Маяковский и полонская: Полонская Вероника Витольдовна (Нора)

Содержание

Полонская Вероника Витольдовна (Нора)

 

 

 

 

 

 

Полонская Вероника Витольдовна (Нора)

Вероника Полонская, последняя любовь Маяковского.

Актриса МХАТа, жена актера МХАТа Яншина, любовница Маяковского

 Судьба Вероники Полонской разворачивалась в тени Маяковского, однако, о женщине, которую Маяковский упомянул в предсмертном письме, известно было мало. Ее брак с Яншиным распался, а артистическая карьера сложилась не блестяще. Только после публикации в восьмидесятые годы (а полностью — лишь в 2005-м) воспоминаний (написанных в 1938-м) Вероника Полонская заняла заслуженное место в биографии Маяковского. Она умерла в 1994 году .

После смерти Маяковского Лили уничтожила все письма Татьяны. Татьяна сохранила письма и телеграммы Маяковского, но часть их пропала при бегстве в США во время Второй мировой войны.

 

 

Вероника Полонская в фильме Л.Ю. Брик «Стеклянный глаз».

См. в Википедии Полонская, Вероника Витольдовна

(6 июня 1908 — сентябрь 1994) — советская актриса театра и кино. Последняя любовная 
привязанность и единственная свидетельница самоубийства Владимира Маяковского.
   Вероника родилась 6 июня 1908 года в семье актёров Малого театра — «звезды» русского 
дореволюционного кинематографа Витольда Полонского и актрисы Ольги Гладковой. В кругу 
домашних и друзей её звали Нора.
    Впервые снялась в немом кино вместе с отцом в 7-летнем возрасте, почувствовала магию камеры, 
были у Вероники и другие детские роли.
В 1918 году Витольд Полонский подписал контракт с Голливудом и должен был выехать — 
вероятнее всего, безвозвратно — с женой и дочерью в США. Внезапная смерть Полонского 5 

января1919 года не дала этому переезду осуществиться.
В шестнадцатилетнем возрасте в 1924 году поступила в школу Московского Художественного 
театра и осталась в нём после окончания школы. Училась в студии у Николая Баталова, Юрия 
Завадского, уроки актёрского мастерства ей давал Константин Станиславский. Играла в спектакле 
«Наша молодость», поставленном В.И.Немировичем-Данченко. В кинематографе дебютировала в 
картине «Стеклянный глаз» у режиссёров Лили Брик и Владимира Жемчужного. Вторая картина 
Полонской — «Конвейер смерти» Ивана Пырьева, где её партнёршами были Тамара Макарова и 
Ада Войцик. Следующий фильм «Три товарища» режиссёра Семёна Тимошенко.

Родители:
Отец — Витольд Альфонсович Полонский (1879—1919), российский актёр.
Мать — Ольга Григорьевна Полонская (урождённая Гладкова), российская и советская актриса.
Мужья: 1926—1933 — Михаил Михайлович Яншин, советский актёр.

Валерий Александрович Азерский (репрессирован).
Димитрий Павлович Фивейский, советский актёр.
Сын — Владимир Димитриевич Фивейский (урождённый Владимир Валерьевич Азерский; р. 1936), 
советский и американский врач. Назван матерью в честь Владимира Маяковского. Был усыновлён 
Димитрием Фивейским. Живёт в США.

Ссылки:
1. ЛЕФ и ШКЛОВСКИЙ В.Б.
2. Пока Лили за границей, Маяковский хотел жениться на Полонской
3. Маяковский, последний месяц
4. Брики прибыли в Москву на похороны Маяковского
5. Маяковский, 13 апреля накануне смерти
6. Маяковский, 12 апреля — не адекватен
7. Маяковский: постскриптум
8. Консолидация сил пролетарской литературы, вступление Маяковского в РАПП, 1930
9. Татьяна Яковлева становится мадам дю Плесси
10. Маяковский: Источники и использованная литература
11. Маяковский готов «лететь» к Татьяне, но ГПУ подрезало ему крылышки

12. Маяковский оставляет Татьяну в прошлом
13. Яншин Михаил Михайлович (1902—1976)
14. Маяковский бесконечно одинок, устал, болен 1930
15. Маяковский: выставка «20 лет работы», ссора с Пастернаком
16. Связь Татьяны и Маяковского делала его политически неблагонадежным
17. Выставка «20 лет работы» была проигнорирована властями и поэтами
18. Михаил Ардов: Детство, война, эвакуация
19. Пилявская Софья Станиславовна
20. Михаил Ардов: Ахматова, дело врачей, смерть Сталина
21. Интерес Сталина к смерти Маяковского
22. ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ АГИТАЦИИ И ПРОПАГАНДЫ ЦК РКП(б) Я.А. ЯКОВЛЕВА И.В. СТАЛИНУ О СИТУАЦИИ В ПИСАТЕЛЬСКОЙ СРЕДЕ
23. В.В. МАЯКОВСКИЙ. ИЗ ПРЕДСМЕРТНОГО ПИСЬМА 12.04.1930
24. МАЯКОВСКИЙ, ТАТЬЯНА, ЭЛЬЗА… И ВСЕ ЖЕ-ГДЕ?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1929–1930. Вероника Полонская. Маяковский без глянца

1929–1930.

Вероника Полонская

Виктор Ефимович Ардов (1900–1976), писатель-сатирик, муж Н. А. Ольшевской, подруги В. В. Полонской:

Отец Вероники Полонской – популярный в свое время киноактер Витольд Альфонсович Полонский. Человек – красивый, но вряд ли талантливый. Поляк.

Мать – Ольга Григорьевна, урожденная Гладкова – женщина очень тонкая, артистичная, умная. И сейчас еще в 48 лет она на редкость хороша собою. Жизнь ее, очевидно, была неудачною, так как ее покойный муж, неожиданно сделавший карьеру в кино, вел себя распутно, а она – Ольга Григорьевна – его любила. Умер Полонский чуть ли не 34-х лет от роду.

От матери Нора унаследовала необыкновенную чуткость, деликатность, мягкий и неназойливый женский ум. Что-то европейское, нерусское во внешности досталось ей от отца. <…>

Нора хорошо сложена и миловидна. Красивою ее назвать нельзя. А так как она еще и застенчива, то многие злоязычники склонны удивляться вкусу Маяковского, наблюдая ее лицо, дурнеющее от застенчивости. <…>

В дневниках Софьи Андреевны Толстой я встретил такую характеристику одной из невесток графини: «нежна в любви». Я думаю, что это определение как нельзя более подходит к Полонской. Чуткость ее поистине сейсмографична. Не только к любящему и любимому человеку, просто к партнеру по случайной встрече в гостях, в театре, ко всем вообще знакомым она внутренне необыкновенно внимательна. Ее способность немедленно отвечать в тон собеседнику удивительна.

Могу себе представить, как должно было пленить Маяковского это свойство. Может быть, это-то именно свойство и превратило незначительный вначале роман с молоденькой актрисою в связь, закончившуюся трагически. Едва ли кто-нибудь из партнерш поэта по любви мог соперничать с Полонскою в этом отношении.

Я сказал выше: «Нежна в любви». Чуткость – только половина нежности. Вернее, она поддерживает нежность. А нежности в Полонской очень много. Прежде всего, она предельно женственна. Именно женственность заставляет ее не только ощущать настроение и тон любого человека рядом с нею, но и поддаваться этому предложенному ей тону. Полонская с веселым собеседником – весела, с грустным – печальна, с человеком, настроенным иронически, – иронична сама и т. д.

Не надо, однако, думать, что она не имеет своего вкуса или своей воли. Полонская в конечном счете очень принципиальна, вернее – честна. Совсем не с каждым она обращается ровно. Конечно, в этом умении подладиться под расположение собеседника многое – от естественного в молодой женщине кокетства. От желания быть обаятельной.

Но, повторяю, когда вместе с любовью эта активная, я бы сказал, чуткость была направлена на поэта, она не могла не прельстить его. <…>

Я не отметил подробно <…> ее ума, такого ясного и даже иронического. (Кстати сказать: самое трудное для женщины совмещать иронию с женственностью и отсутствием в любви того, что я бы назвал «обнажением приема». Одно из двух: либо ирония, ясность воззрений – тогда и покров романтики не существует; либо женщина держится за очарование любовной, что ли, ортодоксии – извините за корявое выражение. Полонская удивительно гармонична – и умна и женственна в этом, самом высоком смысле.)

Вероника Витольдовна Полонская:

Я познакомилась с Владимиром Владимировичем 13 мая 1929 года в Москве на бегах. Познакомил меня с ним Осип Максимович Брик, а с О. М. я была знакома, так как снималась в фильме «Стеклянный глаз», который ставила Лиля Юрьевна Брик.

Когда Владимир Владимирович отошел, Осип Максимович сказал:

– Обратите внимание, какое несоответствие фигуры у Володи: он такой большой – на коротких ногах.

Действительно, при первом знакомстве Маяковский мне показался каким-то большим и нелепым в белом плаще, в шляпе, нахлобученной на лоб, с палкой, которой он очень энергично управлял. А вообще меня испугала вначале его шумливость, разговор, присущий только ему.

Я как-то потерялась и не знала, как себя вести с этим громадным человеком.

Потом к нам подошли Катаев, Олеша, Пильняк и артист Художественного театра Яншин, который в то время был моим мужем. Все сговорились поехать вечером к Катаеву.

Владимир Владимирович предложил заехать за мной на спектакль в Художественный театр на своей машине, чтобы отвезти меня к Катаеву.

Вечером, выйдя из театра, я не встретила Владимира Владимировича, долго ходила по улице Горького против Телеграфа и ждала его. В проезде Художественного театра на углу стояла серая двухместная машина.

Шофер этой машины вдруг обратился ко мне и предложил с ним покататься. Я спросила, чья это машина. Он ответил: «Поэта Маяковского». Когда я сказала, что именно Маяковского я и жду, шофер очень испугался и умолял не выдавать его.

Маяковский, объяснил мне шофер, велел ему ждать его у Художественного театра, а сам, наверное, заигрался на бильярде в гостинице «Селект».

Я вернулась в театр и поехала к Катаеву с Яншиным. Катаев сказал, что несколько раз звонил Маяковский и спрашивал, не приехала ли я. Вскоре он позвонил опять, а потом и сам прибыл к Катаеву.

На мой вопрос, почему он не заехал за мной, Маяковский ответил очень серьезно:

– Бывают в жизни человека такие обстоятельства, против которых не попрешь. Поэтому вы не должны меня ругать…

Мы здесь как-то сразу очень понравились друг другу, и мне было очень весело. Впрочем, кажется, и вообще вечер был удачный.

Владимир Владимирович мне сказал:

– Почему вы так меняетесь? Утром, на бегах, были уродом, а сейчас – такая красивая…

Мы условились встретиться на другой день.

Встретились днем, гуляли по улицам. <…>

Через некоторое время, когда мы также гуляли по городу, он предложил зайти к нему домой. Я знала его квартиру в Гендриковом переулке, так как бывала у Лили Юрьевны в отсутствие Маяковского – когда он был за границей, и была очень удивлена, узнав о существовании его рабочего кабинета на Лубянке.

Дома у себя – на Лубянке – он показывал мне свои книги. Помню, в этой комнате стоял шкаф, наполненный переводами стихов Маяковского почти на все языки мира.

Он показал мне эти книги.

Читал мне стихи свои. <…>

Владимир Владимирович много рассказывал мне, как работает.

Я была совсем покорена его талантом и обаянием.

Владимир Владимирович, очевидно, понял по моему виду, – словами выразить своего восторга я не умела, – как я взволнована.

И ему, как мне показалось, это было очень приятно. Довольный, он прошелся по комнате, посмотрелся в зеркало и спросил:

– Нравятся мои стихи, Вероника Витольдовна?

И получив утвердительный ответ, вдруг очень неожиданно и настойчиво стал меня обнимать.

Когда я запротестовала, он страшно удивился, по-детски обиделся, надулся, замрачнел и сказал:

– Ну ладно, дайте копыто, больше не буду. Вот недотрога.

Я стала бывать у него на Лубянке ежедневно. <…>

Мы встречались часто.

По-прежнему я бывала у него на Лубянке.

Яншин ничего не знал об этой квартире Маяковского. Мы всячески скрывали ее существование.

Много бывали и втроем с Яншиным – в театральном клубе, в ресторанах.

Михаил Михайлович Яншин (1902–1976), актер, режиссер, народный артист СССР (1955). С 1924 г. в Московском Художественном академическом театре. Муж В. В. Полонской. Из протокола следственного дела В. В. Маяковского:

Были случаи, когда я был занят на спектаклях и моя жена ходила в кино, или в тот же ресторан, или кружок, вместе с В. В., причем после спектакля мы встречались и вместе проводили время. Были случаи, когда и на квартире у В. В. моя жена встречалась с В. В. одна без меня из-за моей занятости, но у меня и мыслей не было никаких предразсудительных, потому что при ближайшем знакомстве с В. В. мое отношение к нему, а так же и его ко мне было самое замечательное.

Вероника Витольдовна Полонская:

Помню, зимой как-то мы поехали на его машине в Петровско-Разумовское. Было страшно холодно. Мы совсем закоченели. Вышли из машины и бегали по сугробам, валялись в снегу. Владимир Владимирович был очень веселый.

Он нарисовал палкою на пруду сердце, пронзенное стрелой, и написал «Нора – Володя». <…>

Владимир Владимирович никогда не отпускал меня, не оставив какой-нибудь вещи «в залог», как он говорил: кольца ли, перчатки, платка.

Как-то он подарил мне шейный четырехугольный платок и разрезал его на два треугольника.

Один должна была всегда носить я, а другой платок он набросил в своей комнате на Лубянке на лампу и говорил, что когда он остается дома, смотрит на лампу, то ему легче: кажется, что часть меня – с ним.

Как-то мы играли шутя вдвоем в карты, и я проиграла ему пари. Владимир Владимирович потребовал с меня бокалы для вина. Я подарила ему дюжину бокалов. Бокалы оказались хрупкими, легко бились. Вскоре осталось только два бокала. Маяковский очень суеверно к ним относился, говорил, что эти уцелевшие два бокала являются для него как бы символом наших отношений, говорил, что если хоть один из этих бокалов разобьется – мы расстанемся.

Он всегда сам бережно их мыл и осторожно вытирал.

Однажды вечером мы сидели на Лубянке, Владимир Владимирович сказал:

– Норочка, ты знаешь, как я к тебе отношусь. Я хотел тебе написать стихи об этом, но я так много писал о любви – уже все сказалось. <…>

После приезда в Москву с Кавказа и нашей встречи на вокзале я поняла, что Владимир Владимирович очень здорово меня любит. Я была очень счастлива. Мы часто встречались. Как-то было все очень радостно и бездумно.

Но вскоре настроение у Маяковского сильно испортилось. Он был чем-то очень озабочен, много молчал. На мои вопросы о причинах такого настроения отшучивался. Он и вообще никогда почти не делился со мною своим плохим настроением, разве только иногда вырывалось что-нибудь…

Но здесь Владимир Владимирович жаловался на усталость, на здоровье и говорил, что только со мной ему светло и хорошо. Стал очень придирчив и болезненно ревнив.

Раньше он совершенно спокойно относился к моему мужу. Теперь же стал ревновать, придирался, мрачнел. Часами молчал. С трудом мне удавалось выбить его из этого состояния. Потом вдруг мрачность проходила, и этот огромный человек опять радовался, прыгал, сокрушая все вокруг, гудел своим басом. <…>

Я получила большую роль в пьесе «Наша молодость». Для меня – начинающей молодой актрисы – получить роль во МХАТе было огромным событием, и я очень увлеклась работой.

Владимир Владимирович вначале искренно радовался за меня, фантазировал, как он пойдет на премьеру, будет подносить каждый спектакль цветы «от неизвестного» и т. д. Но спустя несколько дней, увидев, как это меня отвлекает, замрачнел, разозлился. Он прочел мою роль и сказал, что роль отвратительная, пьеса, наверное, – тоже. Пьесу он, правда, не читал и читать не будет и на спектакль ни за что не пойдет. И вообще не нужно мне быть актрисой, а надо бросить театр…

Это было сказано в форме шутки, но очень зло, и я почувствовала, что Маяковский действительно так думает и хочет.

Стал он очень требователен, добивался ежедневных встреч, и не только на Лубянке, а хотел меня видеть и в городе. Мы ежедневно уславливались повидаться в одном из кафе, или рядом с МХАТом, или напротив Малой сцены МХАТа на улице Горького.

Мне было очень трудно вырваться для встреч днем и из-за работы, и из-за того, что трудно было уходить из театра одной. Я часто опаздывала или не приходила совсем, а иногда приходила с Яншиным. Владимир Владимирович злился, я же чувствовала себя очень глупо.

Помню, после репетиции удерешь и бежишь бегом в кафе на Тверской и видишь, за столиком сидит мрачная фигура в широкополой шляпе. И всякий раз неизменная поза: руки держатся за палку, подбородок на руках, большие темные глаза глядят на дверь.

Он говорил, что стал посмешищем в глазах всех официанток кафе, потому что ждет меня часами. Я умоляю его не встречаться в кафе. Я никак не могла ему обещать приходить точно. Но Маяковский отвечал:

– Наплевать на официанток, пусть смеются. Я буду ждать терпеливо, только приходи! <…>

Я была в это время беременна от него. Делала аборт, на меня это очень подействовало психически, так как я устала от лжи и двойной жизни, а тут меня навещал в больнице Яншин… Опять приходилось лгать. Было мучительно.

После операции, которая прошла не совсем благополучно, у меня появилась страшная апатия к жизни вообще и, главное, какое-то отвращение к физическим отношениям.

Владимир Владимирович с этим никак не мог примириться. Его очень мучило мое физическое (кажущееся) равнодушие. На этой почве возникало много ссор, тяжелых, мучительных, глупых. <…>

Владимира Владимировича такое мое равнодушие приводило в неистовство. Он часто бывал настойчив, даже жесток. Стал нервно, подозрительно относиться буквально ко всему, раздражался и придирался по малейшим пустякам.

Лили Юрьевна Брик. Из дневника:

28.1.1930. Володя в страданиях из-за Норы, за обедом пил горькую – вечер… поле… огоньки… У него, по моему, бешенство – настораживается при любом молодом женском имени и чудовищно неразборчив.

Вероника Витольдовна Полонская:

В начале 30-го года Владимир Владимирович потребовал, чтобы я развелась с Яншиным, стала его женой и ушла бы из театра.

Я оттягивала это решение. Владимиру Владимировичу я сказала, что буду его женой, но не теперь.

Он спросил:

– Но все же это будет? Я могу верить? Могу думать и делать все, что для этого нужно?

Я ответила:

– Да, думать и делать!

С тех пор эта формула «думать и делать» стала у нас как пароль.

Всегда при встрече в обществе (на людях), если ему было тяжело, он задавал вопрос: «Думать и делать?» И, получив утвердительный ответ, успокаивался.

«Думать и делать» реально выразилось в том, что он записался на квартиру в писательском доме против Художественного театра.

Было решено, что мы туда переедем.

Конечно, это было нелепо – ждать какой-то квартиры, чтобы решать в зависимости от этого, быть ли нам вместе. Но мне это было нужно, так как я боялась и отодвигала решительный разговор с Яншиным, а Владимира Владимировича это все же успокаивало. <…>

После спектакля мы встретились у него.

Владимир Владимирович, очевидно, готовился к разговору со мной. Он составил даже план этого разговора и все сказал мне, что наметил в плане. К сожалению, я сейчас не могу припомнить в подробностях этот разговор. А бумажка с планом теперь находится у Лили Юрьевны.

Вероятно, я могла бы восстановить по этому документу весь разговор.

Владимир Владимирович Маяковский. План разговора с В. Полонской, 12–14.04.1930:

1) Если любят – то разговор приятен

2) Если нет – чем скорей тем лучше

3) Я – первый раз не раскаиваюсь в бывшем будь еще раз такой случай буду еще раз так же поступать

4) Я не смешон при условии знания наших отношений

5) В чем сущность моего горя

6) не ревность

7) Правдивость человечность нельзя быть смешным

8) Разговор – я спокоен

Одно только не встретились и в 10 ч.

9) Пошел к трамваю тревога телефон не была и не должна быть шел наверняка кино если и не были Мих. Мих <гулял?> со мной не звонил

10) Зачем под окном разговор

11) Я не кончу жизнь не доставлю такого удовольствия художественному театру

12) Сплетня пойдет

13) Игра способ повидаться если я не прав

14) Поездка в авто

15) Что надо прекратить разговоры

16) Расстаться <?> сию же секунду или знать что делается

Вероника Витольдовна Полонская:

Потом оба мы смягчились.

Владимир Владимирович сделался совсем ласковым. Я просила его не тревожиться из-за меня, сказала, что буду его женой. Я это тогда твердо решила. Но нужно, сказала я, обдумать, как лучше, тактичнее поступить с Яншиным. <…>

Если гиперболичность Владимира Владимировича помогала ему в его творчестве, в видении вещей, событий, людей, то в жизни это ему мешало. Он все преувеличивал, конечно, неумышленно. Такая повышенная восприимчивость была заложена в нем от природы. Например, Владимир Владимирович как-то зашел за мной к маме:

– Нора у вас?

– Нет.

Не выслушав объяснения, он менялся в лице, как будто бы произошло что-то невероятное, непоправимое.

– Вы долго не шли, Владимир Владимирович, Нора пошла к вам навстречу.

Сразу перемена. Лицо проясняется. Владимир Владимирович улыбается, доволен, счастлив. <…>

Этот же гиперболизм Владимира Владимировича сыграл такую трагическую роль в наших отношениях. Именно это его свойство превратило нашу размолвку утром 14 апреля в настоящий разрыв в его глазах и привело к катастрофе.

Ведь для меня вопрос жизни с ним был решен. Я любила его, и если бы он принял во внимание мои годы и свойства моего характера, и подошел ко мне спокойно и осторожно, и помог мне разобраться, распутать мое окружение, я бы непременно была с ним. А Владимир Владимирович запугал меня. И требование бросить театр. И немедленный уход от мужа. И желание запереть меня в комнате. Все это так терроризировало меня, что я не могла понять, что все эти требования, конечно, нелепые, отпали бы через час, если бы я не перечила Владимиру Владимировичу в эти минуты, если бы сказала, что согласна.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Вероника Полонская – фото, биография, личная жизнь, причины смерти, актриса

Биография

Вероника Полонская — актриса театра и кино, известная как последняя любовь Владимира Маяковского и свидетельница его самоубийства. Творческая биография артистки оказалась не самой успешной: ей не удалось построить выдающуюся карьеру в кинематографе. Она считала себя драматической актрисой.

