Красавицы маяковский стих: Красавицы — Маяковский. Полный текст стихотворения — Красавицы

Содержание

В Маяковский стих «Красавицы»🤣 с разбором и аудио

 

Стихотворение «Красавицы» Владимир Маяковский посвятил описанию женской красоты, которая в сдержанных рамках не воспрещалась в социалистическом обществе) и должна была вдохновлять на трудовые подвиги и рост населения.

Написаны строки в 1929 году, когда пролетарий пера побывал в Париже и даже посетил буржуйскую Grand Opera, где и затер до дыр линзы бинокля. Кстати, поездка было относительно богатой на улов, именно там Маяковский «зацепил» Татьяну Яковлеву, с которой завязал отношения и после посвятил ей стихотворение под названием Письмо.  

Сюжет стиха

По сюжету автор описывает свое пребывание во французской Grand Opera, где основное его внимание привлекла не сцена, а красавицы в зале зрителей. Себя Маяковский описал по литературному тоще:

В смокинг вштопорен, побрит что надо.

Зато на женщин потратил много слов, большинство из них лестные.

Стихотворение представляет собой страницу из дневника охотника на женскую красоту, которая не теряла прелести в его глазах по мере покрытия самого себя бронзовым налетом.

Талии-кубки.
Ногти — в глянце.
Крашеные губки

Ничто не проходит мимо бинокля опытного охотника – талии, ногти и губки ложатся на монитор оценки и получают достойный балл от знатока. Маяковский смотрит и смакует, по недоброй заграничной традиции, не опускаясь до уровня пошлого созерцателя, а оставаясь тонким ценителем красоты.

Однако, ближе к финалу стиха Маяковский понимает, что слишком обожествлять буржуазную красоту женщин не стоит, ибо есть Марфы да Марьи, которые томятся в СССР и ничуть не уступают в своих рабоче-крестьянских робах. Посему автор строк вспоминает о женском уме, который не всегда годно ложится на платье с бриллиантами и завершает стихотворение небольшим Кю:

Эх,
к такому платью бы да еще бы…
голову.

Средства выразительности

Композиция стихотворения последовательна, рифмовка смешана, а для придания строкам выразительности Маяковский в работе использует тропы – метафоры, эпитеты и олицетворения.

Метафора одна и за себя – В смокинг заштопорен.

Эпитеты:

  1. Облако жоржет.
  2. Размяк характер.
  3. Спины из газа.
  4. Старом морже.

Олицетворения:

  1. Пол метут шлейфы.
  2. Упадая с высоты (шлейфы).

Мораль стихотворения проста, как гаечный ключ в руках пролетария: женская красота – это сила, но и ум даме совсем не будет помехой в жизни).


Текст

(Раздумье на открытии Grand Opera)

В смокинг вштопорен, побрит что надо.
По гранд
по опере
гуляю грандом. Смотрю
в антракте-
красавка на красавице
Размяк характер —
все мне нравится.
Талии-кубки.
Ногти — в глянце.
Крашеные губки

розой убиганятся
Ретушь —
у глаза.
Оттеняет синь его.
Cпины
из газа
цвета лососиньего.
Упадая
с высоты, пол
метут
шлейфы.
От такой
красоты
сторонитесь, рефы.
Повернет —
в брильянтах уши
Пошевелится шаля —
на грудинке
ряд жемчужин обнажают
шиншиля,
Платье —
пухом.
Не дыши.
Аж на старом
на морже
только файтолько да крепдешин,
только облако жоржет
Брошки — блещут…
на тебе!-
с платья
с полуголого.
Эх,
к такому платью бы да еще бы…
голову,

1929 год

Читает А Солопов

В смокинг вштопорен (Красавицы) · Маяковский · анализ стихотворения

В смокинг вштопорен,
побрит что надо,
По гранд по опере
№4 гуляю грандом.
Смотрю в антракте —
красавка на красавице.
Размяк характер —
№8 все мне нравится.
Талии — кубки.
Ногти — в глянце.
Крашеные губки
№12 розой убиганятся.
Ретушь — у глаза,
Оттеняет синь его.
Спины из газа
№16 цвета лососиньего.
Упадая с высоты,
пол метут шлейфы.
От такой красоты
№20 сторонитесь, рефы.
Повернет — в брильянтах уши.
Пошевелится шаля —
на грудинке ряд жемчужин
№24 обнажают шеншиля.
Платье — пухом. Не дыши.
Аж на старом на морже
только фай да крепдешин,
№28 только облако жоржет.
Брошки — блещут… на тебе! —
с платья с полуголого.
Эх, к такому платью бы
№32 да еще бы… голову.

V smoking vshtoporen,
pobrit chto nado,
Po grand po opere
gulyayu grandom.
Smotryu v antrakte —
krasavka na krasavitse.
Razmyak kharakter —
vse mne nravitsya.
Talii — kubki.
Nogti — v glyantse.
Krashenye gubki
rozoy ubiganyatsya.
Retush — u glaza,
Ottenyayet sin yego.
Spiny iz gaza
tsveta lososinyego.
Upadaya s vysoty,
pol metut shleyfy.
Ot takoy krasoty
storonites, refy.
Povernet — v brilyantakh ushi.
Poshevelitsya shalya —
na grudinke ryad zhemchuzhin
obnazhayut shenshilya.
Platye — pukhom. Ne dyshi.
Azh na starom na morzhe
tolko fay da krepdeshin,
tolko oblako zhorzhet.
Broshki — bleshchut… na tebe! —
s platya s polugologo.
Ekh, k takomu platyu by
da yeshche by… golovu.

Krasavitsy

D cvjrbyu dinjgjhty,
gj,hbn xnj yflj,
Gj uhfyl gj jgtht
uekz/ uhfyljv/
Cvjnh/ d fynhfrnt —
rhfcfdrf yf rhfcfdbwt/
Hfpvzr [fhfrnth —
dct vyt yhfdbncz/
Nfkbb — re,rb/
Yjunb — d ukzywt/
Rhfityst ue,rb
hjpjq e,bufyzncz/
Htneim — e ukfpf,
Jnntyztn cbym tuj/
Cgbys bp ufpf
wdtnf kjcjcbymtuj/
Egflfz c dscjns,
gjk vtnen iktqas/
Jn nfrjq rhfcjns
cnjhjybntcm, htas/
Gjdthytn — d ,hbkmzynf[ eib/
Gjitdtkbncz ifkz —
yf uhelbyrt hzl ;tvxe;by
j,yf;f/n ityibkz/
Gkfnmt — ge[jv/ Yt lsib/
F; yf cnfhjv yf vjh;t
njkmrj afq lf rhtgltiby,
njkmrj j,kfrj ;jh;tn/
,hjirb — ,ktoen/// yf nt,t! —
c gkfnmz c gjkeujkjuj/
‘[, r nfrjve gkfnm/ ,s
lf tot ,s/// ujkjde/

Rhfcfdbws

Тег audio не поддерживается вашим браузером.

Анализ стихотворения Маяковского Красавицы сочинения и текст



Анализ стихотворения В.Маяковского

Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» написано в 1926 году. Оно является примером гражданской лирики. Лирическое чувство и гражданский пафос в нем нераздельны. Конкретный случай – встреча с пароходом, носящим имя героически погибшего чекиста, которого лично знал Маяковский, — побуждает поэта к размышлениям о подвиге и героизме, об ответственности человека за судьбы революции. Со свойственной поэтическому стилю Маяковского конкретностью запечатлены детали этой неожиданной встречи: как неторопливо пароход «разворачивался и выходил» в порт после дальнего, нелегкого перехода – «От Батума, чай, котлами покипел»; дымящиеся его трубы, остающийся на глади залива долгий пенящийся след. Лирические воспоминания поэта о дружеских встречах с Нетте, позволяющие живо представить героя с его человеческим увлечениями и в то же время почувствовать его беззаветную преданность революции, перерастают в большой разговор о жизни.

Образ Нетте с его внешней медлительностью то как бы проступает сквозь очертания медленно входящего в залив парохода «в блюдечках-очках спасательных кругов»; то создается в прямых зарисовках картин сохранившейся в память совместной поездки – «Помнишь, Нетте, — в бытность человеком ты пивал чаи со мною в дип-купе?». Случайный, казалось бы, повод – встречу с «пароходом-человеком» поэт использует не только для того. Чтобы несколькими штрихами возродить, вернуть путь к жизни образ замечательного человека, стойкого бойца революции, но и оказать весомые поэтические слова о самой революционной эпохе.
Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» строится по той же схеме, что и многие другие стихотворение, например, «Сергею Есенину». Сначала возникает впечатляющая картина встречи с человеком, который спал пароходом; следующий за этим разговор с человеком и пароходом одновременно, не снижая образа героя, сообщает ему подлинную откровенность. «А далее – стих обретает патетическое звучание: речь идет о самом главном для поэта и его читателя, о том, что наполняет их жизнь высоким смыслом. Но и этого мало – в концовке поэтическая мысль предельно концентрируется, выражается с предельной четкостью, когда возможность недомолвок исключается напрочь» (А.С.Карпов).
У такого стиха есть свои достоинства: ясность мысли, напористость интонации, непосредственность обращения к аудитории.
Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» пронизано мыслью о революции. Настоящее освещено в нем мечтой о коммунистическом будущем, когда весь мир станет «единым человечьим общежитием», — той мечтой, которая зародилась как глубокое народное стремление в прошлом и нашла свое выражение у классиков, например, у Пушкина и польского поэта Мицкевича («Когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся»).

4457 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Маяковский В.В. / Разное / Анализ стихотворения В.Маяковского

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Владимир Маяковский — В смокинг вштопорен ( Красавицы )

Krasavitsy

V smoking vshtoporen,
pobrit chto nado,
Po grand po opere
gulyayu grandom.
Smotryu v antrakte —
krasavka na krasavitse.
Razmyak kharakter —
vse mne nravitsya.
Talii — kubki.
Nogti — v glyantse.
Krashenye gubki
rozoy ubiganyatsya.
Retush — u glaza,
Ottenyayet sin yego.
Spiny iz gaza
tsveta lososinyego.
Upadaya s vysoty,
pol metut shleyfy.
Ot takoy krasoty
storonites, refy.
Povernet — v brilyantakh ushi.
Poshevelitsya shalya —
na grudinke ryad zhemchuzhin
obnazhayut shenshilya.
Platye — pukhom. Ne dyshi.
Azh na starom na morzhe
tolko fay da krepdeshin,
tolko oblako zhorzhet.
Broshki — bleshchut. na tebe! —
s platya s polugologo.
Ekh, k takomu platyu by
da yeshche by. golovu.

D cvjrbyu dinjgjhty,
gj,hbn xnj yflj,
Gj uhfyl gj jgtht
uekz/ uhfyljv/
Cvjnh/ d fynhfrnt —
rhfcfdrf yf rhfcfdbwt/

Hfpvzr [fhfrnth —
dct vyt yhfdbncz/
Nfkbb — re,rb/
Yjunb — d ukzywt/
Rhfityst ue,rb
hjpjq e,bufyzncz/
Htneim — e ukfpf,
Jnntyztn cbym tuj/
Cgbys bp ufpf
wdtnf kjcjcbymtuj/
Egflfz c dscjns,
gjk vtnen iktqas/
Jn nfrjq rhfcjns
cnjhjybntcm, htas/
Gjdthytn — d ,hbkmzynf[ eib/
Gjitdtkbncz ifkz —
yf uhelbyrt hzl ;tvxe;by
j,yf;f/n ityibkz/
Gkfnmt — ge[jv/ Yt lsib/
F; yf cnfhjv yf vjh;t
njkmrj afq lf rhtgltiby,
njkmrj j,kfrj ;jh;tn/
,hjirb — ,ktoen/// yf nt,t! —
c gkfnmz c gjkeujkjuj/
[, r nfrjve gkfnm/ ,s
lf tot ,s/// ujkjde/

Владимир Маяковский

Владимир Маяковский. КРАСАВИЦЫ


(Раздумье на открытии Grand Opera)

В смокинг вштопорен, побрит что надо.
По гранд
по опере
гуляю грандом. Смотрю
в антракте-
красавка на красавице
Размяк характер —
все мне нравится.
Талии-кубки.
Ногти — в глянце.
Крашеные губки
розой убиганятся
Ретушь —
у глаза.
Оттеняет синь его.

Cпины
из газа
цвета лососиньего.
Упадая
с высоты, пол
метут
шлейфы.
От такой
красоты
сторонитесь, рефы.
Повернет —
в брильянтах уши
Пошевелится шаля —
на грудинке
ряд жемчужин обнажают
шиншиля,
Платье —
пухом.
Не дыши.
Аж на старом
на морже
только файтолько да крепдешин,
только облако жоржет
Брошки — блещут.
на тебе!-
с платья
с полуголого.
Эх,
к такому платью бы да еще бы.
голову,
1929

Среди тонконогих, жидких кровью,
трудом поворачивая шею бычью,
на сытый праздник тучному здоровью
людей из мяса я зычно кличу!

Чтоб бешеной пляской землю овить,
скучную, как банка консервов,
давайте весенних бабочек ловить
сетью ненужных нервов!

И по камням острым, как глаза ораторов,
красавицы-отцы здоровенных томов,
потащим мордами умных психиаторов
и бросим за решетки сумасшедщих домов!

А сами сквозь город, иссохший как Онания,

с толпой фонарей желтолицых, как скопцы,
голодным самкам накормим желания,
поросшие шерстью красавцы-самцы!

Вам также может быть интересно.

Образ женщины в стихах Маяковского

Последние записи

Отношение к женщине у Маяковского тоже романтично, но романтично на свой лад, совсем не так, как у Блока. Ничего загадочного в женщинах Маяковского нет, но есть другое — признание огромной, безграничной власти любимой женщины над любящим ее человеком. Маяковский не случайно говорил про себя: «Громада-любовь и громада-ненависть». Его любовь столь огромна, что не умещается в узких рамках земного су­ществования, она устремлена в вечность, в будущее. Лирика Маяковского подкупает и захватывает прежде всего всепо­глощающей силой чувства. Очень часто любовь у Маяковско­го трагична, и, пожалуй, никто до него не мог так сильно и обнаженно выразить драму измены, утраты, расставания. Чи­тая интимную лирику и поэмы Маяковского, все время ощу­щаешь, что его герой находится на пределе нервного напря­жения, на грани отчаяния, может быть, самоубийства. Для раскрытия чувства любви Маяковский использует обнажен­ный, даже временами гипертрофированный психологизм, ко­гда всякое душевное состояние стремится с предельной силой вырваться наружу. Любовь Маяковского подчеркнуто сторо­нится быта, ненавидит его как своего врага, недаром же в предсмертном вступлении в поэму «Во весь голос» Маяков­ский сделает горькое признание: «Любовная лодка разбилась о быт». Рисуя образ своей любви, «человеческой, простой», сильной и деятельной, Маяковский попутно высмеивает лю­бовь мещанскую, пошлую: «Нам любовь не рай да кущи. Нам любовь гудит про то, что опять в работу пущен сердца вы­стывший мотор». В сути же своей любовь лирического героя Маяковского — это в первую очередь нежность, особо необ­ходимая такому большому и сильному человеку, каким рисует поэт свой образ: «Ведь для себя неважно и то, что бронзовый, и что сердце холодной железкою. Ночью хочется звон свой спрятать в мягкое, женское». Чрезвычайная душевная чут­кость и ранимость Маяковского сделали его интимную лирику столь пронзительной и психологически напряженной. Интим­ная тема занимает особенно большое место в раннем творчестве поэта («Лиличка!», «Облако в штанах», «Флейта- позвоночник» и др.), в котором ему удается создать подлин­ный шедевр интимной лирики — стихотворение «Послушай­те!» Но и в более позднем творчестве эта тема занимает значительное место и отличается уже не только силой и выра­зительностью, но и глубиной и мудростью чувства («Письмо к любимой Молчанова. », «Письмо товарищу Кострову из Па­рижа о сущности любви», «Красавицы» и др.).

Здесь искали:
  • любовные стихи маяковского мужское твердое мягкое женское

Сочинения по литературе — Школьные сочинения для всех

Стихотворение Маяковского В.В.


«Красавицы»

«Красавицы»

(Раздумье на открытии Grand Opera)
В смокинг вштопорен, побрит что надо.
По гранд
по опере
гуляю грандом. Смотрю
в антракте-
красавка на красавице
Размяк характер —
все мне нравится.
Талии-кубки.
Ногти — в глянце.
Крашеные губки
розой убиганятся
Ретушь —
у глаза.
Оттеняет синь его.
Cпины
из газа
цвета лососиньего.
Упадая
с высоты, пол
метут
шлейфы.
От такой
красоты
сторонитесь, рефы.
Повернет —
в брильянтах уши
Пошевелится шаля —
на грудинке
ряд жемчужин обнажают
шиншиля,
Платье —
пухом.
Не дыши.
Аж на старом
на морже
только файтолько да крепдешин,
только облако жоржет
Брошки — блещут.
на тебе!-
с платья
с полуголого.
Эх,
к такому платью бы да еще бы.
голову,
1929
Гимн здоровью
Среди тонконогих, жидких кровью,
трудом поворачивая шею бычью,
на сытый праздник тучному здоровью
людей из мяса я зычно кличу!
Чтоб бешеной пляской землю овить,
скучную, как банка консервов,
давайте весенних бабочек ловить
сетью ненужных нервов!
И по камням острым, как глаза ораторов,
красавицы-отцы здоровенных томов,
потащим мордами умных психиаторов
и бросим за решетки сумасшедщих домов!
А сами сквозь город, иссохший как Онания,
с толпой фонарей желтолицых, как скопцы,
голодным самкам накормим желания,
поросшие шерстью красавцы-самцы!

Стихотворение Маяковского В.В. — Красавицы

См. также Владимир Маяковский — стихи (Маяковский В. В.) :

Крестьянин, — помни о 17-м апреля
Об этом весть до старости древней храните, села, храните, деревни. Да.

Крым
Хожу, гляжу в окно ли я цветы да небо синее, то в нос тебе магнолия.

Послушать стихотворение Маяковского Красавицы

Темы соседних сочинений

Картинка к сочинению анализ стихотворения Красавицы

«Красавицы»: едкое стихотворение В.Маяковского, которое не нравится женщинам | Простушка

Есть категория женщин, которые уверены, что природа устроила мужчин примитивным образом: они теряют волю и рассудок, когда видят красивую женщину. А уж если эта красотка не отвечает им взаимностью, игнорирует и пренебрегает, то она становится желанней некуда.

Мужчины стараются это заблуждение поддерживать, пишут стихи и песни о том, как один взгляд может разбить сердце и сломать жизнь.

Женщины завидуют своим красивым конкуренткам из-за их видимого преимущества, а потом, познав жизнь, неожиданно приходят к выводу, что красавицы не особо котируются как жены. Вот как декорация или трофей — да, отлично идут. А в жены берут разных.

Как правило тех, с кем на одной волне. Тех, с кем мужчина чувствует себя сильным, смелым, почти что божеством. Или тех, кто ему слово поперек не скажет, во всем будет слушаться и потакать.

«Красавицы»: едкое стихотворение В.Маяковского, которое не нравится женщинам

То есть потребность у мужчин более глубокая, психологическая, им не нужна одна лишь услада для глаз. Серые мышки на брачном рынке востребованы так же сильно, как и яркие красавицы.

Правда, с развитием индустрии красоты, косметики и парфюмерии, у нас каждая вторая красивая. Точнее красива та, которая захотела ею стать, нашла время, деньги, энергию. И вот она уже идет, вышагивает, осанка прямая, глаза сияют, и мужчины, как мотыльки вьются вокруг нее.

Сила самовнушения. И на мужчин действует, как гипноз.

Но современные мужчины не лыком сшиты. Они прекрасно понимают, кто и что из себя представляет, кто что носит в себе за идеальным фасадом.

