

Превратив драму в возможность расширения прав и возможностей, тот же разговор в офисе может вестись примерно так: 

Разочарованный менеджер (хочет изменить поведение): «Крис, нам нужно поговорить о том, что ты часто опаздываете на работу. Вы знаете, что мы заняты, и это просто несправедливо по отношению ко всем остальным». (Челленджер)

Покойный коллега:  «Мне очень жаль.У меня были некоторые проблемы дома, и мне трудно выходить из дома вовремя, но я думаю о том, как внести изменения». (Создатель)

Разочарованный менеджер:  «Хорошо, давайте забронируем через некоторое время, чтобы обсудить некоторые возможные решения». (Челленджер)

Сотрудник:  «Крис, может быть, стоит поискать выделенную парковку? Тогда вы могли бы подъехать, а не делать конкретный поезд? (Тренер)

«А разве мы не говорили о потенциальном введении основных часов, с гибким временем начала и окончания и случайной домашней работой? Что случилось с этой идеей?» (переходит на Челленджер)

Разочарованный менеджер:  «Да, я признаю, что увяз в других вещах, но я снова подниму этот вопрос перед советом на нашей следующей встрече.(переходит на Creator)

Покойный коллега:  «Я обязательно проверю ситуацию с парковкой. Я мог бы помочь вам организовать опрос об основных часах, если это поможет доказать это? (создатель переходит на Coach)

Коллега:  «Хорошая идея. Я наименее технарь, так что нам не помешало бы ваше мнение по этому поводу». (переходит на Creator)

Пресекать драматические треугольники в зародыше — непростая задача, особенно там, где их инициируют другие.Однако, научившись менять свои собственные роли и реакции, мы можем влиять на действия наших коллег, поощряя более продуктивные паттерны во всех отношениях.

Как отмечает профессор Гарвардской школы бизнеса Розабет Мосс Кантер: «Лидеры являются более сильными образцами для подражания, когда они учатся, чем когда они учат».

 

Проверьте свое понимание

  • Опишите драматический треугольник Карпмана и различные роли, которые люди играют в нем.
  • Опишите, как мы можем превратить это в модель расширения прав и возможностей, адаптировав роли.

Что это значит для вас?

  • Пройдите викторину «Треугольник драмы», чтобы узнать свою роль по умолчанию.
  • Подумайте о драматических треугольниках на работе и о том, как вы можете адаптировать свою роль в них, чтобы сделать взаимодействие более конструктивным.

 

Загрузите викторину «Драматический треугольник» здесь и в оттенках серого здесь.

 

Зарегистрируйтесь для получения информации и обновлений или реализуйте одну из наших программ лидерства, финансируемых за счет сборов, нажав на кнопки ниже.

Зарегистрируйтесь для получения информации

Откройте для себя нашу программу трансформационного лидерства

Что делать со сталкерами

Что делать со сталкерами

Что делать со сталкерами?

Не очень, потому что сталкеры находятся в треугольнике жертва, спасатель, преследователь. Треугольник спасатель-жертва-преследователь хорошо известен в процессе выздоровления. сообщество.

Когда я посмотрел на эти треугольники, я обнаружил, что один выход из этого треугольника это перейти к нашей беспроигрышной позиции.

Общество, семья и друзья обычно выполняют неэффективную роль спасателя. Наш мир такой. Так же, как и тебя, меня учили драться, вместо того, чтобы помириться.

Закон играет роль преследователя, а прокурор — преследователя. Закон полезен только для разумных людей. Закон нашего мира недостаточно просвещен, чтобы думать с точки зрения помощи в разрешении ментального проблемы, пока. Преследователь может даже вести себя как жертва, но они прося помощи в их преследовании.Потерпевший просит о помощи. закон просто не знает как помочь. Закон просто делает его более как ад на земле. Следующее делает его более похожим на рай.

Как ни странно, тот, у кого больше всего власти, становится «жертвой», когда они перестают играть. жертва. Некоторые из способов начать вести себя как победитель и позволить преследователь быть победителем являются:

  • Молитесь о воле Бога в жизни гонителя и о своей собственной.

  • Молитесь за их духовное здоровье, богатство и счастье, а также за свое собственное.

  • Молитесь о высшем благе всех заинтересованных сторон.