Детство и юность

Вероника Полонская появилась на свет в Москве 6 июня 1908 года. Она воспитывалась в семье актеров, служивших в Малом театре. Отец Витольд Полонский блистал в дореволюционном кино. Не возникало сомнений, что Вероника пойдет по стопам родителей. С семи лет она появлялась на съемочной площадке и была задействована в эпизодических ролях в картинах с участием отца.

Вероника Полонская в молодости (кадр из фильма «Конвейер смерти»)

В 1917 году артисту предложили работу в Голливуде. В планах семьи появился переезд в США. Правда, ему было не суждено состояться из-за скоропостижной смерти Витольда Полонского в 1919-м. После его кончины Веронику перестали приглашать на съемки, но это не помешало ей выбрать творческое направление для профессиональной деятельности.

Девушка поступила в школу МХАТа, где стала подопечной Николая Баталова и Юрия Завадского. Впоследствии для начинающей актрисы не стоял вопрос о профессиональной реализации. Она была уверена, что должна посвятить себя театру.

Личная жизнь

В 1926 году Вероника Полонская вышла замуж за актера Михаила Яншина. Она начала получать первые роли в кинематографе. Дебют состоялся в 1929-м в фильме «Стеклянный глаз», съемки которого шли под руководством Лили Брик и Владимира Жемчужного. В этот период произошло судьбоносное знакомство с Владимиром Маяковским. Поэта актрисе представил Осип Брик. Литератору на тот момент было 36 лет, а Полонской — 21.

Их роман оказался страстным и стремительным. История любви развивалась, несмотря на семейное положение девушки и разницу в возрасте. Понимая, что отношения с Маяковским нельзя назвать стабильными, Вероника не решалась оставить законного супруга, хотя влюбленный поэт всячески на этом настаивал.

В 1930-м, на второй год связи влюбленных, Владимир Маяковский переживал непростой период. Он находился в глубоком творческом и личностном кризисе и одним из возможных вариантов спасения видел создание семьи с актрисой.

Трагическое событие, случившееся на Лубянке 14 апреля 1930-го, помешало планам. У пары состоялась очередная скандальная сцена. Вероника опаздывала на репетицию к Владимиру Немировичу-Данченко, а Маяковский запер двери своей комнаты и решительно требовал покинуть театр.

Ссора завершилась уходом Полонской. Едва она приблизилась к двери парадной, раздался выстрел. Вернувшись, актриса обнаружила застрелившегося поэта. Маяковский оставил предсмертную записку, в которой назвал своей семьей Лилю Брик, мать, сестер и Веронику Полонскую.

Артистка не пришла на похороны возлюбленного из-за того, что родственники Владимира Владимировича считали ее виновной в смерти близкого человека. Брик поддержала это решение.

Устраивая личную жизнь, впоследствии актриса состояла в отношениях с критиком Осипом Бескиным. Расставшись с Яншиным в 1933-м, спустя 3 года она стала супругой Валерия Азерского, который оказался жертвой сталинских репрессий. Вероника успела родить ему сына и назвала ребенка в честь Маяковского. Мальчика воспитывал третий спутник жизни артистки Димитрий Фивейский, давший ему свою фамилию. Владимир Фивейский получил медицинское образование и переехал в США. Других детей у Полонской не было.

Фильмы

Театральная карьера Вероники Полонской развивалась успешнее кинематографической. Ей довелось работать в МХАТе и даже быть занятой в спектакле Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко «Наша молодость». После «Стеклянного глаза» фильмография пополнилась ролью в ленте «Конвейер смерти». Затем последовала работа над кинокартиной «Три товарища».

Вероника Полонская в фильме «Война и мир»

С 1935 по 1936 год Полонская была занята в студии Юрия Завадского, затем в Ростовском театре драмы, а в 1938-м вернулась в МХАТ, в труппе которого пробыла до 1940-го. Впоследствии вплоть до 1973-го она служила в Московском театре имени Марии Ермоловой.

Предложения о съемках поступали артистке редко. В 1960-х она снялась в проекте Сергея Бондарчука «Война и мир», воплотив в кадре образ аристократки, а в эпоху перестройки была задействована в съемках фильма «Покаяние».

Смерть

Вплоть до самой кончины 14 сентября 1994 года актриса жила в Доме ветеранов сцены. Женщина считала, что сын бросил ее в приюте, оставив без поддержки и средств к существованию.

Причиной смерти стали возрастные заболевания. Могила артистки находится на Ваганьковском кладбище. Сохранились фото Полонской в молодости, которые позволяют предположить, как она выглядела во время романа с Маяковским.

Фильмография

  • 1917 — «Когда цветёт сирень»
  • 1918 — «Бал Господень»
  • 1918 — «Болотные миражи»
  • 1928 — «Стеклянный глаз»
  • 1933 — «Конвейер смерти»
  • 1935 — «Три товарища»
  • 1965 — «Война и мир»
  • 1968 — «Улыбнись соседу»
  • 1982 — «Мать Мария»

Интересные факты

  • Вероника Полонская получила имя в честь героини произведения Генрика Ибсена «Кукольный дом». Уменьшительно девочку звали Норой.
  • В 1938 году артистка написала мемуары о Владимире Маяковском, опубликованные лишь в 1987-м. В воспоминаниях она писала, что знала поэта не литературным столпом, а ранимым и чувствительным человеком.
  • Некоторое время Маяковский пытался одновременно встречаться с Полонской и бывшей возлюбленной Татьяной Яковлевой. Но последняя, узнав о его связи с актрисой, вышла замуж, завершив роман.
  • В порывах нежности поэт называл Веронику Витольдовну «невесточкой».
  • Павел Мирзоев снял фильм, посвященный отношениям Полонской и Маяковского. Картина получила название «Женщина эпохи танго».

Вероника Полонская — Воспоминания о В. Маяковском читать онлайн

Все остальные произведения, как и первый том собрания сочинений, публиковались с посвящением «Тебе, Лиля».

В предсмертном письме Маяковский писал:

«Начатые стихи отдайте Брикам, они разберутся».

Потому-то поэма «Во весь голос» традиционно была опубликована с посвящением Л. Брик.

Воспоминания сохранили много живых черт, характеризующих быт и личную жизнь поэта, что особенно ценно, так как здесь — Маяковский, страдающий, думающий, глубоко анализирующий и оценивающий людей и события, легкоранимый, обидчивый, а порой резкий, вспыльчивый, с внезапными переходами в настроении. Маяковский почувствовал в Веронике Витольдовне любовь к нему, которой так не хватало в это время в его собственном доме. Свидетельством тому являются многие строки публикуемых воспоминаний, а главное — последняя воля поэта: «Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская».

Я познакомилась с Владимиром Владимировичем 13 мая 1929 года в Москве на бегах. Познакомил меня с ним Осип Максимович Брик, а с О. М. я была знакома, так как снималась в фильме «Стеклянный глаз», который ставила Лиля Юрьевна Брик.

Когда Владимир Владимирович отошел, Осип Максимович сказал:

— Обратите внимание, какое несоответствие фигуры у Володи: он такой большой — на коротких ногах.

Действительно, при первом знакомстве Маяковский мне показался каким-то большим и нелепым в белом плаще, в шляпе, нахлобученной на лоб, с палкой, которой он очень энергично управлял. А вообще меня испугала вначале его шумливость, разговор, присущий только ему.

Я как-то потерялась и не знала, как себя вести с этим громадным человеком.

Потом к нам подошли Катаев, Олеша, Пильняк и артист Художественного театра Яншин, который в то время был моим мужем. Все сговорились поехать вечером к Катаеву.

Владимир Владимирович предложил заехать за мной на спектакль в Художественный театр на своей машине, чтобы отвезти меня к Катаеву.

Вечером, выйдя из театра, я не встретила Владимира Владимировича, долго ходила по улице Горького против Телеграфа и ждала его. В проезде Художественного театра на углу стояла серая двухместная машина.

Шофер этой машины вдруг обратился ко мне и предложил с ним покататься. Я спросила, чья это машина. Он ответил: «Поэта Маяковского». Когда я сказала, что именно Маяковского я и жду, шофер очень испугался и умолял не выдавать его.

Маяковский, объяснил мне шофер, велел ему ждать его у Художественного театра, а сам, наверное, заигрался на бильярде в гостинице «Селект».

Я вернулась в театр и поехала к Катаеву с Яншиным. Катаев сказал, что несколько раз звонил Маяковский и спрашивал, не приехала ли я. Вскоре он позвонил опять, а потом и сам прибыл к Катаеву.

На мой вопрос, почему он не заехал за мной, Маяковский ответил очень серьезно:

— Бывают в жизни человека такие обстоятельства, против которых не попрешь. Поэтому вы не должны меня ругать…

Мы здесь как-то сразу очень понравились друг другу, и мне было очень весело. Впрочем, кажется, и вообще вечер был удачный.

Владимир Владимирович мне сказал:

— Почему вы так меняетесь? Утром, на бегах, были уродом, а сейчас — такая красивая…

Мы условились встретиться на другой день.

Встретились днем, гуляли по улицам.

На этот раз Маяковский произвел на меня совсем другое впечатление, чем накануне. Он был совсем не похож на вчерашнего Маяковского — резкого, шумного, беспокойного в литературном обществе.

Владимир Владимирович, чувствуя мое смущение, был необыкновенно мягок и деликатен, говорил о самых простых, обыденных вещах.

Расспрашивал меня о театре, обращал мое внимание на прохожих, рассказывал о загранице.

Но даже в этих обрывочных разговорах на улице я увидела такое острое зрение выдающегося художника, такую глубину мысли.

Он мыслил очень перспективно.

Вот и о Западе Владимир Владимирович говорил так, как никто прежде не говорил со мной о загранице. Не было этого преклонения перед материальной культурой, комфортом, множеством мелких удобств.

Разговаривая о западных странах, Маяковский по-хозяйски отбирал из того, что увидел там, пригодное для нас, для его страны. Он отмечал хорошие стороны культуры и техники на Западе. А факты капиталистической эксплуатации, угнетения человека человеком вызывали в нем необычайное волнение и негодование.

Меня охватила огромная радость, что я иду с таким человеком. Я совсем потерялась и смутилась предельно, хотя внутренне была счастлива и подсознательно уже поняла, что если этот человек захочет, то он войдет в мою жизнь.

Через некоторое время, когда мы так же гуляли по городу, он предложил зайти к нему домой.

Я знала его квартиру в Гендриковом переулке, так как бывала у Лили Юрьевны в отсутствие Маяковского — когда он был за границей, и была очень удивлена, узнав о существовании его рабочего кабинета на Лубянке.

Дома у себя — на Лубянке — он показывал мне свои книги. Помню, в этой комнате стоял шкаф, наполненный переводами стихов Маяковского почти на все языки мира {В 1929-1930 годах книги В. Маяковского были переведены на шесть языков.}.

Он показал мне эти книги.

Читал мне стихи свои.

Помню, он читал «Левый марш», куски из поэмы «Хорошо!», парижские стихотворения, ранние лирические произведения (точно сейчас не могу вспомнить).

Читал Владимир Владимирович замечательно. Необыкновенно выразительно, с самыми неожиданными интонациями, и очень у него сочеталось мастерство и окраска актера и ритмичность поэта. И если мне раньше в чтении стихов Маяковского по книге был не совсем понятен смысл рваных строчек, то после чтения Владимира Владимировича я сразу поняла, как это необходима и смыслово, и для ритма.

У него был очень сильный, низкий голос, которым он великолепно управлял. Очень взволнованно, с большим темпераментом он передавал свои произведения и обладал большим юмором в передаче стихотворных комедийных диалогов. Я почувствовала во Владимире Владимировиче помимо замечательного поэта еще большое актерское дарование. Я была очень взволнована его исполнением и его произведениями, которые я до этого знала очень поверхностно и которые теперь просто потрясли меня. Впоследствии он научил меня понимать и любить поэзию вообще, а главное, я стала любить и понимать произведения Маяковского.

Владимир Владимирович много рассказывал мне, как работает.

Я была совсем покорена его талантом и обаянием.

Читать дальше

Музы второго плана

27 апр. 2016 г., 13:47

Владимир Маяковский и Лиля Брик. 1924 год

Инна Харитонова

1 апреля в Нью-Йорке на 89-м году ушла из жизни единственная дочь Владимира Маяковского Элен-Патриция Томпсон. Случилось это в месяц трагической гибели ее отца. 13 апреля 1930 года поэт Владимир Маяковский пришел в гости к Валентину Катаеву. Маяковский был мрачен, постоянно поднимался из-за стола и ходил по коридору. Катаев сказал тогда: «Не бойтесь, Вертеров больше нет, не повесится». На следующий день Маяковский застрелился.

Экстренный совместный выпуск «Литературной газеты» и «Комсомольской правды» от 17 апреля 1930 года, полностью посвященный гибели Владимира Маяковского

Когда произносят имя Маяковского, почти сразу же думают об образе «пролетарского поэта № 1» и о Лиле Брик, «Пиковой даме советской поэзии», «убивице», «святой музе». Узнав о самоубийстве Маяковского, Брик вздохнула: «Хорошо, что он застрелился из большого пистолета. А то некрасиво бы получилось: такой поэт – и стреляется из маленького браунинга». Бесспорно, роман с Брик вдохновил поэта на большую часть стихов. Но если Лиля Брик была для Маяковского главной музой, то случались и музы, выражаясь кинематографическим языком, второго плана.

Так уж вышло, что почти все женщины Маяковского были замужем. Галина Катанян пишет в своих воспоминаниях: «Маяковский любил общество красивых женщин, любил ухаживать за ними – неотступно, настойчиво, нежно, пылко, своеобразно. В то же время он был деликатен, оберегал их репутацию и обнародовал свои отношения только в том случае, когда, что называется, имел серьезные намерения». Правда, «серьезные намерения» посещали его не часто.

Сонка – член горсовета

Так было с Софьей Шамардиной, с которой Маяковский познакомился в Петербурге в 1913 году. До знакомства с поэтом Соня дружила с Игорем Северяниным. Чуковский обратился к Маяковскому: «Помните, я знаю ее папу и маму!». Родители Сони тоже узнали о Маяковском и потребовали, чтобы она вернулась домой, в Минск. Провожать ее на вокзал пришли оба – Северянин с букетом голубых роз и Маяковский с букетом фиалок. Маяковский тогда сказал: «Тебя, Соня, провожают два величайших поэта современности». Только ни один из них не стал Сониным мужем.

Маяковский встретился с Шамардиной спустя четыре года и поинтересовался, что она думает о революции. «Муж – большевик. Мне кажется, это определяет и меня». Маяковский усмехнулся, покритиковал Соню за недостаток женственности, сказал ей, что она «одевается под Крупскую». Шамардина вскоре стала партийным работником, заведующей отделом культуры ЦК, и Маяковский начал шутить о ней по-новому: «Сонка – член горсовета». Именно эта «Сонка» впоследствии подписывала некролог о смерти бывшего возлюбленного.

Вошла ты, резкая, как «нате!»

Если с Шамардиной Маяковский познакомился в Петербурге, то другую свою возлюбленную, Марию Денисову, он встретил в Одессе. Позже поэт объединит Шамардину и Денисову в одной поэме – «Облако в штанах».

Маяковский влюбился в Денисову внезапно, сразу, как только увидел ее 14 января 1914 года. Поэт был в смятении. «Что делать? Как быть? Написать письмо? Но это глупо. «Я вас люблю. Чего же боле…» Сказать все сразу? Она испугается… И всем будет страшно… Скажут, желтая кофта, и вдруг…».

Оставленная в Одессе после недельного знакомства Денисова превратилась для поэта в лирический миф. О любимой и недоступной Марии он успел рассказать всем: друзьям, матери, сестрам. Про нее же он написал: «Вошла ты, резкая, как «нате!», муча перчатки замш, сказала: «Знаете – я выхожу замуж!».

Правда, когда Маяковский расставался с Денисовой, замуж она не собиралась. Потом они вместе учились в мастерской скульптора Коненкова. А в 1919 году Денисова ушла на фронт как художник-оформитель и прошла войну в рядах Первой Конной армии, была трижды ранена и трижды больна тифом.

На фронте она вышла замуж за простого человека, героя гражданской, по фамилии Щаденко, с которым никогда не была счастлива. Зато до последнего Мария переписывалась с Маяковским: «Благодарю, дорогой, за защиту женщин от «домашних» настроений мужей-партийцев. Здорово помогает и «Баня», и «Клоп». Доходит». Маяковский вплоть до гибели помогал Денисовой материально: «За вашу помощь я Вам бесконечно благодарна, и если бы я когда-нибудь могла бы быть Вам полезной, то, ясно, сделала то же для Вас, что и Вы».

Я к тебе тянусь неуклонно

Почему Маяковский не женился на Денисовой, до того как она вышла замуж за Щаденко? Потому что в 1915 году для Маяковского грянул гром.

Из воспоминаний Эльзы Триоле, сестры Лили Брик: «Я поехала в Петроград, и Маяковский пришел меня навестить к Лиле (сначала поэт ухаживал за Эльзой – прим. ред.), на улицу Жуковского. В этот ли первый раз, в другую ли встречу, но я уговорила Володю прочесть стихи Брикам… Они отнеслись к стихам восторженно, безвозвратно полюбили их. Маяковский безвозвратно полюбил Лилю».

Образовался любовный треугольник: Осип Брик, Лиля Брик и Владимир Маяковский. На склоне лет Лиля Брик признавалась Андрею Вознесенскому: «Страдать Володе было полезно. Он помучается и напишет хорошие стихи».

Записки «ПереПиск», которыми постоянно обменивались Лиля Брик и Маяковский

Власть Лили над Маяковским всегда поражала общих знакомых. Из переписки Лили Брик и Владимира Маяковского. Декабрь, 1917 год: «Милый мой Володенька, я страшно бываю рада, когда ты пишешь. У меня совсем заболели нервы. Мы уезжаем в Японию. Привезу тебе оттуда халат». Октябрь, 1921 год: «Любимый мой щеник! Не плачь из-за меня! Я тебя ужасно крепко и навсегда люблю! Приеду непременно! Приехала бы сейчас, если бы не было стыдно. Жди меня! Не изменяй!!! Я ужасно боюсь этого».

В те же годы Маяковский говорил: «Если Лиличка скажет, что нужно ночью, на цыпочках, босиком по снегу идти через весь город в Большой театр, значит, так и надо!».

Когда Лиле Юрьевне было уже 67 лет, ее подруга Татьяна Лещенко-Сухомлина не переставала изумляться: «С головы до ног – женщина, ни капли «дамского», ни капли «бабского». Умная, добрая, деликатнейшая, веселая, душистая, преэлегантная».

Тело обвей в сплошной электрический ветер

Ходили легенды, что женщины, которых любил Маяковский, не любили его. Это было не так. Взять хотя бы Элли Джонс.

Элли Джонс с дочерью Элен-Патрицией. Ницца. 1928 год

Элли Джонс – Елизавета Зиберт была из немцев Поволжья, но жила в Америке замужем за врачом, преподавала языки. Маяковский познакомился с ней в 1925 году во время поездки в США. Завязался роман невероятной силы. Такой, что Маяковский, отбывая из Америки, засыпал всю комнату, кровать Элли незабудками и… оставил ее беременной.

Конечно же, Маяковский рассказал Лиле об увлечении и о его последствии – рождении дочери Элен-Патриции Томпсон, по-нашему Елены Владимировны. На что Брик воскликнула: «Но ведь ты совершенно равнодушен к детям, Володечка!». Маяковский вскочил взбешенный, а Лиля продолжала: «Знаешь, Володя, пока тебя не было, я решила, что наши отношения пора прервать! По-моему, хватит!». Поэт молчал, соображая, что за маневр придумала Лиля, и только вымолвил: «А ты стала еще красивее, Лиличка!». И ночью написал Элли Джонс, что любит Лилю и никого больше полюбить не сможет. А что касается ребенка, то он, конечно, примет все расходы на себя.

Маяковский Элли лукавил. Он сумел полюбить еще. Случилось это в 1928 году, когда он приезжал в Ниццу повидаться с отдыхающей там Джонс и своей дочерью. На обратном пути поэт заехал в Париж, где познакомился с Татьяной Яковлевой, и «с первого взгляда жестоко в нее влюбился».

Ты одна мне ростом вровень

Татьяна Яковлева

Сейчас бы Татьяну Яковлеву назвали моделью, а тогда, в Париже, она называлась манекенщицей. Яковлева была родом из Пензы, откуда в юном возрасте ее вывез отец, оставив, правда, на родине жену и еще одну дочь.

Позже Яковлева говорила: «Мы любили друг друга и собирались обвенчаться. Для этого он (Маяковский) должен был приехать за мной в Париж. Нам предстояло прибыть в Москву, чтобы зарегистрировать брак. Но она (Брик) написала какую-то бумагу, что он неблагонадежен и его нельзя выпускать». Маяковского в Париж так и не пустили. Примерно в это время, 11 октября 1929 года, Лиля Брик записала в дневнике: «Яковлева, с которой Володя познакомился в Париже и в которую был по инерции влюблен, выходит замуж за какого-то, кажется, виконта, венчается с ним в церкви в белом платье, с флердоранжем. Представляю себе Володину ярость и как ему стыдно…». Володя успокоил Лилю: «Эта лошадь кончилась, пересаживаюсь на другую».

Яковлеву можно было понять. Молодая женщина, которая ждет человека, а он не едет и не объясняет, почему не едет, и тут же слухи о его новом романе. Яковлева выходит замуж за виконта дю Плесси, который погибает во Второй мировой войне. Вторым ее мужем становится Алекс Либерман, скульптор и художественный редактор журнала Vogue. Яковлева живет в Нью-Йорке, в достатке и роскоши. В ее доме висят картины Дали и Пикассо с дарственными надписями. Она одевается у Ив СенЛорана и часто цитирует стихи Маяковского, посвященное ей «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» и многие другие, вроде «Вы и нам в Москве нужны, не хватает длинноногих».