Писатель и журналист Дмитрий Быков сказал так:

«Экспансия красоты приводит к её девальвации: чего много, то дёшево. Ценятся добрые»

Правда, жизнь показывает: добрых женщин мужчины не особо ценят, как и жертвенных, бросающих жизнь к его ногам. В реалиях все моментно, все сиюминутно. Появилась потребность в душевной доброте — это одна женщина, появилась потребность в эстетическом удовольствии — другая. Не бывает одной любви и на всю жизнь, разве что в сказках.

И от добрых устают, и от безумно красивых.

«Красавицы»: едкое стихотворение В.Маяковского, которое не нравится женщинам
«Ни одно чудо не способно удивлять больше недели» — гласит старая восточная пословица

Налюбовался красотой, а потом думаешь, ну, а дальше что? Женщина ничего предложить не может, вот, говорит, красота, цени, балуй меня.

Мужчины ищут что-то более осязаемое, практичное. Они ищут женщин, способных менять их качественно. Или дарующих ощущение стабильности. Но красота — явление скоропортящееся.

Чтобы красота засияла, нужно иметь что-то внутри. Интеллект, душу, опыт. Я видела фото потрясающе красивых женщин в глянцевых журналах, камера поймала момент их очарования. А потом слышала, как эти девушки давали интервью журналистам, глупо хихикали и двух слов не могли связать. Очарование моментально таяло, как вчерашний снег.

Те же женщины, за которых мужчины держались годами и дорожили ими, были удивительно нефотогеничны. Как говорится, не родись красивой.

«Красавицы»: едкое стихотворение В.Маяковского, которое не нравится женщинам

Владимир Маяковский побывал в узком кругу элитарного общества, планировал насладиться общением с богемой и… разочаровался. Женщин, которые не были наполнены ничем изнутри, не спасли ни бриллианты, ни платья от модных портных, ни тонкая талия в шелках.

«Красавицы»

В смокинг вштопорен, побрит что надо.
По гранд по опере гуляю грандом.
Смотрю в антракте — красавка на красавице.
Размяк характер — всё мне нравится.
Талии — кубки. Ногти — в глянце.
Крашеные губки розой убиганятся.
Ретушь — у глаза. Оттеняет синь его.
Спины из газа цвета лососиньего.
Упадая с высоты, пол метут шлейфы.
От такой красоты сторонитесь, рефы.
Повернет — в брильянтах уши.
Пошеве́лится шаля — на грудинке
ряд жемчужин обнажают шеншиля.
Платье — пухом. Не дыши.
Аж на старом на морже только фай
да крепдешин, только облако жоржет.
Брошки — блещут… на́ тебе! —
с платья с полуголого.
Эх, к такому платью бы да еще бы…
голову.

Маяковский Владимир — Красавицы. Слушать онлайн

Владимир Маяковский
КРАСАВИЦЫ

(РАЗДУМЬЕ НА ОТКРЫТИИ
GRAND OPÉRA1)

читает Я. Смоленский
Актёр, чтец, профессор, действительный член Академии гуманитарных наук. Его именем назван межвузовский конкурс чтецов при Щукинском театральном училище, участие в котором открыло дорогу в театральный мир многим начинающим талантливым артистам. После окончания школы он поступил на филологический факультет ЛГУ, окончить который ему не довелось — началась Великая Отечественная война. С третьего курса Смоленский ушёл добровольцем на фронт, был тяжело ранен, потом — госпиталь, блокада, эвакуация в Омске, где размещался в то время Вахтанговский театр. Там он поступил в Щукинское училище, по окончании которого стал актёром театра имени Евгения Вахтангова, где проработал более 10 лет. Именно тогда Яков Михайлович начал выступать на литературной эстраде. 50 лет работы в Московской государственной филармонии подарили любителям чтецкого искусства великое множество программ Якова Смоленского.

В смокинг вштопорен,

побрит что надо.

По гранд

по опере

гуляю грандом.

Смотрю

в антракте —

красавка на красавице.

Размяк характер —

10 всё мне

нравится.

Талии —

кубки.

Ногти —

в глянце.

Крашеные губки

розой убиганятся.

Ретушь —

у глаза.

20 Оттеняет синь его.

Спины

из газа

цвета лососиньего.

67

Упадая

с высоты,

пол

метут

шлейфы.

От такой

30 красоты

сторонитесь, рефы.

Повернет —

в брильянтах уши.

Пошеве́лится шаля —

на грудинке

ряд жемчужин

обнажают

шеншиля.

Платье —

40 пухом.

Не дыши.

Аж на старом

на морже

только фай

да крепдешин,

только

облако жоржет.

Брошки — блещут…

на́ тебе! —

50 с платья

с полуголого.

Эх,

к такому платью бы

да еще бы…

голову.

[1929]

Влади́мир Влади́мирович Маяко́вский (7 (19) июля 1893, Багдади, Кутаисская губерния — 14 апреля 1930, Москва) — русский советский поэт.
Помимо поэзии ярко проявил себя как драматург, киносценарист, кинорежиссёр, киноактёр, художник, редактор журналов «ЛЕФ» («Левый Фронт»), «Новый ЛЕФ».
В своих произведениях Маяковский был бескомпромиссен, поэтому и неудобен. В произведениях, написанных им в конце 1920-х годов, стали возникать трагические мотивы. Критики называли его лишь «попутчиком», а не «пролетарским писателем», каким он себя хотел видеть. Немаловажно, что за два дня до самоубийства, 12 апреля, у него была встреча с читателями в Политехническом музее, на которой собрались в основном комсомольцы; было много хамских выкриков с мест. В какой-то момент он даже потерял самообладание и сел на ступеньки, ведущие со сцены, опустив голову на руки.
В предсмертном письме от 12 апреля Маяковский просит Лилю любить его, называет её (а также Веронику Полонскую) среди членов своей семьи и просит все стихи и архивы передать Брикам.

Поэма человек маяковский анализ. Анализ стихотворения Маяковского «Про это


Анализ стихотворения В.Маяковского

Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» написано в 1926 году. Оно является примером гражданской лирики. Лирическое чувство и гражданский пафос в нем нераздельны. Конкретный случай – встреча с пароходом, носящим имя героически погибшего чекиста, которого лично знал Маяковский, — побуждает поэта к размышлениям о подвиге и героизме, об ответственности человека за судьбы революции. Со свойственной поэтическому стилю Маяковского конкретностью запечатлены детали этой неожиданной встречи: как неторопливо пароход «разворачивался и выходил» в порт после дальнего, нелегкого перехода – «От Батума, чай, котлами покипел»; дымящиеся его трубы, остающийся на глади залива долгий пенящийся след. Лирические воспоминания поэта о дружеских встречах с Нетте, позволяющие живо представить героя с его человеческим увлечениями и в то же время почувствовать его беззаветную преданность революции, перерастают в большой разговор о жизни. Образ Нетте с его внешней медлительностью то как бы проступает сквозь очертания медленно входящего в залив парохода «в блюдечках-очках спасательных кругов»; то создается в прямых зарисовках картин сохранившейся в память совместной поездки – «Помнишь, Нетте, — в бытность человеком ты пивал чаи со мною в дип-купе?». Случайный, казалось бы, повод – встречу с «пароходом-человеком» поэт использует не только для того. Чтобы несколькими штрихами возродить, вернуть путь к жизни образ замечательного человека, стойкого бойца революции, но и оказать весомые поэтические слова о самой революционной эпохе. Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» строится по той же схеме, что и многие другие стихотворение, например, «Сергею Есенину». Сначала возникает впечатляющая картина встречи с человеком, который спал пароходом; следующий за этим разговор с человеком и пароходом одновременно, не снижая образа героя, сообщает ему подлинную откровенность. «А далее – стих обретает патетическое звучание: речь идет о самом главном для поэта и его читателя, о том, что наполняет их жизнь высоким смыслом. Но и этого мало – в концовке поэтическая мысль предельно концентрируется, выражается с предельной четкостью, когда возможность недомолвок исключается напрочь» (А.С.Карпов). У такого стиха есть свои достоинства: ясность мысли, напористость интонации, непосредственность обращения к аудитории. Стихотворение «Товарищу Нетте, пароходу и человеку» пронизано мыслью о революции. Настоящее освещено в нем мечтой о коммунистическом будущем, когда весь мир станет «единым человечьим общежитием», — той мечтой, которая зародилась как глубокое народное стремление в прошлом и нашла свое выражение у классиков, например, у Пушкина и польского поэта Мицкевича («Когда народы, распри позабыв, в единую семью соединятся»).
4457

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Маяковский В.В. / Разное / Анализ стихотворения В.Маяковского

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Средства художественной выразительности

В поэме очень много окказионализмов. Так, например, фразы «штыки ощетинивши», «шаги саженьи», «город, в плакаты кадрованный», «по анфиладе, приветствиями оранной». Керенки перекликается с фамилией Керенский, а также сам Александр Федорович Керенский (министр-председатель Временного правительства) ассоциируется у Маяковского с царицей Александрой Федоровной («Быть Керенскому биту и ободрану!/Уж мы подымем с царёвой кровати/ эту самую Александру Федоровну»).

Встречаются неожиданные сравнения: «слухи-свиньи», «тучи-корабли».

Часто можно встретить имитацию разговорной речи, разговорных фраз («Мне скушно…», «три тыщи дней»), очень подробно передаются аббревиатуры («Эс Эс Эс Эр», «Веэсэнха»).

Для Маяковского Россия- «страна-подросток», а значит, ее ожидает пора взросления и долгих лет жизни («Лет до ста расти нам без старости»). Молодая республика только начинает строиться и дыбиться, расти и развиваться, засеиваться и улучшаться, а значит, всё действительно будет хорошо.

Интересно? Сохрани у себя на стенке!

Маяковский В.В., Человек. На голове Маяковского ладонь солнца — священнослужителя мира, отпустителя всех грехов. Земля говорит ему: «Ныне отпущаеши!» Пусть глупые историки, науськанные современниками, пишут, что поэт жил скучной и неинтересной жизнью. Пусть он знает, что так и будет пить свой утренний кофе в Летнем саду. День его сошествия в мир был абсолютно как все, никаких знаков не горело в небе его Вифлеема. Но как же он может не воспевать себя, если чувствует себя сплошной невидалью, а каждое свое движение — необъяснимым чудом? Его драгоценнейший ум может выдумать новое двуногое или трехногое животное. Чтобы он мог превращать зиму в лето, а воду в вино, под шерстью жилета у него бьется необычайнейший комок. С его помощью могут совершать чудеса все люди — прачки, булочники, сапожники. И чтобы увидеть Маяковского, это небывалое чудо двадцатого века, паломники оставляют гроб Господень и древнюю Мекку. Банкиры, вельможи и дожи перестают понимать: зачем они нагребли дорогие деньги, если сердце — это все? Им ненавистен поэт. В руки, которыми он хвалился, они дают ружье; язык его оплеван сплетнями. Он вынужден влачить дневное иго, загнанный в земной загон. На его мозгах «Закон», на сердце цепь — «Религия», к ногам приковано ядро земного шара. Поэт теперь навек заключен в бессмысленную повесть. А посредине золотоворота денег живет Повелитель Всего — неодолимый враг Маяковского. Он одет в франтовские штаны, Его пузо похоже на глобус. Когда кругом гибнут, Он читает роман Локка со счастливым концом, для Него Фидий ваяет из мрамора пышных баб, а Бог — Его проворный повар — готовит мясо фазаново. Его не трогают ни революции, ни смена погонщиков человечьего табуна. К Нему всегда идут толпы людей, к Его руке склоняется самая прекрасная женщина, называя Его волосатые пальцы именами стихов Маяковского. Видя это, Маяковский приходит к аптекарю за лекарством от ревности и тоски. Тот предлагает ему яд, но поэт знает о своем бессмертии. Происходит вознесение Маяковского в небо. Но хваленое небо кажется ему вблизи всего лишь зализанной гладью. На небесной тверди звучит музыка Верди, важно живут ангелы. Постепенно Маяковский вживается в небесный быт, встречает новых пришельцев, среди которых его приятель Абрам Васильевич. Он показывает вновь прибывшим величественную бутафорию миров. Все здесь находится в страшном порядке, в покое, в чине. Но через много веков небесной жизни сердце начинает шуметь в поэте. Возникает тоска, ему мерещится какой-то земной облик. Маяковский сверху вглядывается в землю. Рядом с собою он видит старого отца, который вглядывается в очертания Кавказа. Скука охватывает Маяковского! Показывая мирам номера невероятной скорости, он несется на землю. На земле Маяковского принимают за красильщика, упавшего с крыши. За века, проведенные поэтом на небе, здесь ничего не изменилось. По скату экватора из Чикаг сквозь Тамбовы катятся рубли, утрамбовывая горы, моря, мостовые. Всем руководит тот же враг поэта — то в виде идеи, то похожий на черта, то сияющий Богом за облаком. Маяковский готовится отомстить Ему. Он стоит над Невой, глядя на бессмысленный город, и вдруг видит любимую, которая лучами идет над домом. Только тогда Маяковский начинает узнавать улицы, дома и все свои земные мучения. Он приветствует возвращение своего любовного сумасшествия! От случайного прохожего он узнает, что улица, где живет любимая, теперь называется именем Маяковского, который тысячи лет назад застрелился под ее окном. Поэт смотрит в окно на спящую любимую — такую же юную, как тысячи лет назад. Но тут луна становится лысиной его давнего врага; наступает утро. Та, кого поэт принял за любимую, оказывается чужой женщиной, супругой инженера Николаева. Швейцар рассказывает поэту, что возлюбленная Маяковского, согласно старой легенде, выбросилась на тело поэта из окна. Маяковский стоит на несгорающем костре немыслимой любви и не знает, к какому небу теперь обратиться. Мир под ним затягивает: «Со святыми упокой!»

«Хорошо!»

Поэма «Хорошо!» — узловое произведение в творчестве В.В. Маяковского. Оно имеет не только художественную, но и историческую ценность. Это своеобразный поэтический портрет эпохи. О революции можно написать по-разному: восхвалять или осуждать ее. Но она есть свершившийся факт российской истории, кардинально повлиявший на судьбу последующих десятилетий, да и на современную эпоху нельзя не смотреть сквозь призму событий начала XX в., ведь еще живы их последние свидетели и участники.

В.В. Маяковский считал, что будущим поколениям надо знать, как жили их деды и прадеды. Он сумел показать события изнутри, стремился к максимально объективной оценке, хотя и не мог не расставить определенные акценты. Симпатии его, несомненно, находятся на стороне большевиков. Автор их не скрывает, но в строках поэмы воплотились не только бравурные лозунги и призывы, но и глобальные трудности, которые испытала молодая республика столкнувшаяся с процессом передела собственности. Прежде всего это кровопролитная гражданская война. В.В. Маяковский последовательно показывает, как одно трагическое событие влечет за собой другие. Голод, нищета, разруха, холод — вот те проблемы, с которыми столкнулись люди. В эгу смутную эпоху они хлебнули много горя.

Важно, что поэма написана не от лица стороннего наблюдателя. С судьбой родной земли у В.В. Маяковского неразрывно связана судьба лирического героя. Он голодает и мерзнет вместе со всем народом, но его патриотическое чувство лишь крепнет в испытаниях. Свою нищую, ослабленную войной родину поэт не променяет на сытую, благополучную Америку.

Поэма написана в 1927 г. (к юбилею Октябрьской революции), но каждая ее главка настолько явственно переносит читателя в изображаемый момент исторического развития, что произведение воспринимается как поэтический дневник, ежегодные записи которого пополнялись именно в первые послереволюционные годы.

Название произведения отражает итог масштабных социально-экономических преобразований за десятилетие. Первоначально поэма имела грехчастное композиционное членение. Произведение имело заглавие «Октябрь», затем «25 октября 1917».

Главы поэмы были инсценированы для праздничного спектакля, поставленного в октябрьские праздники 1927 года в ленинградском Малом оперном театре.

Поэма В.В. Маяковского «Хорошо!» — своеобразный учебник истории, в котором емким, художественно выразительным языком излагаются реальные факты действительности. 11о жанру это лиро-эпическая поэма с четко прописанным сюжетом. Можно было бы охарактеризовать ее как поэму-хронику.

Каждая эпоха порождает своих героев. В.В. Маяковский в этой связи, конечно, прославляет Ворошилова, Дзержинского, Подвойского, Антонова, Войкова, Красина, но не обходит вниманием и имена членов Временного правительства Керенского, Милюкова, Гучкова. Родзянко и предводителей Белой армии Врангеля, Колчака, Корнилова. При этом Керенский едко высмеян в произведении. Его властолюбие, трусость и позорное бегство из Зимнего дворца внушают лишь отвращение. Александр Федорович Керенский — представитель эсеровской партии. В состав Временного правительства он вошел в качестве министра юстиции. В первом коалиционном правительстве Керенский был военным и морским министром, а с 8 июля 1917 г.

Министром-председателем, а также верховным главнокомандующим. В.В. Маяковский в поэме иронизирует над многочисленной сменой Керенским постов и функций, намекая на то, что он сам себя на них и назначает. 25 октября 1917 г. Керенский, переодевшись в женское платье, бежал из столицы на машине американского посольства. Сначала он перебрался на Дон к атаману Каледину, а с 1918 г. жил за границей.

В главах поэмы Александр Федорович ассоциируется у В.В. Маяковского с царицей Александрой Федоровной. Поэт, с одной стороны, подчеркивает, что Керенский не сделал ничего для того, чтобы изменить самодержавную имперскую политику по отношению к своему народу, поверившему и поддержавшему его, а, с другой стороны, намекает на позорное бегство Верховноглавнокомандующего из Зимнего дворца перед штурмом. А вот разбитый Врангель, прощающийся с родной землей, выглядит в произведении трагически жалким. В.В. Маяковский не отказывает в уважении его патриотическому чувству, подчеркивает его храбрость и гордость. Петр Николаевич Врангель (1878-1928) был генералом русской царской армии. Он возглавлял контрреволюционные действия белогвардейской «добровольческой армии» на юге России в апреле-ноябре 1920 г. Врангель происходил из прибалтийских баронов. Он был связан с кругами крупных помещиков и иностранного финансового капитала. В ноябре 1920 г. после разгрома его войск Врангель бежал за границу. Однако, уезжая, он все равно желает родине блага:

И над белым тленом, Как от пули падающий, на оба колена упал главнокомандующий. Трижды землю поцеловавши, трижды город перекрестил.

В этой сцене отразилась трагедия тысяч людей, вынужденных покинуть Родину после революции и умерших в эмиграции, страдая до конца дней от ностальгии.

Отражены в поэме и тяготы оставшейся в России интеллигенции, которая также сильно пострадала в революционной смуте. В частности, эпизод, связанный с А.А. Блоком, где поэт сетует на то, что в имении сожгли его библиотеку, имел реальную биографическую основу: В.В. Маяковский однажды встретил А.А. Блока, греющегося у костра перед Зимним дворцом, и тот рассказал ему об этом факте.

Однако несчастный случай с блоковской библиотекой — всего лишь незначительная мелочь по сравнению с той полосой трудностей, с которыми пришлось столкнуться в последующие годы русской интеллигенции, оставшейся в России. В воспоминаниях поэтессы И. Одоевцевой «На берегах Невы» подробно описываются настроения в писательской среде того времени. Люди творческого труда также замерзали и голодали в те годы, как вся Россия. В.В. Маяковский в данном случае не противопоставляет интеллигенцию простому народу, а наоборот, подчеркивает единство судьбы ученого и лесоруба в сложный, переломный момент истории.

И все-таки не стоит забывать о том, что поэма В.В. Маяковского — произведение светлое, оптимистическое. Все многочисленные трудности и проблемы современности отражены в ней не столько с целью объективного воплощения эпохи, сколько в стремлении показать, как дорого заплатила Россия за то, чтобы построить новое общество — общество социальной справедливости и благополучия. Чем сложнее был путь к юбилейному, 1927 г., тем ярче должны были казаться эпохальные достижения этого периода. Таким образом, в основе композиционного построения поэмы лежит прием контраста. Проявляется он и в построении отдельных главок. Вспомним, например, эпизод субботника.