  • Безоговорочно любите своих «врагов», как ветхий завет, так и новый завет учить.

  • Когда молиться становится трудно, спросите Бога как прощать и как любить их здоровым образом.

  • Напишите короткие рассказы на одну страницу, от того, где вы находитесь, до ваших счастливых концов и счастливый конец преследователя.

  • Прости себя за имена, которыми ты себя называешь, преследователь и твоих спасителей, и чувствую твою боль..

    • Наши сознательные и бессознательные суждения заставляют наших преследователей нас.

    • Прости себя, пока твои преследователи больше не смогут достать твоего козла.

    • В конечном счете, прощение убивает нашу нездоровую гордость и увеличивает наше достоинство.

  • Горюй о своих потерях, и пусть боль исцелит тебя.

  • Живите жизнью своей мечты с Богом в качестве партнера, несмотря на все остальные.

  • Обстоятельно поговорите с преследователем в присутствии действительно нейтрального посредника.

    • Выясните, чего на самом деле хочет ваш преследователь для себя.

    • Узнайте, как вы можете помочь им получить это без вас.

    • Узнай, что такое жизнь их мечты, без тебя?

  • Идите в Ал-Анон, пока они вам не понадобятся.

  • Найдите Спонсора, который оправился от жертвы.

  • Отпустите и позвольте Богу, продолжая контролировать себя с Богом как с вашим партнера и отказаться от контроля над нашим миром.

  • Каждый день спрашивайте Бога, что делать.

(в) 12.10.2000

Опасные, вводящие в заблуждение паутины Стивен В. Поллард

Глава 1

«Давайте, ребята, по четверти каждому, если хотите посмотреть!» Рэнди сказал мальчикам, собравшимся вокруг него на игровой площадке, когда внеклассная программа закончилась.Трава была вся мертвая и коричневая с множеством грязных пятен там, где вода еще не полностью высохла. Все они были примерно одного возраста; 11 или 12. На обочине висели еще несколько детей, не готовых идти с Рэнди. Дул легкий ветерок, и он разбрасывал пыль с детской площадки по кругу вокруг мальчиков рядом с Рэнди, словно выбирая их.

Рэнди не мог вспомнить, когда он начал и как долго он этим занимался. Он почти бессознательно чувствовал, что дети не были ему друзьями и не любили его по-настоящему, но не хотел признаваться в этом себе.Он вспомнил, как один из его учителей сказал что-то о том, что реальность — это то, что вы говорите себе. Он не вписывался, но, по крайней мере, так он мог чувствовать и говорить себе, что у него есть «друзья».

Он собирал монеты у детей. — Ты в деле, Бутч? — спросил он у мальчика постарше, который только покачал головой и убежал.

«Лучше не говори!» — крикнул ему вдогонку Рэнди. Остальные дети тоже начали дрейфовать. Все они знали, что собираются делать Рэнди и другие дети.

«Хорошо, пошли. И помните, вы должны вести себя тихо, иначе вы не сможете вернуться, — сказал им Рэнди, ведя их в сгущающиеся сумерки, которые быстро превращались в ночь. Было чувство волнения и предвкушения, когда мальчики играли и били друг друга, спотыкаясь о корни деревьев на дорожке или наступая на сломанные ветки.

«Вы, ребята, должны вести себя тише!» — прошипел Рэнди тихим шепотом. Рэнди это действительно не интересовало, но это был способ притвориться, что у него есть друзья.Большинство мальчиков были одеты в лучшую и более чистую одежду, спортивные рубашки с короткими рукавами и брюки цвета хаки, по сравнению с грязным старым комбинезоном Рэнди с одной подтяжкой, скрепленной английской булавкой.

Рэнди вел их гуськом через лес за школой, через железнодорожные пути в «плохую часть» города. Мальчики нервно засмеялись, а те, кто ушел раньше, шутили и дразнили новичков.

Джерри, один из новичков, спросил: «Ты видишь, как они это делают, я имею в виду, ты знаешь?» — пробормотал он.— Они голые?

«Ты видишь ее сиськи?» — взволнованно спросил другой.

«Эй, вы можете видеть ее сиськи, и они действительно делают это прямо как собаки. Вы можете видеть, как его член входит в нее. И она стонет и говорит, что кончает, — сказал один из старожилов с тем самодовольством, которое исходит от знания чего-то, чего не знают другие, и это заставляло его чувствовать себя более важным, как инсайдера.