Глаз в Госиздате останавливать не на ком, кроме как на товарище Брюханенко

Когда Маяковский собирался жениться на Яковлевой, он делал не первую попытку вступить в брак. Также Яковлева была не первой высокой женщиной в его жизни. Незадолго до парижской истории, в 1927 году, он встречался с юной сотрудницей библиотеки Наташей Брюханенко.

Наталья Брюханенко, 1927 год

«Высокая, крупная, с гордо посаженной маленькой головкой. Он нее исходит какое-то сияние, сияют ямочки на щеках, белозубая, румяная улыбка, серые глаза. На ней белая полотняная блуза с матросским воротником, русые волосы повязаны красной косынкой. Этакая Юнона в комсомольском обличии» – такой видели ее друзья Маяковского.

Маяковский с Наташей отдыхал на даче в Пушкине, выезжал на море. Их любовная история развивалась по знакомому сюжету. Все было прекрасно, они решили пожениться, но о романе узнала Лиля Брик…

Когда Наташа вышла из вагона поезда, первое, что она увидела – стоявшую на перроне веселую Лилю Брик. Успев перехватить полный обожания взгляд Маяковского, обращенный к Брик, Наташа тут же убежала. Маяковский даже не пытался ее догнать.

Свадьба не состоялась. Лирические отношения переросли в дружеские, а потом и в деловые, редакционно-издательские. Наташа Брюханенко позже переквалифицировалась из библиотекаря в журналиста.

Товарищ правительство, моя семья – это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская

С Вероникой (Норой) Полонской, последней своей любовью, Маяковского познакомил в мае 1929 года Осип Брик, муж Лили. Полонская должна была отвлечь поэта от тоски по Яковлевой. Опасной соперницы в ней Лиля не видела. Полонская была замужем за актером Михаилом Яншиным. Но, влюбив в себя Маяковского, Нора сама привязалась к нему.

Вероника Полонская в фильме «Стеклянный глаз». 1928 год

Одновременно с тем, что «ослепительно красивая» Полонская забеременела от Маяковского и сделала от него аборт, она очень хорошо относилась к своему мужу и не торопилась ему признаться в измене. А Маяковский требовал немедленного развода, ревновал. Причем объекты ревности уже были стихийными. На праздновании 20-летия его работы: «Красивый рыжий парень пытается ухаживать за Норой Полонской. Это Назым Хикмет, турок, студент Коммунистического университета трудящихся Востока. Владимир Владимирович сердито заслоняет его от Норы…».

У Маяковского началась депрессия. Брики были за границей. На его выставку не пришел никто из его коллег. Кругом говорили, что он исписался. Премьера «Бани» провалилась. Полонская тянула с разводом, опасаясь: «Что будет, когда Лиля Юрьевна вернется из-за границы?».

14 апреля рано утром Нора зашла к Маяковскому в Лубянский проезд. Поэт был в тяжелом эмоциональном состоянии. «Я говорила, что люблю его и буду с ним, но не могу остаться здесь сейчас. Я по-человечески люблю и уважаю мужа и не могу поступить с ним так… И театра не брошу… Владимир Владимирович был не согласен с этим… Говорил, чтобы все было немедленно, или совсем ничего не нужно». После репетиции Полонская пообещала объясниться с мужем и переселиться к поэту. Когда она закрыла за собой дверь квартиры Маяковского, раздался выстрел. Все кончилось: и любовь, и стихи.

Кроме Марии Денисовой, умершей в 1944 году, все женщины Маяковского намного пережили его самого и пережили его тень, Лилю Брик, покончившую с собой в 87 лет из-за физической беспомощности в 1978 году в Риме. Софья Шамардина умерла в 1980-м, Наталья Брюханенко в 1982-м, Элли Джонс в 1985-м, Татьяна Яковлева в 1991-м, Вероника Полонская прожила дольше всех, до 1994 года.

Источник: http://in-domodedovo.ru/novosti/kulturnye_vesti/27-04-2016-13-47-09-muzy-vtorogo-plana

биография, личная жизнь. Последняя любовь Владимира Маяковского :: SYL.ru

При рождении ее назвали Вероникой в честь героини известной драмы Г. Ибсена. Близкие и друзья привыкли звать ее Норой. А пролетарский трибун Владимир Маяковский считал Веронику «невесточкой». Эта была последняя любовная и роковая привязанность поэта. При этом Полонская была единственной свидетельницей его самоубийства.

Среди родственников Полонской – Менеделеев, Нестеров и Бестужев-Рюмин

Вероника Витольдовна Полонская появилась на свет в далеком 1908-м. Среди ее предков были и казненный декабрист Михаил Бестужев-Рюмин, и один из первых авиаторов России Петр Нестеров, которому в свое время удалось совершить знаменитую «мертвую петлю», и даже великий русский химик Дмитрий Менделеев.

Родители Вероники служили Мельпомене. Они были актерами. В кинематографе юная Нора начинала сниматься с семилетнего возраста. Как правило, вместе с отцом. На тот момент он был очень известным артистом.

Когда началась революция 17-го, отцу предложили контракт с Голливудом. Таким образом семейство Полонских собиралось выехать в Америку. Однако этот переезд не осуществился, поскольку отец Норы скоропостижно скончался.

Вопрос о выборе актерского ремесла никогда не стоял

После смерти отца Веронику не приглашали на съемки. Но она не сдавалась и поэтому решила поступить в школу МХАТа. И она выиграла этот конкурс. По большому счету, вопрос о выборе актерского ремесла для нее никогда не стоял — только театр!

В «мхатовской» школе Веронике преподавали такие корифеи, как Николай Баталов, Юрий Завадский. Позднее она встречалась и с великим Станиславским. И как-то даже играла в его спектакле, который назывался «Наша молодость».

В конце 20-х актриса Вероника Полонская вернулась и в кинематограф. Она снялась в фильме «Стеклянный глаз». А в качестве режиссеров были Владимир Жемчужный и Лиля Брик. Кстати, через некоторое время именно Брик познакомила ее с Маяковским.

Маяковский называл ее «невесточкой»

Вероника Полонская и Маяковский познакомились в конце весны 1929-го. Она тогда уже была замужем за известным актером Михаилом Яншиным. Сердце поэта тоже было на тот момент не свободно. Но, тем не менее, они стали очень часто встречаться. Такие встречи продолжились и летом на юге. По воспоминаниям Полонской, это был самый сильный период влюбленности в Маяковского. А сам поэт уже строил планы на будущее, связанные с ней, и называл ее «невесточкой». Он, в действительности, требовал от нее узаконить их отношения. Но Нора не могла бросить своего законного мужа, который, как выясняется, уже знал о связи супруги с Маяковским.

В результате, их встречи уже не приносили ни тому, ни другому радости. Поэт стал ревнивым и раздражительным. Кроме того, в этот период Нора ждала ребенка от него, но решила избавиться от беременности. Маяковский же продолжал требовать частых свиданий и впоследствии даже просил, чтобы Вероника бросила свой театр.

А она не могла этого сделать. Тем более, именно тогда ей удалось получить большую роль в одном из спектаклей.

Строки поэта Полонская приняла как упрек

В этот трудный для обоих влюбленных период Маяковский написал поэму, которая называлась «Во весь голос». Трудно сказать, но скорее всего это были стихи, посвященные Веронике Полонской. Хотя ценители творчества поэта до сих пор не могут прийти к единому мнению. Но известно одно: сама Полонская приняла это произведение, как упрек.

Эти события происходили весной 1930-го.

Семья трибуна считала Полонскую виноватой в его гибели

К этому времени Вероника Полонская и Маяковский понимали, что им не быть вместе, их роман становился еще более мучительным. Он их разрушал. А конец этой печальной истории всем известен. Поэт выстрелил из пистолета в сердце через минуту после того, как Вероника вышла из его дома. По ее словам, причиной самоубийства, по всей видимости, являлся ее отказ во взаимности.

Как бы то ни было, Лиля Брик посоветовала ей ни в коем случае не ходить на похороны Маяковского. Она не пошла. К тому же именно в этот день ее допрашивали на Лубянке в качестве главного свидетеля смерти поэта.

Кроме того, перед смертью в последнем письме Маяковский включил ее в число наследников. Но Вероника ни на что не претендовала. Говорят, это произошло потому, что до нее дошли слухи о крайне негативном отношении не только матери поэта, но и его сестер к ней. В разговорах они называли виновницей самоубийства именно ее. Увы, но на протяжении всей своей дальнейшей жизни она несла это бремя.

Наследство поэта досталось семье Брик.

Мемуары о Маяковском шли «в стол»

После кончины Владимира Маяковского Вероника Полонская начала писать свои воспоминания о нем. Как правило, эти записи были предназначены не для печати. Но в 1938-м она встретилась с руководителем музея поэта, которая сказала, что она не имеет права молчать. Таким образом, все эти записи со временем оформились в целую книгу о Маяковском. Многие брали ее рукопись, но никто не взялся за публикацию. «Время было такое», — объясняла она тогда. Спустя несколько лет книга воспоминаний о поэте все-таки вышла.

«Я — театральная актриса»

Как говорилось выше, последняя любовь Маяковского, Вероника Полонская, считала себя, в первую очередь, театральной актрисой. Так, она работала у Завадского, до 1939-го — во МХАТе. А позднее — в театре им. Ермоловой. Там она, собственно, служила вплоть до 1973-го.

Что касается кинематографа, после картины «Стеклянный глаз», в 30-х Полонская снялась в фильме «Конвейер смерти» известного режиссера И. Пырьева. Ее партнершами стали Ада Войцик и Тамара Макарова.

Следующая картина называлась «Три товарища», а режиссером был Семён Тимошенко. По словам Полонской, в этом фильме до сих пор сохранилась некая задушевность.

Но, по большому счету, в кинематограф ее приглашали очень редко. А если и приглашали, то, в основном, на эпизодические роли. Она признавалась, что кино не вошло в ее жизнь. На любых съемках ей было очень неуютно. Она повторяла: « Я — театральная актриса!»

Правда, в кинематографе почему-то всегда ей доставались роли оскорбленной или уходящей из семьи женщины. В ней видели «прожигательницу» или «обманщицу». Хотя, по ее словам, это было вообще чуждо для нее.

Но в 60-х известный режиссер Сергей Бондарчук решил пригласить ее на роль одной из аристократок. Речь шла о знаменитой киноэпопее «Война и мир». Полонская, конечно, согласилась на съемки.

Последней картиной, где была задействована Вероника Полонская, стала лента «Мать Мария». Она была снята в 1982-м. Сюжет фильма был основан на биографических фактах поэтессы Елизаветы Кузьминой-Караваевой, которая в свое время стала эмигранткой и жила во Франции.

Единственный сын носит имя поэта

Если говорить о личной жизни Вероники Полонской, то у нее было три мужа. О первом супруге мы говорили выше. Это был Михаил Яншин. После самоубийства Маяковского отношения между Вероникой и Яншиным окончательно расстроились. Замечательный «мхатовский» актер ушел из семьи и женился на известной актрисе из театра «Ромэн». Хотя Полонская не осталась в долгу. После разрыва она вышла замуж, а через некоторое время появился и ее первенец. Между прочим, она назвала своего сына Владимиром в честь Маяковского.

Но в 1937-м второй супруг Полонской попал в «сталинскую мясорубку». Поэтому сына она поднимала исключительно одна.

Через некоторое время Вероника Полонская, биография которой была совсем не простой, познакомилась с актером Дмитрием Фивейским, который усыновил юного Владимира. Впоследствии сын стал врачом, а потом эмигрировал в Соединенные Штаты. По словам знакомых Полонской, он буквально бросил ее. Ведь в глубокой старости она крайне нуждалась.

Вместо заключения

Когда сын Полонской уехал в США, актриса оказалась в приюте. Она жила в Доме ветеранов сцены. Руководство выделили ей две комнаты. Именно там она и скончалась. Это произошло в начале осени 94-го. На тот момент ей было 86 лет. По просьбе родственников, место её захоронения содержалось в тайне.

Мария Денисова-Щаденко, Эльза Триоле, Элли Джонс, Татьяна Яковлева, Верони…

Чужие женщины Владимира Маяковского

В жизни Маяковского было много женщин: Мария Денисова-Щаденко, Эльза Триоле, Элли Джонс, Татьяна Яковлева, Вероника Полонская… Их имена несправедливо отходят на второй план, выпуская вперёд Лилю Брик. «В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил. Лиля — люби меня. Товарищ правительство, моя семья — это Лиля Брик, мама, сестры и Вероника Витольдовна Полонская…», — пишет в предсмертном письме человек, больше всего на свете боящийся смерти, и стреляет себе в сердце…

Всю жизнь Владимира Владимировича Маяковского преследовала двойственная закономерность. В любых проявлениях его неординарной личности, и в творчестве, и в любви, и в страшном и трагическом конце он постоянно противоречит самому себе. Алогичность и парадоксальность поведения — вот, пожалуй, самые верные характеристики этого поэта прошлого века.

Да, поэт и гражданин, но еще и просто человек, с его силой, растерянностью, пристрастиями и странностям

Он — разный, бесконечно размноженный. С одной стороны — действительно великий поэт революции. С другой — слабый, больной человек, в конце концов дошедший до крайней черты, самоубийства. «Вошедший в контакт с новой властью» и пронзительно жалующийся, отвергнутый. Громоздкий, назойливый и ранимый, бессильный. Несмотря на демонстративную резкость суждений, часто — грубый тон в полемике, внутренне — очень деликатный и даже застенчивый. Любил Маяковский тоже всегда неровно, тяжело и трагично.

Наверное, все знают, что самой большой любовью Маяковского была Лиля Брик. Но женщин в жизни поэта было значительно больше. Роковых же женщин, заметно оставивших след в его сердце, жизни и смерти, было три. И всегда он хотел одного — безраздельно обладать своей возлюбленной. Однако ни одна из его главных любовей — ни Лиля Брик, ни Татьяна Яковлева, ни Вероника Полонская — никогда не принадлежала ему полностью. Именно в этом постоянном необладании и заключался весь трагизм любви поэта.

Правда, была первая любовь, до этих трех роковых женщин. Ее звали Мария Денисова, познакомились они в Одессе. Любовь к красавице, независимой интеллектуалке, буквально преобразила Маяковского. Он метался как полоумный, не находил нигде себе места, читая стихи, превосходил самого себя. Маяковский, как это будет с ним всегда, торопился со своими чувствами, делал сразу же страстные признания, требовал полной взаимности.

Но Мария Александровна, хотя и прониклась богемной жизнью поэта, от решительного шага отказалась. Не захотела связывать свою жизнь с талантливым, но скорее всего непонятым ею мужчиной. Как следствие, боль поэта отразилась в стихах. Образ Марии в поэме «Облако в штанах» отталкивал и привлекал одновременно своей недоступностью. Маяковский и потом будет выбирать женщин, тем или иным образом несвободных, его любовь всегда будет неосуществимой и несбыточной мечтой.

Брики

Маяковский знакомится с Бриками в июле 1915 года. Осип Максимович и его жена, Лиля Юрьевна, были очень обеспеченные выходцы из буржуазной среды, которую так ненавидел Маяковский. Снова двойственность, снова противоречие, которое потом обернется разрывом. Познакомила их младшая сестра Лили — Эльза, впоследствии французская писательница Эльза Триоле.

После первого прочтения стихов все и случилось. Брики отнеслись к его творчеству восторженно, назвали «невиданным чудом», тут же Владимир Маяковский полюбил Лилю Юрьевну, «ослепительную царицу евреев». Вскоре Маяковский переезжает к Брикам. Что же это были за отношения? Даже самые близкие терялись в догадках. Вероника Полонская пишет: «Я никак не могла понять семейной ситуации Бриков и Маяковского. Они жили такой дружной семьей, и мне было неясно, кто же из них является мужем Лили Юрьевны».

Так или иначе, в неотлучное приложение к возлюбленной Маяковский получил ее мужа. Но только ли для друзей их отношения были непонятны, запутанны и двусмысленны? Понимали ли они сами — кто кому кто? В письмах Маяковского нежность Брикам была разделена чуть ли не поровну. «Целую 1000 раз тебя и 800 Оську». Все же Оську на 200 меньше. Любые чувства соперников можно понять, но чтобы любовник обожал мужа — это представить трудно.

Луначарский называл Осипа Максимовича злым демоном. Брик был начитан, знал языки, точно чувствовал конъюнктуру, сам сочинял художественные произведения. В рукописях любых стихов Маяковского нет ни одной запятой. С 1916 года все знаки препинания расставляются Бриком. Он принимал участие во всех замыслах Маяковского. Собирал материалы для поэмы «Ленин», обсуждал идеи, сдавал в печать готовые произведения. Они действительно хорошо дополняли друг друга. Черновик каждой новой вещи он прежде всего отдавал Брику: «На, Ося, расставь запятатки».

На протяжении пятнадцати лет Маяковский пользовался эрудицией Брика, Брик же выжимал из него все соки и ограничивал его движения. Несомненно, это был деловой союз, основанный на взаимовыгодных обстоятельствах. Так что можно сделать вывод о том, что не только любовь к Лиле Юрьевне вынуждала Маяковского дружить с Осипом Максимовичем. Если Маяковский и ревновал, то лишь в самом начале их знакомства. Потом Осип стал для жены другом, и эта роль его устраивала. Видимо, поэтому Маяковский мог так долго и ровно дружить с соперником. Сама же Лиля Юрьевна на полях какой-то рукописи напишет: «Физически О.М. не был моим мужем с 1916 г., а В.В. — с 1925 г.»

Маяковский носит кольцо с инициалами, подаренное Лилей. Он, в свою очередь, дарит ей кольцо с выгравированными инициалами «Л. Ю. Б.». Монограмма читается как бесконечное «люблюблюблюблюблюблюб». Внутри кольца написано «Володя». Когда советские люди перестали носить кольца, Маяковскому присылали на выступлениях записки: «Товарищ Маяковский! Кольцо вам не к лицу». Но товарищ Маяковский не расстался с кольцом, он надел его на связку с ключами.

В письмах к Лиле поэт подписывается «Щен» и рисует забавные картинки, отображающие его самого: «Щен болен. У него грипп», «Щен в Мексике, на пальме, смотрит в бинокль на Москву», «Щен в Крыму, на вершине Ай-Петри, с шашлыком в руке». Его любовь — романтична, возвышенна, всепоглощающа. Маяковский пишет поэму «Флейта-позвоночник», в которой героиня — предмет сделки. Она опутана мещанским благополучием, ее могут продать, украсть, перекупить.

Нет ничего странного в этой аллегории, образе, ведь его Лиля Брик опекалась в молодости гувернанткой, училась в частной гимназии, живет в буржуазной среде и сейчас. Посвященные ей «Флейта-позвоночник» и особенно «Лиличка! Вместо письма» — самые подлинные признания в любви. Никогда еще вся гамма чувств — ненависть, любовь, обида — не была так талантливо выражена в стихах.

Но Лиля Юрьевна Брик — бесспорный центр внимания не только Маяковского, но и многочисленных поклонников и близких друзей. Переменчивая, жгучая, естественная, умная, избалованная во всех своих капризах и порывах. На свет ее «горячих до гари» глаз мужчины тянулись как мотыльки. По-видимому, и Маяковскому отводилась сходная роль, на которую он в отличие от Брика согласен не был.

В конце декабря 1922 года возникает странный разрыв в отношениях Маяковского и Бриков. Поэт безвылазно сидит на Лубянке под строгим домашним арестом. Выходит только за папиросами, ни с кем не видится и пишет, пишет, пишет. Что же произошло? Маяковский утверждает всем, что пауза произошла «по взаимному уговору» и ему необходимо пересмотреть свой внутренний багаж.

Лиля Юрьевна пишет о другом: «Жилось нам хорошо, привыкли друг к другу, обуты, одеты, живем в тепле, едим вкусно и вовремя, пьем много чая с вареньем. Установился „старенький, старенький бытик“. Мы испугались и решились разбить это „позорное благоразумие“. Маяковский приговорил себя на два месяца одиночного заключения проверить себя».

Проверка удалась на славу. Он может жить без варенья. Но он не может жить без Лили. Да и варенье, оказалось, здесь ни при чем. Из писем Маяковского вдруг выясняется, что есть какая-то его вина: «Я не грожу, не вымогаю прощения…», «Я вижу, ты решила твердо…». А в одном из писем двухмесячной изоляции он написал прямо: «Я знаю, что мое приставание к тебе — для тебя боль».

Оказывается, на самом деле причина разрыва — настойчивые требования Маяковского верности и постоянства от Лили. Снова двойственность, снова парадокс. Разве постоянство — не мещанская добродетель, от которой он бежал и которую обличал в стихах? Как верно заметил Сэленджер, мы боимся признаться себе в каких-то очень простых и искренних вещах, потому что на поверку они оказываются самыми банальными.

Маяковского буквально раздирают противоречия и чувства: обида, ревность, ненависть. В эти два месяца ссылки Маяковский пишет более чем странную поэму «Про это». Тема впрямую не названа. Про что про это? Нет более уклончивого произведения, но здесь его традиционная маяковская ненависть изливается во что-то абстрактное, в предельно максимальное ничто.

Маяковский не выдерживает два месяца. Бегает подслушивать на лестницу под дверь Бриков. Брики чай с вареньем пить перестали, перешли на шампанское. ЛЕФ, который возглавлял Осип Брик, становится одновременно и салоном, и вертепом, и коммерческим предприятием. И снова обман самого себя. Оказывается, против обыденщины, вкусной еды и теплой ванны Маяковский ничего против не имеет. Повседневное окружение его любимой, друзья-соперники, поклонники — вот главное препятствие его любви. А самое страшное в том, что и сама Лиля — часть ненавистного ему быта. Но он ее не может обвинять. Потому что любит.

Скажу: — Смотри,
даже здесь, дорогая,
стихами громя обыденщины жуть,
имя любимое оберегая,
тебя
в проклятиях моих обхожу.

Что же это была за женщина? Женщина, чутко оберегающая свое первенство в душе поэта. Легко относясь к его увлечениям, не терпела и намека на что-то глубокое. Публичное прочтение стихов, посвященных Татьяне Яковлевой, навсегда осталось в ее глазах самой страшной изменой. А после смерти Маяковского все письма к нему Татьяны Яковлевой были сожжены Лилей Юрьевной лично.