Владимир Владимирович Маяковский — великий русский поэт. Свое стихотворение «Прощание» он написал спустя год после посещения прекрасного романтичного города Париж в 1925 году. Этот город оставил на поэте неизгладимое впечатление

Владимир Маяковский — В смокинг вштопорен ( Красавицы )

Krasavitsy

V smoking vshtoporen, pobrit chto nado, Po grand po opere gulyayu grandom. Smotryu v antrakte — krasavka na krasavitse. Razmyak kharakter — vse mne nravitsya. Talii — kubki. Nogti — v glyantse. Krashenye gubki rozoy ubiganyatsya. Retush — u glaza, Ottenyayet sin yego. Spiny iz gaza tsveta lososinyego. Upadaya s vysoty, pol metut shleyfy. Ot takoy krasoty storonites, refy. Povernet — v brilyantakh ushi. Poshevelitsya shalya — na grudinke ryad zhemchuzhin obnazhayut shenshilya. Platye — pukhom. Ne dyshi. Azh na starom na morzhe tolko fay da krepdeshin, tolko oblako zhorzhet. Broshki — bleshchut. na tebe! — s platya s polugologo. Ekh, k takomu platyu by da yeshche by. golovu.

D cvjrbyu dinjgjhty, gj,hbn xnj yflj, Gj uhfyl gj jgtht uekz/ uhfyljv/ Cvjnh/ d fynhfrnt — rhfcfdrf yf rhfcfdbwt/ Hfpvzr [fhfrnth — dct vyt yhfdbncz/ Nfkbb — re,rb/ Yjunb — d ukzywt/ Rhfityst ue,rb hjpjq e,bufyzncz/ Htneim — e ukfpf, Jnntyztn cbym tuj/ Cgbys bp ufpf wdtnf kjcjcbymtuj/ Egflfz c dscjns, gjk vtnen iktqas/ Jn nfrjq rhfcjns cnjhjybntcm, htas/ Gjdthytn — d ,hbkmzynf[ eib/ Gjitdtkbncz ifkz — yf uhelbyrt hzl ;tvxe;by j,yf;f/n ityibkz/ Gkfnmt — ge[jv/ Yt lsib/ F; yf cnfhjv yf vjh;t njkmrj afq lf rhtgltiby, njkmrj j,kfrj ;jh;tn/ ,hjirb — ,ktoen/// yf nt,t! — c gkfnmz c gjkeujkjuj/ [, r nfrjve gkfnm/ ,s lf tot ,s/// ujkjde/

Владимир Маяковский. КРАСАВИЦЫ

(Раздумье на открытии Grand Opera)

В смокинг вштопорен, побрит что надо. По гранд по опере гуляю грандом. Смотрю в антракте- красавка на красавице Размяк характер — все мне нравится. Талии-кубки. Ногти — в глянце. Крашеные губки розой убиганятся Ретушь — у глаза. Оттеняет синь его. Cпины из газа цвета лососиньего. Упадая с высоты, пол метут шлейфы. От такой красоты сторонитесь, рефы. Повернет — в брильянтах уши Пошевелится шаля — на грудинке ряд жемчужин обнажают шиншиля, Платье — пухом. Не дыши. Аж на старом на морже только файтолько да крепдешин, только облако жоржет Брошки — блещут. на тебе!- с платья с полуголого. Эх, к такому платью бы да еще бы. голову, 1929

Среди тонконогих, жидких кровью, трудом поворачивая шею бычью, на сытый праздник тучному здоровью людей из мяса я зычно кличу!

Чтоб бешеной пляской землю овить, скучную, как банка консервов, давайте весенних бабочек ловить сетью ненужных нервов!

И по камням острым, как глаза ораторов, красавицы-отцы здоровенных томов, потащим мордами умных психиаторов и бросим за решетки сумасшедщих домов!

А сами сквозь город, иссохший как Онания, с толпой фонарей желтолицых, как скопцы, голодным самкам накормим желания, поросшие шерстью красавцы-самцы!

Образ женщины в стихах Маяковского

Последние записи

Отношение к женщине у Маяковского тоже романтично, но романтично на свой лад, совсем не так, как у Блока. Ничего загадочного в женщинах Маяковского нет, но есть другое — признание огромной, безграничной власти любимой женщины над любящим ее человеком. Маяковский не случайно говорил про себя: «Громада-любовь и громада-ненависть». Его любовь столь огромна, что не умещается в узких рамках земного су­ществования, она устремлена в вечность, в будущее. Лирика Маяковского подкупает и захватывает прежде всего всепо­глощающей силой чувства. Очень часто любовь у Маяковско­го трагична, и, пожалуй, никто до него не мог так сильно и обнаженно выразить драму измены, утраты, расставания. Чи­тая интимную лирику и поэмы Маяковского, все время ощу­щаешь, что его герой находится на пределе нервного напря­жения, на грани отчаяния, может быть, самоубийства. Для раскрытия чувства любви Маяковский использует обнажен­ный, даже временами гипертрофированный психологизм, ко­гда всякое душевное состояние стремится с предельной силой вырваться наружу. Любовь Маяковского подчеркнуто сторо­нится быта, ненавидит его как своего врага, недаром же в предсмертном вступлении в поэму «Во весь голос» Маяков­ский сделает горькое признание: «Любовная лодка разбилась о быт». Рисуя образ своей любви, «человеческой, простой», сильной и деятельной, Маяковский попутно высмеивает лю­бовь мещанскую, пошлую: «Нам любовь не рай да кущи. Нам любовь гудит про то, что опять в работу пущен сердца вы­стывший мотор». В сути же своей любовь лирического героя Маяковского — это в первую очередь нежность, особо необ­ходимая такому большому и сильному человеку, каким рисует поэт свой образ: «Ведь для себя неважно и то, что бронзовый, и что сердце холодной железкою. Ночью хочется звон свой спрятать в мягкое, женское». Чрезвычайная душевная чут­кость и ранимость Маяковского сделали его интимную лирику столь пронзительной и психологически напряженной. Интим­ная тема занимает особенно большое место в раннем творчестве поэта («Лиличка!», «Облако в штанах», «Флейта- позвоночник» и др.), в котором ему удается создать подлин­ный шедевр интимной лирики — стихотворение «Послушай­те!» Но и в более позднем творчестве эта тема занимает значительное место и отличается уже не только силой и выра­зительностью, но и глубиной и мудростью чувства («Письмо к любимой Молчанова. », «Письмо товарищу Кострову из Па­рижа о сущности любви», «Красавицы» и др.).

Здесь искали:
  • любовные стихи маяковского мужское твердое мягкое женское

Сочинения по литературе — Школьные сочинения для всех

Стихотворение Маяковского В.В. «Красавицы»

«Красавицы»

(Раздумье на открытии Grand Opera) В смокинг вштопорен, побрит что надо. По гранд по опере гуляю грандом. Смотрю в антракте- красавка на красавице Размяк характер — все мне нравится. Талии-кубки. Ногти — в глянце. Крашеные губки розой убиганятся Ретушь — у глаза. Оттеняет синь его. Cпины из газа цвета лососиньего. Упадая с высоты, пол метут шлейфы. От такой красоты сторонитесь, рефы. Повернет — в брильянтах уши Пошевелится шаля — на грудинке ряд жемчужин обнажают шиншиля, Платье — пухом. Не дыши. Аж на старом на морже только файтолько да крепдешин, только облако жоржет Брошки — блещут. на тебе!- с платья с полуголого. Эх, к такому платью бы да еще бы. голову, 1929 Гимн здоровью Среди тонконогих, жидких кровью, трудом поворачивая шею бычью, на сытый праздник тучному здоровью людей из мяса я зычно кличу! Чтоб бешеной пляской землю овить, скучную, как банка консервов, давайте весенних бабочек ловить сетью ненужных нервов! И по камням острым, как глаза ораторов, красавицы-отцы здоровенных томов, потащим мордами умных психиаторов и бросим за решетки сумасшедщих домов! А сами сквозь город, иссохший как Онания, с толпой фонарей желтолицых, как скопцы, голодным самкам накормим желания, поросшие шерстью красавцы-самцы!

Стихотворение Маяковского В.В. — Красавицы

См. также Владимир Маяковский — стихи (Маяковский В. В.) :

Крестьянин, — помни о 17-м апреля

Об этом весть до старости древней храните, села, храните, деревни. Да.

Крым

Хожу, гляжу в окно ли я цветы да небо синее, то в нос тебе магнолия.

«Люблю», анализ поэмы Маяковского

Творчество поэта ХХ века Владимира Маяковского у читателя в большинстве случаев вызывает ассоциацию с революцией, Лениным и Октябрем. Однако никто не вправе отказать этому человеку в праве на лирические чувства. Его фанатичное желание перестроить мир, шагнуть «в коммунистическое далеко», остаться в анналах истории все-таки не противоречило глубоким чувствам и переживаниям.

Маяковский, повинуясь, как он думал, чувству долга, стремился отказать теме любви в праве на существование: «Нынче не время для любовных ляс». Но и освободиться от любовного плена не мог да и не хотел: он лишь пытался внести в свое чувство другой смысл, может быть, диктуемый самой действительностью. Идеал высокой любви, который утверждал всем своим творчеством поэт, мог воплотиться в светлом будущем, а задача поэзии сводилась к тому, чтобы ускорить путь в грядущее, преодолев «будничную чушь».

Таким образом, стихи с глубоко «личными мотивами» становились стихами о всеобщем счастье – ведь на меньший масштаб Маяковский и не рассчитывал. Но оказаться в другом времени не под силу никому. Однако все самое обычное, что есть в жизни, – не «чушь», а основание жизни, своеобразная «быта кобыла», которая, несмотря на все понукания, движется не так уж и быстро, как того хотелось бы.

После знакомства с Лилей Брик в 1915 году Маяковский почти все свои произведения посвящал ей. Она стала его настоящей Музой. А он посвятил ей очень яркое произведение – поэму «Люблю», над которой работал с ноября 1921 года по февраль 1922 года. Уже само название – «Люблю» — звучит жизнеутверждающе. В отличие от стихотворения «Лиличка!», в поэме нет места мрачным настроениям, она полна любви и жизнелюбия.

В поэме одиннадцать глав, первые из которых, по традиции русской литературы, посвящены детству, отрочеству и юности самого поэта. В главе «Мальчишкой» уже возникает образ героя, чье сердце способно полюбить весь мир:

Откуда в этом в аршине место — и мне, и реке, и стовёрстым скалам?!

В главе «Юношей» герой признается, что, пока другие учились влюбляться, ему пришлось пройти «школу жизни» в тюрьме:

Меня вот любить Учили в Бутырках.

А там можно было влюбиться только «в глазок 103 камеры». Поэтому герой испытывает, может быть, странное для юноши чувство – желание увидеть солнечного зайчика:

А я за стенного за желтого зайца отдал тогда бы — всё на свете.

В главе «Взрослое» можно увидеть результат такого обучения: рассматривая взаимоотношения людей, особенно мужчины и женщины, он высмеивает тех, кто стремится произвести впечатление с помощью нарядов или благосостояния. А тех, кто привык покупать любовь за деньги, поэт не просто осуждает – он их ненавидит:

Я жирных с детства привык ненавидеть…

Стремясь понравиться дамам, они пытаются выглядеть умнее, чем есть на самом деле, а ничего не выходит – «мыслишки звякают лбёнками медненькими». Герой поэмы же учился любви, «говорил с одними домами», а «водокачки были собеседниками», это позволило ему научиться ценить истинную любовь. Поэтому герой ловил «столиц сердцебиение дикое», в итоге научившись испытывать чувство любви только в таком масштабе:

Сплошное сердце — гудит повсеместно.

Наверное, в этом понимании и нужно искать первопричину его состояния – состояния, когда «комок сердечный разросся громадой», что в дальнейшем и будет называться «громада любовь».

Глава, посвященная встрече с любимой, называется очень просто и непредвзято – «Ты». Итак, героиня пришла за проявлениями брутального, как принято сейчас называть, мужчины, а «разглядела просто мальчика». Но не растерялась, а «взяла, отобрала сердце и просто пошла играть – как девочка мячиком».

Заключительная часть поэмы написана в свойственной Маяковскому манере: от конкретного случая он идет к расширению в масштабах всего мира. Поэтому, как флоты стекаются к гавани, как поезда к вокзалу клонит, так и героя «манит и клонит» к героине, ведь он же любит по-настоящему:

Любовь в тебя — запрятал, хожу и радуюсь Крезом.

И до такой степени сильна эта любовь, что герой готов поведать о ней всему миру. Он не может находиться далеко от нее, тянется неуклонно,

еле расстались, развиделись еле.

Пожалуй, самое любопытное в герое, что он прекрасно осознает: чувство любви может быть безответным, но сама мысль о том, что где-то существует человек, которому можно адресовать свое признание в любви, рождает в душе счастье и надежду на взаимность. Поэтому он дает своеобразную клятву: «Клянусь – люблю неизменно и верно!». Возможно, слишком пафосно звучат такие слова, но ведь это «Вывод», в котором поэт провозглашает: «Не смоют любовь ни ссоры, ни версты».

Таким образом, поэма дает шанс всем влюбленным испытать не просто взаимное чувство, а чувство, которое выстрадано и проверено не только временем, но и расстоянием.

  • «Лиличка!», анализ стихотворения Маяковского
  • «Прозаседавшиеся», анализ стихотворения Маяковского
  • «Облако в штанах», анализ поэмы Владимира Маяковского
  • «Послушайте!», анализ стихотворения Маяковского
  • «А вы могли бы?», анализ стихотворения Маяковского
  • «Письмо Татьяне Яковлевой», анализ стихотворения Владимира Маяковского
  • «Ночь», анализ стихотворения Маяковского
  • «Нате!», анализ стихотворения Маяковского
  • «Вам!», анализ стихотворения Маяковского
  • «Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче», анализ
  • «О дряни», анализ стихотворения Маяковского
  • «Юбилейное», анализ стихотворения Маяковского
  • «Левый марш», анализ стихотворения Маяковского
  • «Хорошее отношение к лошадям», анализ стихотворения Маяковского
  • «Что такое хорошо и что такое плохо», анализ стихотворения Маяковского

По произведению: «Люблю»

По писателю: Маяковский Владимир Владимирович

Маяковский: поэма «ЧЕЛОВЕК», 1917

В период наиболее интенсивной деятельности «кафе-футуризма», в феврале 1918 года, Маяковский издал новую поэму «Человек» в издательстве АСИС (Ассоциация социалистического искусства) на деньги друзей, в частности Льва Гринкруга . Одновременно в том же издательстве вышло второе бесцензурное издание «Облака в штанах». Когда в конце января Маяковский читал «Человека» в частной компании, реакция была ошеломляющей. На вечере, Устроенном в квартире поэта А. Амари, присутствовала большая часть русского поэтического парнаса: символисты Андрей Белый, Константин Бальмонт, Вячеслав Иванов, Юргис Балтрушайтис, футуристы Давид Бурлюк и Василий Каменский, а также поэты, творчество которых не относилось к определенному течению, — Марина Цветаева, Борис Пастернак и Владислав Ходасевич.

«Читали по старшинству, без сколько-нибудь чувствительного успеха, — вспоминал позднее Пастернак. Когда очередь дошла до Маяковского, он поднялся и, обняв рукою край пустой полки, которою кончалась диванная спинка, принялся читать «Человека». Он барельефом <…> высился среди сидевших и стоявших и, то подпирая рукой красивую голову, то упирая колено в диванный валик, читал вещь необыкновенной глубины и приподнятой вдохновенности».

Напротив Маяковского сидел Андрей Белый и слушал как завороженный. Когда чтение закончилось, он, потрясенный и бледный, встал и сказал, что не представлял, что можно создавать поэзию такой силы в нынешнее время.

Публичное чтение, состоявшееся через несколько дней в Политехническом музее, прошло так же успешно. «Никогда я такого чтения от Маяковского не слыхал, — вспоминал Роман Якобсон , присутствовавший там вместе с Эльзой .

«Он очень волновался, хотел передать все и читал совершенно изумительно <…>». Посетивший и этот вечер Андрей Белый повторил хвалебные слова, назвав Маяковского самым выдающимся русским поэтом после символистов. Это было наконец долгожданное признание.

«Человек» создавался на протяжении 1917-го, Маяковский приступил к работе весной и завершил поэму в конце года, уже после Октябрьской революции. Поэма длиной почти в тысячу строк занимает, таким образом, центральное место в творчестве Маяковского чисто хронологически, на рубеже старого и нового времени. Однако и тематически она занимает центральное положение: нигде тема экзистенциальной отчужденности Маяковского не звучит так отчаянно, как здесь. Поэма структурирована как Евангелие и разделена на части: «Рождество Маяковского», «Жизнь Маяковского», «Страсти Маяковского», «Вознесение Маяковского», «Маяковский в небе», «Возвращение Маяковского», «Маяковский векам».

Религиозный подтекст подчеркивается оформлением обложки, на которой имя автора и название поэмы образуют крест.

День, когда родился Маяковский, — «день моего сошествия к вам» — был «одинаков», и никто не догадался намекнуть «недалекой неделикатной звезде», что этот день достоин праздника. И все же это событие такого же масштаба, как рождение Христа, потому что каждое совершаемое Маяковским движение — огромное, необъяснимое чудо, его руки могут обнять любую шею, его язык способен произвести любой звук, его «драгоценнейший ум» сверкает, он умеет превращать зиму в лето, воду — в вино. А еще он все превращает в поэзию — прачки становятся «дочерьми неба и зари», у булок «загибаются грифы скрипок», а голенища сапог «распускаются в арфы». Все сущее есть результат рождения Маяковского: «Это я / сердце флагом поднял. / Небывалое чудо двадцатого века!» Перед этим чудом «отхлынули паломники от гроба господня, / опустела правоверными древняя Мекка».

Однако далеко не все ценят умение поэта превращать. Реальный мир, «логово банкиров, вельможей и дожей», чувствует угрозу и идет в наступление: «Если сердце все, то зачем грести деньги? Кто дням велел изюлиться? Нет! Небо надо «запереть в провода», а землю — «скрутить в улицы». А «загнанный в земной загон» человек/поэт, язык которого оплеван сплетнями, влачит «дневное иго», с «законом» на мозгах и «религией» на сердце. Он «заключен в бессмысленную повесть», фантазия изгнана, правят только деньги, в «золотовороте» тонет все, великое и малое: «гении, курицы, лошади, скрипки». А посередине всего этого, на «острове расцветоченного ковра» живет Повелитель Всего, соперник поэта и его «неодолимый враг», в тонких чулках с нежнейшими горошинками, франтовских штанах и в «галстуке, выпест-ренном ахово».

Хотя враг Маяковского наделен стереотипными чертами буржуа, свести Повелителя Всего к социальному или экономическому феномену было бы слишком просто. В поэтическом мире Маяковского понятие «буржуй» прежде всего символ застоя, консерватизма, пресыщенности: «Быть буржуем / это не то что капитал / иметь, / золотые транжиря. / Это у молодых / на горле / мертвецов пята / это рот зажатый комьями жира» — так через пару лет Маяковский определит смысл «буржуйства» в поэме «150 000 000?.

Повелитель Всего — это «всемирный буржуй», чей дешевый и вульгарный вкус властвует и губит мир. Вывод, который Маяковский формулирует в поэме «Человек», может служить эпиграфом ко всему его творчеству:

«Встрясывают революции царств тельца, меняет погонщиков человечий табун, но тебя, некоронованного сердец владельца, ни один не трогает бунт!»