«Что это значит?» — спросила Эрин.

— Вот увидишь, — сказал Рэнди. «Мы почти там.Тихо, или они нас разорвут».

Когда они подошли к опушке леса, они увидели кемпинг, который находился всего в 20 футах от линии деревьев и густого кустарника, скрывавшего мальчиков. Фонарь Коулмана с другой стороны от пары излучал теплый свет желтого цвета, так что голая пара была хорошо видна.

Рэнди рассадил мальчиков и велел им держать головы низко. Они могли слышать звуки от пары в спальном мешке. Мальчики подняли головы и выглянули из-за кустов.Женщина стояла на четвереньках параллельно линии деревьев. Мужчина позади нее делал это. Они могли видеть все это.

Мальчики, особенно новенькие, были поражены, их глаза расширились от недоверия, удивления и волнения. Некоторые из них гладили свои твердые члены.

«О! Боже, я кончаю, — закричала женщина, отодвинув свой зад назад, чтобы встретить толчки мужчины.

«Святая корова!» Эрин громко закричала.

Голова женщины резко повернулась, и она посмотрела на линию деревьев, ее длинные грязные светлые волосы свисали вниз и закрывали ей обзор.Она не могла их видеть, не могла даже сфокусировать взгляд из-за наркотиков и алкоголя, которые принимала, но кричала на них: «Рэнди, убирайся отсюда к черту. И лучше не возвращайся. Я тебя достану!»

Мужчина продолжал держать ее за бедра и врезался в нее с растущим чувством неотложности; ему было все равно, что мальчики смотрят; на самом деле, это усилило его волнение.

Глава 37

Харт и Элисон поженились вскоре после того, как она сдала экзамен, а он защитил докторскую диссертацию.D. в клинической психологии. У них никогда не было добрачных консультаций; было слишком много всего, что происходило со свадебными планами. Церемония была небольшой, только близкие родственники, ее родители, и его мать, и несколько друзей. Он не знал, где его отец, и ему было все равно.

Секс продолжал быть отличным и разнообразным. Элисон занималась сексом во второй половине дня свадьбы с лучшим другом Харта. Лучший друг Харта был потрясен, когда Элисон соблазнила его, и был бы потрясен, если бы узнал, что Харт был замешан в этом соблазнении.В ту ночь Харт очень хотел услышать подробности соблазнения и насладиться небрежными секундами перед их отъездом в медовый месяц.

Во время перелета в Кону на Большом острове они чувствовали себя комфортно, сидя рядом в креслах первого класса, пока самолет летел на высоте 35 000 футов в погоне за заходящим солнцем. Элисон взяла одеяло и прижалась к груди Харта, ее тело накрыло его, когда она дрочила ему. Позже она заставила его довести ее пальцем до оргазма.

«Все в порядке», — спросила молодая стюардесса, когда Элисон застонала достаточно громко, чтобы ее можно было

перекрыть шумом самолета в салоне.

Элисон только улыбнулась от накрывающего их одеяла и сказала: «Все в порядке. У нас медовый месяц».

«О, хорошо. Я просто оставлю вас двоих наедине, — сказала стюардесса с понимающей улыбкой.

Глава 38

Большой остров был сибаритским раем для их медового месяца, где они предавались своим сексуальным удовольствиям. Единственная жалоба Элисон заключалась в том, что она смогла найти только одного женатого мужчину, с которым, по ее мнению, было достаточно безопасно заниматься сексом. Она исполнила одну из своих и Хартовых фантазий, пригласив Джейми, женщину, которую знала по колледжу, присоединиться к ней и ее новому мужу для секса втроем.Джейми был на Гавайях, чтобы отпраздновать развод. Харт был вне себя, когда Лиза привела Джейми в их апартаменты и приказала ему раздеться, и что они с Джейми собираются изнасиловать его. Он не мог поверить, что фантазия «каждого парня» вот-вот сбудется для него.

У обеих женщин были красивые тела, и Харт просто не мог поверить в то, что должно было случиться. Элисон и Джейми начали раздевать друг друга, продолжая целоваться. Харт был возбужден, наблюдая за двумя обнаженными женщинами, и нетерпелив, когда они пригласили его на тройной поцелуй.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.