Сложная любовь Маяковского и Брик не раз подвергалась испытаниям, однако лишь к ней чувство поэта было безмерным вне времени и событий. На самом деле трагедия «треугольника» заключалась в том, что Маяковский любил Лилю, которая по-настоящему не могла любить никого, кроме своего мужа. Осип Максимович же, по-видимому, ее не любил. Отсюда постоянная смена поклонников у Брик, суета, вечная смена развлечений, обеды, премьеры, вернисажи, желание везде успеть первой. Как оказалось, все это лишь средство заполнить ту пустоту, которую не смог заполнить равнодушный к ней человек.

Когда Маяковский и Лиля сходились, они обещали обязательно сказать друг другу, если разлюбят. В 1925 году отношения Маяковского с Лилей Брик становятся чисто дружескими. Лиля пишет, что больше не любит его. И добавляет, что едва ли это признание заставит его страдать, так как у него самого за последнее время было два сильных увлечения. Тем не менее они до конца жизни (его) бережно заботятся друг о друге. Более того, влияние Лили Брик настолько сильно над Маяковским, что она берет на себя смелость не разрешать ему жениться. Когда в 1927 году были обнародованы его отношения с Натальей Брюханенко, Лиля написала ему: «Володя, до меня отовсюду доходят слухи, что ты собираешься жениться. Не делай этого…»

Неизвестно, повлияла ли просьба Лили Брик или нет на его решение, но Маяковский так ни разу и не женился. Трудно объяснить, что такое обаяние, еще труднее понять женскую силу. Если кто и знал тайну своей поразительной привлекательности и власти над мужчинами, то это сама Лиля Брик. Одно можно сказать с уверенностью: Лиля Брик помимо несомненной одаренности и в слове, и в уме обладала самым главным даром — быть женщиной. И не только в молодости, но и в восемьдесят лет она была окружена мужчинами, роскошью и богатством.

Кто смог понять незаурядность этой женщины, тот сразу же попадал под ее почти безраздельную власть. Помимо безукоризненного вкуса она обладала поразительным чутьем на все новое и талантливое. К ней на суд приносили свои стихи Слуцкий и Вознесенский, она безошибочно угадала в молодой дебютантке великую балерину Майю Плисецкую, с первых же слов поняла феномен Параджанова. Умерла она восьмидесятишестилетней старухой, покончив с собой из-за несчастной любви.

Говорят, гибель Маяковского была воспринята Лилей Юрьевной с искренним удивлением. После похорон у Бриков пили чай, шутили, говорили о жизни и смерти. Но несмотря на, казалось бы, такие резкие различия в жизни Маяковского и Лили Брик, смерть обоих до ужаса похожа: неудачная любовь, болезнь и самоубийство.

Татьяна Яковлева дю Плесси-Либерман

Роман с Яковлевой у Маяковского начался в Париже 25 октября 1928 года. Он уже слышал об элегантной русской парижанке и давно мечтал познакомиться. Друзья специально пригласили Татьяну Яковлеву в один дом, чтобы состоялась их встреча. И как это обычно и бывало с Маяковским, он влюбился сразу и сильно. Влюбился в ее память на стихи, в ее «абсолютный» слух, в то, что она не просто парижанка, а русская парижанка.

Она родилась в 1906 году в Пензе, а в 1925 году по вызову своего дяди уехала в Париж. Они сошлись мгновенно, и об их отношениях сразу же стало известно в ближайшем окружении поэта. Да они и не скрывали, появлялись везде вместе, и люди на улице оборачивались им вслед. Это была действительно красивая пара, Маяковский — высокий, могучий, большой, Татьяна — тоже красавица, стройная, под стать ему.

Сорок дней осенью 1928 года Маяковский был безраздельно счастлив. Несмотря на страстную любовь обоих, уговоры Маяковского стать его женой и ехать в Москву Яковлева встретила уклончиво. Маяковский вынужден уехать из Парижа на два месяца в Россию, чтобы проследить за постановкой «Клопа». Начинается шквал писем, телеграмм, переводов.

Он посвящает ей стихи и публично читает их (Лиля Брик в бешенстве). Но уже весной 1929 года он очень ясно начинает осознавать, что и в этой любви он для Татьяны не единственный. Конечно, он догадывался и раньше, но всегда надеялся на силу своего захватывающего обаяния. И снова ошибается. У Татьяны есть еще как минимум три поклонника, и она не собирается ими жертвовать ради одного-единственного мужчины, пусть даже это будет Маяковский.

Но и место Первой женщины тоже остается в душе поэта по-прежнему занятым. Однако в своих письмах к Лиле Брик он пытается усыпить ее бдительность: «И в Ниццу, и в Москву еду, конечно, в располагающем и приятном одиночестве». Хотя Брик осведомлена обо всех подробностях Эльзой Триоле. Лиля придумывает безошибочный шаг, она гениальна, как всегда. По инициативе Осипа Максимовича в мае 1929 года Маяковский знакомится с Вероникой Полонской. Начинается его двойной роман: в письмах — с Яковлевой, в жизни — с Полонской.

Вероника Полонская

Вероника Полонская, дочь известного актера немого кино, молоденькая актриса МХАТа, обаятельная, красивая, простая и искренняя, без труда влюбила в себя Маяковского. После первого неизбежного недоумения неожиданно привыкла к нему и привязалась сама. «По тебе регулярно тоскую, а в последние дни даже не регулярно, а чаще», — пишет Маяковской Яковлевой в Париж.

В это же время регулярно, и даже чаще, у него бывает Полонская. В июле поэт едет на юг, шлет письма Яковлевой, там же в Хосте встречается с Полонской и, когда они расстаются на время, ее засыпает телеграммами. Так что спорные строчки «я не спешу и молниями телеграмм…» могут относиться и к одной, и к другой.

Осенью Маяковский хлопочет о поездке в Париж, очевидно чтобы встретиться с Яковлевой. Полонскую же в это время нежно любит, называет «невесточкой» и строит с ней планы на будущее. Последнее письмо отправлено Яковлевой в октябре уже после запрета на выезд за границу, связанного со странными обстоятельствами. Возможно, не последнюю роль здесь сыграла инициатива Бриков по чисто личным мотивам. Яковлева воспринимает его отсутствие как добровольный отказ, тем более что до нее доходят слухи о его женитьбе. В январе Татьяна Яковлева сама выходит замуж. Маяковский так переживает, что тут же требует от Полонской узаконить их отношения.

И вот только сейчас выясняется самое главное. Вся беда в том, что и Вероника Витольдовна Полонская не принадлежала одному Маяковскому. Более того, она была замужем и никак не могла признаться мужу в измене. И снова эта страшная закономерность, вечное проклятие необладания, преследующее всю жизнь Маяковского. Вероника Полонская не может (или не хочет) развестись с мужем, не оставляет театр, как того требует Маяковский.

Маяковский становится одержимым, то он клянется ей в вечной любви, то угрожает, оскорбляет, мучает и ее, и себя. Он лихорадочно мечется в поисках выхода из этой ловушки, везде чудятся ему насмешки, враждебность, унижение, да еще постоянно болеет гриппом. Особенно «любящие» его друзья утверждают, что Маяковский болен не гриппом, а сифилисом. Обычно шумный и веселый, он превращается в злого и мрачного зануду. Ему кажется, что он выглядит смешным и нелепым. Оказывается, для него это страшно — быть смешным! И он действительно становится посмешищем в глазах всех официанток кафе рядом с МХАТом, где часами ждет Полонскую. Вероника часто опаздывала, не приходила совсем или появлялась вместе с мужем Яншиным.

12 апреля Маяковский записывает план последнего, решительного разговора с Полонской, в котором несколько раз повторяет: «я не смешон… нельзя быть смешным…» Там же он записывает о самоубийстве. «Я не кончу жизни, не доставлю такого удовольствия художественному театру». Бред, неистовство, в общем-то свойственные ему от природы, становятся сутью его существования. Полонская в ужасе, она просит его обратиться к врачу, но Маяковский в ответ дико смеется, снова и снова устраивает страшные садомазохистские скандал

Маяковский теперь совершенно больной человек, и не временно больной, а больной всегда, постоянно, находящийся на грани безумия. Его состояние стремительно ухудшается: резкая смена настроений, навязчивая мысль о самоубийстве, вечные занудливые придирки ко всем окружающим. Последним толчком в принятии окончательного решения мог послужить отказ Полонской бросить театр и мужа. Многие современники ее, кстати, и обвиняли в этом.

Другие

Помимо роковых женщин в любовной биографии Маяковского были и другие знаменательные увлечения. О романе Маяковского с Элли Джонс известно немногим. В то время афишировать личные связи с иностранцами было опасно. Лишь своей вечной любви, Лиле Брик, в 1925 году, вернувшись из Америки, Маяковский рассказал и об Элли Джонс, американке русского происхождения, и о ребенке от нее.

Познакомились они через Давида Бурлюка, проводили вместе время под Нью-Йорком в Кэмпиндайге, вскоре у Маяковского родилась дочь, Элен Патриция Томпсон. Роман закончился в 1928 году, когда Маяковский встретил Татьяну Яковлеву. Он не сдержал своего обещания Элли, к которой должен был вернуться в Ниццу из России.

Были и другие увлечения, дружбы в жизни поэта. И хотя они не оставили заметного следа в его душе, кто знает, как повлияли эти отношения на творчество, опыт, характер Маяковского. Софья Шамардина, Маруся Бурлюк, Наталья Рябова, Галина Катанян. Все они оставили воспоминания и записи о Владимире Маяковском.

Счастье и смерть

Был ли Маяковский счастлив в любви? Если считать, что счастье — миг, то, несомненно, Маяковский прожил счастливую жизнь. Но если вспомнить его деспотичные требования, предъявляемые к возлюбленным, а также фатальную закономерность необладания ими, то вряд ли ему позавидуешь.

Что же для него тогда любовь? Лиля Брик пишет в своих воспоминаниях: «Маяковский понимал любовь так: если ты меня любишь, значит, ты со мной, за меня, всегда, везде и при всяких обстоятельствах… Ты всегда голосуешь за меня. Малейшее отклонение, малейшее колебание — уже измена. Любовь должна быть неизменна, как закон природы. Не может быть, чтобы я ждал солнца, а оно не взойдет. Не может быть, чтобы я наклонился к цветку, а он убежит. Не может быть, чтобы я обнял березу, а она скажет „не надо“.

По Маяковскому любовь не акт волевой, а состояние организма, как тяжесть, как тяготение… Маяковский был одинок не оттого, что был не любим и не признан. Его печатали, читали, слушали. Не счесть людей, преданных ему, любивших его. Но все это капля в море для человека, у которого „ненасытный вор в душе“, которому нужно, чтобы читали те, кто не читает, чтобы пришел тот, кто не пришел, чтобы любила та, которая, казалось ему, не любит…».

Любовь же для Маяковского — «…это жизнь и сердце всего. Если оно прекратит работу, то я мертв».

Если я чего написал,
если чего сказал —
тому виной глаза-небеса,
любимой моей глаза…

Град: культурная платформа и дискуссионный форум

Владимир Маяковский

(1893-1930)

Владимир Маяковский родился в селе Багдади в Грузии 19 июля 1893 года. После скоропостижной смерти отца в 1906 году Маяковский вместе с матерью и сестрами переехал в Москву. Именно в Москве он открыл для себя литературные труды Карла Маркса и вместе с несколькими молодыми современниками-революционерами вступил в партию большевиков в 1908 году. одиннадцать месяцев тюрьмы.В Бутырской тюрьме в 1909 году он начал писать стихи.

Выйдя из тюрьмы, Маяковский, уже будучи учеником Московского художественного училища вместе с Давидом Бурлюком, вступил в группу кубофутуристов. В 1912 году был опубликован манифест футуристов «Пощечина общественному вкусу », главным поэтом которого был Маяковский. Вскоре после этого он переехал в Санкт-Петербург, где познакомился с писателем и политическим деятелем Максимом Горьким, который оказал огромное влияние на его творчество и позже обеспечил постановку его первой пьесы Владимир Маяковский: Трагедия (1913). .В это время он познакомился и влюбился в Лилю Брик, которая должна была стать его музой, возлюбленной и спутницей. Ее муж Осип Брик стал его редактором.

С началом Первой мировой войны Маяковский сделал попытку пойти в армию, но получил отказ и вместо этого устроился на работу в Петроградское военное автомобильное училище чертежником. В это время он написал свои получившие признание критиков стихи «Облако в штанах » (1915) и «Хребтовая флейта», сосредоточив внимание на темах войны и своего романа с Лилей.

Маяковский почувствовал близость к идеям революции 1917 года, и пыл того времени вдохновил его на написание таких стихов, как «Ода революции» (1918) и « левых марта » (1919). Его увлечение революцией проявилось во многих других его творческих проектах, в том числе в пьесе « Mystery Bouffe » (1924) об огромном потопе, захлестнувшем Россию, и последующем возвышении «нечистых», под которыми он имел в виду пролетариат. В 1919 году Маяковский вернулся в Москву к своей подруге и возлюбленной Лиле Брик.В это время он предпринял несколько профессиональных начинаний, включая дизайн плакатов и карикатур для Российского телеграфного агентства (РОСТА), а также распространение независимой пропагандистской поэзии и детских книг, все в поддержку Коммунистической партии. В 1924 году он даже написал элегию из 3000 строк на смерть Ленина. Позже он начал путешествовать по миру, посетив США, Мексику, Кубу и Европу, и записал свои открытия в книгу стихов и очерков под названием «Мое открытие Америки » (1926).К концу 1920-х годов Маяковский стал популярной и известной фигурой благодаря своему плодотворному творчеству, артистизму и политическим взглядам. Однако его нонконформистская позиция и публичное выражение этих мнений поставили его в противоречие с Советским государством. К концу двадцатых он находился под почти постоянным наблюдением полиции штата. Однако Маяковский получил признание в интеллектуальных кругах за то, что не боялся нарушать традиции и границы своей поэзией и прозой, а также за то, что вдохновлял новые направления в искусстве.Он был известен своей страстью, как с точки зрения его диковинных публичных заявлений, так и его бурных отношений с женщинами.

14 апреля 1930 года Маяковский был найден мертвым в своей квартире с предсмертной запиской рядом с телом. Споры вокруг обстоятельств смерти поэта; Говорят, что он покончил жизнь самоубийством, выстрелив себе в сердце после бурного разрыва с актрисой Вероникой Полонской. Главный следователь по делу о его смерти сам был убит десятью днями позже.

После его смерти Лиля и Осип Брик унаследовали все его сочинения. Спустя годы Лиля написала Сталину, предлагая государству одобрить и опубликовать произведение Маяковского. Благодаря ее действиям его стихи были напечатаны государством и включены в школьную программу. Маяковский похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

ЛЕНТЫ МАЯКОВСКОГО | Киркус Отзывы

по Макс Брукс ‧ ДАТА ВЫПУСКА: 16 июня 2020 г.

Разве мы не мужчины? Мы — ну, спросите снежного человека, как это делает Брукс в этой восхитительной байке, следуя за своим бестселлером «Война миров Z » (2006).

Зомби-апокалипсис — это одно. Совсем другое дело — извержение вулкана, поскольку, как выразился журналист, озвучивающий закадровый текст для последней книги Брукса, когда на горе Ренье открылась пробка, «это был психологический аспект, подпитываемая гиперболами истерия, которая закончилась убить больше всего людей». Может быть, но снежные львы, которых вытеснил вулкан, тоже внесли свою лепту в статистику, хотя бы в целях самообороны. Брукс помещает эпицентр войны с снежными людьми в высокотехнологичное убежище, населенное теми людьми, которых вы можете встретить во франшизе «Парк Юрского периода»: чокнутым, который ничего не умеет делать, но все равно пытается, благонамеренный кровоточащее сердце, интеллектуал-всезнайка, который, как оказалось, знает не то, иммигрант с тяжелой историей и инстинктом выживания.Действительно, роман выполняет двойную функцию как руководство по выживанию, изобилующее полезными советами — например, старайтесь не пораниться, потому что «рана превращает вас из дающего в берущего. Забирая наши ресурсы, наше время, чтобы заботиться о вас». Брукс приводит доводы в пользу того, чтобы освободить место для снежного человека в мире, приправляя свое повествование своевременной социальной критикой плохого поведения с человеческой стороны конфликта: Взрыв Ренье можно было бы лучше предсказать, если бы президент не урезал бюджет США. .S. Geological Survey, что привело к «немедленной приостановке Национальной системы раннего предупреждения о вулканах», и всегда есть кто-то, кто хочет монетизировать стихийное бедствие и последующее нападение снежного человека. Брукс — профессионал в создании саспенса, даже если он разыгрывается в некоторых довольно зрелищных отвратительных эпизодах, в одном из которых фигурирует короткое копье, название которого происходит от «всасывающего звука, когда его вытаскивают из сердца и легких мертвеца». Грубость в сторону, это ставит вас прямо на сцену.

Вкусная, хотя и не всегда со вкусом, история о сверхъестественном хаосе, которая понравится поклонникам Кинга и Крайтона.

Дата публикации: 16 июня 2020 г.

ISBN: 978-1-9848-2678-7

Количество страниц: 304

Издатель: Дель Рей/Баллантайн

Обзор Опубликовано в сети: фев.10, 2020

Отзывы Kirkus Выпуск: 1 марта 2020 г.

Поделитесь своим мнением об этой книге

Вам понравилась эта книга?

Резня невинных: писатели при Сталине

Душевный склад
поэта склонен к катастрофе.
— Осип Мандельштам

В России за десятилетие до Первой мировой войны выдающаяся концентрация творческого гения совпала с последними этапами политического краха. Пять русских писателей, родившихся в 1890-х годах и столь блестяще начинавших до революции 1917 года, в конце концов были вынуждены практиковать новый жанр молчания. Мало того, что они иногда страдали от писательского кризиса, им еще и запрещали писать. Эти авторы, преследуемые и в конце концов уничтоженные при сталинском деспотическом режиме, развили огромную способность к страданию.Между 1925 и 1941 годами повесился Сергей Есенин, застрелился Владимир Маяковский, в лагере умер Осип Мандельштам, был казнен Исаак Бабель, повесилась и Марина Цветаева.

Борис Пастернак, редкий выживший, описывал Сталина как «самого страшного человека, которого он когда-либо видел, — крабоподобного непропорционально широкого карлика с желтым, рябым лицом и торчащими усами». В своей биографии Сталина Саймон Себаг Монтефиоре отмечает странный парадокс: «Литература имела большое значение для Сталина.Он мог требовать «инженеров человеческой души», но сам был далек от глупого мещанина, как можно было предположить по его манерам. Он не только восхищался и ценил великую литературу, он видел разницу между хакерством и гениальностью». Монтефиоре не упоминает, что Сталин не только признавал, но и боялся силы великой литературы. Он считал, что влиятельных и опасных авторов нужно жестоко подавлять и испарять. Всякий раз, когда его мучителям на Лубянке не удавалось добиться немедленных признаний, Сталин спрашивал: «Это гостиница или тюрьма?»

Сталин уничтожил то, что осталось от современной русской литературы, заявив, что нельзя печатать ничего, что не продвигало бы линию партии.Он постановил под угрозой смерти, что писатели должны защищать общественное сознание вместо буржуазного эстетизма и декаданса. Политические писаки должны были плодить официально санкционированные клише — полный вперед, готовый пожертвовать своей жизнью, свободолюбивые народы, во имя человечества и всего прогрессивного человечества — на языке, понятном массам. Великие писатели при Сталине, хотя и не арестованные, должны были отбывать пожизненное заключение, своего рода одиночную камеру.Был огромный контраст, как замечал Есенин, между «теми, кто ниже и меньше в уме» и поэтами-жертвами, которые «стояли, бедные и нагие, под ветрами судьбы».

(Алами)

Хотя красивая, смелая и невероятно талантливая Анна Ахматова (вверху) дожила до 76 лет, ее жизнь была также трагична. Слишком выдающаяся, чтобы попасть в тюрьму, она была вынуждена косвенно страдать. Сына сослали в Сибирь, муж умер в тюрьме. Как она заметила, «Русская земля любит, любит / Капельки крови.«Реквием», ее шедевр, описывает Большой террор конца 1930-х годов и противопоставляет образы конвульсивной природы неподвижным железным прутьям:

Горы склоняются перед этим горем,
Могучие реки перестают течь,
Но крепки тюремные врата.

Ее элегия мужу Николаю Гумилеву драматизирует страх ареста:

Ужас, перебирающий вещи в темноте,
Ведет лунные лучи к топору.
За стеной зловещий стук —
Что там, призрак, вор, крысы?

Сергей Есенин, популярный крестьянский поэт-самоучка, сначала приветствовал, но вскоре разочаровался в Октябрьской революции.В 1920 году он написал «Исповедь хулигана» с восхитительным сравнением, которое напомнило и прославило его крестьянское прошлое:

И как встречает извозчика на площади,
Вспоминая запахи навоза родных полей,
Он хочет нести каждую лошадь за хвост
Как шлейф свадебного платья.

Но вскоре он был официально осужден как «отец хулиганства». Его стихи, хотя и тайно спрятанные и читаемые, были изъяты из всех библиотек, и он стал Неличностью.

Злополучный брак Есенина со знаменитой танцовщицей Айседорой Дункан распался через год, а его мания преследования усилилась в 1925 году. Многопьющий и частый скандалист, он страдал белой горячкой и ужасающими галлюцинациями, находясь в психиатрической клинике. Наконец он устало заявил: «Я ищу своей гибели. Я устал от всего этого». Его биограф Гордон Маквей пишет, что «решимость Есенина «уйти» была маниакальной. Он пытался разрезать вену осколком стекла, броситься в окно, заколоть себя разделочным ножом, он лежал под колесами электрички» — хотя непонятно, как он оправился от этого опасного склонность.

В декабре 1925 года Есенин окончательно ушел из жизни. Маквей объясняет, что в ленинградской гостинице он достал из чемодана веревку, дважды обмотал ею шею, «выбил из-под ног ночной столик и повис лицом к синей ночи, глядя на Исаакиевскую площадь». Полицейский сообщил более конкретные подробности: «Обнаружил повешенным на трубе центрального отопления мужчину в следующем состоянии: шея не была затянута в петлю, а только с правой стороны шеи, лицо повернуто к трубке, и запястье правой руки схватило трубку.Труп висел прямо под потолком, а ноги были примерно в полутора метрах от пола». Его запястье на трубе предполагает, что он пытался спастись в последний момент, когда он изогнулся и висел менее чем в пяти футах от земли.