Притягательная сила Повелителя так велика, что даже любимая поэта противостоять ей не может. Он пытается удержать ее, но поздно, она уже у Него. Его череп блестит, Он безволосый, «только / у пальца безымянного / на последней фаланге / три / из-под бриллианта / выщетинились волосики». Она склоняется к Его руке, и губы шепчут имена волосиков: один называют «флейточкой», другой «облачком», третий — «сияньем неведомым» только что написанного произведения. Так «некоронованный сердец владелец» опошляет не только любовь Маяковского, но и его поэзию. Женщина в Его власти, тоска и отчаяние вызывают мысли о самоубийстве у поэта, чье «сердце рвется к выстрелу, / а горло бредит бритвою». Он идет по набережной Невы, и его душа «замерзшим изумрудом» падает на лед. Он заходит в аптеку, но, получив от аптекаря склянку с ядом, вспоминает, что бессмертен, и «потолок отверзается сам» — он поднимается на небо. Там он скидывает «на тучу / вещей / и тела усталого / кладь». Поначалу он разочарован. Он понимает, что «неодолимый враг» живет и в нем самом, и жалуется, что нет ему «ни угла ни одного, / ни чаю, / ни к чаю газет».

Но он привыкает, небесная жизнь оказывается отражением земной, здесь существование тоже с утра и до вечера подчинено строгому режиму. Кто чинит тучи, кто «жар надбавляет солнцу в печи». Но что делать ему, поэту, он ведь «для сердца, / а где у бестелесных сердца?!»/ Когда он предлагает развалиться «по облаку / телом», чтобы всех созерцать, ему отвечают, что это невозможно — и в небе нет места для поэта.

«Кузни времен вздыхают меха», года похожи друг на друга, в конце концов в груди у Маяковского снова начинает стучать сердце, и он хочет вернуться на землю. Может быть, теперь там все по-новому, спустя «i, 2, 4, 8, 16, тысячи, миллионы? лет? Но, сваливаясь с неба, как «красильщик с крыши», он быстро обнаруживает, что все осталось по-прежнему, люди заняты прежними делами, «тот же лысый / невидимый водит, / главный танцмейстер земного канкана то «в виде идеи, / то чёрта вроде, / то богом сияет, за облако канув». У врага воплощений прорва!

Оказавшись у Троицкого моста, Маяковский вспоминает, что когда-то стоял здесь, смотрел вниз на Неву и собирался броситься в воду. Словно во сне, он вдруг видит любимую, чувствует почти «запах кожи, / почти что дыханье, / почти что голос», ожившее сердце шарахается, он опять «земными мученьями узнан»: «Да здравствует / — снова, — / мое сумасшествие! — восклицает он, вторя теме сумасшествия в «Облаке в штанах».

Спросив у прохожего об улице Жуковского, он узнает, что эта улица — «Маяковского уже тысячи лет: / он здесь застрелился у двери любимой».

Он осторожно пробирается в дом, узнает квартиру, «все то же, / спальня та ж». Замечает в темноте «голую лысину», стискивает кинжал и идет дальше, снова «в любви и в жалости». Но когда зажигается электричество, он видит, что в квартире живут чужие люди, инженер Николаев с женой. Он бросается вниз по лестнице и находит швейцара. На вопрос «Из сорок второго / куда ее дели?» получает ответ: согласно легенде, она бросилась к нему из окна: «Вот так и валялись / тело на теле». Маяковский прервал земное существование из-за неразделенной любви, теперь он вернулся, но любимой больше нет. Куда ему деваться? На какое небо? К какой звезде? Ответа нет. Все погибнет, говорит он, ибо «тот, / кто жизнью движет, / последний луч / над тьмой планет / из солнц последних выжжет». Сам же он стоит, «огнем обвит, / на несгорающем костре / немыслимой любви» — вариация финальных строк первой части «Облака в штанах»: «Крик последний, — / хоть ты / о том, что горю, в столетия выстони!»

Экзистенциальная тематика, пронизывающая с самого начала творчество Маяковского, в поэме «Человек» достигает кульминации: одинокое «я», борющееся с врагом поэзии и любви, имя которому легион: необходимость, мещанство, тривиальность быта — «мой неодолимый враг», Повелитель Всего.

Лев Шестов говорит о «людях трагедии», которые должны постоянно воевать на двух фронтах: — и с «необходимостью», и со своими ближними, которые еще могут приспособляться и поэтому, не ведая, что творят, держат сторону самого страшного врага человечества». Шестов имел в виду Достоевского и Ницше, но определение в равной степени применимо и к Маяковскому с его трагическим мировоззрением. Как явствует из названия, «Человек» повествует не о Маяковском в России, а о Человеке во Вселенной; проблематика общая, экзистенциальная, не частная.

Тем не менее произведение, как и вся поэзия Маяковского, глубоко автобиографично. Если упоминаний о политических событиях в поэме нет, то присутствие Лили ощущается явственно. Намеки на нее многочисленны, от конкретного адреса — даже номера квартиры! — до перечисления произведений Маяковского; в набросках намеки еще очевидней.

Ссылки: 1. ИСКУССТВО И БОЛЬШЕВИКИ: 1917

В.В. МАЯКОВСКИЙ И ФУТУРИЗМ

В.В. МАЯКОВСКИЙ И ФУТУРИЗМ

Он жил и творил в эпоху, когда русская поэзия находилась в состоянии активных поисков нового художественного языка, новых образов, интонаций, ритмов. Это было обусловлено тем, что сама реальность в ХХ веке стремительно менялась, появлялись новые впечатления, новый темп жизни, грандиозные исторические события – всё это требовало новых форм выражения. В.Маяковский вошёл в литературу как участник группы поэтов – футуристов. В самом названии этого течения выражено стремление к новизне. «Великая ломка, начатая нами во всех областях красоты во имя искусства будущего – искусства футуристов», — не остановится, да и не может остановиться», — так писал поэт в самом начале своего творческого пути. В ранней поэзии, В.Маяковского новаторство чаще всего носило характер открыто политический по отношению к традиционному, привычному искусству. В этом был определённый вызов, желание дразнить, поражать читательскую публику новизной и непривычностью. Это отразилось в литературных манифестах, наиболее известный из них назывался «Пощёчина общественному вкусу». Футуристические манифесты и сборники стихов выпускались на обойной и обёрточной бумаге, сопровождались рисунками художников. Сами поэты – футуристы и свой внешний вид делали необычным: разрисовывали лица, вставляли в жилетный карман вместо привычного цветка – морковку. Маяковский в это время носит знаменитую, ставшую фактом истории литературы, жёлтую кофту. Во всём этом тоже был определённый вызов. Но главное новаторство в стихах. В них звучит конфликт поэта и толпы, но он обретает новые формы выражения. Образный строй его стихов раннего периода часто основывается на отрицании принятого понятия о красивом («дряблая луна», «неба свисшиеся губы») и др. Как вызов звучат и названия стихов: «Я и Наполеон», «Себе, любимому, посвящает эти строки автор», «А вы могли бы?» Стихи его ориентированы, с одной стороны, на ораторское исполнение, чтение в большой аудитории. Маяковский вместе с другими поэтами – футуристами много ездил по России с выступлениями, которые нередко заканчивались шумными скандалами, вполне устраивавшими молодых и весёлых поэтов. С другой стороны, ранняя поэзия его имеет зрительную ориентацию, часто в основе её – видимые, близкие к живописи образы, например: начало стихотворения «Ночь»… Очень зримо здесь предстаёт угасание дня и наступление ночи, городской пейзаж с загорающимися окнами домов. Лирический герой раннего Маяковского противостоит враждебному миру, поэтому стихи часто строятся на столкновении, на конфликте. Необычен и масштаб лирического переживания, он огромен, близок к космическому. Поэт находит различные формы выражения своего одиночества, непонятности, трагичности. Поиски в области художественного языка продолжались в его произведениях всю жизнь. Не всегда и не во всём они были плодотворны, часто над поэтом в послереволюционный период брал верх агитатор, стих его порой становился примитивным лозунгом. Но поверх всего этого остаётся большой поэт со сложной и трагической судьбой, с большим талантом и вечными поисками нового слова. Маяковскому свойственно своеобразие лексического, словесного строя его стихов. В них звучат необычные сравнения, например, о бурном Тереке сказано: «Шумит, как Есенин в участке». В этом и авторская ирония, и полемический запал, и неожиданность, которая приковывает внимание читателей. Нередко он обращается к сложной метафоре, иногда требующей вдумчивой расшифровки. Так в стихотворении «Юбилейное», обращённом к Пушкину:

Только жабры рифм утопырит учащённо у таких, как мы, на поэтическом песке.

В основе этой метафоры – сравнение страдающего человека с рыбой, выброшенной на берег из родной стихии, но в целом метафора очень многозначна. В словарном строе поэзии Маяковского много авторских неологизмов, новых слов, придуманных поэтом. Учителем его в этом искусстве был поэт – футурист В.Хлебников.

Он создал свою систему стихосложения – в литературную науку вошло словосочетание «стих Маяковского» со специфическим графическим оформлением в виде лесенки. Большое внимание он уделяет рифмам. Рифмует он самые важные, значимые слова, часто имена собственные, нередко обращается к составной рифме, например, «уме ли» и «умели». Поэт стал классиком стиха с многочисленными последователями.

«ОБЛАКО В ШТАНАХ»(1915) …

Одним из высших проявлений связи человека и мира в жизни и творчестве Маяковского является любовь. «Облако…» несло в себе эмоционально – художественную память о трёх пережитых Маяковским любовных драмах. Первая – о ещё не угасшем, тревожащем сердце романе с Софьей Шамардиной, вторая – о бурной страсти, охватившей поэта во время турне футуристов по городам России. В Одессе Маяковский влюбился в красавицу Марию Александровну Денисову и по этому неожиданному случаю «сходил с ума». Он рвал и метал и вообще не знал, как быть, что предпринять. Третья женщина, Лили Юрьевна Брик, которой и посвящено «Облако…». В нём осмысление трагедии «украденной любви» углубляется до понимания сути причин постигшего человека горя. Движение конфликта, развитие сюжета поэмы определяют кризисные узлы предреволюционной действительности. Сознание лирического героя «Облака…» отражает острое и драматичное ощущение действительности бытия – психологической близости революции и абсолютной несовместимости её идеалов с буржуазной действительностью. Но герой поэмы полон оптимистического ощущения своей силы, красоты, молодости: «Эй, вы! Небо! Снимите шляпу! Я иду!»…» Мир огромив мощью голоса, иду – красивый, двадцатидвухлетний». Мотив дороги, возникающий в прологе и в заключительных строках поэмы, связывает судьбу героя с широким мировым пространством и бесконечно углубляет перспективу произведения.

В течение осени и зимы 1915 года Маяковский работал над новой поэмой «Флейта – позвоночник», продолжившей вслед за «Облаком»… трактовку любви как знамени и знамения нового мира и нового человека. В поэме прозвучал мотив ревности, обусловленный мучительным характером отношений с Л. Брик; трагический накал эмоционально — художественного мироощущения поэта обозначил в поэме лейтмотив всей его дальнейшей жизни и творчества – мотив самоубийства.

Характер творчества Маяковского после Октябрьской революции определяют его слова: «Моя революция. Пошёл в Смольный. Работал. Всё, что приходилось». В эти годы поэт стремился дать «героическое, эпическое и сатирическое изображение нашей эпохи».

В 1918 – 22 годах он как поэт и художник защищает молодую республику, пропагандирует построение нового государства в «Окнах РОСТА». Работает в рекламе, снимается в фильмах. «Ода революции», написанная к первой годовщине Октября, отразила характерные представления о революционных процессах. Изображение стихийного движения демократических низов общества, сочетающих жестокость, жажду уничтожения всего, что связано с «проклятым прошлым», и крайнюю человечность, романтизируются поэтом, стремящимся осмыслить нравственную суть контрастности «нового мира».

Особое место в творчестве Маяковского начала 20 годов занимает поэма «Люблю», она рисует любовь как всеобъемлющее, светлое, ничем не омрачённое чувство, точнее – мироощущение поэта, откровенное и радостное признание в любви не только к женщине, но и мирозданию в целом. Победившая революция устранила, как полагал в те годы поэт, все конфликты, утвердила любовь как главную идею бытия. По сути поэма – ряд стихотворений, циклизованных на биографической основе. Любовь наряду с природой, искусством раскрывается в поэме как связь героя и мира.

Рассматривая труд поэта как важнейший для народа, родины, Маяковский стремился объяснить уникальность работы художника и в то же время её родственность любому тяжёлому труду. Стихотворение «Разговор с фининспектором о поэзии» Маяковский выделял как одно из главных среди своих стихов в поэтическом творчестве. В форме разговора, принимающего характер то защиты, то обвинения, Маяковский отстаивает важнейшие для него идеи: писатель – не «лабазник», но труженик. Автор говорит о черновой, каторжной работе над стихом. Иронизируя над «налогами», требуемыми от поэта фининспектором, поэт напоминает о том, что подлинный художник расплачивается за своё искусство жизнью. По глубокому убеждению Маяковского, художник должен находиться в центре дел и событий своей страны, в центре переживаний, выпавших на долю его народа.

Личная жизнь Маяковского в конце 20 годов отмечена новым любовным потрясением, наполнившим его душу и безмерным счастьем и горечью. Стихотворения «Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» и «Письмо Татьяне Яковлевой»( оба – 1928г.) автобиографичны, как и всё творчество поэта. «Письма» написаны Маяковским под впечатлением поездки во Францию, в Париж, где он познакомился с эмигранткой из России Татьяной Яковлевой. Красота и молодость девушки восхитили поэта, любовь к ней, осложнённая ревностью, обидой не только за себя, сколько за «Советскую Россию», определили новые размышления «про это» — сущность любви. На его настойчивые призывы стать его женой Татьяна отвечала уклончиво. Оба стихотворных письма написаны в манере прямого, искреннего, доверительного разговора – обращения, монолога, исповеди. Письмо т. Кострову построено как своеобразный разговор в разговоре: лирический герой, обращаясь к «товарищу Кострову», передаёт свои слова, сказанные «красавице»; таким образом, суть этого письма – разговор с возлюбленной, рассказ о себе, силе чувств, его масштабе.

«Письмо Татьяне Яковлевой» было написано параллельно «Письму т. Кострову»… и , по суждению одного из исследователей, может быть названо «Письмом о сущности ревности». Личные любовные переживания лирического героя, его ревность неразрывно связаны с ревностью за социалистическую родину, частью которой он себя чувствует. Два плана лирического «я» — интимно – личностный и гражданственный – образуют настолько органичное единство, что поэт говорит одновременно и о своей потребности в красоте и о потребности в ней России: «…вы и нам в Москве нужны, не хватает длинноногих». Весть о замужестве Т. Яковлевой стала для Маяковского очередным тяжким любовным ударом, подтверждением трагического предчувствия невозможности счастья «на планете мало оборудованной» для истинной любви. Последние (1928 -1929 г.) годы жизни и творчества поэта отмечены иным подходом и к советскому образу жизни. В эти годы он создаёт комедии «Клоп» и «Баня» — своеобразные антиутопии, пронизанные сатирическим, доходящим до сарказма изображением «хомо советикуса»в его разновидностях и проявлениях. Эти пьесы – новый вид сатирической комедии. Маяковский сам определил тему п. «Клоп» — как тему борьбы с мещанством, опошление мещанином ценностей революции, её завоеваний. Пьеса «Баня» была поставлена в 1930 году. Идейный замысел, пафос её тоже сатирический. Здесь объектом отрицания становится имитация государственной деятельности одного из высокопоставленных чиновников – Победоносиковым. Социально – политическим разочарованиям Маяковского последних лет жизни сопутствовала личная, тяжело переживаемая им любовная драма, ускорившая в 1930 году развязку предсказанной им самим в начале пути трагедии «собственной жизни и творчества – «точку пули» в конце. Речь идёт о последней любви поэта – В.В. Полонской, с которой поэт связывал ещё одну попытку создать семью, обрести личное счастье.

В последние месяцы жизни он работал над поэмой «Во весь голос», задуманной как подведение итогов жизни, осмысление своего творчества. Он успел закончить только вступление. Композиция вступления – своеобразная цепь проблемно – тематических узлов, лейтмотивов всего творчества поэта, проблем поэта и поэзии, борьбы с обывательщиной и приспособленчеством, утверждения красоты революционного подвига труда. Лирический герой полон спокойного гордого сознания достойно пройденного пути, своей максимальной творческой отдачи тем жизненным целям и ценностям, в которые он искренне верил.


Маяковский, Фрэнк О’Хара и «Интимный крик»

 

Недавно вышла большая новая биография великого русского поэта Владимира Маяковского (1893–1930), оказавшего столь сильное влияние на Фрэнка О’Хара, Кеннета Коха и других поэтов Нью-Йоркской школы. Написанная шведским биографом Бенгтом Янгфельдтом, книга исследует короткую и бурную жизнь и яркие стихи Маяковского, которые разыгрались на драматическом фоне русской революции.

Маяковский был одним из любимых поэтов О’Хары, и его особый голос и стиль оказали глубокое влияние на собственный стиль О’Хары. Как однажды заметил Джон Эшбери, именно от Маяковского О’Хара «уловил то, что Джеймс Шайлер назвал «интимным криком»». », — одно из его самых амбициозных и экспериментальных ранних стихотворений Маяковскому. Спустя годы он напишет одно из своих самых любимых (и в последнее время вызывающих споры) стихотворений «Правдивый отчет о разговоре с Солнцем на Огненном острове» как дань уважения и ответ на одно из стихотворений Маяковского.

В «Заметках о Второй авеню » О’Хара объяснил, чем обязан своим стихотворением как Маяковскому, так и Виллему де Кунингу: произведение автономное (не о реальной городской жизни) и вместе с тем похожее: Маяковский: «Ленин», «150 000 000», «Эйфелева башня» и т. д.; де Кунинг: «Эшвилл», «Раскопки», «Гансеворт-стрит» и т. д.».

В проницательном обзоре новой биографии в Telegraph Джереми Ноэл-Тод с благодарностью связывает Маяковского с О’Хара, поэтом, который так много сделал, чтобы привлечь внимание читателей американской поэзии к русскому писателю:

«Когда я разбудил Маяковского, он был намного расторопнее», — жалуется солнце американскому поэту Фрэнку О’Хара в стихотворении «Правдивая история разговора с солнцем на Огненном острове».Менее расторопный О’Хара проводит иронический контраст между своей собственной поэтической персоной — нью-йоркским эстетом пятидесятых, который лихорадочно сочинял стихи во время обеденных перерывов, — и Маяковским, русским вихрем, сочинявшим грандиозные, пространные стихи о революции, романтической любви. , Советский Союз и он сам.

Стихотворение 1920 года, в котором Маяковский «сплетничал» с солнцем, Бенгт Янгфельдт, его шведский биограф, описывает как «долгожданный перерыв от поэтической аварийной службы, которой он посвятил себя с начала Первой мировой войны».Маяковского было как минимум два поэта. Одним из них был очень индивидуальный, авангардистский визионер, проявивший себя гениально в ранней поэме «Облако в штанах». Другой был патриотическим левым агитатором, который охотно поставил свой талант к рифмовке и игре слов на службу быстро коллективизирующемуся российскому государству.

Ноэль-Тод хвалит «новаторский отчет Янгфельдта» о жизни Маяковского и работает как «авторитетный том», который «отдает должное катастрофической личности, очаровавшей Советскую Россию».В заключение он рассказывает о трагическом конце поэта: 90 003

Маяковский пережил чистки и изгнания двадцатых годов и написал свою самую длинную поэму о смерти Ленина. Но в конце концов переменчивое положение сломило его, и в 1930 году он застрелился. Пять лет спустя Сталин канонизировал «железного поэта», что привело к тому, что Борис Пастернак назвал его «второй смертью»: монолитной ассимиляции государством. Именно об этой судьбе намекал Фрэнк О’Хара в своем стихотворении «Маяковский», которое говорит через призрак поэта: «Теперь я тихо жду, / катастрофы моей личности, / чтобы снова казаться красивой, / и интересной, и современной.

Стихотворение О’Хара, на которое ссылается Ноэль-Тод — экспоненциально более известное теперь, когда Дон Дрейпер недавно пропел его в телешоу Безумцы — действительно может содержать намек на ассимиляцию Маяковского советским государством. Однако стоит упомянуть необычную историю, почему О’Хара дал этому стихотворению название «Маяковский», и это может указывать на несколько менее прямую связь с творчеством русского поэта: Джеймс Шайлер однажды объяснил, что стихотворение появилось только потому, что Шайлер нашла два стихотворения, о которых О’Хара забыл, сложил в книгу, и предложил соединить их вместе с двумя другими короткими стихотворениями, чтобы создать произведение из четырех частей.Шайлер вспоминала, что О’Харе «понравился результат, и она сказала, что, поскольку это было «моё» стихотворение, мне нужно было придумать название — что я легко и мгновенно сделала — Фрэнк (снова) читал Маяковского, а книга лежала у него на столе. ».

Это был хитрый ход со стороны Шайлер, поскольку мучительная поэма О’Хары о горе и экзистенциальном кризисе чудесным образом передает «интимный крик» Маяковского и объединяет его с его собственной неподражаемой чувствительностью. Вот стихотворение О’Хара 1954 года «Маяковский»:

1
Мое сердце трепещет!
Я стою в ванне
плачу.Мама, мама
кто я? Если он
просто вернется однажды
и поцелует меня в лицо
его жесткая расческа
мой висок, он пульсирует!

тогда я смогу одеться
наверное и погулять по улицам.

2
Я люблю тебя. Я люблю тебя,
но я обращаюсь к своим стихам
и сердце сжимается
как кулак.

слова! быть
больным, как я болен, обморок,
закатить глаза, бассейн,

и я буду смотреть вниз
на мою израненную красавицу
которая в лучшем случае всего лишь талант
к поэзии.

Не может понравиться, не может очаровать или завоевать
какой поэт!
и чистая вода густая

с кровавыми ударами по голове.
Я обнимаю облако,
Но когда я парил
Пошел дождь.

3
Забавно! у меня на груди кровь
ах да, я таскал кирпичи
какое смешное место для разрыва!
и вот идет дождь на айлант
когда я выхожу на подоконник
дорожки подо мной дымятся и
блестят от страсти к бегу
я прыгаю в листву зеленую как море

4
Теперь я спокойно жду, когда
катастрофа моей личности
снова покажется красивой,
и интересной, и современной.

Страна серая и
коричневая и белая в деревьях,
снег и небо смеха
всегда уменьшаются, менее смешны
не просто темнее, не просто серее.

Это может быть самый холодный день
года, что он думает о
этом? Я имею в виду, что мне делать? И если я это сделаю,
возможно, я снова буду самим собой.

Издательство Чикагского университета опубликовало отрывок из книги Маяковский: биография  здесь, и вы можете найти более подробную информацию о книге здесь, в том числе высокую оценку от Марджори Перлофф: в Швеции дает прекрасный подробный портрет того периода, а также индивидуальную жизнь… Эта биография, переворачивающая страницы, обильно иллюстрированная и хорошо переведенная, необходима для прочтения не только тем, кто изучает модернистскую поэзию, но и всем, кто интересуется взаимоотношениями литературы. к жизни в бывшем Советском Союзе.

К счастью, книга Янгфельдта « Маяковский: биография» вновь и вновь привлечет внимание к одному из наиболее важных факторов, повлиявших на Фрэнка О’Хару и нью-йоркскую поэтическую школу.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Владимир Маяковский: Литературные кайфы

Я пройду мимо,
волоча свою ношу любви.
В какой бредовой
и хворой
ночи,
Голиафами зачат был я —
Я, такой большой,
такой нежеланный?
— «Любимому себе автор посвящает эти строки»
— Владимир Маяковский, 1916

Так сложилась жизнь одного из самых одаренных и видных авангардистов России.Человек, которому приписывают переосмысление роли художника в обществе. Сумасшедший русский литератор, покончивший с собой в апогее затянувшегося отчаяния. Такова была жизнь Владимира Маяковского (1893-1930).

Объективных сведений о ранних годах поэта очень мало, только сведения из уст самого Маяковского. А при его склонности к преувеличениям трудно разглядеть, что правда, а что глупость. Одно мы знаем точно: Маяковский родился в 1893 году в Багдади, грузинском селе, ныне известном как Маяковский, в семье обедневшего русского дворянина, ставшего лесником.

Он описал свою юность как одинокую, беспокойную и беспокойную. Природная красота Кавказа мало возбуждала его беспокойную душу. Однако технология сделала это. Когда он впервые увидел освещенную ночью заклепочную фабрику, он написал в своей автобиографии, что «потерял интерес к природе. Недостаточно актуален».

Его академическая жизнь была в лучшем случае беспрецедентной, но она разожгла огонь футуризма глубоко внутри поэта. По его собственным преувеличенным словам, через школьное обучение он приобрел «ненависть ко всему древнему, всему церковному и всему славянскому.

В 1905 году его жизнь как революционера началась, когда он начал воровать у отца обрезы и раздавать их местным социал-демократам. В пятнадцать лет Маяковский переехал в Москву и сразу связался с большевиками. Это было естественно для молодого человека. Маяковский погрузился в движение, ведя подпольную пропаганду по всей Москве.

В 1908 году арестован за подрывную деятельность. Во время своего 11-месячного тюремного заключения Маяковский запоем читал и поклялся отказаться от политики в пользу искусства.Он променял нынешних авторов, таких как Достоевский и Пушкин, на таких, как Шекспир и Байрон. И именно в это время он впервые начал писать.

Первые попытки вызвали у него отвращение; настолько, что он бросил это и занялся абстрактной живописью. По иронии судьбы, именно в этот момент его наследие как поэта началось довольно антиклиматическим образом.

Проводя вечер в компании сокурсника, Маяковский продекламировал какой-то написанный им нехитрый стих — и даже пытался убедить друга, что строчку написал не он.Его друг не был обманут, но был полностью впечатлен. Настолько, что с этого момента он представил Маяковского людям как «мой друг, гений, знаменитый поэт, Маяковский».

Его другом был Давид Бурлюк, который основал группу, которую он называл футуристами, людей, посвятивших себя сочинению новых форм в искусстве и литературе. Их главным приоритетом было привнести новый дух и энтузиазм в русскую культуру. Маяковский идеально вписался в движение.

Шел 1911 год, и Маяковский был брошен на сцену футуризма в Москве.Футуристы состояли из большой группы писателей, художников, музыкантов и театральных режиссеров. Время не могло быть более идеальным. Нация была готова сбросить оковы прошлого.

Но футуристы не так восставали против правительства, как Ленин, еще находившийся в ссылке. Футуристы были против общего консерватизма России. По их мнению, поэты и писатели в последнее время стали слишком душными. Они хотели разрушить художественную условность и создать новые формы, соответствующие развитию века машин.

Сказать, что футуристы оказали влияние на общество, значит не сказать ничего. Им нравилось только разгонять «респектабельные» общественные собрания освистыванием, чаепитием и общим вандализмом — все время одетые в причудливые костюмы с разрисованными лицами. Маяковский очень естественно стал носить костюмы. Нередко великий поэт был одет в желтую тунику, цилиндр, трость с золотым набалдашником и большую деревянную ложку, которую носил как бутоньерку. Его можно было увидеть (и услышать) на улицах Москвы, орущим в мегафон свои стихи.Маяковский нашел свою сцену.

Маяковский больше всех других футуристов потряс русское общество. Он был выше шести футов ростом и чрезвычайно красив, с угрюмыми глазами и толстыми губами. Его прическа варьировалась от густых и неряшливых черных волос до чисто выбритого черепа. Но просто несправедливо описывать Маяковского в физических терминах, когда так много рассказов об этом человеке и о том, что за этим последовало. Вот один, описанный Иваном Буниным, относительно официальной художественной выставки, на которой присутствовали «писатели, министры, депутаты и один высокопоставленный иностранный дипломат»:

«Я сидел с Горьким и финским художником Акселем Галленом, и Маяковский начал свое выступление с того, что вдруг подошел к нам, толкнул стул между нашими и помог себе из наших тарелок и выпил из наших стаканов.Галлен смотрел на него как завороженный, как он, вероятно, смотрел бы, если бы в банкетный зал ввели лошадь, — в этот момент Милюков, наш тогдашний министр иностранных дел, поднялся для официального тоста, и Маяковский бросился ему навстречу, в центр. из-за стола, вскочил на стул и закричал что-то такое непристойное, что Милюков совсем обалдел. Через мгновение, овладев собой, он попытался снова начать свою речь, — но Маяковский завопил громче прежнего, и Милюков пожал плечами и сел.

«Тогда французский посол встал. Он явно был уверен, что русский хулиган ему уступит. Какая надежда! Его голос заглушил оглушительный рев Маяковского. Но это было еще не все. Разразился дикий и бессмысленный столпотворение. Сторонники Маяковского тоже начали кричать, стуча ногами по полу и кулаками по столу. Они кричали от смеха, скулили, визжали, фыркали. Но вдруг все это было перечеркнуто поистине трагическим воплем одного из финнов — несколько пьяный, бледный как смерть, он, очевидно, был потрясен до глубины души этим излишеством хулиганства и начал во весь голос кричать — только русские слова он знал: «Много! Много! Много» («Много!» или «Много!)»

Маяковский определенно был грозным персонажем в глазах всех, кто заботился о традиционном русском стихе.Его стиль — использование каламбуров, грохочущих ритмов и необычное использование языка — приводил в ужас русскую интеллигенцию. В их глазах этот эгоцентричный персонаж со всей его мелодрамой, трагедией и революционными идеями был предателем.

Во введении к книге «Клоп и избранная поэзия» критик и журналист Патрисия Блейк описывает стиль Маяковского:

«Из этой лирики поднимается единый крик боли, временами едва переносимый человеческим ухом. Его поэтические приемы служили прежде всего для обострения воздействия его чувств на чувства читателя, вернее, слушателя, ибо стихи его писались для чтения вслух.Какой бы сложной ни была структура языка и размера, эффект всегда немедленный; Маяковский обладал исключительным слухом на уличную речь и искусством превращать ее в совершенно оригинальный, но знакомый язык. Вот почему он достиг гораздо большей аудитории, чем большинство модернистских поэтов.

«Из таких элементов, как уличный сленг, популярные песни и частушки (сатирические звоночки индустриальной эпохи), Маяковский создал собственный стиль, включающий грамматические деформации, причудливые инверсии, неологизмы и каламбуры.Он был очень изобретателен в создании новых глагольных форм с, как он выразился, «небольшим изменением суффиксов и флексий».

«Его потрясающие образы прорываются при переводе. Смелые, экстремальные и часто жестокие, его образы составляют его наиболее эффективное средство коммуникации. Он был мастером метафор и гипербол».

Поэзия была исповедальней Маяковского. Главной темой его лирической поэзии были несчастья в любви. Его знаменитая работа «Облако в штанах», длинная и напряженная пьеса, сосредоточена вокруг двух нелюбящих «Марий».Многие из его проблем были созданы им самим. Он был красивым, известным поэтом, которого обожали женщины. Однако Маяковский как будто всегда шел по трудной дороге в жизни и любви. Он ухаживал за женщинами, которые были ему недоступны.

Первой женщиной, сильно повлиявшей на его жизнь, была Лилия Брик, с которой он познакомился в 1915 году. Брик был женат на Осипе Брике, критике и редакторе, но Маяковский все еще преследовал его, и какое-то время группа жила втроем.

Лили так растрогала Маяковского, что он написал для нее эпическую поэму «Хребетная флейта», хотя ей, вероятно, это произведение не слишком льстило.Стихотворение было описано как «самое жестокое обвинение женщине и женственности, которое может быть сформулировано в наше время». Как ни странно, Лили не обиделась и благословила Маяковского прочитать стихотворение публично.

Именно в этом стихотворении он впервые оплакивает идею покончить со всем этим пулей. Самоубийство становилось повторяющейся нитью в его творчестве. В «Человеке» он написал:

.

«Сердце жаждет пули
а горло бредит бритвой…
душа дрожит;
она попала в лед,
и ей нет спасения!»

Когда в 1917 году в России разразилась Гражданская война, Маяковский быстро собрал свою «армию» писателей и художников.В то время как интеллигенция и аристократы бежали из России, слава Маяковского значительно возросла — настолько, что его обвиняли в том, что он оторвался от вновь обретенных страданий русского народа. В то время как многие русские были доведены до физического истощения, Маяковский оставался равнодушным. В «Облаке в штанах» он напророчил революцию, опоздав с датой всего на год:

год.

«Я воспринимаю того, кого никто не видит,
пересекая горы времени.
Там, где останавливаются глаза людей,
Там, во главе голодных полчищ,
Год 1916 грядет
В терновом венце революции.

После Гражданской войны Маяковский «выпал из подножки». Новое правительство, по его мнению, было слишком ограничивающим, и его отношение колебалось между набожным последователем и откровенным критиком. Он выпустил большое количество пропагандистских плакатов, джинглов и эпических стихов. Но он также считал себя бунтарем, человеком, чья миссия была спасти советскую литературу, а не согнуться.

В течение следующих девяти лет или около того Маяковскому было позволено делать все, что ему заблагорассудится, читая чтения по всей гигантской стране перед большими толпами.Некоторые из его работ в этот период включают:

«150 000 000», поэма об американской интервенции в Гражданскую войну, в которой русский крестьянин Иван со 150 000 000 голов сражается врукопашную с Вудро Вильсоном; «Париж», в котором он предлагает Эйфелевой башне возглавить революцию; и «О конференциях», где торсы офисных работников исчезают в одной конференции, а их нижние половины совещаются в другом месте.

Произведение Маяковского было опубликовано «Левым фронтом литературы» (ЛЕФ) в журнале группы.Однако журнал быстро закрыли, что потрясло Маяковского. Именно в это время он решил поехать за границу в Америку и Францию. Путешествие только еще больше взволновало его. В Америке он обнаружил, что страна является технологически развитой страной (которой он восхищался), но также во власти жадности и грязи. Более приятно его удивил визит во Францию, которая когда-то казалась ему самой декадентской страной в мире.

Вернувшись домой, он был вне себя от радости, но настроение длилось недолго.Сталин руководил делами. «Пролетарские писаки», как он их называл, набирали силу, что означало возврат к консерватизму. Маяковский пытался возродить дух ЛЕФа, но доминирующей литературной группой была Ассоциация пролетарских писателей (РАПП). Они заклеймили ЛЕФ и ​​его членов как анархистов с «троцкистскими левыми уклонами».

РАПП, как и футуристы 10 лет назад, поддержали «новую» власть. Только вместо Ленина они следовали за Сталиным.

Это точка, 1928 год, когда Маяковский действительно достиг низшей точки своей жизни. Он осознал конфликты между идеалами и реальностью коммунизма. Он видел, как в конечном итоге это привело к еще большему разделению людей. И в традиционной для Маяковского манере он противостоял ей в своем искусстве.

«Клоп» — пьеса, написанная Маяковским в 1928 году, описывающая мир коммунистической России таким, каким его мог видеть только Маяковский. Первая половина пьесы посвящена коммунистическим мошенникам и представителям элиты.Злодей — Присыпкин, «кишащий клопами, играющий на гитаре, пропитанный водкой пошляк, гордый обладатель партийного билета и пролетарского происхождения». Действие второй половины происходит в будущем — 1978 году — где избыток — это пережиток прошлого. В этот момент Присыпкин становится героем — он воскрес как «зоологическая диковинка». Когда он просит книги о цветах и ​​мечтах, никто не понимает, о чем он говорит. Вместо этого ему предлагают книги по садоводству и медицинскому гипнозу. Присыпкин оказывается в клетке, как животное в зоопарке, хотя зоопарков в этом будущем нет.В финальной сцене спектакля Присыпкин обращается к зрителям:

.

«Граждане! Братья! Мои собственные люди! Дорогие! Как ты сюда попал? Вас так много! Почему я один в клетке? Дорогие, друзья, приходите ко мне! Почему я страдаю? Граждане!»

Неудивительно, что пьеса не имела успеха. В 1928 году, когда Россия была охвачена пылом коммунизма, российская аудитория не была готова признать предостережение, которое он сделал. Однако из-за его известности не было публичной критики его работы, но за закрытыми дверями бюрократы варились.

Интересно отметить, что в 1955 году новая постановка имела огромный успех в Советском Союзе. По сей день «Клоп» остается в производстве по всему бывшему Союзу.

В 1928 году Маяковскому было поручено написать серию рассказов из Парижа. Однако вместо типичного для него стиля прозы он представил лишь «восторженное» любовное стихотворение. Он встретил вторую женщину, которая сильно повлияла на его жизнь.

Татьяна Яковлева, русская эмигрантка, жила со своим дядей в Париже.Татьяна была красивой женщиной, которая часто появлялась на страницах модных журналов в качестве модели. Маяковский познакомился с ней, когда ей было восемнадцать, и был поражен ее умом и склонностью к поэзии. Они встретили друг друга на равных, несмотря на разницу в возрасте и образе жизни. Многие говорят, что никогда не видели Маяковского таким нежным ни с кем другим.

Когда Маяковский вернулся в Россию, он постоянно писал ей, говоря о замужестве и о том, как она нужна стране. К лету 1929 года он планировал еще одну поездку в Париж, но правительство, за которое он так упорно боролся всего десять лет назад, отказало ему в визе.Он достиг дна, когда узнал, что Татьяна вышла замуж за француза.

Опять Маяковский ответил ст. Его следующая пьеса «Баня» была «прямой атакой на бюрократию, которая на него надвигалась». Главный герой — директор «координационной службы», который утопает в собственном эго, избегая работы любой ценой. Однажды ночью он посещает спектакль, где изображается его собственный образ жизни. После этого он протестует против пьесы, говоря, что массам нельзя допускать ее к просмотру, потому что они не поймут — и незачем им это объяснять.

На этот раз бюрократы не оставили без внимания пьесу Маяковского. На самом деле у некоторых критиков был «зловещий звук». После провала спектакля Маяковский нарисовал в театре афишу:

«Сразу рой бюрократов не распаришь.
Не хватило бы бань и мыла.
Кроме того, бюрократам помогает перо критиков?
Как и Ермилов (сотрудник РАПП).

Маяковский стал очень параноиком, что его недоброжелатели замышляют против него заговор.В
году они были с Маяковским более сдержанны, чем другие футуристы, именуемые теперь «интеллигенцией».

Именно в этот момент он написал свою последнюю эпическую поэму, незаконченную «Во весь голос»:

«Мой стих
трудом
разорвёт горную цепь лет,
и явится
тяжеловесным,
грубым,
осязаемым,
водопроводом,
рабами Рима
сооружён,
войдет в наши дни»

Маяковский все более и более угнетался.В начале апреля 1930 года он был госпитализирован с нервным истощением. 10 апреля знакомый охарактеризовал встречу с Маяковским как «мрачную».

Через четыре дня Маяковский умер.

Драматическая история рассказывает нам, что он покончил жизнь самоубийством за два дня до того, как совершил его. Он начал играть в русскую рулетку один раз в день — и выиграл дважды. На третий день, 14 апреля, он написал записку, надел чистую рубаху (по русским поверьям), вставил в револьвер единственный патрон и снова сыграл в русскую рулетку.На этот раз он проиграл.

В своей последней заметке он написал:

«И как говорится, инцидент исчерпан.
Лодка Любви разбилась о ежедневную рутину.
Теперь мы с жизнью расстались. Зачем тогда
уравновешивать взаимные печали, боли и обиды».

Другая часть записки гласит:

«Никого не вините в моей смерти и прошу не сплетничать. Покойный ужасно не любил такого рода вещи. Мама, сестры и товарищи, простите меня — это не выход (другим не рекомендую), но другого у меня нет.Лиля — люби меня… Товарищи из ВАПП (подразделения РАПП) — не считай меня слабонервным. Серьезно, я больше ничего не мог сделать».

После его смерти страну захлестнула волна печали. Более 150 000 человек увидели его тело в состоянии, под венком из молотков, маховиков и винтов с надписью:

.

«Железный венок железному поэту».