(Алами)

Владимир Маяковский, следующая жертва (на фото вверху), написал трогательную элегию Есенину, подчеркнув отсутствие поэта и утрату читателей:

Вы ушли
как говорят,
в мир иной.
Пустота…
В горле
Ком горя…
Народ,
Создатель языка,
Потерял
Свой колокольный голос
Подмастерье подмастерья

Маяковский больше, чем другие поэты, призывал общественность к восприятию авангардного искусства и культурного нонконформизма. Enfant Terrious и звездный исполнитель, он выкрикивал свои стихи на своих публичных чтениях. Он был ярым сторонником большевистского режима и со временем стал его неофициальным поэтом-лауреатом.

Тем не менее, как и у Есенина, у Маяковского было глубоко укоренившееся стремление к самоубийству, и самоубийство было доминирующей темой в его произведениях.Свою трагическую судьбу он предсказал в нескольких стихотворениях — «Хребтовая флейта»: «Чаще я думаю: / Может быть, гораздо лучше / пулею мой конец преградить»; «Распродажа»: «Через годы и годы / короче, когда меня уже не будет в живых — / умру от голода или выстрела из пистолета — / профессора будут изучать меня / как, когда, откуда я пришел». В «Человеке» даже его внутренние органы ищут освобождения в различных формах смерти: «Сердце жаждет пули / и горло галлюцинирует о бритве».

Мотивы самоубийства Маяковского были, как всегда, сложными.Когда-то прославленный поэт режима, ему было отказано в разрешении на поездку за границу, и он разочаровался в коммунизме, в то время как его работа пришла в упадок, а его личная жизнь потерпела неудачу. Его прощальное стихотворение с его знаменитыми четвертой и пятой строками было на удивление великодушным и непринужденным:

Никого не вините в моей смерти и, пожалуйста, не сплетничайте…
Как говорится —
«игра окончена»
лодка любви
разбилась о рифы будней.
Я ушел от жизни.

В апреле 1930 года, незадолго до конца, Маяковский поссорился со своей возлюбленной, актрисой Норой Полонской.Его биограф Бенгт Янгфельдт пишет, что он настаивал на том, чтобы она немедленно ушла с ним. Она пыталась успокоить его, отвечая: «Надо ехать на репетицию, потом она пойдет домой и все расскажет мужу, а вечером переедет к Маяковскому навсегда». Разозлившись на то, что она отказалась ему подчиняться, и сомневаясь в ее любви, он уволил ее, заявив: «Значит, ты собираешься пойти на репетицию? И намерены встретиться с вашим мужем? Очень хорошо! В таком случае вы можете идти прямо сейчас, сразу!

После этой, казалось бы, незначительной ссоры, она вышла из комнаты, услышала выстрел, вскрикнула и бросилась обратно внутрь.Янгфельдт добавляет: «Маяковский лежал на спине на полу головой к двери, рядом с ним был пистолет Маузер. ‘Что вы наделали? Что ты сделал? — закричала она, но не получила ответа. Маяковский посмотрел на нее и попытался поднять голову, он как будто хотел что-то сказать, но, как вспоминала Нора, «его глаза были уже мертвы». Потом голова его опустилась». Он наказал ее, убив себя рядом с ней, зная, что она обнаружит его пропитанное кровью тело и почувствует себя виноватой в его смерти.

Пастернак, еще среди живых, сказал, что «мертвый Маяковский живее, чем пережившие его зомби».Он сочинил элегию «Смерть поэта», которая подтвердила репутацию Маяковского и сравнила его творчество с извержением вулкана:

Стремительно ты делал это неоднократно
Врубайся в ряды новорожденных легенд.
Предгорным трусам обоего пола
Твой выстрел был подобен взрыву Этны.

Этот вулкан недавно извергся в ноябре 1928 года и разрушил близлежащий город.

На похороны Маяковского явка была огромной. Янгфельдт пишет: «В течение трех дней, когда он лежал в покое, тысячи людей проходили мимо гроба, охраняемого почетным караулом… На улице конная полиция пыталась сдержать нахлынувшие массы.Люди свисали из окон и деревьев и с фонарных столбов, а крыши домов были черны от любопытных зевак… Около шестидесяти тысяч человек следовали за грузовиком [гроб]. Полицейские стреляли в воздух, чтобы гроб можно было внести через дверь крематория».

(Алами)

Осип Мандельштам (вверху) лихо заявил, как бы предсказывая собственную смерть: «Только в России поэзию уважают. Это убивает людей. Где еще поэзия является столь распространенным мотивом для убийства?» Разрабатывая свой рассказ о судьбе поэта при Сталине, Мандельштам (как и Есенин) отличал талантливых жертв от благополучных посредственностей.Он сказал своей жене Надежде, что целью террора было «не что иное, как уничтожение всех оставшихся в стране, кто сохранил хоть каплю здравомыслия». Заимствуя «Тристия», заглавие стихов Овидия о изгнании его из Рима на побережье Черного моря, и вторя строчкам Маяковского «Лодка любви / разбилась о риф повседневности», Мандельштам в отчаянии писал: «Имеющие сердце должны услышать, Время , / Как твой корабль идет ко дну».

Прекрасно осознавая опасность для жизни, Мандельштам опрометчиво, даже с самоубийством, сочинил и зачитал вслух в кругу близких друзей то, что Алекс Де Йонге называет «единственной известной критикой Сталина, кроме граффити, нацарапанного кровью на стенах тюремных камер». осужденных мужчин.Мандельштам смело заявлял, что Сталин окружен раболепствующими недочеловеками, провозглашает дикие законы и получает садистское удовольствие от казней:

Его пальцы толсты, как личинки
И слова, окончательные, как свинцовые гири, Слетают с его губ,
Его тараканьи усы искоса
И его голенища блестят…
И каждое убийство — удовольствие
Для широкогрудого осетина.

Мандельштам сравнивал его с выходцами из грубого и примитивного края, враждебного родной сталинской Грузии. В то время, когда слушатели, услышавшие это стихотворение, могли быть арестованы и посажены в тюрьму, если не доносили на автора, один из друзей Мандельштама предал его.

Пастернак, привилегированный автор Сталина, вмешался от имени Мандельштама, жалкой жертвы Сталина. Пастернак поговорил с Николаем Бухариным, влиятельным членом Политбюро, который ввел Сталина в дело. (Сталин лично подписывал ежедневные смертные приговоры.) Сталин поразил Пастернака, позвонив ему, испытав его лояльность и заявив (по словам Монтефиоре): «Дело Мандельштама находится на пересмотре. Все будет хорошо. Если бы я был поэтом и мой друг-поэт попал в беду, я бы сделал все, чтобы помочь ему.Характерно, что Пастернак попытался определить свое понятие дружбы, но Сталин прервал его: «Но он же гений, не так ли?» «Но не в этом дело», «В чем тогда смысл?» Пастернак, очарованный Сталиным, сказал, что хочет прийти поговорить. — О чем? — О жизни и смерти. — Сбитый с толку Сталин бросил трубку. У него не было ни времени, ни интереса вступать в философские дискуссии. Уклонение Пастернака было благоразумным. Сталин, широко известный как гений, не имел соперников у трона, как и турок.Действительно, быть гением было опаснее, чем халтурщиком.

Когда в 1937 году истек трехлетний срок Мандельштама, его поселили в отдаленном районе недалеко от Урала в центральной России. Местная печать по приказу заклеймила его как троцкиста и классового врага. На грани безумия он страдал одышкой, обмороками и глубокой депрессией, а также пытался покончить жизнь самоубийством, выбросившись из окна больницы. Пронзенный муками преследования, он сокрушался, что уже переживает посмертное существование, унизительную смерть при жизни: «Хоть я и не совершил новой вины, но у меня отняли все: мое право жить, писать, получать медицинскую помощь.Я превратился в собаку, дворняжку. Я призрак, я не существую, у меня есть только право умереть». Сталин не только убивал поэтов, но и делал их жизнь такой невыносимой, что они хотели убить себя.

В мае 1937 года Мандельштам был вторично арестован и приговорен к пяти годам каторжных работ за контрреволюционную деятельность. Его отправили во Владивосток на побережье Тихого океана и заключили в обширный пересыльный лагерь, куда обреченных каторжников отправляли на добычу золота в невыносимых условиях Колымы.Запугиваемая уголовниками, интеллигенция продержалась недолго и растворилась в мраке лагерей. Оборванный и полусумасшедший, боящийся есть скудную лагерную пищу, Мандельштам мог умереть от голода, замерзнуть, умереть от истощения или, скорее всего, погиб во время эпидемии тифа. Он страдал больше, чем другие авторы, у которых, по крайней мере, была быстрая, хотя и ужасная смерть. В декабре 1938 года пропал без вести и умер во Владивостоке.

В своих блестящих мемуарах Покинутая надежда его жена Надежда с горечью заключает: «Я бы все предпочла этим проклятым баракам на дальнем конце земли с их удушливым смрадом, грязью и тифом, вшами, голодом и унижением, террором, вооруженная охрана, сторожевые вышки и колючая проволока.После этого лежать в общей могильной яме с биркой на ноге означало избавление и покой». Был болезненный контраст между массой толпы на московских похоронах Маяковского и равнодушной реакцией литературных кругов на известие об аресте и смерти Мандельштама в далекой сибирской твердыне.

Исаак Бабель (на снимке НКВД, сделанном после ареста), определяя собственный сложный характер, называл себя «человеком с очками на носу и осенью в сердце».Прикомандированный к казачьей кавалерии, сражавшейся верхом на шашках и ружьях в походе на Польшу в 1920 году, он писал боевые отчеты, допрашивал пленных и ухаживал за ранеными. Полководец Семен Буденный так и не простил Бабелю того, что он считал жестоким и извращенным изображением нравов и традиций этой армии в своих великолепных рассказах Красная конница .

Бабель добивается потрясающих литературных эффектов, используя сюрреалистические образы в реалистических рассказах: «Мимо меня текли голубые дороги, как потоки молока, бьющие из множества грудей», или поразительными сравнениями: «Луна висела над двором, как дешевая серьга»; «Вечер подлетел к небу, как стая птиц.Некоторые его фразы, в английском переводе, обладают совершенным поэтическим размером: «Застывшая, базальтовая Венеция стояла как завороженная». Стивен Крейн классно написал, что «красное солнце было приклеено к небу, как вафля»; Вавилон превосходит это тем, что «оранжевое солнце катилось по небу, как отрубленная голова». Его наркотическое утро, которое «просачивалось из нас, как хлороформ, просачивающийся по больничному столу», — вспоминает Т. С. Элиот, — «когда вечер расстилается на фоне неба / Как пациент под наркозом на столе».

В письме от 1925 г. Бабель сокрушался: «Мы живем в тошнотворной профессиональной среде, лишенной искусства и творческой свободы.Бабель, как и Мандельштам, был не только евреем, но и критиковал любимую сталинскую воинскую часть. Уже беззащитный, у него был опасный роман с женой Генриха Ягоды, безжалостного главы тайной полиции. Когда Ягода отпал от власти и стал врагом народа, Бабель стал виновным по соучастию.

По обвинению в политических преступлениях арестован и подвергнут пыткам. В январе 1940 года, после двадцатиминутного суда, он был осужден и расстрелян в голову. Его последними тщетными словами были: «Дайте мне закончить мою работу.Но его рукописи и дневники были изъяты и уничтожены, тело сожжено, а прах брошен в «бездонную могилу номер 1». Вскоре после этого временно оставшиеся в живых писатели боролись за обладание его дачей. Существование Бабеля было полностью забыто до его официального оправдания после смерти Сталина в 1954 году.

Пятая жертва, Марина Цветаева, написала необыкновенное стихотворение, которое Рональд Хингли описал в Соловьиная лихорадка . Она представляет болезненный «разговор между Есениным и Маяковским, происходящий в загробном мире.Есть ли в какой-либо другой литературе такой фантомный обмен между двумя поэтами, каждый из которых умер своей собственной рукой, как это придумал третий, который в конечном итоге должен был последовать их примеру? Ссылаясь на знаменитую предсмертную записку Маяковского, в которой он жалуется, что его «любовная лодка» потерпела кораблекрушение, Есенин спрашивает своего коллегу, действительно ли он покончил с собой «из-за юбки». коллега-алкоголик: «Водка хуже. Ты все еще пьян?»

Цветаева имела «клювоносый профиль, высокий лоб, окутанный клубами сигаретного дыма, и руку, отягощенную серебряными перстнями и браслетами, близоруко копающуюся в хаосе бумаг.Среди этих бумаг была характерно страстная и наводящая на размышления «Бессонница» (1916):

Люблю целовать
Руки, и люблю
Выдавать имена.
А также, чтобы открыть
Двери!
Настежь, посреди темной ночи!

Живя в Париже, Цветаева не смогла заинтересовать своим творчеством читателей из русской эмиграции и мучилась унизительной бедностью. В 1939 году она вернулась в Россию в то время, когда проживание за границей обычно приводило к аресту за шпионаж. Хуже того, она воссоединилась со своим безрассудным мужем Сергеем Эфроном.Он сражался против красных в Гражданской войне, последовавшей за революцией, затем перешел на другую сторону и стал советским иностранным шпионом и убийцей. Он присоединился к лоялистам или республиканцам во время гражданской войны в Испании и вернулся в Москву незадолго до своей жены. После непродолжительного воссоединения муж и дочь Цветаевой были арестованы. Эфрона расстреляли в 1940 году, дочь приговорили к восьми годам тюрьмы, и больше она никого из них не видела.

Хингли замечает: «Она больше не писала стихов, и она была более чем когда-либо убеждена, что потеряла свою привлекательность как женщина, она была отчаянно бедна и нашла сталинскую Россию совершенно чужой.Одержимая смертью, как Есенин и Маяковский, она двусмысленно признавалась: «Я не хочу умирать, я просто хочу не быть». В сентябре 1940 года она писала, что в течение последнего года тщетно искала крюк, чтобы повеситься.

После немецкого вторжения в Россию Цветаеву эвакуировали за 600 миль к востоку от Москвы в отдаленный город на реке Каме в Татарской республике. Хингли рассказывает, что она прибыла в Елабугу в августе 1941 года в состоянии сильного физического упадка и психологической депрессии.Она была «согнутая, изможденная, седая, помесь бродяги и ведьмы в старом коричневом плаще и грязно-синем вязаном берете. Никто никогда не слышал о ней и ее работах. 31 августа она покончила жизнь самоубийством через повешение, и никто из скорбящих — даже ее собственный сын [подросток] — не присутствовал на ее похоронах в незарегистрированном месте на местном кладбище». Как Мандельштам и Бабель, она исчезла в полной безвестности.

В своей элегии «Памяти Марины Цветаевой» Пастернак оптимистично оплакивал:

Марина, давно пора,
И не будет так много хлопот,
Привезти домой из Елабуги
Твой заброшенный прах.

Опять же, как об арестантах Мандельштама и Бабеля, о ее смерти не сообщили в советских газетах. У нее не было, как у Маяковского, вычурной траурной процессии по улицам Москвы, как она предсказывала в своей поэме о Пасхе 1916 года.

При сталинском репрессивном режиме трое трагических поэтов покончили жизнь самоубийством; Мандельштам и Бабель тоже были безрассудны, самоубийцы и обречены. Ни один из этих писателей на самом деле не совершал преступления: обвинения против них были ложными, даже абсурдными.Ужасающая картина Франсиско Гойи «Сатурн, пожирающий своего сына» показывает, как Сатурн, опасаясь, что его свергнет один из его детей, поедает каждого из них, как только они рождаются. Гигантский, лохматый, широкоглазый, с открытым ртом, хищный, демонический, каннибалистический бог Гойи, схватив свою беспомощную жертву, отгрыз конечность и голову окровавленному туловищу и лакомится разорванной плотью оставшегося обрубка руки. Сатурн Гойи — идеальный образ Сталина и его невинных жертв.

Сообщение от TheArticle

Мы — единственное издание, которое стремится охватить все аспекты.Мы должны внести важный вклад, который нужен сейчас больше, чем когда-либо, и нам нужна ваша помощь, чтобы продолжать публиковаться во время пандемии. Пожалуйста, сделайте пожертвование.

Когда родился Маяковский. Владимир Маяковский — факты, стихи, биография

Маяковский Владимир Владимирович (1893-1930) — русский поэт, драматург и сатирик, сценарист и редактор ряда журналов, кинорежиссер и киноактер. Он является одним из величайших поэтов-футуристов 20 века.

Рождение и семья

Владимир родился 19 июля 1893 года в Грузии в селе Багдати. Тогда это была Кутаисская губерния, в советское время поселок назывался Маяковский, сейчас Багдати стал городом в Имеретинском районе на западе Грузии.

Отец, Маяковский Владимир Константинович, 1857 года рождения, был родом из Эриванской губернии, где служил лесником и имел по этой профессии третий разряд. Переехав в Багдати в 1889 году, он устроился работать в местное лесничество.Отец был подвижным и высоким мужчиной, с широкими плечами. У него было очень выразительное и загорелое лицо; угольно-черная борода и волосы, зачесанные набок. У него был мощный грудной бас, который полностью передался сыну.

Он был впечатлительным человеком, веселым и очень дружелюбным, однако настроение отца могло резко и очень часто меняться. Он знал много анекдотов и анекдотов, анекдотов и пословиц, разных забавных случаев из жизни; он свободно говорил на русском, татарском, грузинском и армянском языках.

Мама, Павленко Александра Алексеевна, 1867 года рождения, происходила из казаков, родилась в кубанской станице Терновской. Ее отец, Алексей Иванович Павленко, был капитаном Кубанского стрелкового полка, участвовал в русско-турецкой войне, имел медали и множество боевых наград. Красивая женщина, серьезная, с карими глазами и каштановыми волосами, всегда прилизанными назад.

Сын Володя был очень похож лицом на свою маму, а в манерах оказался весь в отца. Всего в семье родилось пятеро детей, но два мальчика умерли молодыми: Саша был совсем в младенчестве, а Костя, когда ему было три года, от скарлатины.У Владимира было две старшие сестры — Люда (1884 г.р.) и Оля (1890 г.р.).

Детство

Из своего грузинского детства Володя вспоминал живописные красивые места. В селе протекала река Ханис-Цхали, через нее был мост, рядом с которым семья Маяковских снимала три комнаты в доме местного жителя Кости Кучухидзе. В одной из этих комнат размещалась контора лесничества.

Маяковский вспомнил, как его отец выписывал журнал «Родина», к которому было юмористическое приложение.Зимой семья собиралась в комнате, смотрела журнал и смеялась.

Уже в четыре года мальчик очень любил, когда ему что-то рассказывали перед сном, особенно стихи. Мама читала ему русских поэтов — Некрасова и Крылова, Пушкина и Лермонтова. А когда мама была занята и не могла прочитать ему книжку, маленький Володя заплакал. Если ему нравился какой-нибудь стих, он запоминал его и потом громко декламировал звонким детским голосом.

Став немного постарше, мальчик обнаружил, что если залезть в большой глиняный сосуд для вина (в Грузии их называли чури) и читать там стихи, то получается очень громко и громко.

День рождения Володи совпал с днем ​​рождения его отца. Всегда 19 июля у них было много гостей. В 1898 году маленький Маяковский специально к этому дню выучил наизусть стихотворение Лермонтова «Спор» и прочитал его гостям. Потом родители купили фотоаппарат, и пятилетний мальчик сочинил свои первые стихотворные строчки: «Мама рада, папа рад, что мы купили аппарат» .

К шести годам Володя уже умел читать, научился сам, без посторонней помощи.Правда, мальчику не понравилась первая полностью прочитанная им книга «Агафья Птичница», которую написала детская писательница Клавдия Лукашевич. Однако она не отговаривала его от чтения, он делал это с упоением.

Летом Володя набил полные карманы фруктами, прихватил что-нибудь поесть для своих друзей-псов, взял книгу и пошел в сад. Там он располагался под деревом, лежал на животе и мог читать в таком положении весь день. А рядом с ним любовно охраняют две-три собаки.Когда темнело, он переворачивался на спину и мог часами смотреть на звездное небо.

С ранних лет, помимо любви к чтению, мальчик пробовал делать первые живописные зарисовки, а также проявлял находчивость и остроумие, чему очень способствовал отец.

Учеба

Летом 1900 года моя мать увезла семилетнего Маяковского в Кутаис, чтобы подготовить его к поступлению в гимназию. С ним работала подруга матери, мальчик учился с большим усердием.

Осенью 1902 года поступил в Кутаисскую классическую гимназию. Во время учебы Володя пробовал писать свои первые стихи. Когда они попали к его классному наставнику, он отметил у ребенка своеобразный стиль.

Но поэзия в то время привлекала Маяковского меньше, чем искусство. Он рисовал все, что видел вокруг себя, особенно ему удавались иллюстрации к прочитанным произведениям и карикатуры на семейную жизнь. Сестра Люда как раз готовилась к поступлению в Строгановское училище в Москве и училась у единственного в Кутаисе художника С.Краснуха, окончивший Петербургскую Академию художеств. Когда она попросила Рубеллу посмотреть на рисунки ее брата, тот приказал привести мальчика и стал обучать его бесплатно. Маяковские все уже предполагали, что Володя станет художником.

И вот в феврале 1906 года семью постигло страшное горе. Сначала была радость, отца назначили главным лесничим в Кутаисе и все были счастливы, что теперь они будут жить семьей в одном доме (ведь Володя и сестра Оленька учились там в гимназии в то время).Папа в Багдати готовился сдать свои дела и подал какие-то документы. Он уколол палец иголкой, но не обратил на эту мелочь никакого внимания и ушел в лесничество. Рука начала болеть и гноиться. Быстро и резко отец умер от заражения крови, спасти его было уже невозможно. Не было любящего семьянина, заботливого отца и хорошего мужа.

Папе было 49 лет, его энергия и сила переполняли его, он никогда раньше не болел, поэтому трагедия стала такой неожиданной и тяжелой.К тому же у семьи не было никаких денежных сбережений. Мой отец не вышел на пенсию в течение одного года. Так что Маяковским приходилось продавать мебель, чтобы купить продукты. Старшая дочь Людмила, учившаяся в Москве, настояла на том, чтобы мать и младшие переехали к ней. Маяковские заняли у хороших друзей двести рублей на дорогу и навсегда покинули родной Кутаис.

Москва

Этот город поразил молодого Маяковского наповал.Мальчик, выросший в глуши, был потрясен размером, толпой и шумом. Его поразили двухэтажные конные экипажи, освещение и лифты, магазины и автомобили.

Мама с помощью друзей устроила Володю в Пятую классическую гимназию. По вечерам и воскресеньям посещал художественные курсы при Строгановском училище. А кинематографом юноша буквально заболел, мог за один вечер пойти сразу на три сеанса.

Вскоре при гимназии Маяковский стал посещать социал-демократический кружок.В 1907 году члены кружка издавали нелегальный журнал «Прорыв», для которого Маяковский написал два поэтических произведения.

А уже в начале 1908 года Володя поставил родственников перед фактом, что он ушел из гимназии и вступил в социал-демократическую рабочую партию большевиков.

Стал пропагандистом, Маяковского трижды арестовывали, но отпускали как несовершеннолетнего. За ним установили полицейское наблюдение, охранники дали ему кличку «Высокий».

Находясь в тюрьме, Владимир снова начал писать стихи, и не единичные, а большие и многочисленные. Он написал толстую тетрадь, которую сам впоследствии признал началом своей поэтической деятельности.

В начале 1910 года Владимира освободили, он вышел из партии и поступил на подготовительный курс Строгановского училища. В 1911 году начал учиться в Московском училище живописи, ваяния и зодчества. Здесь он вскоре стал членом поэтического клуба, примкнув к футуристам.

Творение

В 1912 году стихотворение Маяковского «Ночь» было опубликовано в сборнике футуристической поэзии «Пощечина общественному вкусу».

В литературно-художественном подвале «Бродячая собака» 30 ноября 1912 года Маяковский впервые выступил публично, он прочел свои стихи. А следующий 1913 год ознаменовался выходом его первого сборника стихов под названием «Я».

С членами Клуба футуристов Владимир отправился в турне по России, где читал свои стихи и лекции.

Вскоре о Маяковском заговорили, и не зря же он одно за другим создавал свои такие разные произведения:

  • бунтарское стихотворение «Нате!»;
  • красочный, трогательный и чувствительный стих «Послушай»;
  • трагедия «Владимир Маяковский»;
  • стих-пренебрежение «к тебе»;
  • антивоенные «Я и Наполеон», «Мать и вечер, убитый немцами».

Октябрьскую революцию поэт встретил в штабе восстания в Смольном.С первых же дней начал активно сотрудничать с новой властью:

  • В 1918 году стал организатором группы коммунистов-футуристов «Комфут».
  • С 1919 по 1921 год работал поэтом и художником в Российском телеграфном агентстве (РОСТА), участвовал в оформлении сатирических агитационных плакатов.
  • В 1922 году стал организатором Московского объединения футуристов (МАФ).
  • С 1923 года был идейным вдохновителем группы Левый фронт искусств (ЛЕФ), работал главным редактором журнала ЛЕФ.

Многие произведения он посвятил революционным событиям:

  • «Ода революции»;
  • «Наш марш»;
  • «Рабочие Курска…»;
  • «150 000 000»;
  • «Владимир Ильич Ленин»;
  • «Тайна-бафф».

После революции Владимира все больше привлекало кино. Только в 1919 году было снято три фильма, в которых он выступил как сценарист, актер и режиссер.

С 1922 по 1924 год Владимир путешествовал за границу, после чего написал ряд стихов, вдохновленных Латвией, Францией и Германией.

В 1925 году он совершил продолжительное турне по Америке, посетив Мексику и Гавану и написав эссе «Мое открытие Америки».

Вернувшись на родину, он объездил весь Советский Союз, выступая перед различной аудиторией. Сотрудничал со многими газетами и журналами:

  • «Новости»;
  • «Красная Нива»;
  • «ТВНЗ»;
  • «Крокодил»;
  • «Новый мир»;
  • «Искра»;
  • «Молодая гвардия».

За два года (1926-1927) поэт создал девять сценариев к фильмам.Мейерхольд поставил две сатирические пьесы Маяковского «Баня» и «Клоп».

Личная жизнь

В 1915 году Маяковский познакомился с Лилей и Осипом Брик. Он подружился с этой семьей. Но вскоре отношения из дружеских переросли во что-то более серьезное, Владимир настолько увлекся Лилей, что долгое время они жили втроем вместе. После революции такие отношения уже никого не удивляли. Осип был не против семьи из трех человек и из-за проблем со здоровьем уступил жену более молодому и сильному мужчине.Более того, Маяковский после революции и почти до самой смерти поддерживал Брикова материально.

Лиля стала его музой, этой женщине он посвящал каждое свое стихотворение, но не только ей.

В 1920 году Владимир познакомился с художницей Лилей Лавинской, эти любовные отношения закончились рождением у Лавинского сына Глеба-Никиты, ставшего впоследствии известным советским скульптором.

После непродолжительных отношений с русской эмигранткой Елизаветой Зиберт родилась девочка Элен-Патриция (Елена Владимировна Маяковская).Дочь Владимир видел только один раз в Ницце в 1928 году, тогда ей было всего два года. Елена стала известной американской писательницей и философом, умерла в 2016 году.

Последней любовью Маяковского была красивая молодая актриса Вероника Полонская.

Смерть

К 1930 году многие стали говорить, что Маяковский писал сам. На его выставку «20 лет работы» не пришел никто из руководителей государства и видных писателей. Он хотел поехать за границу, но ему отказали в визе. К этому добавились болезни.Маяковский был подавлен и не выносил такого угнетенного состояния.

14 апреля 1930 года он покончил жизнь самоубийством, выстрелив в себя из револьвера. Три дня нескончаемым потоком шел народ к Дому литераторов, шло прощание с Маяковским. Похоронен на Новом Донском кладбище, а в 1952 году по просьбе старшей сестры Людмилы прах перезахоронен на Новодевичьем кладбище.

Кем был Владимир Маяковский? Гений или простой поэт? Об этом великом известно очень много, но в то же время сказать о нем однозначно почти ничего нельзя.Он был и останется загадкой даже для самых искренних поклонников его творчества. Что же касается его биографии, то в ней практически нет пустых мест, но духовный склад, личность поэта окутаны тайной. Чтобы хоть немного понять взгляды и чувства этого великого художника слова, необходимо узнать некоторые интересные факты из жизни Маяковского.

краткая биография

Владимир Владимирович Маяковский родился 7 июля 1893 года в Кутаисской губернии, селе Багдади.Оба родителя были прямыми потомками запорожских казаков. Отец великого поэта – Владимир Константинович – был потомственным дворянином, работал лесником. Воспитанием детей занималась мать, Павленко А.А., помимо Владимира в семье было еще двое детей.

Учеба

В период с 1902 по 1906 год будущий поэт учился в Кутаисской гимназии, где, вероятно, успел познакомиться с либерально-демократической интеллигенцией.В 1905 году он даже принял участие в крупной демонстрации русской и грузинской молодежи.

Интересные факты из жизни Маяковского подтверждают, что его отец действительно умер от укола иглой, который в результате привел к заражению крови. После смерти главы семейства семья Маяковских в 1906 г. переехала в Москву.

Материальное положение было довольно тяжелым, поэтому в 1908 г. Владимир Маяковский был исключен из Московской гимназии, так как у его матери не было средств для оплаты для дальнейшего образования.Тем не менее, благодаря таланту к изобразительному искусству, его приняли на учебу в Но, и здесь учеба будущего поэта не шла гладко из-за его политических взглядов.

тюремные сроки

В 1908 году многие факты из жизни Маяковского, касающиеся его политических убеждений, привели к тому, что он был заключен в тюрьму. Арест поэта был вызван революционной агитацией, которую он проводил среди представителей рабочего класса. Но это был не последний раз, позже Маяковский еще дважды сидел в тюрьме.После очередного заключения, состоявшегося в конце, Маяковский перестал принимать активное участие в работе партии.

Несмотря на сложность тогдашнего положения Маяковского, именно в этот период он окончательно оформился и усвоил положения марксизма и большевиков о классовой борьбе. Вероятнее всего, взгляды молодого поэта были отчасти романтическими, и он не был в полной мере осведомлен обо всем, что происходило в то время на политической арене, но в то время решил примерить на себя маску «вождя».Именно тогда произошли некоторые интересные факты из жизни Маяковского, ведь именно здесь он начал писать свои первые стихи, которые впоследствии были отобраны тюремщиками.

Лиля Брик в жизни поэта

Лиля Брик занимала особое место в жизни Маяковского. Она была его музой, его возлюбленной, его иконой. Как у всякого творца, у поэта и его вдохновителя были очень сложные отношения.

Любовный треугольник между Маяковским и Бриковым был нонсенсом даже в Москве 1920-х годов, которая в то время вряд ли могла похвастаться чистотой личных отношений.Маяковский и Лиля Брик совершенно не скрывали своих чувств, и что самое удивительное, Осип Брик, законный муж Лили, тоже был не против такого положения вещей.

Муза помогала Маяковскому в создании новых произведений, ведь именно ей удалось понять, что нужно поэту для того, чтобы творить, а ему нужны страдания и грусть. Нельзя сказать, что Брик была абсолютно искренней в своих чувствах к поэту, но нельзя не учитывать и того, что она повлияла на его творчество.

Татьяна Яковлева

Важную роль в жизни Маяковского сыграла другая женщина, русская эмигрантка, жившая в Париже. Несмотря на то, что она отвергла великого поэта, он совершил невероятно романтичный поступок. Маяковский положил на счет цветочного магазина внушительную сумму с одним условием, чтобы несколько раз в неделю Яковлевой приносили цветы «от Маяковского».

Даже после смерти поэта его муза продолжала получать цветы, которые в годы войны спасли ее от голодной смерти.Хотя тот факт, что у поэта и Яковлева были романтические отношения, не доказан, он все же посвятил ей не одно стихотворение.

  • Мало кто знает, но великий поэт был чрезвычайно щедр и часто раздавал деньги пожилым людям. Он сам нашел стариков и поддержал их материально, пожелав остаться неизвестным.
  • Маяковский усердно работал над поиском наиболее подходящей, идеальной рифмы, которая во всех отношениях подходила бы к стихотворениям. Он мог пройти 15-20 км, пока не нашел именно то, что ему было нужно.
  • История, связавшая поэта с известным художником Репиным, до сих пор заслуживает внимания. Во время их первой встречи живописец очень удивился каштановым кудрям Маяковского и предложил написать его портрет. Когда Маяковский снова был у Репина, он был безумно удивлен, ведь как только поэт снял головной убор, живописец увидел, что теперь каштановые кудри выбриты «под ноль».

  • Маяковский и Лиля Брик, отношения которых были до предела сложными, на самом деле представляли собой отличный тандем творца и музы.Шведская семья Бриков с Маяковским создали благоприятные условия не только для общения с Лилей. Он принимал участие в жизни поэта лично. Он исправил пунктуацию и орфографию в стихах гениального творца. Вот такие странные отношения связывали этих трех человек.
  • Именно Маяковский стал создателем знаменитой «лесенки». Со стороны писателя это была явная уловка, так как в то время поэтам платили за количество строк в написанных стихах, а «лесенка» приводила к тому, что он получал в 2-3 раза больше, чем его коллеги. в магазине.

Столько лет прошло со дня смерти великого поэта, а его до сих пор помнят, его до сих пор изучают в школах, влюбленные юноши цитируют его стихи своим дамам, он до сих пор остается живым в душах своих поклонников. Творчество, призывающее к активной деятельности, творчество, в котором хочется раствориться, — это именно та поэзия, которую создал гениальный поэт, которого будут помнить веками.

Владимир Владимирович
Маяковский

Родился 7 июля 1893 года в одном из грузинских сел — Багдати.Семья Маяковских именовалась лесниками, кроме сына Владимира в их роду было еще две сестры, а два брата умерли в раннем возрасте.
Начальное образование Владимир Маяковский получил в Кутаисской гимназии, где учился с 1902 года. В 1906 году Маяковский с семьей переехал в Москву, где его путь к образованию продолжился в гимназии № 5. Но, из-за невозможности платить за за учебу в гимназии Маяковский был исключен.
Начало революции не обошло Владимира Владимировича стороной.После исключения из гимназии вступает в РСДРП (Российская социал-демократическая партия).
После партийной деятельности в 1909 году Маяковский был арестован, где написал свое первое стихотворение. Уже в 1911 году Маяковский продолжил образование и поступил в Училище живописи в Москве. Там он страстно увлекается творчеством футуристов.
1912 год стал для Владимира Маяковского годом начала его творческой жизни. Именно в это время было опубликовано его первое поэтическое произведение «Ночь».В следующем, 1913 году, поэт и писатель создает трагедию «Владимир Маяковский», которую сам поставил и в которой сыграл главную роль.
Знаменитая поэма Владимира Маяковского «Облако в штанах» была завершена в 1915 году. Дальнейшее творчество Маяковского, помимо антивоенной тематики, содержит сатирические мотивы.
Должное место в творческом пути Владимира Владимировича отведено написанию сценариев к фильмам. Так, в 1918 году он снялся в 3 своих фильмах.
Следующий, 1919 год, ознаменовался для Маяковского популяризацией темы революции.В этом году Маяковский принял активное участие в создании плакатов РОСТА «Окна Сатиры».
Владимиру Маяковскому принадлежит авторство творческого объединения «Левый фронт искусств», в котором через некоторое время он стал работать редактором. В этом журнале публиковались произведения известных писателей того времени: Осипа Брика, Пастернака, Арватова, Третьякова и других.
С 1922 года Владимир Маяковский путешествует по миру, побывав в Латвии, Франции, Германии, США, Гаване и Мексике.
В путешествии у Маяковского рождается дочь от романа с русской эмигранткой.
Самой большой и настоящей любовью Маяковского была Лилия Брик. Владимир близко дружил с ее мужем, а потом Маяковский переехал жить к ним в квартиру, где у него и завязался бурный роман с Лилей. Муж Лилии, Осип, практически потерял ее из-за Маяковского.
Официально Маяковский не регистрировал никаких отношений, хотя был очень популярен среди женщин. Известно, что кроме дочери у Маяковского есть сын.
В начале 1930-х здоровье Маяковского было сильно подорвано, а затем его ждала череда неудач: выставка, посвященная 20-летию его творчества, была обречена на провал, а премьеры «Клопа» и «Баня» не состоялись. Душевное состояние Владимира Владимировича оставляло желать лучшего.
Итак, постепенное угнетение состояния и психического здоровья, 14 апреля 1930 года душа поэта не выдержала и Маяковский застрелился.
Его именем названы многие объекты: библиотеки, улицы, станции метро, ​​парки, кинотеатры и скверы.

Гениальные произведения Владимира Маяковского вызывают истинное восхищение у миллионов его поклонников. Он заслуженно входит в число величайших поэтов-футуристов ХХ века. Кроме того, Маяковский проявил себя как незаурядный драматург, сатирик, кинорежиссер, сценарист, художник, редактор нескольких журналов. Его жизнь, многогранное творчество, а также полные любви и переживаний личные отношения и сегодня остаются неразгаданной тайной.

Талантливый поэт родился в маленьком грузинском селе Багдати (Российская империя).Его мать Александра Алексеевна принадлежала к казачьему роду с Кубани, а отец Владимир Константинович работал простым лесником. У Владимира было два брата — Костя и Саша, умершие в детстве, а также две сестры — Оля и Люда.

Маяковский прекрасно знал грузинский язык и с 1902 года учился в гимназии в Кутаиси. Уже в юности он был захвачен революционными идеями и во время учебы в гимназии участвовал в революционной демонстрации.

В 1906 году внезапно умер его отец. Причиной смерти стало заражение крови, которое произошло в результате укола пальца обычной иглой. Это событие настолько потрясло Маяковского, что в дальнейшем он вообще избегал заколок и шпилек, опасаясь участи отца.


В том же 1906 году Александра Алексеевна вместе с детьми переехала в Москву. Владимир продолжил обучение в пятой классической гимназии, где посещал занятия с братом поэта, Александром.Однако со смертью отца материальное положение семьи значительно ухудшилось. В результате в 1908 году Владимир не смог оплатить обучение, и его исключили из пятого класса гимназии.

Творчество

В Москве молодой парень начал общаться со студентами, увлекавшимися революционными идеями. В 1908 году Маяковский решил стать членом РСДРП и часто вел агитацию среди населения. В течение 1908-1909 годов Владимира трижды арестовывали, но из-за малолетства и отсутствия улик его вынуждены были отпустить.

Во время следственных действий Маяковский не мог спокойно находиться в четырех стенах. Из-за постоянных скандалов его часто переводили в разные места заключения. В итоге он попал в Бутырскую тюрьму, где провел одиннадцать месяцев и начал писать стихи.


В 1910 году молодой поэт вышел из тюрьмы и сразу вышел из партии. На следующий год художница Евгения Ланг, с которой Владимир был в дружеских отношениях, порекомендовала ему заняться живописью.Во время учебы в Училище живописи, ваяния и зодчества познакомился с основателями группы футуристов «Гилея» и примкнул к кубофутуристам.

Первым произведением Маяковского, которое было напечатано, было стихотворение «Ночь» (1912). В это же время юный поэт впервые выступил на публике в художественном подвале, который назывался «Бродячая собака».

Владимир вместе с участниками группы Кубофутуристов принял участие в турне по России, где читал лекции и читал свои стихи.Вскоре появились и положительные отзывы о Маяковском, но его часто считали вне футуристов. считал, что среди футуристов Маяковский был единственным настоящим поэтом.


Первый сборник молодого поэта «Я» вышел в 1913 году и состоял всего из четырех стихотворений. Этот же год знаменуется написанием бунтарской поэмы «Нате!», в которой автор бросает вызов всему буржуазному обществу. В следующем году Владимир создал трогательное стихотворение «Послушай», которое поразило читателей своей красочностью и проникновенностью.

Привлек гениальный поэт и драматург. 1914 год ознаменовался созданием трагедии «Владимир Маяковский», представленной публике на сцене петербургского театра «Луна-парк». При этом Владимир выступил его режиссером, а также исполнил главную роль. Главным мотивом произведения стал бунт вещей, что связало трагедию с творчеством футуристов.

В 1914 году молодой поэт твердо решил добровольно пойти в армию, но его политическая неблагонадежность напугала власти.На фронт он не попал и в ответ на пренебрежение написал стихотворение «Вам», в котором дал свою оценку царской армии. Кроме того, вскоре появились гениальные произведения Маяковского — «Облако в штанах» и «Объявлена ​​война».

В следующем году произошла судьбоносная встреча Владимира Владимировича Маяковского с семьей Бриков. Отныне его жизнь была единым целым с Лилей и Осипом. С 1915 по 1917 годы, благодаря протекции М. Горького, поэт служил в автошколе.И хотя он, будучи солдатом, не имел права печататься, на помощь ему пришел Осип Брик. Он приобрел два стихотворения Владимира и вскоре опубликовал их.

В это же время Маяковский окунулся в мир сатиры и в 1915 году опубликовал в «Новом Сатириконе» цикл произведений под названием «Гимны». Вскоре появились два больших сборника произведений — «Простой как мычание» (1916) и «Революция. Поэтохроника (1917).

Великий поэт встретил Октябрьскую революцию в штабе восстания в Смольном.Он сразу стал сотрудничать с новой властью и участвовал в первых встречах деятелей культуры. Следует отметить, что Маяковский руководил отрядом солдат, арестовавших генерала П. Секретева, руководившего автомобильным училищем, хотя ранее получил из его рук медаль «За усердие».

1917-1918 годы ознаменовались выходом нескольких произведений Маяковского, посвященных революционным событиям (например, «Ода революции», «Наш марш»).К первой годовщине революции был представлен спектакль «Мистерия Буфф».


Маяковский тоже увлекался кино. В 1919 году вышло три фильма, в которых Владимир выступил как актер, сценарист и режиссер. В это же время поэт начал сотрудничать с РОСТА и работал над пропагандистскими и сатирическими плакатами. Параллельно Маяковский работал в газете «Искусство коммуны».

Кроме того, в 1918 году поэт создал группу «Комфут», направление которой можно охарактеризовать как коммунистический футуризм.Но уже в 1923 году Владимир организовал другую группу — Левый фронт искусств, а также соответствующий журнал ЛЕФ.

В это время было создано несколько ярких и запоминающихся произведений гениального поэта: «Об этом» (1923), «Севастополь — Ялта» (1924), «Владимир Ильич Ленин» (1924). Подчеркнем, что во время чтения последнего стихотворения в Большом театре присутствовал он сам. После выступления Маяковского последовали овации, длившиеся 20 минут. Вообще именно годы гражданской войны оказались для Владимира лучшим временем, о чем он упоминал в стихотворении «Хорошо!» (1927).


Не менее важным и напряженным был для Маяковского период частых разъездов. В 1922-1924 годах посетил Францию, Латвию и Германию, которым посвятил несколько работ. В 1925 году Владимир отправился в Америку, посетив Мехико, Гавану и многие города США.

Начало 20-х годов ознаменовалось бурной полемикой между Владимиром Маяковским и. Последний в это время примкнул к имажинистам — непримиримым противникам футуристов. Кроме того, Маяковский был поэтом революции и города, а Есенин в своем творчестве превозносил деревню.

Однако Владимир не мог не признать безусловный талант своего оппонента, хотя и критиковал его за консерватизм и пристрастие к алкоголю. В каком-то смысле они были родственными душами — вспыльчивыми, ранимыми, в постоянном поиске и отчаянии. Их объединяла даже тема самоубийства, которая присутствовала в творчестве обоих поэтов.


В течение 1926-1927 годов Маяковский создал 9 киносценариев. Кроме того, в 1927 году поэт возобновил деятельность журнала «ЛЕФ».Но через год ушел из журнала и соответствующей организации, окончательно в них разочаровавшись. В 1929 году Владимир основал группу РЭФ, но в следующем году вышел из нее и стал членом РАПП.

В конце 1920-х годов Маяковский вновь обратился к драматургии. Он готовит две пьесы: «Клоп» (1928) и «Баня» (1929), созданные специально для сцены театра Мейерхольда. В них продуманно сочетается сатирическое изложение действительности 1920-х годов со взглядом в будущее.