Сталин, возможно, пытаясь использовать самоубийство поэта в своих корыстных целях, возложил вину за смерть Маяковского на группу, которая попала в немилость: РАПП.Это привело к одной из его печально известных чисток, в ходе которой были ликвидированы члены РАПП.

Собственно говоря, в одном из заявлений Сталина все сказано. Первая часть, комплимент:

«Маяковский был и остается лучшим и талантливейшим поэтом нашей советской эпохи».

Вторая часть звучит предупреждение:

«Равнодушие к его памяти и к его работе является преступлением».

Через несколько дней Триумфальная площадь в Москве была переименована в площадь Маяковского. По всей стране в парках стали появляться статуи поэта.Бюрократы быстро объединились с поэтом, которого они прокляли всего год назад. Его прах был положен среди могил Гоголя и жены Сталина. Сейчас они покоятся под гигантским памятником из красно-черного мрамора на Ново-Девичьем кладбище в Москве.

Человек, который был великим поэтом при жизни, после смерти стал еще более великим. Он стал частью коммунистического истеблишмента. Что, по словам Бориса Пастернака, стало его второй смертью.

Интересное примечание: когда Маяковский умер, ученые изучили его мозг и обнаружили, что он весил 1700 граммов против 1400 в среднем.

Маяковский — СовЛит.нет

Маяковский Владимир Владимирович. . Родился 19 июля (7 июля по старому стилю) 1893 года в Багдади, Грузия. (который впоследствии был назван Маяковским в его честь). Его отец, Владимир Константинович, хотя и дворянского происхождения, был лесничий. У молодого Владимира было две старшие сестры — Ольга и Людмила. Он пошел в школу в Кутаисе в 1902 году, но закончил мало интереса к учебе. К третьему классу Маяковский был в восторге от волнения, митингов, демонстраций и революционных песен .Людмила, теперь студентка в Москве, приносила домой легальные и нелегальные политические памфлеты.

В 1906 году старший Маяковский умер от заражения крови . Мать Маяковского, Александра Алексеевна, решила перевезти семью в Москву, чтобы оставаться рядом с Людмилой. Чтобы помочь семье, Ольга и молодой Владимир научились огонь и цветные деревянные предметы , такие как коробки, шкатулки и пасхальные яйца, которые Людимила продавала в магазины.

Маяковский погрузился в политику почти сразу же, как приехал в Москву.К 14 годам он был действительный член Московской большевистской партии , работавший связным, распространителем листовок и наблюдателем. 1 марта 1908 года Маяковский был исключен из школы за неуплату взносов. А 29 марта 1908 года он был пойман с стопка революционных воззваний и арестованных . Маяковский был освобожден условно, а 30 августа 1908 г. поступил в Строгановское художественно-промышленное училище.

Маяковский был вновь арестован 21 января 1909 года, на этот раз по ошибке.Его видели в компании какого-то соц. Революционеры, которых обвинили в экспрориациях (грабежах банков). Невиновность Маяковского была очевидна и вышел.

Однако к лету 1909 года Маяковский снова оказался в тюряге , на этот раз потому, что вышел на засаду, направленную на грузинского революционера, причастного к экспроприациям и организации успешного побега из тюрьмы. Маяковский был несговорчивый заключенный. В отчете надзирателя за август 1909 г. указано:

. Владимир Владимирович Маяковский…своим поведением подстрекает других заключенных к неповиновению тюремным служащим, настойчиво требует свободного доступа во все камеры, якобы являясь «представителем» заключенных; всякий раз, когда его выпускают из камеры чтобы сходить в туалет или умывальную, он полчаса не выходит из камеры, расхаживая взад и вперед по коридору.
Маяковского переводили из тюрьмы в тюрьму и в итоге он попал в одиночную камеру в камеру 103 Бутырки Тюрьма.Именно здесь он написал свое первое стихотворение.

Маяковский был судим в сентябре 1909 года и признан виновным. Однако, будучи несовершеннолетним, он снова отделался условным сроком.

Предложение руки и сердца
Давид Бурлюк
Уже проявив талант к рисованию, Маяковский выпал из политики и решил заняться искусством. В 1911 году он поступил в Московский институт изучения живописи, ваяния и зодчества.На этот раз его исследования прошли успешно. Здесь он познакомился и попал под влияние художника-авангардиста Давида Бурлюка , который познакомил Маяковского с модернистской живописью и поэзией. В сентябре 1912 года, отказавшись от скучной программы Рахманинова на музыку, Маяковский написал и прочитал для Бурлюка стихотворение. Бурлюк будто бы воскликнул, «Да ты что поэтический гений!» И в этот момент, утверждает Маяковский, он решил заниматься только поэзией.

В декабре 1912 года Маяковский, Бурлюк, Хлебников и Крученых опубликовали манифест футуристов под названием , Пощечина перед лицом общественного вкуса . В ней требовали выкинуть за борт Пушкина, Толстого и др. После все, «Академия и Пушкин менее понятны, чем иероглифы». . Блок, Горький, Куприн, Ремизов, Бунин а другие также вызывают насмешки, будучи названы «незначительными». Манифест «приказывает» уважать поэтов. права:

  • Расширить объем словарного запаса поэта с произвольными и производными словами.
  • Испытывать непреодолимую ненависть к языку существовавшие до своего времени.
  • С ужасом столкнуть с гордого лба Венок дешевой славы, который Ты сделал из банных веников.
  • Стоять на скале слова «мы» среди моря свист и возмущение.
Первые два опубликованных стихотворения Маяковского: Ночь («Ночь») и Утро («Утро») также появились в 1912.

Для рекламы своих «хэппенингов» футуристы проделывали различные трюки: появление Маяковского в желтой куртке , и Бурлюк с нарисованной на щеке веткой дерева и птицей. Эти трюки достались двум изгнанным из институт.

В 1913 году Маяковский, Бурлюк, Хлебников и другие футуристы совершили поездку по провинции, чтобы привлечь внимание к их новый стиль. Маяковский был звездой этих шоу не только из-за своего гулкого баса и захватывающего стиля. чтения, но и благодаря своему природному таланту спорщика и умению остроумно рассуждать.

Вернувшись в Москву, Маяковский выпустил свой первый сборник под скромным названием «Я» и пьесу под названием: Владимир Маяковский. Трагедия . Пьеса была поставлена ​​в декабре 1913 года, как вы уже догадались, Владимиром Маяковский в главной роли. По сути, пьеса представляет собой серию образных монологов о поэте и его восприятия. В ней Поэт и идеализируется, и развенчивается. Обожающие женщины приносят ему в дар свои слезы, умоляя его принять их; и все же он спит на ложе из навоза, ожидая, когда колеса поезда приедут и отрежут ему голову.В Прологе Маяковский заявляет:

Я открою тебе словами простыми, как мычание, наши новые души, пылающие, как дуги уличных фонарей. Я слегка коснусь пальцами ваших голов, и вы отрастите губы для огромных поцелуев и язык, всем народам родной. И я, ковыляя на своей скупой душе, уйду к своему трону со звездными дырами, нависшими над ободранным сводом. Я лягу, светлая, в одежде лени, на мягкое ложе из добросовестного навоза, и тихонько, целуя шпалные коленки, колесо паровой машины схватит меня за шею и сожмет.
Виктор Шкловский так описал пьесу:
Поэт распластался на сцене, держа себя в руках, как карточный игрок держит свои карты. Вот Маяковский двойка, тройка, валет, король. Игра сделана на любви. Игра проиграна.
Основной реакцией публики на спектакль было насмешек.

Первая мировая война началась в 1914 году, но, как единственный сын вдовы, Маяковский был сначала освобожден от призыва.Он был в конце концов был призван, но никогда не выполнял никакой воинской обязанности.

Его первая большая поэма Облако в Шанах («Облако в штанах») появилась в 1915 году. любовь и поэзия в смелых, новых, резких образах, используя «депоэтизированный» язык улиц. В нем Маяковский презирает высокий образ поэта; он отказывается быть «милым. Не мужчина, а облачко в штанах». Вместо этого автор говорит, что он всего лишь человек, «плевать от грязной ночи на ладонь нищего.«Поэзия не дается легко. Скорее, написание стихов, исходящих от «глупой рыбы воображения», вызывает «волдыри в мозгу». Он описывает поэтов рабочий:

Затем после того, как они очищают рифмы
при варке супа с птицами и цветами
язык немой по пыльной дороге тащит
Потому что у него нет возможности говорить, кричать
Маяковский тоже вносит революцию в произведение:
Руки прочь от карманов, пешеходы!
хватай камни, бомбы, ножи, все, что сможешь найти
и те из вас, у кого нет рук
ударил лбом.
Март вы о голодные
криво,
тощая грязная, полная паразитов
марш!
Летом 1915 года Маяковский встретил большую любовь всей своей жизни — Лилю Брик . Ее муж, Осип, по-видимому, не возражал против романа и действительно вскоре стал издателем и литературным сотрудником Маяковского. Стихотворение Флейтапозвоночик («Хребтовая флейта») (1916 г.), был посвящен Лиле. Он закончил дореволюционные годы с Война и мир («Война и мир»), реакция на ужасы войны, и Человек («Человек»), затрагивающие космические страдания, вызванные несостоявшейся любовью.Эта последняя работа устанавливается первой на теперешней земле, потом на небе, а потом снова на земле будущего, где жадный мещанин еще правила.

«Маяковский вошел в революцию, как вошел бы в свой собственный дом», — заметил Шкловский. Он отправился в Смольный в Петрограде и был очевидцем большевистского переворота. Красные матросы маршировали по Зимнему дворцу, распевая одну из Лозунгов Маяковского:

Еш ананасы, рябчики жуй
Дьех твоих последних приходит, буржуй!

(«Ешь ананасы, жуй перепелов
Близится твой последний день, буржуа!»)

Пока Маяковский изготовил объемное количество лозунгов, плакатов и плакатов на политические и утилитарные темы для Революционное правительство, он по-прежнему настаивал на том, что новое время требовало новых художественных форм.Следовательно, у него было мало использовать для пролеткультовских поэтов и их условный стиль. Он уволил их как тех, «кто ставил заплатки на Выцветший фрак Пушкина

В честь первой годовщины большевистской революции легендарный режиссер Всеволод Мейерхольд подарил Следующая пьеса Маяковского, Мистерия Буфф («Мистерия Буфф»), изображение триумфа «Нечистых» (пролетарии) над «чистыми» (буржуазами).Сам Маяковский сыграл главную роль в постановке. Последующий постановки спектакля в 1920 и 1921 годах были наполнены акробатикой и цирковыми номерами и использовали до 350 актеров и танцоры. Маяковский также создавал стихи с явно политическим уклоном, такие как Ода Революции («Ода Революция») (1918) и Леви Марш («Левый марш») (1919).

В 1918 году Маяковский начал кратковременное погружение в кино. Родившийся («Рожденный не для денег») по роману Джека Лондона Мартин Иден .Фильм был популярен среди советской публике, как и его второй фильм Барышня и Хулиган («Барышня и хулиган»), хотя Позже Маяковский назвал это «сентиментальной чушью». В своем третьем фильме Закованная Фильма («В узах Фильм»), Маяковский сыграл художника с Лилей Брик в главной роли. Всего Маяковский написал тринадцать фильмов. сценариев, большинство из которых так и не были реализованы. И только обрывки тех фильмов, которые были сняты, сохранились.

В 1921 году Маяковский создал эпическую агитационно-художественную поэму 150 000 000 , аллегорию решающей битвы между 150 000 000 советских рабочих и злыми силами капитализма во главе с Вудро Вильсоном. По стилю стихотворение пародирует русскую былину , или народный эпос. Эта работа, однако, не пришлась по вкусу ни художественному сообществу — Борис Пастернака в особенности, ни политического читателя. Сам Ленин написал меморандум Луначарскому, критикуя публикацию из 150 000 000 .Ленин назвал стихотворение «глупым, чудовищно глупым и претенциозным». Он также предложил что Луначарского «выпороли за футуризм».

Маяковский совершил свою первую зарубежную поездку в мае 1922 года в Ригу, Латвия. Он должен был прочитать публичную лекцию, но местный исправник, зная о политических взглядах Маяковского, отказал в разрешении. Маяковский ответил некоторым злобная стихотворная сатира, высмеивающая все стороны жизни крошечной республики.Позже в 1922 году он посетил Берлин и Париж, где он встретился с Жаном Кокто, Пикассо, Браком и Леже и присутствовал на похоронах Марселя Пруста .

Вернувшись в Москву, Маяковский приступил к созданию авангардного журнала Левый фронт , или проще говоря, Леф . Первый номер вышел в марте 1923 г., а последний (седьмой) — в июне 1925 г. В нем были представлены произведения Пастернак, Каменский, Асеев, Крученых, Хлебников, Бабель, Шкловский, Осип Брик, Мейерхольд, Вертов, Эйзенштейн и Родченко.В первом номере журнала был опубликован собственный номер Маяковского Pro Eto («Про это»), аллегорическое излияние любви и страданий, наполненное сюрреалистическими видениями.

Как и прежде, Маяковский продолжал рисовать политические плакаты и сочинять бесчисленные лозунги и джинглы для продуктов или как товар. сообщения общественной службы, напоминающие людям не курить, не пить и не плевать на пол, а также что они должны мыться и чистить свои зубы регулярно.

Маяковский был глубоко тронут смертью Ленина 21 января 1924 года. В течение этого года, читая и читая лекции по всему Советскому Союзу Маяковский работал над своей 3000-строчной данью Владимиру Ильичу Ленину , в которой он провозгласил, что «Ленин и сейчас живее живого».

Маяковский совершил еще две поездки в Париж — в октябре 1924 и мае 1925 года. В последней поездке он присутствовал на открытии советского павильона на Выставке промышленного искусства, где его собственные рекламные плакаты получили Серебряную медаль.Затем он переплыл Атлантику, чтобы открыть для себя Америку. Сначала он высадился на Кубе, где господство США привело ему написать Black And White в поддержку борьбы с расизмом. Затем он переехал в Мексику, где он встретил коллегу-модерниста и коммуниста Диего Риверу . Затем, в июле 1925 г., после восьмилетнего заключения за решетку часов американскими властями в Техасе, Маяковский наконец въехал в Соединенные Штаты. Он посетил Нью-Йорк, Чикаго, Детройт, Филадельфии, Питтсбурге и Кливленде, давая чтения и лекции и присоединяясь к рабочей борьбе.(Он однажды провел целый день в пикете с нью-йоркскими швейниками.) Итогом поездки стал цикл Маяковского Стихи об Америке («Стихи Америки»), в том числе Бруклинский мост («Бруклинский мост»), as а также довольно едкий прозаический рассказ о путешествиях, Мое Открытие Америки («Мое открытие Америки»; 1926).

В 1925 году Маяковский тоже совершил один из немногих своих набегов в область утопической фантастики своим стихотворением Летающие пролетарии («Летучий пролетарий»).Как описывает Виктор Таррас в своей биографии Маяковского, Летучий Пролетарий был:

… действие происходит в 2125 году и представляет собой гигантскую воздушную битву с лучами смерти и тому подобным между советским пролетарием и американских буржуазных ВВС. Последнее преобладает до тех пор, пока восстание нью-йоркских рабочих против их правительства не превращается Прилив. Коммунистическое будущее Маяковского — это все удобства и электрическая легкость: электробритвы, электрические зубные щетки, каждый со своим личным самолетом (в Москве больше нет улиц, только аэропорты).Труд полностью механизирован, так что рабочий просто управляет клавиатурой. В целом утопия Маяковского написана с точки зрения рабочего. кто устал от непосильной, грязной работы. . . . Кухни нет, работы по дому нет. Люди едят в аэрокафетериях и развлекаются космическими кино, космическими танцами и прочим — все безалкогольное (алкоголь подается только по рецепту). Спорт будущего — авиаполо — футбол уже давно заброшен как грубый и скучный.
Если говорить более серьезно, то после самоубийства поэта Сергея Есенина 27 декабря 1925 года Маяковский поставил перед собой задача нейтрализовать эффект предсмертной записки-стихотворения Есенина и сделать конец Есенина скучным. Он хотел выдвинуть другую красоту вместо легкой красоты смерти. Маяковский никогда не был большим поклонником Есенина и его более условный стиль, но он признавал в Есенине «подмастерья русского слова». у Есенина было завершил свое предсмертное стихотворение строками: «В этой жизни смерть не является чем-то новым.Но жить, конечно, не новее». В ответ Маяковский закончил свое стихотворение Сергею Есенину («Сергею Есенину») такой вариацией:
В этой жизни умереть не так уж и сложно,
сделать жизнь значительно сложнее.
Когда Советский Союз готовился отметить свое десятилетие в 1927 году, Маяковский внес свой вклад в Хорошо! Октябрьская поэма («Хорошо! Поэма Октябрьской революции»).Это произведение пересказывает историю Советского Союза, начиная с описания беспорядков начала 1917 года и памфлетов правительства Керенского. Он содержит триумфальный отчет о штурме Зимнего дворца; эпизоды борьбы с контрреволюция, иностранная интервенция, холод и голод; покушение на Ленина; и окончательное поражение Белые. Стихотворение также содержит нападки на поэта Александра Блока, который изображен греющимся у костра и ожидание прихода Иисуса Христа, отсылка к концу стихотворения Блока Двенадцать .

Также в январе 1927 года Маяковский возродил Леф , на этот раз под названием Новый Леф («Новый Леф»). в Во время премьеры Маяковский вступил в публичный спор с Максимом Горьким, который в то время жил за границей в Италии. Оно пришло в виде открытого письма-стихотворения Горькому с призывом вернуться в Советский Союз. Маяковский тоже взял возможность оскорбить другого писателя и ставленника Горького, Федора Гладкова, автора популярного романа Цемент .Маяковский видел в реализме Гладкова и ему подобных простую «приспособляемость» и «подхалимство» лизоблюдов.

Неудивительно поэтому, что Маяковский впал в немилость у некоторых писателей, особенно у Перевал и РАПП групп. Они нападали на Маяковского как на напыщенного писателя-писака , лишенного дисциплины и классового сознания и обремененных «вредной, запутанной идеологией».

Первая пятилетка началась в 1928 году, а толчок к коллективизации в 1929 году.Маяковский носился в гостях строительство площадок и новых фабрик и создание стихов, посвященных конкретным вопросам, представляющим общественный интерес: радость новая квартира с горячей и холодной водой; покупка облигаций индустриализации; и обещание автомобиля заводы по выпуску доступных автомобилей, которые будут доступны в рассрочку. Но Маяковский не стал ждать для этих автомобильных заводов, чтобы получить его собственный автомобиль. Вернее, находясь в Париже в 1928 году, он приобрел новый Renault .

Во время той же поездки в Париж Маяковский получил заказ от товарища Кострова, редактора «Комсомольская правда» и «Молодая гвардия» , сочинить несколько политических стихов. Однако Маяковский поразил закрутил роман с красивой русской эмигранткой и вместо этого сочинил свой Письмо Товарищи Кострову из Парижа о Сущености Любви («Письмо товарищу Кострову из Парижа о природе любви»).

По возвращении в Москву Маяковский снова работал с Мейерхольдом, готовя постановку своей пьесы Клоп («Клоп»).Музыку для постановки предоставил Дмитрий Шастакович и декорации были от Родченко . Спектакль фактически был переработкой сценария Маяковского, отвергнутого театром. киностудия Совкино. В нем рассказывается история обывателя нэповских времен, который бросает свою работницу ради дочери владелица успешного салона красоты. В результате драки на его свадьбе он случайно замерзает. Затем он возродился пятьдесят лет спустя, в 1979 году.Современники сначала принимают его за честного труженика, но потом правильно идентифицируйте его как буржуазии обыкновенной , кровососущего насекомого похожего, но более опасного, чем постельный клоп. Его выставляют в клетке, оборудованной специальными фильтрами для улавливания всех грязных слов .