Мейерхольд сравнивал талант Маяковского с гениальностью Мольера, но критики встретили его новые произведения разгромными комментариями. В «Клопе» нашли только художественные недостатки, но против «Бани» прозвучали даже обвинения идеологического характера. Во многих газетах были опубликованы крайне оскорбительные статьи, некоторые из которых имели заголовки «Долой маяковщину!».


Роковой 1930 год начался для величайшего поэта с многочисленных обвинений со стороны коллег. Маяковскому сказали, что он не настоящий «пролетарский писатель», а всего лишь «попутчик».Но, несмотря на критику, весной того же года Владимир решил подвести итоги своей деятельности, для чего организовал выставку под названием «20 лет работы».

Выставка показала все многогранные достижения Маяковского, но принесла сплошное разочарование. К ней не приезжали ни бывшие коллеги поэтессы по ЛЕФу, ни высшее партийное руководство. Это был жестокий удар, после которого в душе поэта осталась глубокая рана.

Смерть

В 1930 году Владимир много болел и даже боялся потерять голос, что поставит крест на его выступлениях на сцене.Личная жизнь поэта превратилась в безуспешную борьбу за счастье. Он был очень одинок, потому что Брики, его постоянная поддержка и утешение, уехали за границу.

Нападки со всех сторон обрушились на Маяковского тяжелым моральным грузом, и ранимая душа поэта не выдержала. 14 апреля Владимир Маяковский выстрелил себе в грудь, что стало причиной его смерти.


Могила Владимира Маяковского

После смерти Маяковского его произведения попали под негласный запрет и почти не публиковались.В 1936 году Лиля Брик написала письмо самому И. Сталину с просьбой помочь сохранить память о великом поэте. В своем постановлении Сталин высоко оценил заслуги покойного и дал разрешение на издание произведений Маяковского и создание музея.

Личная жизнь

Любовью всей жизни Маяковского была Лиля Брик, с которой он познакомился в 1915 году. Молодой поэт в то время встречался с ее сестрой, Эльзой Триолет, и однажды девушка привела Владимира на квартиру Бриков.Там Маяковский сначала прочитал стихотворение «Облако в штанах», а потом торжественно посвятил его Лиле. Удивительно, но прототипом героини этого стихотворения стала скульптор Мария Денисова, в которую поэт влюбился в 1914 году. страсть. Лиля стала музой Маяковского, именно ей он посвятил почти все свои любовные стихи. Безграничную глубину своих чувств к Брику он выразил в следующих произведениях: «Флейта-позвоночник», «Человек», «Ко всему», «Лиличка!» и так далее.

Влюбленные вместе участвовали в съемках фильма «В плену кино» (1918). Более того, с 1918 года Брики и великий поэт стали жить вместе, что вполне укладывалось в существовавшую в то время концепцию брака-любви. Они несколько раз меняли место жительства, но каждый раз селились вместе. Нередко Маяковский даже поддерживал семью Бриковых, а из всех заграничных поездок всегда привозил Лили роскошные подарки (например, автомобиль «Рено»).


Несмотря на безграничную привязанность поэта к Лиличке, в его жизни были и другие любовницы, даже те, которые родили ему детей.В 1920 году у Маяковского были близкие отношения с художницей Лилей Лавинской, которая подарила ему сына Глеба-Никиту (1921-1986).

1926 год ознаменовался еще одной судьбоносной встречей. Владимир познакомился с эмигранткой из России Элли Джонс, которая родила ему дочь Елену-Патрицию (1926-2016). Также мимолетные отношения связывали поэта с Софьей Шамардиной и Натальей Брюханенко.


Кроме того, в Париже выдающийся поэт познакомился с эмигранткой Татьяной Яковлевой. Вспыхнувшие между ними чувства постепенно крепли и обещали перерасти во что-то серьезное и продолжительное.Маяковский хотел, чтобы Яковлева приехала в Москву, но она отказалась. Тогда в 1929 году Владимир решил поехать к Татьяне, но проблемы с получением визы стали для него непреодолимой преградой.

Последней любовью Владимира Маяковского была молодая замужняя актриса Вероника Полонская. Поэт требовал, чтобы 21-летняя девушка ушла от мужа, но Вероника не решалась на столь серьезные перемены в своей жизни, потому что 36-летний Маяковский казался ей противоречивым, импульсивным и непостоянным.


Трудности в отношениях с молодой возлюбленной подтолкнули Маяковского к роковому шагу. Она была последней, кого Владимир видел перед смертью и со слезами на глазах просил ее не идти на запланированную репетицию. Не успела за девушкой закрыться дверь, как раздался роковой выстрел. Полонская не решилась приехать на похороны, так как родные поэта считали ее виновницей смерти близкого человека.

Владимир Владимирович Маяковский – талантливый и один из самых известных поэтов 20 века.Интересные факты о Маяковском расскажут о многогранности его личности. Этот человек без преувеличения обладал огромным художественным талантом. Но некоторые события его судьбы остались загадкой и по сей день.

1. Владимир Владимирович Маяковский родился в Грузии.

2. Трижды за всю жизнь Маяковского арестовывали.

3. Этот поэт пользовался большим успехом у женщин.

4. Несмотря на замужество с другим мужчиной, Лилия Юрьевна Брик была главной музой и женщиной в жизни Маяковского.

5. Владимир Владимирович Маяковский никогда официально не был женат, но имел двоих детей.

6. Отец Маяковского умер от заражения крови. И именно после этой трагедии сам Маяковский всегда боялся подхватить заразу.

7. Маяковский всегда носил с собой мыльницу и регулярно мыл руки.

8. Изобретение этого человека — стихотворение, написанное «лесенкой».

10. Маяковский любил играть в бильярд и карты, что позволяет судить о его любви к азартным играм.

11. В 1930 году Владимир Владимирович Маяковский застрелился, написав за 2 дня до этого предсмертную записку.

12. Гроб для поэта изготовил скульптор Антон Лавинский.

13. У Маяковского было две сестры и два брата. Первый брат умер в совсем юном возрасте, а второй — в 2 года.

14. Лично Владимир Владимирович Маяковский снялся в нескольких фильмах.

16. Родословная родителей Маяковского восходит к запорожским казакам.

17. Маяковский всегда щедро и с добротой относился к старикам.

18. Владимир Владимирович Маяковский всегда давал деньги нуждающимся старикам.

19. Собаки очень любили Маяковского.

20. Первые стихи Маяковский создал в юном возрасте.

21. Маяковский обычно сочинял стихи на ходу. Иногда ему приходилось идти по 15-20 км, чтобы подобрать нужную рифму.

22. Тело умершего поэта кремировано.

23. Семье Брик Маяковский завещал все свои творения.

24. Владимир Владимирович Маяковский считался соучастником антирелигиозной кампании, где пропагандировал атеизм.

25. За создание «лесенки» многие другие поэты обвиняли Маяковского в жульничестве.

27. У Владимира Владимировича Маяковского была дочь от русской эмигрантки Елизаветы Зиберт, умершей в 2016 году.

29. Находясь в тюрьме, он не переставал проявлять свой сложный характер.

30. Маяковский считался ярым сторонником революции, хотя и защищал социалистические и коммунистические идеалы.

31. Владимир Владимирович Маяковский не любил футуристов.

33. Произведения Маяковского переведены на разные языки мира.

34. Владимир Владимирович Маяковский родился в семье смешанного сословия.

35. Из-за того, что у родителей Маяковского не было денег, мальчик доучился только до 5-го класса.

36. Главной потребностью Маяковского были путешествия.

37. У поэта было много не только поклонников, но и врагов.

39. Владимир Владимирович Маяковский покончил жизнь самоубийством в возрасте 36 лет, и он долго к этому готовился.

40. С либерально-демократической интеллигенцией Маяковский познакомился во время учебы в кутаисской гимназии.

41. В 1908 году Маяковский был исключен из Московской гимназии из-за безденежья в семье.

42. Маяковский и Лилия Брик никогда не скрывали своих отношений, и муж Лилии был не против такого исхода событий.

43.Бактериофобия Маяковского сформировалась после смерти отца, который укололся булавкой и занес инфекцию.

44. Брик всегда просил у Маяковского дорогие подарки.

45. Жизнь Маяковского была связана не только с литературой, но и с кинематографом.

46. Произведения Маяковского стали публиковаться в крупных изданиях только в 1922 году.

47. Татьяна Яковлева — еще одна любимая женщина Маяковского, была младше его на 15 лет.

48.Вероника Полонская, его последняя женщина, была свидетельницей смерти Владимира Владимировича Маяковского.

49. Смерть Маяковского была только на руку Лилии Брик, получившей в наследство от поэта кооперативную квартиру и деньги.

50. В молодости Владимир Владимирович Маяковский участвовал в революционных демонстрациях.

52. В 1917 году Владимиру Владимировичу Маяковскому пришлось возглавить отряд из 7 солдат.

53. В 1918 году Маяковскому пришлось сняться в 3 фильмах по собственному сценарию.

54. Маяковский считал годы Гражданской войны лучшим временем своей жизни.

55. Самым долгим путешествием Маяковского была поездка в Америку.

56. Долгое время Полонская считалась виновницей смерти Маяковского.

57. От Маяковского была беременна и Полонская, которая не разрушила свою супружескую жизнь и сделала аборт.

58. Драматургия привлекала и Владимира Владимировича Маяковского.

59. Поэт создал 9 киносценариев.

60. После смерти Владимира Владимировича Маяковского его творения были строго запрещены.

Маяковский Владимир — ода революции.

4 999 0

Восторженное отношение Владимира Маяковского к революции проходит красной нитью через все творчество поэта. Однако автор прекрасно понимает, что смена власти – это серьезный социальный переворот, который несет не только свободу простому народу, но и разруху, голод, болезни и пьяный разгул.Поэтому в своей оценке событий 1917 года Маяковский беспристрастен, не восхваляет и не тешит себя иллюзиями. В 1918 году поэт публикует стихотворение, судя по названию которого можно сделать вывод, что речь в произведении будет сосредоточена именно на восхвалении диктатуры пролетариата. Но это совсем не так, ведь поэт живет в реальном, а не выдуманном мире, и каждый день сталкивается с обратной стороной свободы, равенства и братства, провозглашенной новой властью.

«Ода революции» , выдержанная в традициях этого поэтического жанра, действительно начинается с хвалебных строк, в которых поэт сразу же намечает тему произведения, заявляя, что восторженно поднимает «над клятвами оды с торжественное «О»!» И тут же награждает революцию такими нелестными эпитетами, как «звериная», «копеечная», «детская», подчеркивая при этом, что она еще велика.

«Как ты еще повернешься, двуликий?» — спрашивает поэт, и в этом деле нет праздного любопытства, так как в очень короткий срок я увидел не только достижения новой власти, но и ее бессовестность, грубость и непоследовательность.Поэтому автор теряется в догадках, что именно сулят его родине эти пугающие своей беспощадностью перемены. Поэт не знает, чем обернется для России революция — «стройным домом» или «кучей развалин», так как любой из этих вариантов на фоне всеобщей эйфории может быть легко осуществлен. Что за слова столь популярного в наши дни «Интернационала», призывающего разрушить старый мир до основания!

Однако Маяковский вовсе не боится такого развития событий, он действительно верит, что мир станет другим, более справедливым и свободным.Однако автор понимает, что для этого ему еще предстоит освободиться от «серых адмиралов» и «тысячелетий Кремля» — символов прошлой жизни, которым нет места в новом обществе. В то же время Маяковский прекрасно понимает, как именно все это будет происходить, поскольку еще свежи в его памяти недавние события, когда революция «кричала пьяной толпой» и требовала расстрела всех несогласных с большевистскими идеями. Ведь зализывать «вчерашние раны» приходилось еще долго после революции, вспоминая славные бои с «контрой».Однако нашлись и те, кто предпочел «вскрытие вен» позору и унижению. А их было много. Из их уст, по словам поэта, неслись мещанские проклятия, так как вполне успешные и богатые сословия моментально лишались не только своих богатств, но и самой родины, ставшей им чуждой. В то же время Маяковский в восторге от перемен, поэтому, обращаясь к революции, с восторгом восклицает «О, прославься четырежды, блаженная!» И в этой строке нет пафоса, так как поэт искренне верит в новое общество, не подозревая, что двойственная сущность революции, которую он воспевает, еще не раз проявит себя, превратившись в лишения и унижения для народа.Однако осознание это придет к Маяковскому гораздо позже и выльется в цикл саркастических стихов, в которых критика перемешана с юмором, а негодование с беспомощностью. Но даже на фоне социальных, политических и социальных эксцессов поэт остается верен своим идеалам, считая революцию не злом, а великим достижением русского народа.

Вас,
освистали,
осмеяли батареями,
вас,
изъязвили злословием штыков,
восторженно подняли
над матом
оды торжественные
«ОБ»!
О, животное!
О, детская!
О, пенни!
О, здорово!
Какое у тебя другое имя?
Как ты снова повернешься, двуликий?
Стройное здание,
груда развалин?
Водителю,
покрытому угольной пылью,
шахтеру, прорывающему рудные пласты,
горящему
горящему благоговейно
труду человеческому прославляющему.
А завтра
Блаженнейший *
стропила собора
напрасно возносит, моля о пощаде,
ваши шестидюймовые кабаны
взрывают тысячелетие Кремля.
«Слава». *
Хрипы в предсмертном путешествии.
Визг сирен удушающе тонкий.
Вы отправляете моряков
на тонущий крейсер,
туда,
где забытый
котёнок мяукнул.
А потом!
Кричала пьяная толпа.
Лихие усы скручиваются от силы.
Вы преследуете седовласых адмиралов с прикладами
вниз головой
с моста в Гельсингфорсе.
Лижет-лижет вчерашние раны
и снова вижу вздутые вены.
Обыватель ты
— ох, трижды будь ты проклят! —
и мой,
поэтически
— о, четырежды прославься, блаженная! —

Анализ стихотворения «Ода революции» Маяковского

В. Маяковский задолго до Октябрьской революции жаждал больших социальных потрясений.Поэт-бунтарь люто ненавидел окружавшую его буржуазную мещанскую жизнь. Примкнув к большевикам, Маяковский полностью поддержал их стремление к полному разрушению старого мира. Он написал много стихов, прославляющих революцию. Этому грандиозному событию в 1918 году он посвятил свое произведение «Ода революции».

Маяковский в своем творчестве всегда стремился к максимальной правдивости. Он не выносил умалчивания и замалчивания фактов. Поэтому его произведения звучали слишком резко даже для убежденных революционеров.Идеализация победы коммунизма была официально одобрена. Они предпочитали не упоминать об ужасах и зверствах революции. Поэтому стихотворение Маяковского выделяется на общем фоне возвышенных восхвалений.

Естественно, свою «Оду» поэт тоже начинает с «торжественного О». Но при этом дает свои обороты, не укладывающиеся в устоявшиеся рамки определения: «звериный», «детский», «копеечный». За этими словами скрываются убийства, насилие, грабежи и голод.Маяковский тут же окрестил революцию «двуликой». Он видит, что вместе с победой нового справедливого общества («стройное здание») оно принесло стране разруху («нагромождение развалин»).

Маяковский не был, в отличие от многих фанатиков революции, палачом и садистом. Его резкие высказывания в поддержку насилия (например, в «Левом марше») были лишь поэтическим преувеличением, мощным средством эмоционального воздействия. Обладая чуткой и отзывчивой душой, Маяковский по-своему жалел тех, кого уносил революционный вихрь.Поэтому вместе с победоносным «машинистом» и «шахтером» он упоминает о молитвах собора Василия Блаженного. Неприкрытая боль чувствуется в описании зверской расправы «пьяной толпы» над «седыми адмиралами». Во имя революции действительно совершались ужасные преступления, которым нет оправдания. Причем чаще всего жертвами тех, кто имел весьма отдаленное представление о политике, становились невинные люди.

Автор не забывает сказать о «вскрытых венах» людей, которые не смогли принять или пережить происходящие изменения.Эти потери также нельзя игнорировать. Маяковский считает логичным и естественным обращение к революции «Ах, трижды будь ты проклят!» Сам поэт, беспристрастно взвесив все положительные и отрицательные моменты, выносит свой вердикт революции: «Четырежды славься, блаженная!»

В «Оде революции» Маяковский безусловно прославляет победу большевиков. Но в то же время он не закрывает глаза на беды, которые принесла России революция. Создание аналогичного произведения в 1930-х гг.по крайней мере, это могло вызвать подозрение со стороны властей.

Величайшее событие в истории России ХХ века, коренным образом изменившее ее существование, не могло не найти своего отражения в творчестве по крайней мере некоторых значительных художников, живших в эту переломную эпоху. Но для некоторых из них эта тема стала доминирующей.

Певец революции

Многие деятели культуры имеют свой устоявшийся образ в общественном сознании.По традиции, сложившейся в советский период истории, имя поэта Владимира Маяковского неразрывно связано с образом русской революции. И для таких отношений есть очень веские причины. Автор стихотворения «Ода революции» всю свою сознательную жизнь посвятил его воспеванию. Он делал это яростно и самоотверженно. И в отличие от многих своих коллег по литературному цеху Маяковский не жульничал. Творения, вышедшие из-под его пера, исходили от чистого сердца.Написано талантливо, как и все, что создавал Маяковский. «Ода революции» — одно из его ранних произведений. Но оно отнюдь не студенческое, поэт проявил в нем себя уже сформировавшимся мастером. У него свой стиль, свои образы и свое выражение.

Что я видел

Маяковского? «Ода революции» — ужас или восторг?

Это стихотворение было написано в 1918 году по горячим следам революционных событий. И только на первый взгляд кажется однозначно восторженным.Да, поэт всей душой принимает совершившуюся революцию. Он чувствовал и предвидел ее неизбежность еще в первых же своих литературных опытах. Но даже поверхностная «Ода революции» Маяковского не позволяет игнорировать кричащие противоречия, которые автор видит в вихре событий. Грандиозность происходящего переустройства мира лишь подчеркивают кажущиеся совершенно неуместными эпитеты, которыми Маяковский награждает происходящую революцию — «звериная», «детская», «копеечная», но в то же время, несомненно, «великая».Восторг от процесса зарождения нового мира нисколько не отменяет происходящих при этом ужасов и мерзостей. Читая Маяковского, трудно не вспомнить известное изречение вождя мирового пролетариата о том, что » революции не делаются в белых перчатках». Ленин знал, о чем говорил. И поэт знал, о чем писал. Свои образы он черпал не из романтических грез, а из окружающей действительности.

Владимир Маяковский, «Ода революции».Анализ стилистических особенностей

Первое, что привлекает внимание в этом произведении, это рваный поэтический ритм и как бы хаотичное течение образов. Но в таких композиционных построениях нет ни хаоса, ни случайности. Все, что проходит перед мысленным взором, гармонично подчиняется поэтической логике. Это стихотворение хорошо иллюстрирует то, чем прославился ранний Маяковский. «Ода революции» — одно из его программных произведений. Считается, что многие характерные черты Маяковский заимствовал у европейских поэтов-футуристов начала века.Но даже если согласиться с этим утверждением, нельзя не отдать ему должное в том виртуозном блеске, с которым этот набор заимствованных черт применяется в русской поэзии. До появления в ней Маяковского такой синтез казался просто невозможным.

От футуризма к соцреализму

Только ли события 1917 года, написанные им в его «Оде к революции», дают нам основание для более широкой трактовки этого стихотворения. В этом есть и очевидный философский смысл. В нем рассказывается об изменениях в обществе и цене этих изменений.Читая произведения этого поэта, довольно легко заметить тот простой факт, что до него почти никто так не писал. В русской литературе Владимир Маяковский — поэт-новатор и поэт-революционер. Его образный строй, поэтическое мышление и выразительные средства открыли магистральный путь развития не только русской поэзии ХХ века, но и многим эстетическим сферам, непосредственно с ней не связанным. Влияние творчества Маяковского легко прослеживается и обнаруживается во многих произведениях искусства, от живописи и графики до кинематографа включительно.Даже когда в 30-е годы выжигали каленым железом все, что отклоняется от генеральной линии партии, включая футуризм и все прочие «измы», никто не мог поставить под сомнение значение творческого наследия Маяковского. Его отнесли к классикам. Поэт уже не мог возражать против этого по причине своего отсутствия в этом мире.

Смерть поэта

Много раз говорилось, что «революция пожирает своих детей». Именно это и произошло с Маяковским.Трудно найти другого творца, который бы так самозабвенно отдавался одной теме, «наступая на горло собственной песне». «Ода революции» была не единственным произведением поэта о ней. Но после победы восстания Маяковский оказался совершенно неуместным и невостребованным новой властью. Он подвел итог своей жизни одной пулей.

«Ода революции» Владимир Маяковский

Вас,
освистали,
осмеяли батареями,
вас,
изъязвили злословием штыков,
восторженно подняли
над матом
оды торжественные
«ОБ»!
О, животное!
О, детская!
О, пенни!
О, здорово!
Какое у тебя другое имя?
Как ты еще повернешься, двуликий?
Стройное здание,
груда развалин?
Водителю,
покрытому угольной пылью,
шахтеру, прорывающему рудные пласты,
горящему
горящему благоговейно
труду человеческому прославляющему.
А завтра
Блаженный
стропила собора
напрасно возносит вверх, моля о пощаде, —
ваши шестидюймовые кабаны
взрывают тысячелетие Кремля.
«Слава».
Хрипы в предсмертном путешествии.
Визг сирен удушающе тонкий.
Вы отправляете моряков
на тонущий крейсер,
туда,
где забытый
котёнок мяукнул.
А потом!
Кричала пьяная толпа.
Лихие усы скручиваются от силы.
Вы преследуете седовласых адмиралов с прикладами
вниз головой
с моста в Гельсингфорсе.
Лижет-лижет вчерашние раны
и снова вижу вздутые вены.
Обыватель ты
— ох, трижды ты проклят! —
и мой,
поэтически
— о, четырежды прославься, блаженная! —

Анализ стихотворения Маяковского «Ода революции»

Восторженное отношение Владимира Маяковского к революции проходит красной нитью через все творчество поэта.Однако автор прекрасно понимает, что смена власти – это серьезный социальный переворот, который несет не только свободу простому народу, но и разруху, голод, болезни и пьяный разгул. Поэтому в своей оценке событий 1917 года Маяковский беспристрастен, он не восхваляет и не тешит себя иллюзиями. В 1918 году поэт публикует стихотворение «Ода революции», судя по названию которого можно заключить, что речь в произведении пойдет именно о восхвалении диктатуры пролетариата.Но это совсем не так, ведь поэт живет в реальном, а не выдуманном мире, и каждый день сталкивается с обратной стороной свободы, равенства и братства, провозглашенной новой властью.