В феврале 1929 года Маяковский снова был в Европе — Берлине, Праге, Париже. В поездке он произвел больше антибуржуазные стихи, выбрав в качестве темы такие персонажи, как одноногая проститутка и дежурный в мужском туалете парижского ресторана.Маяковский посетил также казино в Монте-Карло, которое, конечно же, назвал притоном интернациональные рэкетиры и выгребная яма отвратительного порока . После поездки Маяковский написал одну из своих самых популярные стихи Стихи о Советском паспорте («Поэма о советском паспорте»). В этом произведении он выражает ликование по поводу брезгливости и неудобства его советского паспорта у различных пограничников, считавших, что паспорт был взрывоопасным, как бомба, колючим, как ежик , и опасным, как бритва.

Маяковский покинул Новый Леф в 1928 г., а в 1929 г. попытался создать новую организацию, Ref («Революционный фронт»), предназначенный как мастерская, школа для изучения техники письма, что будет сотрудничать с РАПП. Но Реф так и не сдвинулся с мертвой точки, и в феврале 1930 года Маяковский объявил его намерение подать заявку на членство в РАТОП. Литературный истеблишмент в РАПП был готов принять Маяковского, но не совсем с распростертыми объятиями.Александр Фадеев отметил:

Маяковский — подходящий материал для РАПП. Что касается его политических взглядов, то он продемонстрировал свою близость к пролетарский. Это не значит, однако, что Маяковский принимается со всей его теоретической подготовкой. Он будет допущен в зависимости от того, насколько он избавится от этого происхождения. Мы поможем ему в этом.
Премьера пьесы Маяковского « Баня » («Баня») — жесткая атака на бюрократическую глупость — состоялась в Ленинграде 30 января 1930 года.Это была катастрофа. Ни смеха, ни аплодисментов после первых двух актов. Игра открылся в Москве в театре Мейерхольда 16 марта 1930 г., где дела у него пошли лучше; но все же критический и публичный реакция была в целом отрицательной.

Лучше была встречена репроспективная выставка произведений Маяковского, проходившая в Москве, а затем Ленинград в феврале-марте 1930 г. Однако большинство представителей РАПП не присутствовало. На открытии на выставке Маяковский читал Во Весь Голос («Во весь голос»), своего рода подведение итогов его карьера.

В свои последние дни Маяковский, как обычно, вел активную деятельность. Он был занят подготовкой к открытию своей следующей пьесы, Москва Горит («Москва в огне»). Он содержал стилизованные сцены из революции 1905 года. Самая авангардная драматическая пьеса Маяковского. Отказ от сюжета и исторической достоверности; клоуны шутят; Император, обеспокоенный нехваткой брюк, каждую минуту меняет штаны; гигантский рабочий на ходулях затмевает владельцы фабрик; взрываются бомбы и фейерверки, а западных лидеров высмеивают.

4 апреля 1930 года Маяковский купил пай жилищного кооператива. 11 апреля он пропустил публичное выступление в Московский университет, по болезни. 12 апреля и 13 апреля прошли как обычно. У него было множество назначений за личные выступления 14 апреля и 15 апреля. Но в 10:15 утра. 14 апреля 1930 года Маяковский застрелен. себя в своем московском офисе. Он оставил предсмертную записку от 12 апреля, в которой частично говорилось:

. Как говорится,
«Инцидент закрыт.»
Лодка любви
разрушенный повседневной жизнью.
У меня все ровно с жизнью
и ничего не получится, если перечислить
взаимная обида,
неприятности,
и оскорбления.
. . . .
Не думай, что я трус. Серьезно, ничего не поделаешь.
Тело Маяковского пролежало три дня, и его посмотрели 150 000 скорбящих. Он был кремирован 17 апреля 1930 года.

Москва в огне Премьера состоялась 21 апреля 1930 года, как и было запланировано.


Основной источник:
«Владимир Маяковский» Виктора Терраса. Издательство Туэйн. Бостон. 1983.

Ссылка:
«Пощечина общественному вкусу» — манифест футуриста

Маяковский Максимальный доступ: Избранные стихи (Книги чувствительной кожи)

Футурист, хулиган, революционер, пропагандист, любовник, любовник , мученик, герой — поэт Владимир Маяковский был электростанцией и рок-звездой Серебряного века России.Это двуязычное издание обеспечивает «максимальный доступ» к его самым известным стихам и включает:

  • Точные английские переводы.
  • Стресс в русском тексте.
  • Комментарий по синтаксису, игре слов и неологизмам.
  • Уточнение культурных, исторических и литературных справок.
  • Очерки темы, образа и поэтической техники.

Это неразбавленный Маяковский в максимально доступном доказательстве для не носителей языка.

«Читатели, знакомые со стихами Маяковского на русском языке, оценят поэтическое остроумие и проницательность переводов Дженни Уэйд, которые также проливают свет на некоторые словесные и синтаксические загадки оригинала: те, кто стремится понять феномен Маяковского на английском языке, могут положиться на высочайшая точность изображений Уэйда и ее общее отношение к своему предмету, полное художественного восхищения и человеческого сочувствия, но также отличающееся критической дистанцией, необходимой для любого реального понимания.

—Анна Муза, старший преподаватель, славянские языки и литературы, Калифорнийский университет в Беркли

«’Всем вам… Я поднимаю свой череп, наполненный поэзией…’ В мастерском переводе Дженни Уэйд, с осязаемыми примечаниями, Максимум Маяковского Доступ, то, что мы имеем, есть не только чуткое, лирическое, приземленное прочтение поэта, частенько рифмовавшего в своем лирическом, подчас грубом и сыром творчестве, но и непрерывные «инструкции» о том, как войти в работа этого мастера поэта / драматурга. Книга двуязычна и, таким образом, открыта для дальнейшего толкования для тех, кто часто использует оба языка.Возьми эту книгу и наполни свой череп».

— Стив Далачинский, автор книги Последняя ночь

«Русский поэт Маяковский занимает центральное место в литературной истории своей страны. Переводы Дженни Уэйд его чудесных, но приземленных стихов сами по себе являются чудом. Это важная книга — настоятельно рекомендуется!»

— Рон Колм, автор книги «Ночная смена»

«Дженни Уэйд великолепно уловила протяжные уитмановские ритмы Маяковского, написанные на лету, на лету, на воле, «облако в штанах».Ясность гибкого перевода Уэйда и пояснительные сноски делают это своевременным дополнением к канону поэтических голосов, которые сейчас, как никогда, должны быть услышаны».

—Макс Благг, автор книги Slow Dazzle

Последняя любовь Маяковского | The New Yorker

The New Yorker , 7 января 2002 г. С. 38

ЖИЗНЬ И ЛЮБОВЬ о романе матери писателя и известного советского поэта Владимира Маяковского… Писатель описывает статую Маяковского на площади, названной в его честь… Он самый знаменитый поэт русской революции… В этой стране, где публичные поэтические чтения могут собирать тысячи слушателей, декламация стихов является заветным национальным времяпрепровождением. Спросите большинство взрослых россиян, какие стихи Маяковского они выучили наизусть в школе, и, зная десятки строк из пушкинского «Евгения Онегина», они назовут строфы из волнующих патриотических произведений, таких как «Хорошо» Маяковского, «Владимир Ильич Ленин». и Левый марш.… Они могут выучить наизусть стихи о любви, такие как «Письмо из Парижа товарищу Кострову о природе любви» или, как я слышал, как семнадцатилетний декламировал в баре в Москве в прошлом году, «Письмо Татьяне Яковлевой». Это стихи, которые я не могу слушать без особого волнения, потому что женщиной, которой они были посвящены, за которой Маяковский ухаживал в Париже, когда она была красивой эмигранткой двадцати двух лет, была моя мать… Летом 1999 года Музей Маяковского, в Москве, сообщил мне, что владеет большим архивом писем моей матери к ее собственной матери, которая умерла в 1963 году, так и не выехав из России.К сожалению, бабушкина часть переписки не сохранилась, но письма моей матери, о существовании которых я никогда не знал, описывали ее роман с поэтом в последние полтора года его жизни… Мать писателя оставила ей письма, которые присылал Маяковский. в завещании, а писатель забрал их из квартиры отца… Через несколько месяцев, с ксерокопиями этих документов под мышкой, я прибыл в благородное, устаревшее помещение Музея Маяковского, где меня встретили, как давно потерянную дочь. .И там, в письмах, которые юная Татьяна Яковлева написала своей матери более семидесяти лет назад, я воссоединился с матерью с интенсивностью, которая часто доводила меня до слез. Писатель описывает ранние годы жизни Маяковского и его главную роль в российском футуристическом движении… Рассказывает о своем знаменитом произведении «Облако в штанах»… Склонность поэта к гигантизму создала назидательное искусство, идеально подходящее для огромной аудитории и обширных общественных пространств, характерных для русской культуры. сборов в революционные десятилетия… Описывает свою связь с Лили Брик, которая осталась замужем за своим мужем… Маяковский переехал к паре… С середины двадцатых годов более доктринерские коммунисты, сила которых в литературных кругах росла, стали критиковать Маяковский… Рассказывает, как в 1928 году в Париже Маяковского познакомила с матерью писателя младшая сестра Лили Брик, Эльза, чтобы отговорить его от возобновления романа с Элли Джонс, американкой, родившей ему дочь… две недели, предложение, которое Татьяна, кажется, получила в настроении прохладной уклончивости… Пара поражала своей статной красотой, их мама гнетическое, мощное присутствие.Помимо страсти к поэзии, у них было много общих пристрастий и черт характера, главными из которых были их щедрость, их нарциссизм и эксгибиционизм, за которым каждый из них скрывал свою застенчивость и глубокую неуверенность. Когда Татьяна представила Маяковского своим французским и эмигрантским знакомым, среди которых были Кокто и Прокофьев, все более публичный роман пары не остался незамеченным для сестры Лили, Эльзы… Писатель цитирует письма пары… Рассказывает, как его роман с эмигранткой привел к проблемам со Сталиным … В течение тринадцати лет, что Маяковский и Брики жили в одном доме, Лили, сменившая за год немало мужчин, терпела, даже одобряла похождения поэта, лишь бы они оставались беззаботными.Но Володя поддерживал Бриков, и его брак поставил бы под угрозу их финансовую стабильность. Была также решимость Лили остаться неповторимой любовью всей жизни великого поэта. Итак, весной 1929 года, когда Татьяна Яковлева вошла в поэзию Маяковского, Лили поняла, что имеет дело со своей самой серьезной соперницей на сегодняшний день… К осени 1929 года политический климат в России осложнил любовную связь… Она вышла замуж за Французский атташе в декабре… Через три года они расстались, и мой отец погиб вместе со «Свободной Францией» во Второй мировой войне.Возможно, он чувствовал, что она не любила его. Может быть, он первый понял, что Маяковский был единственной большой любовью в жизни Татьяны… Рассказывает о своем последующем романе с замужней Норой Полонской, о самоубийстве в апреле 1930 года… Прощупывая личную историю моей матери – чувствуя боль ее вынужденного разлука с Маяковским, узнав, что она никогда по-настоящему не любила моего героического отца, зная, как близко она подошла к тому, чтобы вернуться в Россию и стать одной из миллионов жертв сталинских репрессий, — все это создало состояние внутреннего хаоса, которое я только начинаю приходить. смириться с…

Просмотр статьи

Владимир Маяковский: Поэт, Хулиган, Большевик

Маяковскому ближе динамичность революции и ее суровое мужество, чем массовость ее героизма, подвигов и переживаний.Как древний грек был антропоморфистом и наивно мыслил силы природы подобными себе, так и наш поэт есть маяко-морфист и наполняет своей личностью площади, улицы и поля Революции.

– Троцкий, литература и революция

Владимир Маяковский был молодым человеком старой гвардии. Он родился в Багдади, Грузия, в 1893 году, присоединился к большевикам в возрасте 15 лет и был отправлен в Бутырскую тюрьму в 16 лет после своего третьего ареста за подрывную политическую деятельность.Он оставался гордым и до конца большевиком до своего самоубийства в 1930 году (кто-то говорит, что от разбитого сердца, кто-то от разочарования в видоизменяющемся политическом строе, а кто-то кричит о заговоре). Но это был большевизм первого поколения революционеров; большевизм в основе социальных, законодательных и художественных новаций начала 1920-х гг. Кажется крайне маловероятным, что, если бы он был жив, ему было бы какое-то место в сталинском обществе 1930-х годов. Старый троп звучит правдоподобно: если бы он не умер в 1930 году, ему пришлось бы умереть в 1937 году.Но как бы то ни было, он никогда официально не дезавуировался. Фактически, впоследствии он был канонизирован как великий советский поэт, а его произведения, сильно отредактированные, стали обязательными для чтения каждым школьником. В бывшем Советском Союзе есть много взрослых, которые терпеть не могут Маяковского именно по этой причине.

Как заметил Троцкий — а это надо знать, — Маяковский был крупной личностью; он пришел к революции, потому что это соответствовало его темпераменту, а не наоборот. Политическое искусство часто имеет репутацию жесткого и искусственного; но поэзия Маяковского, даже на политические темы, чаще импрессионистична, чем дидактична.Это раздражало Троцкого, не любившего буйного, сентиментального искусства и предпочитавшего нечто более организованное, но вынужденного признать талант Маяковского. Вот почему Маяковский, возможно, единственный автор, упомянутый в «Литература» и «Революция », к которому относятся не с полным пренебрежением.

Однако понимание Маяковского Троцким ограничено; возможно, из-за отсутствия дистанции, но, что более вероятно, из-за того, что ему мешало его собственное безмерное эго. Он совершенно прав насчет самодраматизации Маяковского, но он видит в центре действия только одного Маяковского.Он упускает из виду напряженную борьбу между Маяковским-лириком, писавшим от сердца и чутья, и Маяковским-арбитром, строгим марксистом, ни в коем случае не желавшим писать «никчемные» стихи. Именно последний Маяковский написал в 1930 году (примечание: все переводы Маяковского мои собственные):

Но я

успокоенный

я,

пошагово

на горловину

из моей песни.

Все напряжение между Маяковским и Маяковским чувствуется в одном этом образе: холодном и нарочитом, яростном и пафосном. Кажется очевидным, несмотря на протесты поэта, что «проблема» лирики Маяковского так и не была решена. Лично я рад, что это не так; Маяковский мне гораздо интереснее, когда он страстный или игривый. Как бы мне это ни нравилось (предупреждение: глупый рифмованный перевод):

Ешьте ананасы

Жуйте перепелиные яйца

Осторожно, буржуй,

Ты на последнем издыхании.

И еще что-то (не глупый, не рифмованный перевод):

Померкнет ли орлиный взор?

Начнем ли мы смотреть в прошлое?

Затянуть

пальцы пролетариата

по горло миру!

Смелая грудь вперед!

Бумажное небо с флагами!

Кто там справа марширует?

Осталось!

Осталось!

Осталось!

Мне очень, очень нравятся такие вещи:

Будет луна.

Уже есть

немного

и вот полная луна висит в воздухе.

Это должно быть Бог,

со своим божественным

серебряная ложка

помешивая похлёбку звёзд.

Или это:

Кроме твоей любви

У меня есть

без солнца,

и я не знаю где ты и с кем.

Лили Брик, вдохновившая последние процитированные здесь строки, была большой любовью Маяковского и средоточием его излияний. Его любовь, выраженная в письмах и стихах, имеет детское, зависимое качество, которое странным образом дополняет его преувеличенную уверенность в других сферах жизни, как будто такая обширная личность может действовать только в крайностях. Маяковский, когда пишет о Лили или к Лили (в период разлуки посылал ей по нескольку писем в день), навязчив, гиперболичен, нутренен.Он не ограничивает выражение своих чувств и, по-видимому, не видит для этого никаких причин. Это любовь в ее диком состоянии. Интересно, все бы так любили, если бы это было позволено.

К этому моменту вы, вероятно, уже поняли, что Маяковский — сложный зверь и слишком крупная фигура, чтобы втиснуть ее в один пост в блоге; почти как Пушкин, только громче. По этой причине я вернусь к Маяковскому через несколько недель, чтобы поближе познакомиться с его любовной поэзией, а потом в серии поговорить о его пьесах; Я также буду играть с некоторыми из его стихов в качестве переводчика в «Возвращении в Россию».Я надеюсь, что в этой первой части я дал вам некоторое представление о центральном конфликте в поэзии Маяковского и о противоречиях, которые делают его творчество таким неотразимым. Я также втайне надеюсь, что, учитывая нынешнюю манию делать все, что угодно, о Сталине и заставлять произведения искусства, созданные задолго до 1929 года, каким-то образом объяснять явления диктатуры двадцатого века, люди, которые раньше не сталкивались с Маяковским, будут открыты для поэт-большевик, представляющий другое, может быть, менее знакомое лицо знакомой эпохи.Русская революция не была простым делом и не была монолитной. И Маяковский, при всем его монументальном росте, тоже не был.

Русский сериал Кирсти выходит каждый второй вторник. Другие посты из Русской серии Кирсти, в том числе статьи о Пушкине, Толстом, Лермонтове и Горьком, перечислены здесь в разделе «Публикации Кирсти». (Остерегайтесь определенного поста от 1 апреля…)

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Плохой мальчик русской поэзии | Майкл Скаммелл

Бенгт Янгфельдт

Владимир Маяковский со Скотти, собакой, купленной Лили Брик в Англии, на даче Бриков в Пушкино, лето 1924 г. Союз.Илья Эренбург, знавший о печально известном пристрастии Маяковского к азартным играм, подумал, что тот, возможно, играет в русскую рулетку со своим любимым пистолетом Маузер, и проиграл пари. Но предсмертная записка Маяковского, написанная за два дня до его смерти, говорила об обратном. Прося простить его у матери и сестер и сардонически умоляя, чтобы не было сплетен («усопший ненавидел сплетни»), Маяковский дописал несколько строк из неоконченного стихотворения:

Игра, как говорится,
Есть над.
Лодка любви потерпела крушение.
На рифах условностей.
Жизнь и я квиты
И нет смысла
Затаивать обиды.
1

Слово «любовь-лодка» предполагало романтические причины, но также создавало тайну, поскольку запутанная личная жизнь Маяковского была в основном неизвестна широкой публике. На момент смерти он был одновременно связан с тремя разными женщинами: его давней любовницей Лили Брик, с которой он провел большую часть своей взрослой жизни в богемном ménage à trois (вместе с ее мужем Осипом Бриком), но кто только что был связан с кинорежиссером; Татьяна Яковлева, эффектная молодая белая русская, которую Маяковский встретил в Париже и попросил выйти за него замуж, но которая вместо этого только что вышла замуж за француза; и Вероника Полонская, знойная молодая театральная актриса, тоже женатая, которой он тоже сделал предложение.Эмоционально он был развалиной, и его смерть могла быть вызвана его отношениями с любой из его любовниц.

Но это была не единственная загадка. В жестко контролируемом Советском Союзе самоубийство рассматривалось как преступление и акт неповиновения, утверждение личной свободы, что противоречило образу государства как рабочего рая. Зачем кому-то столь известному и популярному, как Маяковский, покончить с собой, даже по провокации? Чего большинство его читателей не знали, так это того, что впервые после Октябрьской революции Маяковский серьезно разочаровался.Сталин начал очищать свой режим от «троцкистов» и других предполагаемых врагов, а две недавние сатирические пьесы Маяковского, «Клоп » и «Баня», , вызвали гнев официальных лиц своей откровенной критикой правительственных лидеров и коррумпированных бюрократов. Его враги шептались, что он тоже был тайным троцкистом и элитаристом, оторванным от своей пролетарской базы.

За ним уже следила ОГПУ (тайная полиция), и ее агенты заполонили его квартиру, как только стало известно о его смерти.Они давно проникли в ближайшее окружение Маяковского. Осип Брик был агентом тайной полиции в начале 1920-х годов, и он и Лили до сих пор поддерживали с ними тесный контакт; а официальное уведомление о смерти подписали не менее трех секретных агентов, не считая пары литературных соратников Маяковского.