«Ода Революции», выдержанная в традициях этого поэтического жанра, действительно начинается с хвалебных строк, в которых поэт сразу намечает тему произведения, заявляя, что он восторженно возносит «над бранью
оды торжественное «О»! «. И тут же награждает революцию такими нелестными эпитетами, как «звериная», «копеечная», «детская», подчеркивая при этом, что она еще велика.

«Как ты еще повернешься, двуликий?» — спрашивает поэт, и в этом вопросе нет праздного любопытства, так как за очень короткий срок Маяковский увидел не только достижения новой власти, но и ее наглость, грубость, непоследовательность. Поэтому автор теряется в догадках, что именно сулят его родине эти пугающие своей беспощадностью перемены. Поэт не знает, чем обернется для России революция — «стройным домом» или «кучей развалин», так как любой из этих вариантов на фоне всеобщей эйфории может быть легко осуществлен.Что за слова столь популярного в наши дни «Интернационала», призывающего разрушить старый мир до основания!

Однако Маяковский вовсе не боится такого развития событий, он действительно верит, что мир станет другим, более справедливым и свободным. Однако автор понимает, что для этого ему еще предстоит освободиться от «серых адмиралов» и «тысячелетий Кремля» — символов прошлой жизни, которым нет места в новом обществе. В то же время Маяковский прекрасно понимает, как именно все это будет происходить, поскольку еще свежи в его памяти недавние события, когда революция «кричала пьяной толпой» и требовала расстрела всех несогласных с большевистскими идеями.Ведь зализывать «вчерашние раны» приходилось еще долго после революции, вспоминая славные бои с «контрой». Однако нашлись и те, кто предпочел «вскрытие вен» позору и унижению. А их было много. Из их уст, по словам поэта, неслись мещанские проклятия, так как вполне успешные и богатые сословия моментально лишались не только своих богатств, но и самой родины, ставшей им чуждой. В то же время Маяковский в восторге от перемен, поэтому, обращаясь к революции, с восторгом восклицает «О, прославься четырежды, блаженная!» …И нет в этой строке пафоса, так как поэт искренне верит в новое общество, не подозревая, что двойственная сущность революции, которую он воспевает, еще не раз проявит себя, превратившись в лишения и унижения для народа . Однако осознание это придет к Маяковскому гораздо позже и выльется в цикл саркастических стихов, в которых критика перемешана с юмором, а негодование с беспомощностью. Но даже на фоне социальных, политических и социальных эксцессов поэт остается верен своим идеалам, считая революцию не злом, а великим достижением русского народа.

«Ода революции», «Левый марш» и др. — эти первые образцы социалистического искусства Великого Октября пленяют своей искренностью, глубочайшей верой в прекрасное будущее, открывшееся перед человечеством, Маяковский

Владимир Маяковский
Поэма
ОДЫ РЕВОЛЮЦИИ

Вас,
освистали,
осмеяли батареями,
вас,
изъязвили злословием штыков,
восторженно подняли
над матом
оды торжественные
«ОБ»!
О, животное!
О, детская!
О, пенни!
О, здорово!
Какое у тебя другое имя?
Как ты меня перевернешь, двуличный?
Стройное здание,
груда развалин?
Водителю,
покрытому угольной пылью,
шахтеру, прорывающему рудные пласты,
горящему
горящему благоговейно
труду человеческому прославляющему.
А завтра
Блаженный
стропила собора
напрасно возносит вверх, моля о пощаде, —
ваши шестидюймовые кабаны
взрывают тысячелетие Кремля.
«Слава».
Хрипы в предсмертном путешествии.
Приглушенный визг сирен.
Вы отправляете моряков
на тонущий крейсер,
туда,
туда, где мяукнул забытый котенок.
А потом!
Кричала пьяная толпа.
Лихие усы скручиваются от силы.
Вы преследуете седовласых адмиралов с прикладами
вниз головой
с моста в Гельсингфорсе.
Лижет-лижет вчерашние раны
и снова вижу вздутые вены.
Обыватель ты
— Ой, трижды будь ты проклят! —
и мой,
поэтически
— о, четырежды прославься, блаженная! —

1918 © Владимир Маяковский

Читает Александр Лазарев

Известный российский актер Александр Сергеевич Лазарев (старший) родился 3 января 1938 года в Ленинграде. После окончания средней школы поступил в Школу-студию МХАТ. С 1959 года — актёр Московского академического театра имени Маяковского, где прослужил до конца своих дней.За свою творческую жизнь актер сыграл более 70 ролей в кино.

Владимир Владимирович Маяковский (7 (19) июля 1893, Багдади, Кутаисская губерния — 14 апреля 1930, Москва) — русский советский поэт.
Помимо поэзии, ярко проявил себя как драматург, сценарист, кинорежиссер, киноактёр, художник, редактор журналов «ЛЕФ» («Левый фронт»), «Новый ЛЕФ».
В своих произведениях Маяковский был бескомпромиссным, а потому неудобным. Трагические мотивы стали появляться в произведениях, написанных им в конце 1920-х годов.Критики называли его лишь «попутчиком», а не «пролетарским писателем», каким он хотел себя видеть. Важно, что за два дня до самоубийства, 12 апреля, у него была встреча с читателями в Политехническом музее, на которой присутствовали в основном комсомольцы; было много хамских криков с мест. В какой-то момент он даже потерял самообладание и сел на ступеньки, ведущие от сцены, обхватив голову руками.
В предсмертном письме от 12 апреля Маяковский просит Лилю полюбить его, называет ее (а также Веронику Полонскую) в числе членов своей семьи и просит передать Брикам все стихи и архивы.

Хронологическая таблица Маяковского. Этапы жизни и творчества

Жизнь этого поэта длилась неполных 37 лет, но вместила в себя многое. Он был одним из лидеров авангардного искусства, при этом официально объявлялся верным сторонником генеральной линии партии, стойким бойцом идеологического фронта. Его поэзия — блестящее сочетание поиска новой формы и вечных ценностей в содержании, мощного трибунного голоса и тонких лирических нюансов.Этапы жизни, которые содержит хронологическая таблица Маяковского, могут отражать становление личности поэта, но оценить ее масштабы позволяет лишь более глубокое знакомство с его творческой биографией.

1893-1906. Детство

Родился 7 июля 1893 года в семье Владимира Маяковского, заведовавшего лесным хозяйством в маленьком грузинском селе Багдади близ Кутаиси, и Александры Алексеевны Павленко, уроженки Кубани. Дед отца был казачьим есаулом, получившим дворянство.

Хронологическая таблица Маяковского содержит много свидетельств о ранних способностях будущего поэта: он самостоятельно научился читать, проявляет большой интерес и склонность к литературе и рисованию, помнит множество стихов, свободно говорит по-грузински.

1902 г. — поступает в старший подготовительный класс Кутаисской гимназии, показывая хорошую подготовку особенно по русскому языку и рисованию.

1905 г. — активно интересовался революционными событиями, участвовал в сходках и демонстрациях.Теряет интерес к обучению.

19 февраля 1906 года скоропостижно скончался от заражения крови. Маяковский.

1906-1910 гг. В Москве

Хронологическая таблица Маяковского раннего московского периода — учеба в гимназии, увлечение марксизмом, вступление в РСДРП(б), арест:

1906, август, семья Маяковских приезжает в Москву, где учится старшая сестра Владимира Людмила.

1906, сентябрь начинает учиться в Пятой классической гимназии.Учится неровно, знакомится со студентами-участниками революционного движения. Увлекается чтением философских книг, изучением марксизма.

1908 г. — вступает в Российскую социал-демократическую партию большевиков, получает партийную кличку «Товарищ Константин» и бросает учебу в гимназии. Подозревается в распространении прокламаций и подвергается первому аресту. Выдано за отсутствием доказательств.

1909 г. — Желая продолжить образование, поступил в Строгановское училище, но в июле вновь был арестован по подозрению в побеге от политических заключенных.В Бутырской тюрьме читает художественную литературу, в том числе поэтов-символистов. Он пытается писать сам.

1910 — Семья добивается освобождения несовершеннолетнего Владимира. Занимается живописью, готовится к поступлению в Училище живописи, ваяния и зодчества.

1911-1914 гг. Маяковский-футурист

Хронологическая таблица Маяковского периода начала творческой деятельности — знакомство с Д. Бурлюком, первые выступления и публикации, участие в движении футуристов:

1911, сентябрь — Приходит в МУЖВИЗ.Знакомится с художником и поэтом Давидом Бурлюком и другими футуристами.

1912 г. — знакомит Бурлюка со своими стихами, он их очень высоко оценивает. Выступает с первыми публичными чтениями своих стихов в футуристическом кафе «Бродячая собака».

1912, декабрь — публикует стихи в альманахе «Пощечина общественному вкусу».

1913, март — выходит альманах «Казначей троих» со стихами и рисунками Маяковского.

1913, май — выходит литографическое издание сборника «Я»

1913, декабрь — участвует в коллективных выступлениях футуристов, в Петербурге состоялась первая постановка трагедии «Владимир Маяковский».Петербург.

1914, январь-март — участвует в выступлениях футуристов по всей стране, от Казани до Тифлиса. Исключен из школы, одна из причин — принадлежность к футуризму.

1914, ноябрь — после начала войны получает отказ в получении удостоверения благонадежности, необходимого для поступления добровольцем в действующую армию.

1915-1919 гг. Маяковский и Революция

Хронологическая таблица Маяковского дореволюционного и послеоктябрьского времени — знакомство с Горьким, с Бриками, призыв на военную службу, участие в революционных событиях, «Окна РОСТА»:

1915, февраль — знакомство с А.М. Горький.

1915, июль — Знакомство с Лилией Юрьевной Брик и ее мужем.

1915, сентябрь — призыв на военную службу. Благодаря стараниям Горького его назначают чертежником в роту Военно-автомобильной компании в Петрограде — служба занимает лишь часть дня.

1916 — в течение года публикуются поэмы «Флейта-позвоночник», «Война и мир», «Человек», много стихов.

1917, весна — активно участвует в событиях Февральской революции: выступает на митингах, пишет обращения, избирается в Союз художников Петрограда.

1917, осень — после Октябрьской революции выступает за сотрудничество художников с советской властью.

1918, весна — писал сценарии, снимался в кино.

1918, ноябрь — премьера спектакля «Таинственный буйвол».

1919, октябрь — начало работы в Москве над «Окнами «РОСТА» — до февраля 1922 года создано 400 плакатов и 600 текстов.

1920-1923 гг. Лидер левого искусства Маяковский

Хронологическая таблица жизни и творчества периода Гражданской войны — борьба за новую поэзию, новый театр, новое кино, первые поездки в Европу, журнал «ЛЕФ» :

1920 г. — первое публичное чтение поэмы «150 000 000», в течение всего года много выступлений в диспутах, с лекциями, на митингах.

1921 г. — постановка «Таинственного буйвола» Мейерхольда.

1922, май — первая поездка за границу — в Ригу.

1922, октябрь — выход собрания сочинений.

1922, октябрь — декабрь — поездка в Германию и Францию, знакомство с ведущими художниками и писателями: Пикассо, Леже, Браком, Кокто, Н. Гончаровой, М. Ларионовым и др.

1923, март — вышел первый номер журнала «Леф» под редакцией Маяковского со стихотворением «Про это», многочисленными стихами и статьями на тему нового искусства.

1923, октябрь — пишет рекламные тексты для Моссельпрома.

1924-1925 гг. Поэт-агитатор

У Маяковского в жизни было много. Хронологическая таблица жизни и творчества времени активных поездок по стране и миру — выступления по стране, поездки в Европу, «открытие Америки»:

1924 год, весна — лето — поездки с выступлениями по Украине, Крым.

1924 год, осень-зима — поездка в Париж.

1925 Май — начинается путешествие Маяковского по Европе, откуда он отправляется на пароходе в Мексику и США.

1925, июль-декабрь — встречается в Нью-Йорке с Д. Бурлюком, с которым путешествует по Америке.

1926-1928 гг. Творческая зрелость

Хронологическая таблица Маяковского — кратко об этом времени можно сказать, что это период жизненной и творческой зрелости:

1926 г., январь-февраль, июнь-август, октябрь-ноябрь — многочисленные лекционные поездки по стране, а также в Польшу, Чехословакию, Германию, Францию. Основные темы:

  • Новый арт.
  • Как писать стихи.
  • Мое открытие Америки.

1927 год — выход журнала «Новый ЛЕФ».

1928 г. — отдельное издание поэмы «Хорошо».

1928 Декабрь — спектакль «Клоп» окончен, начата работа над спектаклем: режиссура Мейерхольда, оформление Кукрыниксова, музыка — Шостакович.

1929-1930 гг. Трагедия ухода

Хронологическая таблица жизни Маяковского последних лет: резкая критика со стороны оппонентов, непонимание близких, кризис в личных отношениях:

1929, январь — многие выступления поэта отменены из-за болезни горла.

1929, февраль — премьера спектакля «Клоп» в театре Мейерхольда проходит неоднозначно: хвалят постановку и резко критикуют сам спектакль.

1929, май — знакомство с актрисой Вероникой Полонской — последней любовью поэта.

1930, февраль — март — выставка «20 лет работы» поочередно открывается в Московском Доме писателей, в Ленинградском Доме печати, в Центральном доме комсомола на Красной Пресне. Его почти игнорируют чиновники и писатели.

1930, март — премьера «Ванны» в театре Мейерхольда сопровождается провалом.

1930, апрель — из журнала «Печать и революция», издававшегося в первых числах месяца, по приказу министра вырезан портрет Маяковского с приветствием ему по случаю 20-летия творческой деятельности. лидерство.

Роковой день

Причины самоубийства поэта обычно связывают с его запутанными отношениями с Лилией Брик, имевшей над ним почти мистическую власть, и с Вероникой Полонской, которая была замужем, но с которой он хотел начать нормальную семейная жизнь.Упоминают Татьяну Яковлеву, которая жила в Париже и называется его настоящей любовью. Внезапность трагического ухода породила множество версий, в том числе и убийство поэта. Хронологическая таблица Маяковского, кратко повествующая о последних днях жизни поэта:

12 апреля 1930 года он написал известное прощальное письмо со словами о разбившейся о жизнь любовной лодке…

14 апреля 1930 г .:

8.00 — идет к телеграфу и дает телеграмму Т.Яковлева в Париже: «Маяковский застрелился».

8.30 — звонит Веронике Полонской и отвозит к ней на квартиру.

9.00 — приходят на рабочую квартиру Маяковского в Лубянском проезде.

9.30 — Бухгалтер-курьер, привезший заказанные поэтом книги, случайно увидел поэта, стоявшего на коленях перед молодой женщиной.

10.45 — Полонская выходит из комнаты, говоря, что опаздывает на репетицию в театр, обещая вернуться вечером.На лестнице она слышит выстрел, раздавшийся в комнате. Возвращаясь назад, она увидела Маяковского лежащим на полу, с пятном крови на рубашке в области сердца. Он скончался до приезда скорой помощи.

Посмертное признание

Такова биография Маяковского. Представляет интерес и хронологическая таблица увековечения памяти поэта.

Точку в сложном отношении к личности Маяковского со стороны официальной власти положил сам Сталин, который в 1935 году сказал: «Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи.Сразу после этого именем поэта были названы улицы во многих городах Союза, библиотеки, кинотеатры и т. д. Кроме того, имя Маяковского получили:

1935 г. — бывшая Триумфальная площадь в Москве;

1938 — Станция метро «Замоскворецкая» Московского метрополитена;

1946 г. — деревня в Калининградской области;

1954 — Московский академический драматический театр;

1967 г. — станция Санкт-Петербургского метрополитена;

1967 год — маленькая планета.

Сердце Мюррея Медника «Маяковский и Сталин»

Эрнест Кирни  —  Когда 14 апреля 1930 года был найден русский поэт Владимир Маяковский — покончив жизнь самоубийством в возрасте 36 лет, — его рукописная записка гласила: «Всем вам. Я умираю, но никого за это не вините и, пожалуйста, не сплетничайте. Покойный ужасно не любил такие вещи. Мать, сестры, товарищи, простите меня — это нехороший метод (другим не рекомендую), но другого выхода у меня нет.Лили — люби меня. Товарищ правительство, моя семья состоит из Лили Брик, мамы, моих сестер и Вероники Витольдовны Полонской. Если вы можете обеспечить им достойную жизнь, спасибо. Отдайте стихотворение, которое я начал, Брикам. Они их разберут».

Его похороны, состоявшиеся через три дня, собрали 150 000 толп, уступая только похоронам Владимира Ленина в 1924 году.

Но его самоубийство не лежит в основе пьесы Мюррея Медника Маяковский и Сталин (на сцене The Lounge Theatre в Голливуде, до 19 августа 2018 г.).Это отличие от самоубийства Надежды Сергеевны Аллилуевой, известной в жизни и в пьесе Медника как Надя ( Кейси Маккиннон ), второй жены Сталина.

Постановка, поставленная Медником , представляет собой вихрь страстей – Маяковского ( Даниэль Дорр ) за чистоту поэтической линии, различных любовниц Маяковского Лили Брик ( Лаура Лигуори ), ее сестры Эльзы ( Алексис Стерлинг ) и Хор ( Макс Фауньо ), которые, как нам сказано в примечаниях к программе, являются средством Медника для постоянного исторического комментария к событиям, которые, как мы видим, разворачиваются перед нами.

Даниэль Дорр (Маяковский), Лаура Лигуори (Лиля), Фото Эда Кригера

Два самых спокойных голоса в этом произведении принадлежат двум мужьям:

Один — Осипа ( Энди Хирш ), мужа Лили, который принимает роман своей жены с Маяковским, похоронив его под лязгом сердцебиения банальных рационализаций «нового советского человека».

Другой — Сталин ( Мори Стерлинг ), чей диалог холодный, клинический и пугающий.

Mednick собрал на сцене великолепный актерский состав, полностью посвятивший себя чрезвычайно сложному сценарию и сумевший справиться с ним:

Дорр передает близорукую одержимость поэта, «футуриста без будущего», который все видит сквозь призму своей поэзии,

Лигуори умело захватывает душу того, для кого революция находит свое выражение в сладострастии,

Фауньо страдает, поскольку история, свидетелем которой он является, намекает на историю, которая маячит перед нами.

 

Столько страсти на сцене, всей шероховатой историей и всей суждено разбиться о скалу Сталина; для Медника Сталин, хотя и человек без страсти, но человек железных намерений.

Сталин, в отличие от других персонажей уровня Медника, не хочет улучшать свой мир или менять его. Он хочет доминировать.

Как Сталин, Стерлинг это демоническая недооценка исторической неизбежности. И стоя в центре сцены в большинстве своих сцен, глядя в никуда стальными невидящими глазами, анализируя события и то, что вокруг него, отстраненным голосом, Стерлинг олицетворяет ворота, над которыми написано «Оставь всякую надежду», и бездну, в которой мы были. часто предупреждаемый, заглянет в нас.

Лидер олицетворяет твердость веры, вызов и величие власти. Он артикулирует и оправдывает обиду, затаившуюся в душах расстроенных. Он разжигает видение захватывающего дух будущего, чтобы оправдать жертву преходящего настоящего.

На протяжении всей пьесы Медника и после нее в моих мыслях звучали слова Эрика Хоффера.

Те, кто обладает абсолютной властью, могут не только пророчествовать и воплощать свои пророчества в жизнь, но также могут лгать и воплощать свою ложь в жизнь.

Это, безусловно, относится к Меднику Сталину, решившему, что он правда революции.

Бывали моменты в спектакле, когда Хор как бы перебирал эпохи, как бы не зная, в какой он эпохе, и тогда рассказ Медника о Сталине принимал вид пентименто к нашей сегодняшней истории.

И еще я услышал резонанс Хоффера —

Какими бы благородными ни были цели правительства, если оно размывает порядочность и доброту, обесценивает человеческую жизнь, порождает недоброжелательность и подозрение — это злое правительство.

Спектакль начинается и заканчивается самоубийством Нади, которое Маккиннон играет как финальный акт отчаявшейся Кассандры, истинной дочери революции, взглянувшей в лицо своему убийце.

Медник — писатель огромного роста. Он был основателем Мастерской драматургов в Падуанских холмах и ее художественным руководителем с 1978 по 1995 год, организации, которая до сих пор полна оригинальности и таланта, что было очевидно на недавнем фестивале «Голливудская граница», на котором Джек Бенни (AM énage en Train ) получил высшие награды в TheTVolution.ком награды. И еще в 1985 году, направляясь на ранчо Paramount для Coyote Cycle, Mednick’s переосмысление мифов коренных американцев с Darrell Larson , Priscilla Cohen , Norbert Weisser и Christine Avila остаются самыми великолепными искусство, которое я когда-либо испытывал.

Маяковский и Сталин, однако по структуре цикличен, и не знаю с какой целью. Мы постоянно возвращаемся к одним и тем же темам, но в спирали происходит разрыв, как будто мы удаляемся от ядра, а не приближаемся.Это как наткнуться на свернутый ромб, но такой, который, несмотря на все его дребезжание, кажется, никогда не ударит.

Будь то комментарий к прошлым событиям или предупреждение о грядущем Mednick , тем не менее, поставил хорошо поставленную, хорошо продуманную постановку, которая столь же впечатляюща, сколь и сложна.

Но тогда, возможно, Медник предлагает нам ключ к пониманию этой работы с линией,

Из всего этого ничего не выходит. Кроме истории.

 

♦    ♦     ♦

 

 Мировая премьера

Маяковский и Сталин

Продюсер: Ракель Лерман, театральные планировщики

Представлено драматургами Падуи

На сцене в

Лаунж-театр

6201 бульвар Санта-Моника.

Голливуд, Калифорния

(к востоку от Вайн)

Когда:

Сейчас до 19 августа 2018 г.

 

Расписание, билеты и информация:

(323) 960-4443

или

www.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.