Последующие запросы ОГПУ показали, что, несмотря на неодобрение правительства, Маяковский по-прежнему пользовался огромной популярностью у читателей и что большая часть интеллигенции расценила его самоубийство как политический протест, вызванный кризисом в советской литературе.Предсмертная записка в подозрительной и параноидальной атмосфере, созданной сталинским режимом, рассматривалась как прикрытие для более серьезных проблем. Однако властям удалось воспользоваться запиской в ​​своих целях. «На начальных стадиях следствия, — говорилось в официальном сообщении в № «Правды» № , — самоубийство было вызвано чисто личными соображениями, никак не связанными с общественной и литературной деятельностью поэта».

Маяковский сделал одолжение режиму, ссылаясь на «любовную лодку», и в 1935 году получил своего рода награду.Лили Брик написала Сталину в знак протеста против того, что произведение Маяковского было допущено к выпуску и о нем забыли, и просила первого секретаря исправить положение. Сталин ответил с удивительной теплотой, учитывая, что он, вероятно, никогда не читал ни слова Маяковского. Маяковский, объявил он, был «лучшим, одарённейшим поэтом нашей советской эпохи», добавив, что «равнодушие к его памяти и его творчеству есть преступление». В течение недели Триумфальная площадь в Москве была переименована в площадь Маяковского. Позже в его честь была названа станция метро, ​​а на площади воздвигнута гигантская бронзовая статуя, носящая его имя.Его политические стихи переиздавались огромными многотомными тиражами и стали основой советской литературной программы.

Лили явно думала, что помогает своему старому любовнику, реабилитируя его и восстанавливая его репутацию в правительстве, но она ошибалась. Как отмечал Пастернак в своей автобиографии, после канонизации Сталина творчество Маяковского «стало внедряться насильно, как картошка при Екатерине Великой. Это была его вторая смерть. Он не имел к этому никакого отношения».

Официальное одобрение разрушило репутацию Маяковского для политически чувствительных российских читателей и нанесло ущерб его репутации на Западе, особенно во время холодной войны.В сегодняшней России, после распада Советского Союза, его произведения практически исчезли из школьных программ и мало читаются широкой публикой, в то время как в англоязычном мире он также забыт или игнорируется, особенно по сравнению с внимание уделяли его великие современники Борис Пастернак, Анна Ахматова, Марина Цветаева и Осип Мандельштам. Первые трое, несомненно, считали его равным себе, если не лучшим поэтом, и Мандельштам всегда относился к нему с уважением, если не с любовью, однако спустя четверть века после распада Советского Союза Маяковский остается под покровом ночи. 2

Эта несправедливость, должно быть, была очень важна для шведского ученого Бенгта Янгфельдта, когда он приступил к своей новой роскошной книге Маяковский: Биография, , которая окончательно спасает поэта от близкого забвения и возвращает его к центральное место в русской литературе первой четверти ХХ века. Янгфельдт, автор и редактор нескольких более ранних книг о Маяковском, кажется, прочитал почти все, что написано поэтом или о нем, и разговаривал со всеми интересующимися, у кого он мог взять интервью, не в последнюю очередь с грозной Лили Брик, которая умерла в 1978 году. , главный друг, любовница и импресарио в жизни Маяковского.Эта богато детализированная и обильно иллюстрированная биография, бегло переведенная Гарри Д. Уотсоном, является лучшим литературным памятником поэту и вряд ли будет превзойдена в ближайшие годы.

Янгфельдт не дрогнул, описав провокационное поведение напористого молодого панка, который ворвался в престижный Московский институт живописи, скульптуры и архитектуры в возрасте восемнадцати лет, одетый во все черное, с лохматыми волосами и полным гнилых зубов . Будущий «бешеный бык» русской литературы был ростом шесть футов два дюйма, с телосложением боксера и под стать гулкому голосу, но при этом он был мягким и ранимым.«Трамплином его дерзости была дикая робость, а под видимостью сильной воли скрывалась феноменальная чувствительность, склонная к неоправданному унынию, безволие», — писал Пастернак. Маяковский был силой природы: упрямым, воинственным, инстинктивным мятежником и нарушителем границ, который в некотором смысле так и не вырос. До конца своей жизни он был шумным подростком в поисках новизны и мгновенного удовлетворения, будь то влюбляясь в очередную красавицу, которая попадалась ему на пути, проигрывая последнюю копейку в карты или бильярд, или купаясь в лести его аудитории.

Он был также экстравагантно одарен — как художник, поэт, перформер, клоун — и его перспективность была немедленно замечена Давидом Бурлюком, старшим сотрудником Художественного института и самим чрезвычайно разносторонним человеком. В 1911 году Маяковский показал Бурлюку два написанных им стихотворения, одно — городской пейзаж, полностью состоящий из зрительных образов:

Крест
железные кони
первые кубики выскочили из окон
беглых домов….
Фокусник
вытаскивает стальные рельсы
из входа тележки.
3

(Перевод Джека Хиршмана и Виктора Эрлиха, с адаптациями)

Маяковский опирался на творчество Александра Блока и символистов, но Бурлюка сразу поразила динамика строки о выпрыгивающих из окон кубиках. как провидец. Назвав юного хулигана гением, он зачислил его в свою новообразованную художественную группу «Кубофутуристы». Когда футуристы выпустили свой пресловутый манифест Пощечина общественному вкусу , вскоре после этого в него были включены стихи молодого Маяковского.Манифест очень пришелся по вкусу Маяковскому. « Только мы являемся лицом нашего Времени…. Выбросьте Пушкина, Достоевского, Толстого и т. д. и т. п. за борт корабля современности», — гласила она. Девизом футуристов был «Кубизм в изобразительном искусстве, футуризм в словесном искусстве», среди них были поэты-«транссмыслы» Велимир Хлебников и Алексей Крученых, художники-авангардисты, такие как Казимир Малевич, Владимир Татлин, и Александр Родченко, раздвигавшие границы репрезентации в живописи.

Некоторые поэты-футуристы отправились в дикое читательское путешествие по провинции, чтобы привлечь к себе внимание. Маяковский носил на своих выступлениях самодельную желто-черную полосатую рубашку и наслаждался обменом оскорблениями со зрителями. Его стихи были очень риторическими, с тяжелым битом, перемежающимся экстравагантными рифмами. Примером может служить творчество поэтов-битников 1950-х годов (как в «Howl») или акцент исполнителей хип-хопа на уличном языке и рифме, хотя музыки, конечно же, не было.Более серьезное родство было с нью-йоркской школой поэтов 1960-х, особенно с Фрэнком О’Хара 4 ; но некоторые более простые тексты Маяковского могли бы звучать как детские стишки, если бы не мрачное содержание:

На мостовой моей избитой
души
сумасшедшие
жестокими каблуками
барабанят свои бессмысленные слова.
Где города повешены
и кривые вершины
их башен
парят подвешенными
в петле облаков,
Я иду один
Плакать о констеблях
распятых
на их перекрестке
дорог.
5

(Мой перевод)

Гастроли футуристов положили начало Маяковскому и его роману со сценой. Это дало ему возможность экспериментировать с новыми формами и создать для себя новую личность в искусственной среде. Приняв полуироническое определение Бурлюком его как «гения», он занял позицию «поэта и пророка» и создал для себя мифологическую автобиографию. Его последующий рост как поэта и соответствующий рост в авангардных литературных кругах были стремительными; в 1913 году, еще не достигнув двадцати лет, он представил и сыграл главную роль в своей стихотворной трагедии « Владимир Маяковский » в театре «Луна-парк» в Санкт-Петербурге.Петербург. В первом акте фигурировали «человек без глаза», «человек без головы», «человек с двумя картонными поцелуями» и т. д., и сводился к фантастическому призыву к революции от имени хромых, хромых, и больные:

Ты не поймешь
почему,
холодный как анонимная насмешка,
Я несу свою душу на заклание
на обед грядущих лет.
Катится нежеланной слезой
С небритой щеки площади,
Я, наверное, последний поэт.

6

(Перевод Марии Энценсбергер)

Во втором акте поэт в тоге после революции принимает дары от бедняков за свои святые жертвы и собирает их слезы в чемодан, чтобы отвезти в «темный бог бурь» на крайнем севере. В пьесе были затронуты несколько отличительных тем Маяковского: «безумие, самоубийство, борьба с Богом, экзистенциальное разоблачение человека», по словам Янгфельдта, и его исполнение было встречено шипением, освистыванием и почти полностью негативными отзывами.

Однако шипение и свист не остановили и не расстроили Маяковского. В течение следующих нескольких лет, помимо более коротких произведений, он написал ряд длинных стихотворений в своем театральном стиле: «Облако в штанах», «Хребет-флейта» и «Человек», а также еще одну пьесу, . Мистерия-буфф , в постановке Всеволода Мейерхольда с декорациями и костюмами Малевича. Маяковский сочинял свои стихи вслух на прогулке, любил читать их сам, производя на слушателей замечательное впечатление.В «Облаке» он и драматизировал, и высмеивал себя как раздвоение личности — буйный хулиган снаружи, ранимый любовник и мученик внутри:

Нет седины в моей душе,
Нет там дедушкиной нежности!
Я сотрясаю мир силой своего голоса
И иду дальше — красивый двадцатидвухлетний парень.
7

(Перевод Джорджа Риви, с адаптациями)

От этого застенчивого открытия нарастало напряжение, комедия превращалась в трагедию и снова в комедию, и он заливался слезами в напряжении. моменты в его чтении.Максим Горький присутствовал на одном из первых чтений «Облака» и был так «испуган и растроган» рыданиями Маяковского, что сам расплакался. Пастернак, другой слушатель, заметил, что самоотверженные порывы рассказчика и жажда страданий напоминают ему героя Достоевского.

« The Backbone-Flute » была любовная поэма, посвященная Лили Брик, с которой его познакомила сестра Лили, Эльза (впоследствии Эльза Триоле, французская писательница) в 1915 году, когда ему было двадцать два года, и Лили 24.Дочь богатого юриста-еврея, известная красавица и меценат, а также известная беспорядочная половая жизнь, Лили была замужем за литературным критиком Осипом Бриком, но это не мешало ей. Она была умной, волевой, предприимчивой, феминисткой, которая использовала свою ярко выраженную физическую привлекательность, чтобы пробиться в мире. Она верила и настаивала на свободной любви, и Осип, видя выгоду для себя, пошел на это.

Янгфельдт представляет ее во второй главе своей книги, и она чуть не убегает с ней, отчасти потому, что она сама такой захватывающий персонаж.«Я сразу увидела, что Володя — гениальный поэт», — цитирует ее слова Янгдфельдт в ее неопубликованной автобиографии,

, но мне он не понравился. Я не любил крикливых людей… Мне не нравилось, что он был такой большой, что люди на улице оборачивались, чтобы посмотреть на него, мне не нравилось, что он слушал собственный голос, мне не нравилось даже его имя — Маяковский — так шумный и так похожий на псевдоним, к тому же вульгарный.

Тем не менее, было почти предрешено, что у Лили будет роман с мускулистым молодым поэтом.Когда об этом рассказали, Брик якобы сказал: «Как вы могли в чем-то отказать этому человеку!» Но это было более серьезно, чем ее предыдущие связи. Маяковский был чрезвычайно настойчивым и требовательным (и ревнивым) любовником, и это отразилось в «Хребте-флейте», где чередование эйфории и отчаяния у поэта теперь вызвано любовницей:

Мне суждено быть царь.
На залитом солнцем золоте моих монет
Я прикажу своим подданным
отчеканить
твой драгоценный лик!
Но там, где
земля меркнет в тундру,
и река торгуется с северным ветром,
Я нацарапаю имя Лили на своих цепях, И во мраке каторги
Целую их снова и снова.

(Перевод Макса Хейворда и Джорджа Риви, с адаптациями)

Лили была счастлива переспать с Маяковским, но держала его в течение почти трех лет, прежде чем предложить ему переехать к ней и Осипу, аранжировка, которая то и дело продолжалась до конца его жизни. Между тем она, не теряя времени, уговорила своего протеже подстричься и выбросить желтую блузку. Она наняла дантиста, чтобы он сделал ему новые зубы, и купила ему новую модную одежду, чтобы он стал больше походить на английского денди, чем на богемного человека прошлого (хотя и оставался таким же диким по темпераменту).

«Облако в штанах» и « Хребет-флейта» были описаны как стихи о любви. Третье крупное произведение Маяковского « Человек » не имело такого описания или посвящения, но напоминало первые два (и его пьесу «Владимир Маяковский ») тем, что это была по существу трагедия в автобиографической форме, изображающая поэта как героя. На этот раз он смело взял за образец жизнь Иисуса. Поэма была разбита на части: «Рождество Маяковского», «Жизнь Маяковского», «Страсти Маяковского», «Вознесение Маяковского» и т. д., а поэт — «Христос народный», светский мученик и пророк, борющийся со злом ( в виде богатства, эксплуатации, неравенства) от имени бедных и обездоленных.

Из-за аллегорического сюжета стихотворение звучит пафосно или скучно, но богатство деталей рассказа Маяковского и сила его образности, не говоря уже о диковинных, но весьма убедительных рифмах, поражали слушателей. Зал был полон известными поэтами, только что прочитавшими собственное произведение (мероприятие называлось «Встреча двух поколений поэзии»), а звездным спектаклем было чтение Маяковского. Пастернак назвал стихотворение «произведением необыкновенной глубины и возвышенного вдохновения».Андрей Белый, дуайен символизма, сидел напротив Маяковского, «как завороженный», по словам Янгфельдта. «Когда чтение кончилось, он встал, потрясенный и бледный, и заявил, что не может себе представить, как в такое время могут быть написаны стихи такой силы». После более позднего прочтения Белый снова встал и объявил Маяковского самым значительным русским поэтом после символистов. Он произвел революцию в русской поэзии как по форме, так и по содержанию, и после этого ни один серьезный писатель не мог игнорировать его влияние.

Маяковский работал рисовальщиком в Петрограде (в качестве альтернативы призыву на Первую мировую войну), когда разразилась Октябрьская революция, и у него было место у ринга. Казалось, она оправдала все его надежды, в том числе смысл его недавно поставленной драмы « Mystery-Bouffe », шумной пародии на традиционную детективную пьесу, повествующую о борьбе между двумя группами: «нечистым» рабочим классом и «чистой» верхушкой. класса, что заканчивается победой «нечистых» и созданием рабочего рая на земле.Маяковский и его товарищи-футуристы считали себя естественными союзниками революционеров. Они уже представляли себе, как должно выглядеть будущее общество; теперь большевики претворят это видение в жизнь.

Маяковский вступил в спонсируемый государством союз писателей и провел два полных года, создавая плакаты и сочиняя агитационные материалы для РОСТА — Российского телеграфного агентства. Он писал политические стихи, детские стихи и рекламные песенки для новых советских кооперативов, пришедших на смену бизнесу.Он также написал сценарии и снялся в трех новаторских фильмах с Лили Брик и вообразил, что однажды станет звездным режиссером и исполнителем. По словам Янгфельдта, фильмы продемонстрировали оригинальность и талант, и с такими друзьями, как Сергей Эйзенштейн и Дзига Вертов, Маяковский мог бы пойти дальше, но в конце концов он выбрал литературу.

Одним усилием воли Маяковский превратился в самопровозглашенного поэта-лауреата Революции, хотя это никогда не было удобным.В своей «Оде революции », «Левом марше » и бесчисленных подобных произведениях он воспевал большевиков и призывал их вперед к победе, а в своей длинной эпической поэме « 150 000 000 » (тогдашнее население Советского Союза) отмечал поражение красных белых в Гражданской войне в России. Ленин, однако, не был впечатлен. Стихотворение было «бред, глупость, двойная глупость и претенциозность!» — сказал он своим коллегам и сказал, что наркома просвещения (и друга Маяковского) Анатолия Луначарского надо «выпороть» за то, что он позволил это напечатать.После возрождения «Мистерия-буфф » к празднованию второй годовщины революции пьеса была раскритикована критиками, а «Правда » опубликовала издевательский заголовок «Хватит этого Маяковского». Вскоре после этого был издан декрет, объявлявший футуризм «абсурдным» и «извращенным».

Маяковский не обращал внимания на эти трудности и в 1924 году прославлял человека, который его осудил, в длинной эпопее Ленина , марксистской истории мира до Ленина.Третья патриотическая эпопея « Добрый », изданная в 1927 году, стала еще одним панегириком Советскому государству по случаю десятой годовщины революции. К настоящему времени он преодолел своих критиков и с удовлетворением увидел, что его просоветские стихи изданы миллионными тиражами. К счастью, в его политической работе было несколько исключений, таких как «Необычайное приключение, случившееся с Владимиром Маяковским на его даче», восхитительный рассказ о солнце, спускающемся с неба, чтобы поговорить с ним, и еще два любовных стихотворения к Лили. один длинный, Об этом , 8 и один короткий — «Я люблю», написанный в 1923 году после того, как Лили предприняла первую решительную попытку положить конец их роману:

над ревом несмотря на
высоту
    увидел мальчика просто
быстро
    взял его сердце
пошел к
    поиграл с ним
как с резиновым мячиком.
    Все остальные,
облажавшиеся девицы,
    думали, что это
чудесно.
    «Любишь этого парня?
Черт, да он ее проглотит.
Она, должно быть, укротительница из
Цирка или зоопарка.

(Перевод Джека Хиршмана и Виктора Эрлиха, с адаптациями)

Благодаря своей популярности Маяковский теперь вел жизнь сравнительно легко и получил больше свободы, чем большинство других писателей. Он стал культурным послом нового государства, побывал в Париже, Берлине и других городах Западной Европы, а в 1925 году пересек Атлантический океан в Америку со своим первым и единственным визитом.Он восхищался «суровым расположением болтов и стали» в стихотворении о Бруклинском мосту и приветствовал «футуризм голых технологий», как он выразился в своей последующей книге « Мое открытие Америки ». Но он заявил, что его напугал вид вышедшей из-под контроля техники, и выдал обычные советские клише об американском одиночестве и бессердечии капитализма. У одинокого поэта был молниеносный роман с интеллигентной и привлекательной молодой русской эмигранткой Елизаветой («Элли») Джонс, которая выступала его неофициальной переводчицей в Нью-Йорке.Девять месяцев спустя она родила ему дочь Хелен Патрисию, с которой он смог встретиться лишь однажды, когда пару лет спустя Элли привезла ее в Ниццу. 9

Вернувшись в Москву, Маяковский достиг дна такими стихами, как «Еду домой», гимном диктатуре пролетариата с просьбой Сталину «закомандовать» «творчеством поэта», а через несколько месяцев « Сергею Есенину» (единственный поэт, соперничавший с Маяковским по популярности в начале 1920-х годов), обвиняя поэта-крестьянина в пессимизме и неполиткорректности за то, что он покончил с собой.Маяковский становился «газетным поэтом», как он сам признавал, подавляя истинные эмоции ради фальшивых эмоций и пропаганды, рушилась и его личная жизнь. Именно после посещения Элли и их маленькой дочери в Ницце и размышлений о хаосе, который он устроил, Маяковский приступил к своему яростному роману с Татьяной Яковлевой в Париже. Когда она отклонила его предложение, он пообещал вернуться и попробовать еще раз в октябре, но правительство впервые отказало ему в визе.Вскоре после этого, при поддержке ревнивой Лили, он закрутил роман с Вероникой Полонской.

Маяковский был окружен по всем фронтам. Побежденный в любви, он был вынужден столкнуться с ценой своей безоговорочной поддержки Революции. В одном из своих стихотворений «Письмо из Парижа товарищу Кострову о природе любви» Маяковский драматизировал конфликт между политикой и личными эмоциями, который он переживал большую часть своей жизни. В другом стихотворении «Во весь голос», навеянном эпитафией Пушкина самому себе, Exegi Monumentum , , написанной чуть менее ста лет назад, он признался, сколько насилия он применил к своему творчеству:

Пропаганда
палочки в
Мое горло,
Я бы лучше
Scribble
Вы любите стихи-
т более
Выгодных,
имеет больше очарования.
Но я
        надел
смирительную рубашку                  самого себя,
наступил
        на горло
                собственной песни.

admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *